Танки Т-26 подводного хода

Летом 1933 года в СССР начались работы по созданию танка "подводного хождения" — то есть соответствующим образом оборудованного для преодоления водных преград по дну своим ходом.

Уже в сентябре начались испытания двухбашенного танка Т-26ПХ конструкции НАТИ. Подача воздуха к двигателю и в обитаемое отделение машины осуществлялась с помощью двух поворотных труб диаметром 0.7 м и длиной 4.7 м, располагавшихся по бортам танка. Вся герметизация осуществлялась снаружи, после посадки экипажа в танк. Все люки запирались на наружные запоры, и в случае аварии помощь могла быть оказана только извне. Военные сочли это недопустимым и направили машину на доработку.

В ноябре 1933 года появился новый проект танка "подводного хождения", который поступил на испытания в конце июня 1934 года. Новый Т-26ПХ отличался от предыдущего наличием легкосъемного комплекта подводного хода массой около 150 кг, состоявшего из специальной улитки — раздвижной прорезиненной парусиновой трубы, армированной проволочным каркасом и предназначенной для подвода воздуха и выброса выхлопных газов, герметизирующих приспособлений. а также металлической трубы для дыхания экипажа и дыхательных шлангов с мундштучными трубками. Этот комплект мог легко устанавливаться на любом серийном танке, превращая его в танк подводного хода.

Танки Т-26 подводного хода
Танки подводного хода, выполненные на базе Т-26. Вверху: T-26ПX конструкции НАТИ, внизу: Т-26НX конструкции НИБТПолигона

Танки подводного хода, выполненные на базе Т-26. Вверху: T-26ПX конструкции НАТИ, внизу: Т-26НX конструкции НИБТПолигона

Парусиновая труба для подвода воздуха к двигателю и выброса выхлопных газов имела оригинальную конструкцию. Она состояла из двух частей, разделенных перегородкой, причем задняя, меньшая часть для вывода выхлопных газов имела отражатель в верхней части.

Воздухоподводящая дыхательная металлическая труба со специальным фланцем крепилась к вентиляционной горловине через асбестовую прокладку болтами. В нижней части трубы имелись три шланга-отростка для клапанов дыхательных коробок, оканчивавшихся мундштучной трубкой.

Герметизация танка осуществлялась резиновыми прокладками, резиновой лентой, а также смолой. Башенные погоны герметизировались резиновой лентой. скрепленной дополнительным хомутом. Пулеметы закрывались специальными резиновыми камерами, в которых напротив прицелов располагались целлулоидные окошки. Конструкция камер обеспечивала почти немедленное открытие огня после форсирования. Достаточно было вытолкнуть из ствола пулемета шомполом резиновую пробку. Вход-выход экипажа осуществлялся через верхний люк правой башни, запираемый изнутри.

Вождение танка осуществлялось вслепую по показаниям компаса или по телефону.

Испытания танка состоялись 7 июля 1934 года. При этом неоднократно форсировалась река глубиной 2,5—3 м, шириной до 1 км. Движение осуществлялось преимущественно на 1-й скорости (до 15 минут на 2-й скорости, чтобы не перегревался мотор).

Испытания закончились успешно и представителями полигона комплект подводного хода для танка Т-26 (Т-26ПХ) был рекомендован к принятию на вооружение. Однако для однобашенного Т-26 данный комплект уже не годился и поэтому серийно не выпускался и применения не нашел.

В 1935 году специалисты НИБТПолигона разработали комплект специальных приспособлений для движения под водой танков Т-26 и БТ.

Эти приспособления были в целом подобны для люков башни и корпуса и сводились к герметизации их резиновыми прокладками и бандажами. Герметизация же вооружения была более сложной.

По периметру маски пушки сверлились отверстия, к которым болтами и прижимной металлической рамкой крепилась резиновая прокладка. На тело орудия надевалась и прижималась к кожуху откатных приспособлений специальная муфта с лабиринтом для фетрового сальника.

Пулемет закрывался резиновым чехлом, имевшим форму усеченного конуса. Малым отверстием чехол надевался на ствол пулемета, большим, с помощью накладки и болтов, плотно прижимался к маске. В канал ствола пулемета шомполом загонялась резиновая пробка.

Канал ствола пушки, в свою очередь, закрывался резиновой пробкой, закрепленной на конце специального складывающегося шомпола.

Жалюзи масляного радиатора герметизировались специальной задвижкой, которая перед погружением задвигалась под радиатор так. что последний мог свободно омываться водой. Для этого коробка радиатора была увеличена по высоте на 70 мм. а жалюзи подняты.

Воздушный карман закрывался дверцей с резиновыми прокладками по краям.

Т-26ПХ конструкции НИБТПолигона. Вид сзади. Хорошо видны поднятая коробка масляного радиатора и воздушный колпак. закрытый дверцей

Т-26ПХ конструкции НИБТПолигона. Вид сзади. Хорошо видны поднятая коробка масляного радиатора и воздушный колпак. закрытый дверцей

Танки Т-26 подводного хода
Помимо оборудования подводного хода танки Т-26 в экспериментальном порядке оснащали различными поплавками и понтонами для преодоления водных преград вплавь. На снимках вверху и слева представлены танки Т-26 с приспособлениями, состоящими из двух надувных поплавков и разработанными в НИИИТ РККА в 1939 г, В походном положении (вверху) поплавки складывались и перевозились на корпусе машины, а кронштейны — на надгусеничных полках. Для передвижения по воде танк оборудовался гребным винтам с отборам мощности от носка коленчатого вала двигателя и рулем

Помимо оборудования подводного хода танки Т-26 в экспериментальном порядке оснащали различными поплавками и понтонами для преодоления водных преград вплавь. На снимках вверху и слева представлены танки Т-26 с приспособлениями, состоящими из двух надувных поплавков и разработанными в НИИИТ РККА в 1939 г, В походном положении (вверху) поплавки складывались и перевозились на корпусе машины, а кронштейны — на надгусеничных полках. Для передвижения по воде танк оборудовался гребным винтам с отборам мощности от носка коленчатого вала двигателя и рулем

Открытие и закрытие задвижки масляного радиатора и дверцы воздушного кармана производились из боевого отделения с помощью троса.

Труба для подачи воздуха состояла из двух частей длиной по 1400 мм каждая, которые входили одна в другую и соединялись между собой резьбовой муфтой. Крепление трубы к башне производилось из боевого отделения с помощью соединительной муфты с кулачками. Завертывалось и вывертывалось верхнее звено трубы специальным ключом, также из боевого отделения танка.

Масса танка, оборудованного таким образом, увеличивалась всего на 40— 50 кг, что позволяло не демонтировать приспособления для подводного хода, а постоянно возить их на машине. Переход в положение подводного хода осуществлялся экипажем из боевого отделения за 3 минуты, после чего танк мог преодолевать водную преграду глубиной до 4,5 м. Переоборудованные танки довольно успешно прошли испытания в войсках. Однако комплект подводного хода серийно не изготавливался и в танковые части не поступал.

Последнее обстоятельство привело к тому, что в ходе учений и маневров в войсках предпринимались самостоятельные попытки переоборудования боевых машин для преодоления водных преград. Об одном таком эпизоде вспоминает Д.А.Драгунский. служивший в конце 30-х годов в 32 отб 32 сд.

"Через год я уже командовал танковой ротой и даже одним из первых на Дальнем Востоке в составе экипажа успешно провел свой танк под водой через реку. Это было 13 июня 1938 года. На глазах у всей нашей 32-й стрелковой дивизии мой танк, оборудованный двумя трубами, замазанный суриком и солидолом, вошел в бурную реку Суйфун (Раздольная) и спустя 15 минут пребывания под ведой вышел на противоположный берег. Тогда я и получил первую награду. Командир дивизии Н.Э.Берзарин наградил членов экипажа именными часами".

Еще одну, и, судя по всему, далеко не последнюю, попытку герметизации танков при форсировании реки предприняли в Белорусском военном округе танкисты роты И.И.Якубовскго из 16-й танковой бригады.

"Помнится, готовились мы к тактическому учению. В ходе его предстояло форсировать водную преграду. Четыре танка соседнего батальона при попытке преодолеть брод затонули. Это ЧП не только насторожило, но и заставило всерьез подумать, как можно увеличить проходимость танков, а тогда у нас на вооружении были Т-26. На них разрешалось преодолевать брод глубиной не более 90 см. Стали мы искать способ превышения норматива. Подготовили приспособления, обеспечивающие герметизацию танка, нормальную работу двигателя, провели тренировки с экипажами. И нам "повезло". Брод глубиной 1 м 40 см покорился. Учение для роты было настоящим экзаменом. И нам удалось его выдержать. Шестнадцать танков из семнадцати благополучно форсировали реку и с ходу вступили в "бой".

Похожие книги из библиотеки

Средний танк Т-34-85

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

По иронии судьбы, одна из величайших побед Красной Армии в Великой Отечественной войне —под Курском была одержана в тот момент, когда советские бронетанковые и механизированные войска в качественном отношении уступали немецким (см. «Бронеколлекцию» № 3, 1999 г.). К лету 1943 года, когда наиболее болезненные конструктивные недостатки Т-34 были устранены, у немцев появились новые танки «Тигр» и «Пантера», заметно превосходившие наши по мощи вооружения и толщине брони. Поэтому в ходе Курской битвы советским танковым частям, как и прежде, приходилось полагаться на свое численное превосходство над противником. Лишь в отдельных случаях, когда «тридцатьчетверкам» удавалось приблизиться к немецким танкам почти вплотную, огонь их пушек становился эффективным. На повестку дня остро встал вопрос о кардинальной модернизации танка Т-34.

Бронеколлекция 1996 № 05 (8) Легкий танк БТ-7

С танком БТ-7, как правило, ассоциируется все семейство легких советских колесно-гусеничных танков БТ. И это не случайно. Танков БТ-7 было выпущено больше, чем его предшественников — «собратьев» по семейству — БТ-2 и БТ-5. Кроме того, «семерка» конструктивно и технологически была наиболее совершенной. Вобрав в себя все лучшие черты обеих ранних моделей, БТ-7 был избавлен от их многих «детских болезней», став полноценным боевым танком Красной Армии.

Созданная в 1935 году «семерка» находилась на вооружении 10 лет. Свой боевой путь танк начал на Дальнем Востоке в 1938 году, а закончил в 1945 году там же, на восточных рубежах России, пройдя при этом через две войны и три вооруженных конфликта.

Советская бронетанковая техника 1945 - 1995 (часть 2)

Во 2-ю часть вошли главы, посвященные бронетранспортерам и самоходно-артиллерийским установкам. (Последние формально не относятся к бронетанковой технике, так как находятся в ведении ГРАУ, а не ГБТУ.) Как бронетранспортеры, так и самоходные установки расположены по хронологии принятия их на вооружение. Исключение сделано только для МТ- ЛБ. Поскольку эту машину можно считать бронетранспортером условно, то информация о ней помещена в конце соответствующей главы.

Танкетка Т-27 и другие

На полях сражений Первой мировой войны сначала появились тяжелые танки, а вслед за ними — средние и легкие. Именно легкие французские танки FT17 оказались наиболее приспособленными для сопровождения пехоты и кавалерии в глубине расположения противника, после прорыва полосы его обороны. Благодаря дешевизне и относительной простоте конструкции, легкие танки выпускались в значительно больших количествах, чем остальные. Так, например, к моменту заключения перемирия 11 ноября 1918 года было изготовлено 3177 легких танков FT17. По-видимому, последнее обстоятельство, а также то, что легкие машины с экипажем всего из двух человек оказались на поле боя чуть ли не эффективнее тяжелых, подтолкнуло военных к мысли «одеть» броней каждого пехотинца. Французский полковник Ж.Этьенн и британский майор Дж.Мартель мечтали о «роях бронированных застрельщиков» — легких и дешевых бронированных машинах с экипажем из одного-двух человек. Такие сверхмалые машины получили название «танкетка» — французское уменьшительное от английского слова «танк». Уже после окончания войны идея их создания и боевого применения была развита английским военным теоретиком Дж.Фуллером. В середине 1920-х годов начался своего рода танкетный бум.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»