Рескрипты Императора и Императрицы к Кутузову

Едва только Кутузов принял главное начальство над Санкт-Петербургским ополчением, то новые опыты его неусыпной деятельности и усердия к службе отечеству снова обратили на него воззрение монарха. Его Императорское Величество вскорости увидел такую же готовность на защиту отечества и в Санкт-Петербургском дворянстве, какой был он свидетелем Московского благородного сословия.

Граф Голенищев-Кутузов от 28 июля получил от Государя Императора в рассуждении сего следующий высочайший рескрипт:

«Граф Михайла Ларионович!

С удовольствием усмотрели Мы в Санкт-Петербургском дворянстве то же самое рвение и усердие к Нам и Отечеству, какое видели в Московском дворянстве. Почему и поручаем Вам, Губернатору, Предводителю и всему здешнему благородному сословию объявить благоволение Наше и признательность. Пребываем вам благосклонный.

На подлинном собственною Его Императорского Величества рукою подписано тако:

Александр»

В тот же день Государыня Императрица Мария Феодоровна прислала к графу Голенищеву-Кутузову на составление ополчения пятьдесят тысяч рублей при высочайшем своем рескрипте следующего содержания:

«Граф Михайла Ларионович!

Основываясь на манифесте от 6-го числа сего месяца, Я предполагала из моих вотчин поставить соответствующее оным число ратников, их одеть, вооружить, и во все продолжение войны содержать собственным моим иждивением. Объяснением в манифесте от 23 июля те имения, к которым причисляются мои вотчины, исключены от сего ополчения и должны ожидать рекрутского набора. Сие общее распоряжение Императора, любезнейшего моего сына, об оных имениях выполняясь в рассуждении моих поселян, не препятствует, однако же, моему желанию лично участвовать в мерах, к обороне Отечества ныне принимаемых, посвящая оным то иждивение, которое мною на сей предмет определено было. Вследствие сего Я такую же сумму, а именно: по пятидесяти тысяч рублей вносить буду в Комитет здешнего ополчения ежегодно во все продолжение войны и, обращаясь к Вам как к избранному доверием Начальнику сего ополчения, препровождаю при сем те пятьдесят тысяч рублей, в том числе заготовленные для обмундирования ратников вещи. Воссылая теплые молитвы ко Всевышнему, да благословит ревностные усилия верных сынов России, и осеняя оружие наше сильным своим покровом, обратит все покушения врага в вящую славу Государя и Отечества, усердно желаю вам наслаждаться тем успехом в трудах ваших и распоряжениях, которого так верно от вашего рвения, вашей опытности и приверженности к Императору, любезнейшему моему сыну, ожидать должно; и с удовольствием пользуюсь сим случаем изъявить вам особливое свое уважение и совершенное доброжелательство, с каковым пребываю вам благосклонною.

На подлинном подписано Ее Императорским Величеством:

Мария»

Похожие книги из библиотеки

100 великих воительниц

На протяжении многих веков война была любимым мужским занятием. Однако традиция участия женщин в войнах также имеет очень давнюю историю и отнюдь не является феноменом XX века.

Если реальность существования амазонок еще требует серьезных доказательств, то присутствие женщин в составе вооруженных формирований Древней Спарты – документально установлено, а в Древнем Китае и Индии отряды женщин охраняли императоров. Женщины участвовали в походах Александра Македонского, а римский историк Тацит описывал кельтское войско, противостоящее римлянам, в составе которого было много женщин. Историки установили, что у германцев, сарматов и у других индоевропейских народов женщины не только участвовали в боевых действиях, но и возглавляли воинские отряды.

О самых известных воительницах прошлого и настоящего рассказывает очередная книга серии.

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.

Авиация Японии во Второй Мировой войне. Часть первая: Айчи, Йокосука, Кавасаки

Сборник состоит из трех частей, издаваемых последовательно и отражает развитие авиационной науки и техники Японии с середины тридцатых годов до ее капитуляции 1 сентября 1945 г. Часть первая: Айчи, Йокосука, Кавасаки