Зенитная артиллерия люфтваффе

С самого начала развертывания системы ПВО подавляющее большинство огневых средств зенитной артиллерии находилось в ведении люфтваффе. Организационно они подчинялись авиационным округам. По итогам польской кампании началась реорганизация ПВО, призванная обеспечить более тесное взаимодействие с сухопутными частями в наступлении. Началось формирование зенитных корпусов, а впоследствии — бригад и дивизий. К примеру, созданный в октябре 1939 г. на базе частей 3-го авиационного округа 1-й корпус зенитной артиллерии имел в своем составе три зенитных артполка — 101-й, 102-й и 104-й, — а также два прожекторных дивизиона. 101-й полк был придан 12-й полевой армии, 102-й — танковой группе фон Клейста, а 104-й — 16-й полевой армии. Дивизионы прожекторов взаимодействовали со 10-м и 104-м полками.

В типовом варианте зенитный артполк имел четыре дивизиона — три тяжелых и легкий. В тяжелом дивизионе было две батареи по 4 88-мм и три 20-мм зенитка, а также батарея с 12-ю 20-мм пушками. Легкий дивизион имел две батареи с 12-ю 20-мм зенитками. Третья его батарея была вооружена либо 37-мм зенитками (9 пушек), либо 20-мм счетверенными установками (восемь единиц).

Зенитные части, приданные сухопутным войскам, сохраняли двойное подчинение. Например, 1-й корпус зенитной артиллерии в административном отношении подчинялся командованию 3-го воздушного флота, а в оперативном — сухопутным войскам. Подобное положение вещей могло стать источником потенциальных конфликтов между сухопутным и авиационным командованиями. Однако маршал Кессельринг в своих мемуарах отмечает, что такие конфликты никогда не возникали, поскольку авиаторы охотно «делились» с армейцами зенитными частями. Вероятно, в этом утверждении есть определенная доля предвзятости — ведь Кессельринг принадлежал к командованию люфтваффе. Но подобная система двойного подчинения просуществовала всю войну.

После завершения кампании корпуса зенитной артиллерии были разукрупнены в бригады. Например, на базе частей 1-го корпуса были сформированы 1-я и 2-я бригады зенитной артиллерии. Но при подготовке к операции «Барбаросса» корпуса восстановили. Вновь сформированный 1-й корпус зенитной артиллерии сосредоточили в районе Варшавы, а затем придали 2-й танковой группе, воевавшей в составе группы армий «Центр». В июне 1941 г. корпус располагал лишь двумя полками — 101-м и 104-м, но и для них главной задачей было отнюдь не ПВО, а поражение наземных целей, прежде всего, бронированных. Характерно, что к концу 1941 г. 1-й корпус зенитной артиллерии записал на свой счет 314 сбитых самолетов и целых 3000 уничтоженных танков!

В конце 1941 г. командование люфтваффе приступило к созданию зенитных артиллерийских дивизий. Такие соединения формировались и проходили боевую подготовку на территории рейха либо оккупированных стран, а затем отправлялись на фронт. Таким образом, к маю 1942 г. в составе 1-го корпуса зенитной артиллерии вместо двух полков, с которыми он начал боевые действия, было уже четыре дивизии — 9-я, 10-я, 15-я и 17-я. К тому времени корпус передали в состав группы армий «Юг», а его дивизии были распределены между входящими в эту группу армиями. В частности, 6-я армия генерала Паулюса получила 9-ю зенитную артиллерийскую дивизию. Части этой дивизии приняли участие в уличных боях в Сталинграде, а в начале 1943 г. были уничтожены в сталинградском «котле» вместе с остальными соединениями 6-й армии. Сам же 1-й корпус с боями отступал через территорию Украины и Польши, пока его остатки не были уничтожены в Силезии.

Две зенитные артиллерийские дивизии — 19-я и 20-я — были направлены в Северную Африку. Здесь они подчинялись в административном отношении авиационному корпусу «Тунис», а в оперативном одна из них взаимодействовала с германской 5-й танковой армией, а другая — с итало-германской танковой армией. На эти соединения зенитной артиллерии, кроме прикрытия полевых войск, возлагалась и задача ПВО североафриканских портов.

Естественно, на фронте оказались далеко не все соединения зенитной артиллерии. Значительная их часть обеспечивала ПВО территории рейха — как, например, 1-я дивизия зенитной артиллерии, вплоть до конца войны прикрывавшая с воздуха берлин. Впрочем, с февраля 1945 г. части этой дивизии также были брошены на наземный фронт.

Весьма интересным моментом в организации ПВО рейха стало создание крупных соединений зенитных прожекторов. В июле и сентябре 1940 г. были сформированы 1-я и 2-я бригады зенитных прожекторов, в августе следующего года развернутые в дивизии. Каждая прожекторная дивизия включала четыре полка. Обе прожекторные дивизии развернули на так называемой «линии Каммхубера», названной по имени генерала — командующего ночной истребительной авиацией люфтваффе. Линия эта находилась на пути следования стратегических бомбардировщиков союзников с Британских островов к целям на территории Германии и простиралась от Брюсселя через Бремен и Гамбург до Кёльна. При этом полки 1-й дивизии были дислоцированы в Бельгии и Нидерландах, а 2-й — в северной Германии. Главной их задачей стало взаимодействие с истребителями, действовавшими на этой линии, в то время, как основные силы зенитной артиллерии были сосредоточены за ней, прикрывая Рурский бассейн и другие важные промышленные центры и крупные города. Развитие технических средств обнаружения воздушных целей привело к тому, что в июле 1942 г. обе прожекторные дивизии расформировали, а их части включили в состав дивизий и корпусов зенитной артиллерии. На «линии Каммхубера» функции обнаружения целей взяли на себя радиолокаторы — сначала типа «Фрейя», а затем — более совершенные «Вюрцбург».

Несколько слов следует уделить материальной части прожекторных подразделений — о ней, в отличие от зенитной артиллерии, редко пишут в книгах. Итак, во время войны в Германии производились четыре типа зенитных прожекторов. Первый из них, самый маленький, имел диаметр 60 см, а луч его света распространялся на расстояние до 5 км. Такие прожектора использовались не только в частях, прикрывавших тыловые районы, но и в зенитных дивизионах в составе дивизий вермахта и «ваффен СС». Вдвое большую дальность действия имел 150-см прожектор. Следующий по размеру прожектор с диаметром 200 см «бил» на 15 км. Наконец, наиболее мощный прожектор, а, собственно говоря — счетверенная прожекторная установка, имел досягаемость 20 км. Следует также отметить, что прожектора, как и все иное спецоборудование ПВО, были довольно дорогими. К примеру, 200-см прожектор стоил 85 000 рейхсмарок, то есть больше, чем две 8 8-мм зенитки и почти столько же, сколько один танк Pz.Kpfw. III.

Характерной чертой зенитных частей ПВО рейха было увеличенное количество стволов в батареях по сравнению с теми частями, что действовали на фронте. Например, легкая батарея в рейхе имела 16 20-мм автоматов вместо 12-ти на фронте, средняя с 37-мм пушками — 12 вместо девяти, а тяжелая — шесть 88-мм орудий вместо четырех. К тому же, в тыловых частях применялись наиболее тяжелые системы, которые на фронте вовсе не встречались — например, 105-мм и 128-мм зенитные орудия, или же монстроподобные 128-мм спаренные стационарные установки. Довольно широко применялись трофейные системы, прежде всего, советские. Их количество позволяет наглядно представить огромные потери Красной армии в начальный период войны. Например, в январе 1944 г. люфтваффе располагали 642 37-мм автоматами Flak 39(r). В августе того же года в частях ПВО насчитывалось 723 76,2-мм зенитные пушки образца 1931 г., принятые на вооружение вермахта под обозначением Flak M31(r), часть которых получила рассверленные до калибра 88 мм стволы. Широко применялись и 85-мм зенитки образца 1939 г., обозначавшиеся как Flak M39(r). Например, в корпусе зенитной артиллерии «Даннмарк» в 1944 г. имелось восемь батарей таких зениток по 6–8 орудий.

Создание и развитие системы ПВО территории рейха поглощало огромные ресурсы. Не говоря уж о тысячах стволов артиллерии и десятках тысяч солдат, она потребляла 1/3 производства оптической промышленности (прицелы для орудий) и около половины продукции радиотехнической отрасли (радары и средства связи). Естественно, руководство рейха, особенно во второй половине войны, пыталось экономить, выкраивая необходимые для фронта ресурсы. Например, к службе в зенитных частях массово привлекали юношей допризывного возраста (что интересно, во время службы с ними продолжали проводить школьные занятия). Большинство зенитных батарей прикрытия тыла было лишено собственных транспортных средств, что высвобождало для фронтовых частей тягачи. Мобильность же зенитных подразделений пытались повысить, применяя железнодорожный транспорт. На платформы монтировали все существующие типы зениток, включая и 128-мм спарки. Легкие, 20-мм и 37-мм орудия на платформах часто защищали бетонными кольцами. Применение железнодорожных установок в системе ПВО было вполне оправданным, поскольку прикрываемые объекты — промышленные центры, порты и пр. — обладали развитой железнодорожной сетью, облегчавшей маневр огневых средств.

По одному моторизованному зенитному артполку вошло в состав 1-го и 2-го парашютных корпусов, входящих в 1-ю парашютную армию, подчиняющуюся командованию люфтваффе. Эти полки имели по три дивизиона. А в самом конце войны дивизионы зенитной артиллерии люфтваффе, снятые с прикрытия промышленных центров, вошли в состав формируемых в экстренном порядке «именных» дивизий. В частности тяжелые дивизионы зениток получили пехотныедивизии «Берлин» и «Дёберитц», танковые «Ютербог» и «Шлезиен».

Похожие книги из библиотеки

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.

Военная Россия

Военное государство отличается от обычного не военными, а штатскими. Военное государство не признаёт автономности личности, право (пусть даже в виде идеи полицейского государства), согласно лишь на приказ как абсолютный произвол.

Россию часто характеризовали как страну рабов и господ. К сожалению, реально это страна генералов и солдат. Никакого рабства в России не было и нет. Рабом сочли военного. Ошибка понятная: солдаты, как и рабы, бесправны и живут не по своей воле и не по праву, а по приказу. Однако, есть существенная разница: рабы не воюют. Ещё ни одна империя не создавалась армией, состоящей из рабов. Российская империя — не исключение. Не рабами царя были её жители, не холопами, не верноподданными, а военнобязанными. Здесь — качественное отличие России от Руси, которая была разной в разные века, но никогда не была военизированной державой. Здесь — качественное родство России со Спартой, с имерией ацтеков, с Оттоманской Портой и прочими людскими полчищами, в которых главное было не национальность и вера, а желание завоевать и готовность выполнить приказ.

Истребитель Де Хэвилленд «Вампир»

Данный выпуск знакомит с английским реактивным истребителем Де Хэвилленд «Вампир».

Самолеты Р. Л. Бартини

Автор на основе архивных материалов и воспоминаний ветеранов знакомит читателей с необычными самолетами и экранопланами, спроектированными Робертом Бартини, приехавшим в СССР из Италии в 1923 г. и посвятившим жизнь развитию советской авиации.