Глав: 6 | Статей: 137
Оглавление
Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.
Владимир Дайнесi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Восточно-Померанская стратегическая наступательная операция

Восточно-Померанская стратегическая наступательная операция

(10 февраля – 4 апреля 1945 г.)

В Восточной Померании оборонялась 2-я полевая армия группы армий «Висла», которой командовал рейхсфюрер СС Г. Гиммлер. Она насчитывала 230 тыс. человек, 2,9 тыс. орудий и минометов, 382 танка и штурмовых орудия, 300 самолетов[341]. Наземные войска поддерживали 6-й воздушный флот и силы германского флота на Балтике. Противник в Восточной Померании создал так называемую «линию Померанских укреплений» (Померанский вал), построенную в 1933 г. вдоль бывшей польско-германской границы фронтом на восток и юго-восток. Эта линия проходила по рубежу Штольп (Слупск), Руммельсбург (Мястко), Нойштеттин (Щецинек), Шнайдемюль (Пила). Левый фланг Померанского вала примыкал к приморским укреплениям в районе Штольпмюнде и обеспечивался ими, а правый – к укреплениям на реках Варта и Одер. Основу померанских укреплений составляли долговременные оборонительные сооружения (доты, железобетонные капониры и полукапониры), рассчитанные на гарнизоны силой от взвода до роты. Эти сооружения были усилены фортификационными сооружениями полевого типа. Они и подступы к долговременным сооружениям прикрывались развитой сетью противотанковых и противопехотных заграждений в виде минных полей, железобетонных надолб, проволочных заборов, противотанковых рвов, заполненных водой. Города Штольп, Руммельсбург, Нойштеттин, Шнайдемюль, Дойч-Кроне являлись узловыми опорными пунктами в системе померанских укреплений. Вокруг них имелось большое количество долговременных огневых сооружений (точек), сооружений полевого типа, противотанковых и противопехотных препятствий. На побережье в районе Данцига (Гданьск) и Гдыни и на косе Путцигер-Нерунг в районе Хель противник имел приморские укрепленные районы, а в районе Леба, Штольпмюнде, Рюгенвальдемюнде и Кольберг (Колобжег) – оборудованные артиллерийские позиции полуказематированного типа для тяжелой береговой артиллерии. Кроме того, в систему обороны входили сильно укрепленные Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, построенные фронтом на юго-запад.

Первоначально разгром противника в Восточной Померании возлагался на войска 2-го Белорусского фронта. Однако они, перейдя 10 февраля в наступление, имели незначительное продвижение, так как им приходилось преодолевать сильно укрепленную оборону. В это же время войска 1-го Белорусского фронта отражали яростные контрудары 11-й армии противника. Сталин, осознав, что сил одного фронта недостаточно для разгрома получившей значительное усиление восточно-померанской группировки врага, подключил к операции войска правого крыла 1-го Белорусского фронта (2-й гвардейский кавалерийский корпус, 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная, 61-я, 47-я армии, 1-я и 2-я гвардейские танковые и 16-я воздушная армии; всего 770 тыс. человек, 16,8 тыс. орудий и минометов, 2050 танков и САУ, 965 самолетов). Противник в составе 2-й, 11-й армий (с 25 февраля – 3-я танковая армия) и части сил 6-го воздушного флота имел 605 тыс. человек, 6,5 тыс. орудий и минометов, 1500 танков и штурмовых орудий, 850 самолетов.

Замысел Ставки ВГК состоял в том, чтобы ударами 2-го Белорусского фронта на Кезлин (Кошалин) и войсками правого крыла 1-го Белорусского фронта на Кольберг расчленить группу армий «Висла», отсечь ее главные силы от остальных войск и уничтожить во взаимодействии с Балтийским флотом. В последующем войскам 2-го Белорусского фронта предстояло наступать на Данциг и Гдыню, очистить от противника восточную часть Померании и овладеть побережьем Балтийского моря.

С учетом замысла Ставки ВГК командующий войсками 1-го Белорусского фронта маршал Г.К. Жуков 16 февраля представил И.В. Сталину доклад № 00318/оп плана наступления на штеттинском направлении[342]. Главный удар предусматривалось нанести силами 61-й армии, 2-й гвардейской танковой армии, 7-го гвардейского кавалерийского и 9-го танкового корпусов при поддержке двух артиллерийских дивизий с рубежа Реетц, Браллентин, Пиритц, Бан через Штаргард в северо-западном направлении. Им предстояло отбросить противника в северном направлении и, выйдя на рубеж Бланкехаген (6 км юго-западнее Вангерина), Канненберг (6 км северо-западнее Фрайенвальде), Массов, Голлнов (Голенюв), Штеттин, перерезать пути отхода померанской группировки противника на запад. Вспомогательный удар наносился силами 1-й польской армии и двумя стрелковыми корпусами 3-й ударной армии с рубежа Редеритц, Меркиш-Фридланд, Каллис, (иск.) Реетц с целью во взаимодействии с войсками 2-го Белорусского фронта отбросить противника в северном направлении и выйти на рубеж Лубов, Темпельбург, Фалькенбург, Драмбург, Вангерин.

12-й гвардейский стрелковый корпус 3-й ударной армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус должны были удерживать занимаемые позиции. По мере продвижения левого фланга 2-го Белорусского фронта 2-му гвардейскому кавалерийскому корпусу предписывалось последовательно справа налево перейти от обороны к наступлению в западном направлении.

Операцию планировалось начать с утра 19 февраля и завершить ее в течение 6–7 дней.

17 февраля Ставка ВГК своей директивой № 11024 утвердила представленный план. При этом предписывалось 47-ю и 1-ю гвардейскую танковую армии иметь в резерве ближе к правому крылу 1-го Белорусского фронта с тем, чтобы при необходимости использовать их на стыке со 2-м Белорусским фронтом[343].

Танковые армии предусматривалось ввести в сражение после прорыва стрелковыми дивизиями главной полосы обороны противника. 1-я гвардейская танковая армия должна была развивать успех на север и овладеть Кольбергом, а 2-я гвардейская танковая армия – наступать в северо-западном направлении и захватить Каммин (Камень-Поморски) и Голлнов.

В боевом составе 1-й гвардейской танковой армии по сравнению с 1 января 1945 г. произошли некоторые изменения (см. таблицу № 20). Она получила дополнительно самоходную артиллерийскую и истребительно-противотанковую артиллерийскую бригады, гвардейский минометный полк, зенитную артиллерийскую дивизию и моторизованный понтонно-мостовой полк. Армия насчитывала около 550 танков и САУ[344].

Таблица № 20

Боевой состав 1-й гвардейской танковой армии на 1 февраля 1945 г.[345]


Утром 24 февраля в наступление перешли войска 2-го Белорусского фронта. Его 19-я армия прорвала оборону противника и к исходу дня продвинулась на 10–12 км. Утром 25 февраля в полосе армии был введен в сражение 3-й гвардейский танковый корпус (274 танка и САУ) генерала А.П. Панфилова, усиленного 313-й стрелковой дивизией. Развивая наступление, передовой отряд корпуса (3-я гвардейская танковая бригада) утром 26 февраля овладел Бальденбергом (Бялы-Бур). Однако войска 19-й армии имели незначительное продвижение, так как им приходилось вести тяжелые бои с вражескими опорными пунктами, которые обходил танковый корпус. Войска 70-й армии к вечеру 25 февраля продвинулись на своем левом фланге всего на 6 км. Соединения 49-й, 65-й и 2-й ударной армий вели упорные оборонительные бои. 28 февраля части 3-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Н.С. Осликовского 28 февраля овладели Нойштеттином, встретившись западнее города с разведывательным отрядом 2-го гвардейского кавалерийского корпуса 1-го Белорусского фронта. К этому времени войска 70-й армии продвинулись на 12 км в северо-западном направлении. 4 марта 3-й гвардейский танковый корпус совместно с 310-й стрелковой дивизией 134-го стрелкового корпуса занял Кезлин (Кошалин). В результате 10-й корпус СС и корпусная группа «Теттау» были окружены западнее Нойштеттина.

Наступление войск правого крыла 1-го Белорусского фронта началось 1 марта. Противник оказывал ожесточенное сопротивление соединениям 3-й ударной армии. В сложившейся обстановке маршал Жуков приказал генералу Катукову ввести в действие передовые отряды 1-й гвардейской танковой армии – 1-ю и 44-ю гвардейские танковые бригады. Они, оторвавшись от пехоты и минуя опорные пункты врага, к 5 часам вечера прорвали всю тактическую зону обороны противника и продвинулись на глубину до 15 км.

Для развития успеха генерал Катуков решил в полдень 2 марта ввести в сражение основные силы армии. Мощный удар танков расширил горловину прорыва. К 8 часам 4 марта 45-я гвардейская танковая бригада 11-го гвардейского танкового корпуса прорвалась к Балтийскому морю и завязала бои за Кольберг, а 40-я гвардейская танковая бригада подполковника М.А. Смирнова захватила Трептов (Тшебятув).

Маршал бронетанковых войск М.Е. Катуков в этой связи приводит следующий любопытный факт.

Вечером 4 марта в штаб 1-й гвардейской танковой армии прибыл офицер связи из 11-го гвардейского танкового корпуса, усталый молодой лейтенант:

– Разрешите доложить, товарищ командующий! От подполковника Смирнова.

Лейтенант распахнул плащ-палатку и протянул командарму бутылку с мутной жидкостью.

– Что это? – не понял Катуков.

Офицер довольно улыбнулся:

– Вода, товарищ командующий. Балтийская. Подполковник Смирнов зачерпнул собственноручно и приказал доставить вам. Можно сказать, это его боевое донесение.

Соединения 8-го гвардейского механизированного корпуса генерала И.Ф. Дремова, сломив сопротивление вражеских войск, 5 марта овладели Бельгардом (Бялогард) и Кеслином.

Успешно наступала и 2-я гвардейская танковая армия генерала С.И. Богданова. Ее 9-й гвардейский танковый корпус 5 марта вышел на побережье Балтийского моря и овладел Каммином и Тессином. Части 12-го гвардейского танкового корпуса совместно с соединениями 3-й ударной армии 7 марта заняли Голлнов.

Войска 2-го Белорусского фронта возобновили наступление с утра 6 марта. На правом крыле они заняли город Прейсиш-Старгард (Старогард-Гданьски), а на левом крыле вышли на рубеж Альтенхаген, Рютцов, Фритцов, Альтлюльфиц, Дарков. 3-й гвардейский кавалерийский корпус занял оборону на побережье Балтийского моря на участке Рюгенвальде, Гроссмелен, (иск.) Кольберг.

Таким образом, войска 2-го и 1-го Белорусских фронтов добились крупных успехов – вышли на побережье Балтийского моря, рассекли восточно-померанскую группировку на две части и окружили несколько дивизий. Войска обоих фронтов начали подготовку к боевым действиям с целью ликвидации 2-й и 3-й танковой армий противника. Войска 1-й гвардейской танковой армии получили задачу совместно с 1-й армией Войска Польского и частью сил 19-й и 3-й ударной армий уничтожить вражеские войска, окруженные западнее Нойштеттина, а 2-я гвардейская танковая армия должна была совместно с 61-й и 47-й армиями разгромить альтдаммскую группировку.

В результате одновременных ударов по сходящимся направлениям войск 1-й гвардейской танковой армии с севера, 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, 1-й армии Войска Польского с востока и юго-востока и 7-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии с юга и с запада к исходу 7 марта окруженная группировка противника в составе пяти дивизий 10-го корпуса СС противника была уничтожена. При этом было взято в плен более 8 тыс. солдат и офицеров, в том числе командир 10-го корпуса СС со своим штабом[346].

С разгромом альтдаммской группировки боевые действия правого крыла 1-го Белорусского фронта в Восточной Померании закончились. Началась подготовка к Берлинской наступательной операции.

В то же время темпы продвижения войск 2-го Белорусского фронта заметно снизились. Для более активных действий не хватало подвижных соединений. Поэтому маршал Рокоссовский обратился к Сталину с просьбой передать в его распоряжение хотя бы временно одну из двух танковых армий 1-го Белорусского фронта. 5 марта Сталин приказал не позднее 8 марта временно (до 24 марта) передать маршалу Рокоссовскому 1-ю гвардейскую танковую армию, включив в ее состав танковую бригаду 1-й польской армии. Одновременно войскам 2-го Белорусского фронта предписывалось разгромить группировку противника в районе Данциг, Штольп, овладеть городами Данциг, Гдыня и не позднее 20 марта выйти на побережье Балтийского моря. 1-ю гвардейскую танковую армию и танковую бригаду 1-й польской армии приказывалось использовать для развития удара на левом крыле фронта[347].

С целью быстрейшего развития наступления войск левого крыла 2-го Белорусского фронта, где предполагалось в скором времени ввести в сражение 1-ю гвардейскую танковую армию, маршал Рокоссовский ввел в сражение 3-й гвардейский танковый корпус. Это, а также глубокое вклинение войск правого крыла фронта в расположение противника резко изменило обстановку и на центральном участке фронта. Противник, убедившись, что здесь не удастся удержать оборонительные позиции, начал спешно отводить главные силы 2-й армии на позиции Данцигско-Гдыньского укрепленного района. Отвод войск прикрывали сильные арьергарды.

8 марта части 3-го гвардейского танкового и 132-го стрелкового корпусов 19-й армии овладели городом Штольп (Слупск). С целью ускорения продвижения войск маршал Рокоссовский приказал 8-му и 1-му гвардейским танковым корпусам на плечах противника дерзким ударом захватить Данциг. 3-й гвардейский танковый корпус должен был занять Гдыню. Войскам 1-й гвардейской танковой армии предстояло, обогнав соединения 19-й армии, захватить переправы через р. Леба и канал Бренкенхоф, разгромить противостоящие вражеские части и не позднее 12 марта выйти на побережье Данцигской бухты. Войска 2-й ударной армии должны были наступать на Данциг с юга.

Рейхсфюрер СС Гиммлер, требуя любой ценой отстоять Данциг, грозил офицерам, проявлявшим трусость, жесткими карами. Эти меры возымели действие. Противник отчаянно сопротивлялся, переходил в контратаки, бросая в бой десятки танков. Однако танковые соединения и неотступно следовавшие за ними стрелковые части 2-го Белорусского фронта с ходу прорвали оборону врага на рубеже Цукау, Картхауз, Витцков, Шуров, Шмользин. Части 3-го гвардейского танкового корпуса первыми форсировали р. Леба в районе города Лауенбург (Лемборк) и совместно с соединениями 19-й армии освободили 10 марта этот город.

1-я гвардейская танковая армия с польской танковой бригадой перешла в наступление 9 марта, имея 455 танков и САУ. Передовые отряды армии под командованием полковника В.И. Землякова и подполковника В.Н. Мусатова северо-западнее Лауенбурга захватили мосты через р. Леба. Пользуясь благоприятной обстановкой, через Лебу переправились головные танковые бригады и стали продвигаться к Данцигской бухте. 8-й гвардейский механизированный корпус во взаимодействии с частями 19-й армии 12 марта занял Нойштадт (Вейхерово). В тот же день 11-й гвардейский танковый корпус вышел к побережью Данцигской бухты.

Несмотря на принятые маршалом Рокоссовским меры, противнику все же удалось отойти на Гдыньско-Данцигский укрепленный район. Отступая, он разрушал и минировал дороги, спустив плотины, затоплял целые районы. Продвижению войск 2-го Белорусского фронта мешали и беженцы, которые забили шоссе и проселочные дороги. Маршал Рокоссовский, стремясь не дать противнику времени на организацию обороны, принял решение не производить сложных перегруппировок, а с подходом армий сразу же начинать штурм укреплений. При этом он учитывал, что полоса наступления значительно сузилась. Если в начале Восточно-Померанской операции она составляла 240 км, то теперь не превышала 60. Ширина полосы каждой из армий, действовавшей на главном направлении, составляла всего 10–12 км.

Главный удар силами 2-й ударной и 65-й армий наносился в направлении на Цоппот в стыке Данцигского и Гдыньского оборонительных районов с тем, чтобы рассечь оборонявшуюся группировку противника и уничтожить ее по частям. Войскам правого крыла фронта предстояло нанести удар по Данцигу с юга и запада. На левом крыле планировалось силами 1-й гвардейской танковой армии во взаимодействии с 19-й армией овладеть городом Гдыня, частью сил занять район Оксхефт, Мехлинкен, Казимир, а отдельным отрядом содействовать стрелковым частям в овладении косой Путцигер-Нерунг. Командующему 4-й воздушной армией предписывалось бомбово-штурмовыми ударами по боевым порядкам оборонявшегося противника содействовать продвижению наступающих войск и вести борьбу с вражескими кораблями.

14 марта войска 2-го Белорусского фронта начали наступление против данцигско-гдыньской группировки врага, который оказывал упорное сопротивление. Несмотря на это, войска 70-й армии, прорвав три линии вражеских укреплений, совместно с 3-м гвардейским танковым корпусом и частью сил 49-й армии 25 марта заняли Цоппот. После этого они устремились на Оливу – предместье Данцига.

В это время соединения 1-й гвардейской танковой армии, опрокинув заслоны противника, достигли залива Путцигер-Вик. После этого они стали продвигаться вдоль берега бухты, чтобы ударить по Гдыне с севера. Вместе с танкистами наступали здесь и части 19-й армии. К 23 марта войска генерала Катукова пробились к последнему рубежу обороны противника. Попытки с ходу ворваться в Гдыню успеха не имели. Танкистов встретили плотный огонь противотанковых орудий, истребители танков, мины, металлические «ежи».

С выходом войск 2-го Белорусского фронта к Данцигскому заливу группировка противника была рассечена на три части: одна из них удерживала Данциг, вторая – Гдыню, третья – косу Путцигер-Нерунг.

Ликвидацию гдыньской группировки маршал Рокоссовский возложил на 70-ю, 19-ю, 1-ю гвардейскую танковую армии, которым оказывала поддержку 4-я воздушная армия. Преодолевая оборонительные сооружения противника, войска этих армий подошли к Гдыне и завязали уличные бои. Решением генерала Катукова были созданы штурмовые отряды, каждый из которых включал мотострелковый батальон, танковую роту, батарею САУ, дивизион 76-мм орудий, батарею 152-мм гаубиц, по взводу М-13, М-31 и бронетранспортеров, а также саперную роту. Штурмовые отряды в ожесточенных боях освобождали дом за домом, квартал за кварталом. 28 марта город был полностью освобожден от противника. 30 марта войска 2-й ударной, 65, 49 и 70-й армий заняли Данциг. Остатки немецкой 2-й армии, блокированные в районе Гдыни, были разгромлены к 4 апреля войсками 19-й армии. Данцигская группировка капитулировала 9 мая.

В ходе Восточно-Померанской наступательной операции войска 2-го Белорусского фронта и правого крыла 1-го Белорусского фронта разгромили 21 дивизию и 8 бригад противника, освободили Восточное Поморье и надежно обеспечили правое крыло советских войск, действовавших на берлинском направлении. Противник потерял только пленными более 100 тыс. солдат и офицеров. Советскими войсками было захвачено около 3000 орудий, около 2000 минометов, до 1000 танков и самоходных орудий, более 8000 пулеметов, несколько боевых кораблей, 50 подводных лодок (неисправных)[348]. Потери войск 2-го Белорусского фронта и правого крыла 1-го Белорусского фронта, принимавших участие в операции, составили: безвозвратные – 55, 3 тыс., санитарные – 179 тыс. человек, 1027 танков и САУ, 1005 орудий и минометов, 1073 боевых самолета[349].

Успех в операции явился результатом стремительных и непрерывных боевых действий, правильного выбора направления главного удара, своевременного ввода в сражение дополнительных сил как за счет резервов Ставки ВГК, так и путем широкого маневра войсками, особенно танковыми и механизированными соединениями. Их стремительные действия в оперативной глубине не позволили противнику организовать оборону на заблаговременно подготовленных рубежах. В ходе преследования противника широко применялись передовые отряды.

За образцовое выполнение заданий командования орденом Ленина были награждены 40-я и 45-я гвардейские танковые бригады, орденом Суворова 2-й степени – 11-й гвардейский танковый и 8-й гвардейский механизированный корпуса 1-й гвардейской танковой армии. Многим частям и соединениям были присвоены почетные наименования Померанских, Гдыньских и Гданьских.

8 марта 1945 г. командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант танковых войск Г.Н. Орел подписал наградной лист следующего содержания:

«…1-я гв. танковая армия, руководимая Гв. генерал-полковником т/в тов. КАТУКОВЫМ, в 1945 году участвовала в двух больших боевых операциях войск 1-го Белорусского фронта, показав при этом образцы смелых и стремительных ударов по противнику.

В Варшавской операции 1-го Белорусского фронта 1-я гв. танковая армия после ввода в прорыв с Варкинского плацдарма форсировала р. Пилица в р-не Нове-Място и, развивая стремительное наступление, овладела городом Лодзь. В дальнейшем, форсировав р. Варта, армия тов. КАТУКОВА вышла к городу Познань и, отрезав пути отхода Познаньской группировке противника, не задерживаясь, устремилась к границам Германии. Вторгшись в пределы Бранденбургской провинции и преодолевая ожесточенное сопротивление врага, 1-я гв. танковая армия под руководством тов. КАТУКОВА первой вышла к реке Одер.

В Померанской операции войск 1-го Белорусского фронта /1—7 марта 1945 года/ войска 1-й гв. танковой армии, войдя в прорыв стремительным ударом, рассекли оборону 11-й немецкой армии и решительно устремились на пути отхода ее. Преодолевая упорное сопротивление противника и развивая стремительное наступление, на 4-й день операции армия, руководимая тов. КАТУКОВЫМ, вышла к Балтийскому морю в районе города Кольберг, блестяще выполнив тем самым поставленную ей задачу.

ВЫВОД: За умелое и успешное проведение наступательной операции, в результате чего противник был дезорганизован и лишен возможности произвести перегруппировку своих сил, и нанесение при этом противнику большого урона в живой силе и технике, Гв. генерал-полковник танковых войск тов. КАТУКОВ достоин награждения орденом «СУВОРОВА ПЕРВОЙ СТЕПЕНИ…»[350].

Военный совет 1-го Белорусского фронта, рассмотрев это ходатайство, сделал свое заключение: «Достоин присвоения звания дважды Героя Советского Союза». В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 г. говорилось: «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить М.Е. Катукова второй медалью «Золотая Звезда».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.383. Запросов К БД/Cache: 3 / 1