Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

«Вражеская авиация остается незаметной»

«Вражеская авиация остается незаметной»

В 17.00 31 августа 1939 г. Гитлер через своего главного военного советника генерал-полковника Герда фон Рундштедта отдал приказ вермахту ранним утром следующего дня пересечь границу Польши.

В конце 1938 г. в Польше был образован Главный штаб военно-воздушных сил, новая структура, отвечающая за модернизацию и реорганизацию ВВС, способных на равных сражаться с любым потенциальным агрессором. На этот момент основными польскими истребителями были морально устаревшие PZL P.7 и P.11. Оба были цельнометаллическими подкосными монопланами с высоко расположенным крылом типа «чайка», открытой кабиной и неубирающимися шасси. Р.7 оснащался радиальным 585-сильным английским мотором «Бристоль Юпитер» VIIF. Во второй половине 1933 г. он был снят с производства в пользу Р.11, который оснащался 645-сильным радиальным мотором «Бристоль Меркурий». Р.11, конечно, был хорошим истребителем, но уже предыдущего поколения самолетов, того, что воевало в Испании, – советского И-15, германского «Хейнкель» Не-51 или итальянского «Фиат» CR-32.

Сравнение летно-технических характеристик Bf-109E-1 и P.11


Когда в 4.45 1 сентября 1939 г. началось германское вторжение, польские ВВС (PLW) имели численность 7649 человек и 841 самолет передней линии. Истребительная авиация была разделена на истребительную авиацию ПВО, сведенную в Бригаду истребителей (Brygada Poscigowa), и на армейскую истребительную авиацию (Lotnictwo armijne). Всего на момент вторжения поляки могли выставить 158 истребителей Р.11 и Р.7.

Против польских ВВС Гитлер выставил всю мощь двух воздушных флотов (1-го и 4-го), расположенных вдоль польско-германской границы. Превосходство германской авиации, как по численности, так и технически, было таким, что польские ВВС могли быть уничтожены одним ударом! Однако сопротивление польских ВВС было подавлено лишь только на 10-й день кампании. Они потеряли до 90 % техники и до 70 % личного состава. Оставшиеся в живых польские летчики пробивались во Францию и Англию, где вливались в военно-воз душные силы этих стран.

Боевой состав Brygada Poscigowa по состоянию на 1 сентября 1939 г.


Боевой состав Lotnictwo armijne по состоянию на 1 сентября 1939 г.



Военные действия в Польше можно подразделить на три этапа. Первый этап охватывал время с 1 по 8 сентября, когда германские войска, действуя в группировках, предусмотренных планом «Вайсс», предприняли наступление с целью окружения и уничтожения польской армии в большой излучине Вислы западнее Варшавы и выполнения тем самым своей ближайшей стратегической задачи. Вооруженные силы Польши настойчиво пытались остановить это наступление и прикрыть основное стратегическое направление. Германские сухопутные войска сумели сломить оборону польской армии на рубежах вдоль границ, рассечь ее фронт и осуществить глубокие обходные маневры на флангах. Многие польские соединения понесли значительные потери и оказались отрезанными от соседей. Войска начали отход на восток, стремясь уйти от угрозы окружения в западных районах страны.

Второй этап длился с 9 по 16 сентября. В это время польский главный штаб пытался отвести свои войска на восток и создать оборонительный рубеж по линии рек Нарев, Висла и Сан. Прорывающиеся на восток соединения армии «Познань» нанесли контрудар по левому флангу 8-й немецкой армии. Но изменить общий ход боевых действий польская армия не могла. Командование вермахта, не сумев завершить окружение польской армии в западных районах страны, увеличило глубину операции. Германские войска окружили польские части восточнее Варшавы, ликвидировали последствия контрудара соединений армии «Познань» между Вислой и Бзурой и добились важнейших стратегических результатов. Польские вооруженные силы были разгромлены.

Третий этап военных действий начался 17 сентября и продолжался до 5 октября. Уже к середине сентября политическое и военное руководство Польши полностью утратило влияние на события в стране и на ход боевых действий. Отдельные части польской армии и ополчение продолжали борьбу с оккупантами. Главными событиями этого этапа были героическая оборона Варшавы, стойкая защита осажденной крепости Модлин, мужественное сопротивление небольшого гарнизона на полуострове Хель, боевые действия польских войск в районах Томашув-Любельски и Коцк. Кроме того, данный этап характеризуется еще и вступлением на территорию Польши советских войск.

Общепризнано считать, что война в Польше была такой короткой, что истребительная авиация люфтваффе не получила полного представления о своем мастерстве и организованности в боевых условиях, так как действия в основном велись бомбардировочными и штурмовыми подразделениями. Однако рассмотрим Польскую кампанию поподробнее.

После завершения развертывания летом 1939 г. истребительная авиация обоих воздушных флотов насчитывала 10 авиагрупп, 3 отдельные эскадрильи и 3 эскадренных штабных звена (см. таблицу). Все перечисленные части в основном были оснащены Bf-109E и отдельными экземплярами Bf-109B, C и D. Всего к 1 сентября 1-й и 4-й воздушные флоты располагали 482 «Мессершмиттами», из которых 451 находился в боеспособном состоянии. Это составляло около половины всего парка истребителей люфтваффе!

Боевой состав истребительных частей люфтваффе в Польской кампании по состоянию на 1 сентября 1939 г.


Но не стоит считать, что преимущество в истребителях было таким огромным, поскольку часть машин находилась в резерве на тот случай, если бы поляки отважились нанести ответные авиационные удары по немецким городам. Кенигсберг прикрывали две группы (I./JG1 и I./JG21) общей численностью 85 Bf-109D/E, Берлин защищали подразделения JG2 с 53 Bf-109D/E, а Дрезден – две группы из Люфтгау IV, располагавшие 84 «Эмилями». Всего ударная группировка немецкой армии насчитывала 5 истребительных авиагрупп общей численностью 234 ма шины, в том числе 214 боеготовыми. Этого было вполне достаточно для нанесения сокрушительного удара по PLW!

Но такого удара не последовало, по крайней мере в назначенный час раннего утра 1 сентября. Виной тому стал сильный туман. Из всего 1-го воздушного флота только четырем бомбардировочным группам удалось взлететь в шесть часов, а за утро к ним добавились еще две. Даже Геринг пришел к выводу, что операцию необходимо приостановить. Уже в 5.50 он послал радиограмму: «Операция «Сёсиде» на сегодня отменяется». Цель этой операции заключалась в нанесении концентрированного удара всеми ударными группами по польской столице. Но над Варшавой нижний край облачности составлял 200 м, а видимость порядка 500 м. На юге, в зоне ответственности 4-го воздушного флота, погода была несколько лучше.

Многие историки единодушно утверждают, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года в 5.45 утра. Именно это время сообщил Гитлер во время его выступления в рейхстаге в 10 часов утра того же дня. Во время своей речи, которую немецкие радиостанции транслировали на всю территорию Германии, Гитлер обрушился на поляков, обвинил их в «непрерывных провокациях» и заявил, что у него не оставалось другого выбора, как начать полномасштабную войну. «В 5.45 мы открыли ответный огонь!» – прокричал в микрофон фюрер.

Если быть абсолютно точным, то первые выстрелы «ответного огня» – залп с 280-мм орудий линкора «Шлез виг-Гольштейн» – прозвучал лишь в 5.47 утра (или 4.47 по местному времени). Старый линкор, участвовавший еще в Первой мировой войне, обстреливал прямой наводкой склады с боеприпасами польской армии, расположенные на Вестерплятте – песчаном полуострове к северу от Данцига.

Но еще за 21 минуту до того, как старый линкор открыл огонь, в 4.26 по местному времени, с аэродрома в Восточной Пруссии поднялось звено Ju-87. Несомненно, это был первый акт открытой агрессии Германии против Польши. Тройка «Юнкерсов» из 3-й эскадрильи StG1, ведомая командиром обер-лейтенантом Бруно Диллаем, взяла курс на стальной железнодорожный мост через Вислу у Диршау. Каждый самолет нес по одной 250-кг и по четыре 50-кг бомбы на внешней подвеске. Самолеты вышли к цели через 8 минут после взлета. Но в задачу самолетов не входило разрушение моста, как это могло показаться на первый взгляд. Несмотря на свои впечатляющие размеры, мост у Диршау был наиболее уязвимой точкой на 100-километровом участке железнодорожного пути, соединяющего Восточную Пруссию с остальной территорией рейха. Поляки заранее подготовили мост к уничтожению. Поэтому целью самолетов Диллая было уничтожить кабель, протянутый вдоль набережной возле Диршау, и не дать полякам взорвать мост в первые минуты войны. Затем по плану немецкого командования к мосту должен был прибыть бронепоезд со штурмовой группой, которая бы полностью взяла под контроль мост.

Над Вислой моросил дождь. Немецкие самолеты шли на высоте всего 10 м. Обнаружив цель, немецкие летчики сбросили бомбы и доложили о выполнении задания – кабель и блокгауз, где располагалось подрывное устройство, были уничтожены. Но их усилия пропали даром. Когда в 6.30 утра бронепоезд вышел к мосту, немецкие солдаты обнаружили, что полякам удалось устранить обрыв в цепи и осуществить свой план – мост через Вислу был разрушен.

В то время как летчики из StG1 сбрасывали первые бомбы в новой мировой войне, летчики из другой эскадры – StG2 «Иммельман» – одержали первую воздушную победу. Дело было так. В 4.45 с аэродрома в Нидер-Эллгуте стартовали самолеты I./StG2 и взяли курс на польский аэродром под Краковом (Верхняя Силезия). Маршрут немецких бомбардировщиков пролегал через Балице – польский городок, возле которого находился один из многочисленных секретных полевых аэродромов польских ВВС. За несколько дней до начала боевых действий поляки рассредоточили свои самолеты по таким аэродромам, разбросанным по всей Польше. На аэродроме в Балице базировалась 121-я истребительная эскадрилья, оснащенная самолетами PZL Р.11. Услышав шум самолетных двигателей над головой, командир эскадрильи Мечислав Медвецкий немедленно поднялся в воздух вместе со своим ведомым – подпоручиком Владеком Гнысем. Поднявшись на 300 м и продолжая набирать высоту, пара польских истребителей попыталась перехватить, как показалось, одиночный Ju-87 лейтенанта Бранденбурга. Увлекшись атакой, поляки упустили из виду второй немецкий пикировщик, шедший чуть сзади. Франк Нейберт, пилотировавший эту «Штуку», дал прицельную очередь из пулемета по кабине самолета Медвецкого, и его Р.11 внезапно взорвался в воздухе, превратившись в огненный шар.

Увидев, что командир эскадрильи стал жертвой немецких летчиков, Гнысь начал стремительно набирать высоту, стремясь уйти от пикировщиков, оказавшихся слишком опасной целью. Набрав высоту, Гнысь увидел два Do-17E из KG77, которые возвращались на аэродром после бомбежки Кракова. Гнысь обстрелял оба бомбардировщика, но вскоре потерял их из виду – самолеты скрылись за холмом. В действительности польскому летчику удалось сбить оба немецких бомбардировщика – они рухнули на землю в 100 м друг от друга в районе деревни Журада. Так за первой победой летчиков люфтваффе в Польской кампании последовали и две первые потери.

Немцы широко использовали штурмовики Ju-87с первого до последнего дня Польской кампании. Вместе с обычными бомбардировщиками и бипланами «Хеншель» Hs-123 они использовались в качестве «летающей артиллерии». «Штуки» уничтожали точечные цели и расчищали дорогу для наступающих наземных войск. Воздушное прикрытие ударной авиации в основном осуществляли новые двухмоторные истребители Bf-110, которые были самым грозным противником польских летчиков.

В отличие от сто десятых одномоторный мессер во время Польской кампании, согласно действующей тогда концепции, оставался как бы на вторых ролях. Из таблицы «Боевой состав истребительных частей люфтваффе в войне с Польшей по состоянию на 1 сентября 1939 г.» можно увидеть, что активное участие в кампании принимали только четыре группы и две эскадрильи, оснащенные Bf-109. В то же время семь групп, вооруженных мессерами, оставались в подчинении территориальных командований (люфтгау) и участвовали в системе обороны рейха. Более того, все части Bf-109, участвовавшие в боевых действиях, были отведены в тыл после первых 18 дней войны.

Дело в том, что 3 сентября Франция и Великобритания объявили войну Германии, об этом пойдет речь ниже, и в Берлине решили, что угроза с Запада намного опаснее, чем идущая война на Востоке. К тому времени берлинцы уже пережили «ложную воздушную тревогу», похожую на ту, что заставила всех жителей Лондона забраться в бомбоубежища в первый же день войны. Но если лондонцев под землю загнал авиалайнер из Франции, прибывший в Англию вне расписания, то берлинцы ложной тревогой обязаны группе Не-111, возвращавшихся из налета на Польшу!

Боевое крещение Bf-109 в Польше оказалось не столь удачным, как это можно было ожидать, принимая во внимание его превосходные летные качества.

На севере части 1-й авиадивизии оказались прикованными к земле тем же дождем с туманом, что так мешал звену Ju-87 выйти к железнодорожному мосту у Диршау.

Несмотря на то что летчики-истребители были подняты по тревоге в 3.15, самолеты смогли подняться в воздух лишь в десять утра. 1 сентября Bf-109 из учебно-боевой I.(J)/LG2 четырежды сопровождали бомбардировщики в район польской военно-морской базы в Хеле. Однако контакта с истребителями противника они не имели. Вечером в группе произошла и первая боевая потеря. Во время сопровождения разведчика Do-17 над Хелем огнем зенитной артиллерии была подбита машина лейтенанта Вернера Фойта из 1-й эскадрильи. Летчик дотянул истребитель до своего аэродрома и приземлился на брюхо, но неудачно, самолет перевернулся, и Фойт получил ранения. Впрочем, через неделю он уже был снова в строю.

Другая часть 1-й авиадивизии – Tr.Gr.186 (Tragergruppe), предназначавшаяся для базирования на так и недостроенном авианосце «Граф Цеппелин», – состояла из одной эскадрильи штурмовиков и двух эскадрилий (5-й и 6-й) истребителей.

Плотный туман помешал «палубникам» отправиться на первое задание – прикрывать с воздуха линкор «Шлезвиг-Гольштейн» во время обстрела Вестерплятте. Но днем две эскадрильи Bf-109 вылетели прикрывать свои Ju-87 из 4.(St)/186, отправившиеся бомбить польскую базу ВМФ в Хеле. Однако объект прикрывало несколько зенитных батарей, плотный огонь которых оказался губительным для двух пикировщиков.

Примерно в полдень I./JG1 прикрывала бомбардировщики из KG2, целью которых были аэродромы противника в Лиде, Плоцке, Бяла-Подляске и Малашевичах. Рейд прошел без каких-либо приключений.

В одно время с KG2 «Хольцхаммер» в центральный район Польши направлялись 33 Не-111Н из II./KG26 «Лёвен». Их целями были железнодорожный узел в Познани, а также аэродромы в Ловичах и Коморниках. Бомбардировщики сопровождали Bf-109E из JGr.101 во главе с майором Райхардтом. Перед самым воздушным ударом с Ловичей взлетела 132 Esk., но мессеры не дали ее самолетам добраться до бомбардировщиков. Капрал Вавржинек Ясински и лейтенант Миколай Костецки-Гуделис заявили о двух сбитых Bf-109, но у немцев все истребители вернулись на свою базу. Напротив, один из польских перехватчиков приземлился с серьезными повреждениями. Но, несмотря на то что данную воздушную победу подтвердили экипажи 5./KG26, она все равно не была засчитана, поскольку останки самолета противника обнаружены не были.

Параллельно с атакой «Хейнкелей» из II./KG26 самолеты I./KG152 бомбили аэродром, газонасосную станцию и позиции зенитной артиллерии в Торуни. Час спустя аэродром снова подвергся атаке, на этот раз IV./KG1, которую прикрывали Bf-109E из 1(J)./LG2. Аналогичное задание выполняли и мессеры из I./JG1, эскортирующие «Дорнье» из KG2 и KG3 в рейдах на аэродромы противника в Служевиче, Лиде, Плоцке, Бяле-Подляске, Малашевичах, Модлине, Млаве, Кутно и Грудзендзе. Контакта с польскими истребителями у них не было.

Сразу после первых выстрелов, возвещавших о начале Польской кампании, I./JG21 получила приказ перебазироваться из Гуттенфельда, где она располагалась вместе с I./JG1, вниз к Ариш-Ростокен, на небольшое передовое летное поле на юго-востоке недалеко от границы с Польшей.

С этого летного пятачка, до которого, кстати, летчики I./JG21 добирались дольше, чем до Ариш-Ростокен, группа и выполнила под вечер 1 сентября первый боевой вылет в Польской кампании. Шестерка мессеров сопровождала 12 Do-17 из KG3 «Блиц» в район города Торунь, им на перехват поднялись польские истребители из III/4. Воздушная дуэль закончилась без потерь с обеих сторон, хотя два поляка и заявили, что сбили по Bf-109. Между тем один из перехватчиков вернулся на свою базу в таком состоянии, что тут же был списан. Однако главный бой I./JG21 еще был впереди.

Около 100 Не-111 из II.(K)/LG1 и KG27 «Бёльке» получили приказ атаковать польские аэродромы в окрестностях Варшавы – Окече, Мокотов и Гоцлав, а также мосты через Вислу. Для их сопровождения были выделены 28 Bf-109 из I./JG21. Это была первая ударная волна, следом за ней шли «Штуки» из I./StG1 с эскортом двухмоторных «Мессершмиттов» I.(Z)/LG1.

После утренних боев многие польские истребители оказались в небоеготовом состоянии, и командующий Бригады истребителей Леопольд Памула смог против них выставить только около 20 P.11 из III/1 и IV/1 и 9 устаревших P.7 из 123 Esk. Неожиданно на помощь к этим истребителям подошли еще 6 Р.11 из 152 Esk., защищающей Модлинскую цитадель.

Из-за погодных условий встреча I./JG21 с бомбардировщиками прошла не совсем гладко. В тумане истребители долго искали бомбардировщики, а обнаружив их, попали под огонь бортовых пулеметов Не-111 – стрелки приняли Bf-109 за польские истребители. Командир группы гауптман Мартин Меттиг попытался дать световой сигнал, но ракетница не сработала как надо и ее патрон стал метаться по кабине истребителя. Меттиг был ранен в руку и бедро, а дым, заполнивший кабину, не позволял летчику ориентироваться. Тогда Меттиг включил систему аварийного сброса фонаря кабины и, хотя при этом самолет потерял радиоантенну, смог вернуться на аэродром. Многие самолеты его группы, потерявшие связь с командиром и блуждавшие в тумане, также последовали примеру Меттига.

Только возвратившись на свой импровизированный аэродром, летчики узнали, что произошло. Тогда вернувшиеся летчики стали с нетерпением ожидать возвращения остальных…

Боевой контакт произошел примерно в 16.50. Поляки попытались атаковать немецкие бомбардировщики первой волны, но были блокированы мессерами, которые провели контратаку снизу вверх. Однако летчикам Ковальчуку из IV/1 и Фрею из 152 Esk. все же удалось завалить пару «Хейнкелей».

В 16.55 лейтенант Фриц Гутезейт из 1-й эскадрильи сбил Р.11 лейтенанта Александра Габжевича из IV/1, который воспользовался парашютом. Практически тут же Гутезейт сам стал жертвой – его атаковал лейтенант Тадеуш Савич. С пробитой топливной системой немецкий летчик вышел из боя и совершил вынужденную посадку около населенного пункта Суволки, где и был взят в плен.

Тем временем воздушное сражение становилось все более ожесточенным. Воздух был заполнен ревом двигателей и грохотом пулеметов. Истребители боевыми разворотами поднимались вверх, затем пикировали, снова лезли вверх, вспыхивая в отблесках солнца то лазурными животами, то зелеными верхними частями. Не обошлось и без курьезов. Габжевич вспоминал: «На пороге столовой стоял с перевязанной рукой Юрек (лейтенант Юржи Радомски. – Авт.) и низким голосом делился своими впечатлениями. Он вошел в строй бомбардировщиков, которые закрыли ему весь обзор. Он стрелял не прицеливаясь. Вдруг в прицел попало воздушное такси, как он будет в него стрелять, ведь это такси! Все происходило очень быстро. Такси развернулось и открыло огонь по Юреку. Внезапно небо заполонили такси. Одно из них попало в мой прицел, и я нажал на гашетку. Самолет вспыхнул. Я говорю вам – это был настоящий фейерверк!

После посадки Юрек доложил командиру (капитану Юлиану Фрею. – Авт.), что он сбил воздушное такси, но это не было ошибкой, потому что это был немец, который стрелял в него. Юлек слушал его и улыбался: «Это был «Мессершмитт-109», дорогой!»

Bf-109, которого сбил Радомски, сел на брюхо около Пултуска, и его летчик из 3./JG21 удачно перешел линию фронта. Сразу же после того, как Радомски сбил мессера, он сам, как и Фриц Гутезейт, был подбит. Его атаковал обер-лейтенант Альбрехт Дресс из 2-й эскад рильи JG21. Однако эта победа из-за недостатка свидетелей не была ему засчитана. Фактически Р.11с Радомски был только сильно поврежден, и ему удалось дотянуть до своего аэродрома.

Как только приземлился капрал Витольд Липински из 113 Esk. с легкими ранениями, в его машину запрыгнул Памула и взлетел. Он тут же оказался рядом с Bf-109 унтер-офицера Вольца из 1./JG21. Залп с короткой дистанции в маслорадиатор и в двигатель, и немец с характерным дымом пошел к земле. Вольцу посчастливилось выпрыгнуть с парашютом, но он попал в плен. В свою очередь, в 17.08 Памула тоже был атакован парой мессеров и также воспользовался парашютом. Победа была записана на счет будущего кавалера Рыцарского креста с дубовыми листьями лейтенанта Густава Ределя из 2./JG21.

Следующие два поляка были сбиты в 17.10 и 17.19 севернее Варшавы, когда немецкие самолеты уже взяли обратный курс. Отличились командир 3-й эскадрильи JG21 обер-лейтенант Георг Шнайдер и унтер-офицер Гайнц Деттмер.

Интересно, что все немецкие летчики в отчетах о победах в качестве своих жертв указали истребители PZL Р.24, а не Р.11! По данным разведки, немецкие летчики основным типом истребителя польских ВВС считали именно Р.24, который был развитием более ранней модификации Р.11 и предназначался исключительно на экспорт.

За несколько побед I./JG21 заплатила достаточно высокую цену. Пять мессеров из-за боевых повреждений и нехватки топлива были вынуждены приземлиться за линией фронта, а один на территории нейтральной Литвы. Однако позднее все шесть летчиков благополучно возвратились в свою группу.

Семь других машин получили повреждения различной степени тяжести, еще два самолета сели на вынужденную посадку далеко от своего аэродрома и после осмотра были списаны.

Таким образом, вопреки распространенному мнению, что Польская кампания была для вермахта и люфтваффе легкой прогулкой, сражения в воздухе носили весьма ожесточенный характер.

Польская Brygada Poscigowa, в свою очередь, безвозвратно потеряла в этих боях 3 Р.11, еще пять машин получили значительные повреждения, было ранено шесть летчиков. Кроме того, из боевого вылета не вернулись 5 Р.7а из 123 Esk. Один летчик пропал без вести, и двое получили ранения.

Таким образом, первый боевой контакт Bf-109 в Польской кампании не выявил явного преимущества этого истребителя над истребителями противника, о чем свидетельствуют итоги описанного боя и сам бой.

1 сентября к 18.00 на зону боевых действий 1-го воздушного флота опустился такой густой туман, что применение авиации стало невозможным. Генерал Кессельринг в своей штаб-квартире вместе с офицерами в Хеннингс-хольме под Штеттином занялся подведением итогов.

Невзирая на задержки, вызванные непогодой, в первый день боевых действий было совершено 30 групповых боевых вылетов. Из них семнадцать было нацелено на наземные сооружения вражеской авиации: аэродромы, ангары и заводы. 8 вылетов проведено для поддержки операций сухопутных войск, а пять – против морских целей. На земле было уничтожено около 30 самолетов и еще девять – в воздухе. В ходе этих операций было потеряно 14 германских самолетов, главным образом из-за примечательной точности польской зенитной артиллерии. С другой стороны, не произошло никаких действительно крупных воздушных сражений. Поляки их просто избегали. В заключение Кессельринг писал: «1-й воздушный флот господствует над зоной боевых действий, – но при этом добавляет: – В большой степени вражеская авиация остается незаметной».

Последнее заявление хорошо совпадает с тем, с чем встретился на юге 4-й воздушный флот. Головная боль, которую причиняли эти доклады командованию люфтваффе в Берлине, отражается в приказе, вышедшем 2 сентября. Фразы повторялись и были достаточно резки: «1-й и 4-й воздушные флоты будут 02.09 продолжать боевые действия против вражеской авиации… Особое внимание необходимо уделить авиабазам, прилегающим к Варшаве, Деблину и Познани… Главнокомандующий приказывает установить местонахождение польских бомбардировщиков и для этой цели вести авиаразведку с самого раннего утра… В ожидании обнаружения вражеских бомбардировщиков наши соединения бомбардировщиков должны оставаться на аэродромах в готовности нанести немедленный удар».

Что касается сухопутного фронта, то первый удар в германо-польской войне не принес немцам всех ожидаемых результатов. Его эффект был значительно ниже потенциальных возможностей вермахта, но он создал предпосылки для успешного развития операций в последующие дни.

После того как в первый день войны достигнуть решительных результатов в уничтожении польской авиации не удалось, германское командование начало серьезно колебаться в вопросе о дальнейшем использовании своих военно-воздушных сил. С одной стороны, казалось необходимым для подавления польских ВВС нанести новые, более эффективные удары. С другой – отсутствие решительного успеха наземных войск заставило перенацелить люфтваффе на поддержку вермахта и на срыв интенсивных польских железнодорожных перевозок, проводимых для завершения мобилизации.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.110. Запросов К БД/Cache: 3 / 1