О маневрах, собственно егерям принадлежащих

Все маневры во фронте, колоннах всякого рода, огнях и оборотах, вообще пехоте принадлежащие, производить равным с нею порядком, по тем же командным словам и боям, исключая особенно должности егеря принадлежащие, о которых здесь сказано будет.

Как же в тех случаях, где сие производить должно, повелевать словом не всегда есть удобно как в рассуждении обширности места, рассыпными егерями занимаемого, так и в рассуждении стука, от стрельбы происходящего, а иногда и для скрытия своего намерения от неприятеля, в том же лесу и весьма близко находящегося, то предписываются барабанные бои и некоторые особые от тех, которые в пехоте употребляются, дабы от оной иногда вблизости не подвергнуть ее или егерей какому-либо неразумению.

Должность егерей сверх обыкновенной пехотного войска есть:

1-е. Открывать и обеспечить поход армии или корпуса в такой земле, где сего конницею учинить невозможно.

2-е. Занять дефилею иногда малым числом, дабы не дать неприятелю ею воспользоваться для воспрепятствования сквозь ее прохода.

3-е. Открыть лес, кустарник ли густой и очистить оный от неприятеля.

4-е. Оборонять занятый лес с засекою или без засеки и не впустить в оный неприятеля.

5-е. Что теперь сказано об открытии и обороне леса, то же с некоторою разницею разумеется и о деревнях, кладбищах и других некоторых местах, как-то каменистых и рвами наполненных.

6-е. Иногда рассыпаться пред своею пехотою, заслонить ее своим огнем во время выстройки фронта или во время переходу чрез бугристые, изрытые или другие расстройку причиняющие места.

Положив основанием сии предметы, должно все обучение клониться к тому, чтобы при всех помянутых случаях егерь нашелся быть приготовленным к выполнению оных чрез приобучение к маневрам простым, но действительным [и] во всех тех обстоятельствах способствующим.

Из сих маневров одни принадлежат ко многим случаям вообще, а другие к некоторым особенно. А именно:

Об открытии похода армии или корпуса в таких местах, где сего конницею учинять неудобно.

Сему обучать егерей, но на смотрах не показывать.

Когда армия или корпус чрез такие места следовать должна одною или разными колоннами, тогда командир назначенных к открытию марша егерей разделяет [их]на многие части с лица и боков, смотря по положению места, по расстоянию[20] между колонн и по числу своих людей. Например, имея довольное число [людей], посылает плутонги с их командирами, которые, разделясь между собою, занимают все пространство впереди колонн с тем примечанием, чтобы захватить [место] обширнее, нежели расстояние между фланговыми колоннами. Плутонги между собою должны быть в расстоянии таком, какое позволяет их число и положение места. Оставив же при себе каждый плутоножный командир половинное число людей, посылает прочих вперед, которые, разделясь по два, составляют впереди их сомкнутую вдоль всего фронта армии цепь, расстоянием от плутонгов около ста шагов более или менее, смотря по положению земли, больше или меньше закрытой, и между собою в таком, чтобы между ими никакого места сомнительно[го] остаться не могло, которого бы не осмотрели, дабы ни малейшая часть неприятеля колонн в походе потревожить не могла. Боковая цепь располагается на тех же правилах, с тою разницею, что передняя цепь идет рядом между собою вперед, а боковые плутонги, все один за одним следуя, закрывают весь фланг армии и часовые их в таком же от плутонгов расстоянии, как выше сказано о передней цепи, идут все один за одним, стараясь иметь себе предыдущих в виду. Передний плутонг боковой цепи должен быть в виду флангового плутонга передней [цепи], таким образом закрыть марш армии.

Дабы сие лучше и с большею для армии безопасностию исполнялось, должны офицеры при отправлении от себя закрыльщиков во всем [их] подробно наставить: чего и как примечать, во всякое сомнительное место заглянуть и отнюдь безрассудно или от [т]русости армию не потревожить. Увидя же заподлинно неприятеля, закрыльщики, дав знак выстрелом, приближаются к плутонгу, которого начальник, рассмотрев тотчас обстоятельства, уведомляет об оных ближнюю колонну и сам по мере числа неприятеля берет свои меры.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель ЛаГГ-3

Очередной номер журнала «Авиаколлекция» посвящён советскому истребителю ЛаГГ-3. Эта машина внесла заметный вклад в действия нашей авиации в первые годы Великой Отечественной войны. Вы познакомитесь с историей создания, описанием конструкции, модификациями и вариантами окраски этой машины.

Курс подготовки разведчика

С иллюстрациями. В сборник вошли: книга К.Т. Булочко "Физическая подготовка разведчика", выпущенная в 1945 году Военным издательством НКО и обобщающая боевой опыт разведчиков на фронтах Великой Отечественной войны и богатый личный опыт автора, и "Рукопашный бой и фехтование. Программа для спортивных секций", также составленная К.Т. Булочко. Автор освещает технику выполнения приемов и способы применения их в боевых действиях, причем уделяет большое внимание методике обучения и тренировки разведчика. Книга имеет прикладное значение и будет полезна как военнослужащим, так и широкому кругу читателей.

Элементы обороны

Сборник посвящен анализу развития различных программ российского (и отчасти украинского) оборонно-промышленного комплекса по разработке вооружений и военной техники, а также их месту на мировом рынке вооружений и военной техники.

Самолеты- гиганты СССР

Эти небесные гиганты прожили недолгую, но яркую жизнь. Эти колоссы были гордостью СССР, визитной карточкой молодой советской цивилизации. В 1930-е годы многие страны пытались строить огромные самолеты, но наибольшего успеха добились отечественные авиаконструкторы. Такие великаны, как шестимоторные ТБ-4 и К-7, восьмимоторный «Максим Горький» и двенадцатимоторный Г-1, до сих пор поражают воображение. Армады этих воздушных Левиафанов должны были при необходимости засыпать бомбами и залить ядовитой химией любого противника, а затем доставить в его тыл десанты с танками, автотранспортом, артиллерией — такова была стратегическая концепция советских ВВС в начале 1930-х годов.

Почему эти планы так и остались на бумаге? Отчего век самолетов-гигантов оказался так недолог? Почему они не оправдали возлагавшихся на них надежд и не сыграл и сколько-нибудь заметной роли во Второй мировой войне?

Новая книга ведущего историка авиации отвечает на все эти вопросы.