Главная / Библиотека / Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41 /
/ Классический блицкриг / Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109Е, участвовавшие во французской кампании (по состоянию на 10.05.40)

Глав: 6 | Статей: 12
Оглавление
Краткий очерк о германских асах, воевавших на Мессершмиттах Bf 109 первые два года Второй мировой войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.
С. Ивановi

Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109Е, участвовавшие во французской кампании (по состоянию на 10.05.40)

Авиационные части, оснащенные самолетами Bf 109Е, участвовавшие во французской кампании (по состоянию на 10.05.40)

Luftflottenkommando 2 (Nord - Munster)
  База Общее число самоле­тов / число боеспособ­ных самолетов
VII. Fliegerkorps (Grevenbroich)
Stab JG 27 Oberstlt Max Ibel Munchen-Gladbach 4-4
I./JG 27 Hptm Helmut Riegel Munchen-Gladbach 39-28
I./JG I Hptm Joachim Schlichting Gymnich 46-24
I./JG 21 Hptm Fritz Werner Ultsch Munchen-Gladbach 46-34
Jagdfuhrer (Jafu) “Deutsche Bucht” (Jever)
Stab JG 1 Oberstlt Carl Schumacher Jever 4-4
II.(J)/TrGr. 186 Hptm Heinrich Seeliger Wangerooge 48-35
I.(J)/LG 2 Hptm Ilanns Trubenbach Wyck (Fohr) 32-22
II./JG 2 Hptm Wolfgang Schellmann Nordholz 47-35
IV.(N)/JG 2’ Hptm Albert Blumensaat Hopsten 31-30
Jafu 2 (Dortmund)
Stab JG 26 Maj Hans Hugo Witt Dortmund 4-3
II./JG 26 Hptm Herwig Knuppel Dortmund 47-36
III./JG 26 Maj Ernst Freiherr von Berg Essen-Mbhlheim 42-32
III./JG 3 Hptm Walter Kienitz Hopsten 37-25
Stab JG 51 Oberst Theo Osterkamp Bunninghardt 4-3
I./JG 51 Hptm Hans-Heinrich Brustellin Krefeld 47-38
I./JG 20 Hptm Hannes Trautloft Bonninghardt 48-36
I./JG 26 Hptm Gotthardt Handrick Bonninghardt 44-35
II./JG 27 Hptm Werner Andres Bonninghardt 43-33
  Итого: 613-447
Luftflottenkommando 3 (Sud - Bad Orb)
I. Fliegerkorps (Koln)
Stab JG 77 Oberstlt Eitel Roebiger von Manteuffel Peppenhoven 4-3
I./JG 77 Hptm Johannes Janke Odendorf 46-28
I./JG 3 Hptm Gunther Lutzow Vogelsang 48-38
V. Fliegerkorps (Gersthofen)
Stab JG 52 Maj Merhart von Bcrnegg Mannheim-Sandhofe 3-3
I./JG 52 Hptm Siegfried von Eschwege Lachen-Atezerdorf 46-33
II./JG 52 Hptm Hans Gunther von Kornatzki Speyer 42-28
Stab JG 54 Maj Martin Mettig Boblingen 4-4
I./JG 54 Hptm Hubertus von Bonin Boblingen 42-27
II./JG 54 Hptm Gunther Matthes Boblingen 42-30
Jafu 3 (Wiesbaden)
Stab JG 2 Oberstlt Harrz von Bulow-Bothkamp Frankfurt-Rebstock 4-4
l./JG 2 Hptm Roth Frankfurt-Rebstock 45-33
III./JG 2 Hptm Dr. Erich Mix Frankfurt-Rebstock 46-39
I./JG 76 Oberstlt Richard Kraut Ober-Olm 46-39
Stab JG 53 Oberstlt Hans-Jurgen von Cramon- Taubadel Wiesbaden-Erbenheim 46-33
I./JG 53 Hptm Lothar von Janson Wiesbaden-Erbenheim 45-37
II./JG 53 Hptm Gunther von Maltzahn W iesbaden-Erbenheim 45-37
III./JG 53 Hptm Werner Molders Wiesbaden-Erbenheim 44-33
III./JG 52 Hptm Wolf Heinrich von Houwald Mannheim-Sandhofen 48-39
    Итого: 601-427

Первым достиг успеха гауптман Ульч (Ultsch) из I./JG 21, сбивший одинокий биплан бель­гийских ВВС (в донесении Ульч упоминал "Файерфлай", но вероятнее всего это был "Фокс"), патрулировавший воздушное пространство севернее Маастрихта. В тот же день к списку сбитых самоле­тов были добавлены четыре бельгийских "Гладиатора", один из "Гладиаторов" на счету лейте­нанта Ганса-Эккехарда Боба (Bob), будущего аса, сбившего за всю войну 59 самолетов противника и летавшем на реактивном Me 262 в рядах JV 44 гене­рал-лейтенанта Адольфа Галланда.

11 мая покончив с сопровождением транс­портных самолетов, истребители отправились в "свободную охоту" западнее Маастрихта. Немцам противостояли самолеты бельгийских, голландских и франко-английских ВВС. В этот день успех сопутст­вовал атакующей стороне. По первому своему само­лету сбили такие будущие асы, как Францискет (Franzisket), Хомут (Homuth) и Редлих (Redlich) - все со временем получат Рыцарские кресты. Трех "Гладиаторов" и один французский "Моран" сбил гауптман Вильгельм Балтазар (Balthasar) из I./JG 1 (на его счету уже было семь самолетов, сбитых в Испа­нии).

На следующий день самолеты RAF пред­приняли самоубийственный налет на Маастрихт, пы­таясь разбомбить городские мосты. Все пять англий­ских самолетов из 12-й эскадрильи RAF были сбиты зенитным огнем и истребителями из I./JG.27. 12 мая I./JG 1 сбил семь "Бленхеймов" из 139-й эскадрильи RAF (в числе сбитых оказался самолет, совершивший первый вылет к Вильгельмсхафену 3 сентября 1939 года). Затем пилоты того же дивизиона уничтожили на аэродроме Диет шестнадцать бельгийских машин. Кроме того, истребители из I./JG 21 и I./JG 27 заявили восемь воздушных побед над "Харрикейнами".

Два самолета союзников сбили истребители штаба Макса Ибеля. Вместе с командиром полка вы­летели адъютант и технический офицер. Адъютантом Ибеля был ни кто иной как гауптман Адольф Галланд - самый известный ас люфтваффе, сохраняющий свою известность и по сей день. Галланд начал свою карьеру в Испании, где летал на Не 51, выполняя, главным образом, роль не истребителя, а штурмови­ка. После Испании Галланд продолжил "работу по специальности" и сражался в Польше в рядах диви­зиона, оснащенного штурмовиками Hs 123.

После боев в Польше Галланда направили на медосмотр. Хотя внешне он производил впечатле­ние цветущего человека, выяснилось, что ”три года участия в боевых действиях, а также, и это главное, огромная нагрузка, из-за работы с глуповатым и раз­дражительным Германом Герингом, привели к тому, что Галланд перенес приступ ревматизма. Медкомис­сия вынесла свое заключение: "Запрещено летать на самолетах с отрытой кабиной".

Таким образом Галланд оказался 12 мая за штурвалом Bf 109E на высоте 4000 метров в семи километрах к западу от Льежа. Внезапно появилось восемь "Харрикейнов", которые шли на 1000 метров ниже. Не совладав с собой, Галланд открыл огонь с максимальной дистанции. Тем не менее ему удалось сбить один из самолетов противника. Остальные раз­вернулись и попытались уйти. Галланд снова атако­вал неприятеля и сбил второй самолет.

Первым из сбитых "Харрикейнов" управлял сержант Френк Хауэлл (Howell) из 87-й эскадрильи RAF. Вот как он описал этот бой: "Немец зашел со стороны солнца, имея при этом преимущество в вы­соте, поэтому мы не видели его до последней секун­ды. Внезапно раздался треск и кабина моего самолета заполнилась пороховыми газами."

А вот как сам Галланд рассказывал об этом бое: "Сбить первый самолет для меня оказалось пус­тячным делом. На моей стороне была удача и техни­ческое превосходство. Однако для успеха мало иметь только отличный истребитель - в кабину также следу­ет посадить отличного пилота".

Второй сбитый "Харрикейн" пилотировал канадец Джек Кемпбелл (Campbell), погибший в этом бою. В тот же день Галланд сбил свой третий само­лет, на этот раз в районе Тирлемона. Ведомый Гал­ланда - Густав Рёдель (Rodel), тот самый Рёдель, ко­торый открыл счет I./JG 21 в первый день польской кампании, сбил четвертый самолет. Галланд долго считал, что сбитые им "Харрикейны" принадлежали бельгийским ВВС, но как показали исследования, практически все немногочисленные бельгийские "Харрикейны" были уничтожены на аэродромах в первые часы войны.

Если дивизионы, подчиненные Ибелю, пер­вые дни кампании вели непрерывные бои, то два ис­требительных полка, подчиненных Jafu 2, тоже не сидели без дела. Летя во главе передовой группы Ju 52, пилоты из JG 26 сбили 10 мая пять голландских истребителей. Потери полка составили один самолет, пилот которого выпрыгнул с парашютом и присоеди­нился к отряду десантников.

На следующий день пилоты из II./JG 26 и III./JG 26 завязали бой над территорией Бельгии с французскими Н-75А, сбили шесть машин и повреди­ли еще несколько. 13 мая пилоты из JG 26 сбили по­следние голландские самолеты и впервые встретились с англичанами. Обер-лейтенант Карл Эббигхаузен (Ebbighausen) из 4./JG 26 сбил возле Дордрехта по­следний голландский средний бомбардировщик Фоккер T-V, вместе с сопровождавшими его двухмотор­ными истребителями G-Ia.S-я эскадрилья 26-го полка оказалась еще более удачливой, записав на свой бое­вой счет шесть английских "Дефиантов" из 264-й эскадрильи RAF и одного "Спитфайра" из 66-й эс­кадрильи. Потери 5./JG 26 составили одного человека -  на базу не вернулся лейтенант Карл Боррис, чей Bf 109 был сбит ответным огнем англичан. 10 мая Боррис находился в Берлине, где занимался на курсах химзащиты. Узнав о начале боевых действий, Боррис бросил все, целую ночь гнал на своем автомобиле и ранним утром прибыл в расположение части. После того, как самолет Борриса получил порцию свинца с дистанции 70 метров, пилоту пришлось прыгать с парашютом, а потом несколько дней он выбирался к своим. Боррис остался верен своему полку на протя­жении всей войны и закончил ее в должности коман­дира I./JG 26, имея на счету 43 победы.

Другим полком, входившим в состав Jafu 2, -  Jagdgeschwader 51 командовал оберст (полковник) Тео Остеркамп (Osterkamp) - ветеран 1-й Мировой войны, имевший на своем счету 32 самолета против­ника, сбитых им в период с 1914 по 1918 годы. За свои успехи   Остеркамп   был   награжден   орденом "Pour le Merite" и возглавил первую истребительную школу люфтваффе. "Дядя Тео" пользовался большой популярностью. Назначение Остеркампа на пост ко­мандира JG 51 ознаменовалось двумя печальными событиями. На третий день после назначения один из самолетов из I./JG 51 разбился в катастрофе, унеся с собой жизни нескольких школьников. Это происше­ствие стоило должности командиру дивизиона, майо­ру фон Бергу (von Berg), которого перевели в III./JG 26. 2 февраля полк лишился командира 2-го дивизио­на, майора Эрнста Бургаллера (Burgaller), который разбился вместе со своим истребителем в районе озе­ра Констанц. Как полагали, причиной катастрофы стала поломка механизма регулировки шага винта.

А когда молодые пилоты Остеркампа с гор­достью доложили о том, что им удалось сбить "двухмоторный разведчик-бомбардировщик неиз­вестного типа" (который в действительности оказался Фокке-Вульфом Fw 58 "Вайе", принадлежавшем ок­ружному Jagdfliegerfurer'у, которого, к счастью, в тот раз не было на борту самолета) анекдоты об Остеркампе распространились по всему люфтваффе и вы­зывали всеобщее веселье. "Мы конечно знали, что "Дядя Тео" очень честолюбив, но не думали, что он начнет сбивать все, что находится в воздухе, лишь бы увеличить свой послужной список", - шутили пилоты.

10 мая в 5.40 все четыре дивизиона истреби­телей, подчиненные Остеркампу, встретились над Везером и направились к голландским аэродромам, чтобы нанести удар прежде чем появятся транспорт­ные Ju 52 с десантом. Старый летчик лично вел свой полк. Однако удача опять изменила ему. Аэродромы вокруг Эйндховена, по которым он должен был на­нести удар, оказались пустынны. Затем Остеркамп участвовал в воздушном прикрытии высадки десанта в районе Роттердама и Гааги, но и здесь ему не уда­лось сбить ни одного самолета.



Сбитый самолет Дитриха Робицша на голландском аэродроме Де Коой. Личная надпись пилота на фюзеляже – «Der Alte», что значит «старик».


Гауптман Карл Боррис прослужил в JG 26 с 1940 по 1945 год. Последние два года войны он был командиром дивизиона I./JG 26.

И только 11 мая, в день когда видимость была почти нулевая, а облачность прижимала самоле­ты к земле, фортуна наконец улыбнулась незадачли­вому ветерану. Остеркамп заявил о том, что ему уда­лось сбить шесть голландских двухмоторных истре­бителей "Фоккер G-Ia", атаковавших колонну вермах­та, двигавшуюся по шоссе Арнем-Амстердам:

"Мой самолет легко пронзил слой облаков, лежавших внизу. Видимость была нулевой. Повину­ясь шестому чувству, я посмотрел налево вниз и уви­дел, как там что-то мелькнуло и исчезло, затем снова появилось на секунду. Я слегка перекрыл дроссель и снизился. Теперь я шел почти над самой землей. На фоне неба я отчетливо разглядел его. Я летел, едва не задевая крылом верхушки деревьев. Самолет против­ника находился прямо передо мной в какой-то тысяче метров. Дьявольщина! Он шел на полной скорости. Я до отказа открыл дроссель - и за ним. Очевидно, он меня не видел и шел себе по прямой на высоте метров 200. Я постепенно сокращал дистанцию. От волнения меня прошиб пот, да так, что конденсат выпал на стеклах моих солнцезащитных очков.

Теперь я ясно видел силуэт двухмоторного голландского самолета. Мой самолет находился сзади и чуть ниже. Я слегка задрал нос моего истребителя и голландец заполнил все поле зрения моего прицела. Я нажал все четыре гашетки. Какое-то время я видел только куски обшивки, отлетающие от самолета. Гол­ландец завалился назад и рухнул вниз как комета. Mein Gott! Сбитый самолет пролетел так близко, что опалил огнем мой истребитель. Я сделал круг. У жи­вой изгороди возле дороги валялась куча обломков, более мелкие части разлетелись во все стороны - там валялось шасси, там двигатель, там куски крыльев и фюзеляжа. Мне вспомнился случай, произошедший со мной на прошлой войне. Однажды я вернувшись на базу, насчитал 68 пробоин в обшивке моего аэро­плана. Тогда я поставил на каждую пробоину заплату из брезента, обвел их кружком и поставил у каждого дату. И все. А этот самолет рухнул вниз из-за одного попадания. Мы стреляли из пушек по воробьям!"

По воробьям или нет, но на мундире Остеркампа вскоре появился Железный крест 2-го класса.

Операции, проведенные люфтваффе на се­верном фланге - на побережье Голландии, известны хуже всего. На этом участке с первого дня кампании сражались асы из "Германской бухты" Карла Шу­махера. Уже 10 мая пилоты из II.(J)/186 заявили о победе над восемью "Фоккерами D-XXI". Один из "Фоккеров" на счету оберфельдфебеля Курта "Кудделя" Уббена (Ubben) - будущего эксперта, сбившего 110 самолетов и награжденного Дубовыми листьями. Два "Фоккера" сбил унтер-офицер Герберт Кайзер (Kaiser) из 5-й эскадрильи. В отличие от Уб­бена, Кайзер пройдет всю войну, и закончит ее кава­лером Рыцарского креста, имея на счету 68 побед и летая в составе JV 44 на реактивном Me 262. Кайзер так охарактеризовал своих противников: "моноплан с неубирающимся шасси, уступающий нашим Bf 109E примерно 75 км/ч скорости, не представляет для нас сколько-нибудь сложной проблемы".

Однако командир эскадрильи, обер-лейтенант Дитрих Робицш (Robitzsch), наверное, придер­живался иного мнения. Его самолет был сбит в той самой свалке с D-XXI над голландским аэродромом Де Коой. Робицш посадил свою поврежденную ма­шину прямо посреди голландского аэродрома. Для обер-лейтенанта война длилась всего пять минут. За­тем последовал плен - пять лет провел Робицш в Ка­наде. Вот тебе и "...не представляет для нас сколько-нибудь сложной проблемы"!



Bf 109Е из II./ 53 на одном из аэродромов во Франции, май 1940 г. На переднем плане – по-видимому, останки бельгийского Фэйри «Фокс».


Командир II./JG 53 гауптман Гейнц Бретниц в кабине своего самолета. Хорошо видны Рыцарский Крест пилота, спасательный жилет и желтый нашлемник, позволявший быстро заметить севшего на вынужденную посадку летчика.

Тем временем англо-французские сухопут­ные войска увязли в боях не территории Голландии. Теперь самое время было ударить танковым клином в тыл группировки союзников. На участке фронта, кон­тролируемым 3-м Воздушным флотом, первые два дня царило относительное затишье. 12 мая второй пилот из JG 53 достиг планки в пять воздушных по­бед. Это был обер-лейтенант Хайнц Бретнютц (Bretnbtz), командир 6./JG 53, сбивший около полудня "Потез 63". В тот же день лейтенант Гюнтер Ралль (Rail) из 8./JG 52 сбил свой первый самолет - Н-75А. За всю войну Ралль собьет 275 самолетов противника и станет третьим по результативности пилотом люф­тваффе.

13 мая семь танковых дивизий из Группы армий "А" прошли "непроходимые" Арденны и форсировали Мёз (Маас). Французы немедленно начали переброску в этот район 9-й Армии. Чтобы сковать действия наступающих, пока шло разворачивание войск, английские бомбардировочные эскадрильи постарались во что бы то ни стало разрушить мосты на Мёзе и в районе Седана. Немецкие истребители, в свою очередь, также постарались во что бы то ни стало предотвратить разрушение мостов, по которым танки должны были выйти на равнины Пикардии и затем нанести удар в сторону Ла-Манша. Поэтому следующие 24 часа остались в фольклоре люфтваффе как "День Истребителей".

Главную роль в "Дне Истребителей" сыграл JG 53. На счету пилотов из I./JG 53 13 английских истребителей из 33, потерянных англичанами в тот день, и 10 из 14 "Бленхеймов". Летчики из III./JG 53 Вернера Мёльдерса в тот день занимались свободной охотой, сбив при этом семь истребителей противника, причем сам Мёльдерс сбил свой десятый самолет. Всего полк в тот день сбил 43 самолета противника.

Не удивительно, что именно над Седаном сбили свои первые или одни из первых самолетов многие будущие асы люфтваффе. Можно назвать такие имена как Франц Гётц (Gutz) и Вольфганг Тон­не (Tonne). К списку следует добавить командира 1./JG 53, обер-лейтенанта Ганса-Карла Майера (Mayer). К 14 мая на счету Майера уже было восемь побед, одержанных им в Испании, и три победы, за­писанные им уже во 2-й Мировой войне. 14 мая Майер сбил двух "Баттлз", двух "Бленхеймов" и одного "Харрикейна" - пять самолетов в один день!

В течение 14 мая 3-й воздушный флот со­вершил 814 самолето-вылетов в район Седана. Берега Мёза были усеяны обломками 89 самолетов союзни­ков. Из 71 бомбардировщика RAF, участвовавших в операции, 40 не вернулось на базу - таких тяжелых потерь Королевские военно-воздушные силы еще не несли. Ранним утром 15 мая французский премьер-министр Поль Рейно (Reynaud) позвонил в Лондон. "Мы разбиты", - сказал Рейно новому английскому премьеру - Уинстону Черчиллю (Churchill), - "битва за Седан проиграна." Всего через несколько дней немецкие танки вышли к побережью Ла-Манша.

Поскольку основные силы английской авиа­ции во Франции были уничтожены, а французские ВВС находились в состоянии полнейшего расстрой­ства, стремительному рывку танкового клина на север уже ничто не могло помешать. Немецкие истребители принялись "набирать очки", стремясь перегнать друг друга. Вернер Мёльдерс пока шел впереди, упрочив свое положение 15 мая, сбив свой одиннадцатый са­молет, одного из трех "Харрикейнов" сбитых самоле­тами штабного звена III./JG 53.



Один из противников немецких асов – разбитый французский MS. 406


Немецкие пилоты на вечеринке, посвященной награждению Мельдерса «Рыцарским Крестом».

Однако список асов люфтваффе продолжал пополняться все новыми и новыми фамилиями. 15 мая одержал пятую победу гауптман Гюнтер Лютцов (Lutzow) (сбитый Лютцовом самолет стал 50-й побе­дой его I./JG 3). Спустя 24 часа, Адольф Галланд из JG 27 сбил "Спитфайр" в районе Лилля. 16 мая во Франции появился новый истребительный полк - JG 26, который вместе со всеми другими частями 2-го воздушного флота был переброшен западнее, после того, как 14 мая капитулировала Голландия.

Но наступление к побережью Английского канала не обошлось без жертв. 18 мая в бою с фран­цузскими Н-75А был сбит самолет командира 7./JG 53, обер-лейтенанта Вольфа-Дитриха Вильке. Самому Вильке удалось выпрыгнуть с парашютом. На сле­дующий день над Лиллем был сбит командир II./JG 26, гауптман Гервиг Кнюппель (Knuppel). 21 мая еще один ветеран 1-й Мировой войны, командир 1II./JG 2, гауптман д-р Эрих Микс (Mix) был сбит французски­ми истребителями типа "Моран" и совершил вынуж­денную посадку на территории противника. Скрыва­ясь днем и двигаясь ночью, Микс через два дня вы­шел в расположение своей части и в ходе последую­щих боев сбил 13 самолетов противника (еще 3 побе­ды Микс одержал во время 1-й Мировой войны).

Так все и шло - с одной стороны удлинялся послужной список пилотов, с другой стороны рос список потерь - погибших и попавших в плен пило­тов. Однако в памяти пилотов, участвовавших в этом броске на север остались не воздушные схватки, а непрерывное лихорадочное перебазирование с одного изрытого воронками аэродрома с неподготовленной взлетной полосой, на другой. Все это - в тщетной попытке поспеть за далеко ушедшими вперед назем­ными войсками. Такую ситуацию невозможно было предусмотреть заранее, ни на одних маневрах подоб­ная тактика не отрабатывалась. И почти у каждого пилота осталось что рассказать о горячих деньках в мае-июне 1940 года.

Например, один из пилотов из JG 2 был по­слан далеко вперед, чтобы разведать аэродром в рай­оне Шарлевиля, куда мог бы перебазироваться полк. Такой аэродром был найден, но пока шла подготовка к переброске, аэродром заняли более проворные ис­требители из JG 27. Затем пилот направился к Синьи-ле-Пети, где его предупредили, что леса вокруг кишат разрозненными отрядами французов. Летчик взял с собой десяток солдат и организовал прочесывание леса на краю аэродрома. В результате он и его това­рищи взяли в плен командира корпуса, трех дивизи­онных генералов и 200 солдат французских колони­альных войск. Осмотрительность - лучшее качество доблести. Отправив пленных в тыл, одиннадцать че­ловек сняли с одного из разбитых "Потезов" пару пулеметов и забаррикадировались на ночь на верхнем этаже одного из зданий. Тем временем, на первом этаже этого здания все шло своим чередом - здесь располагались местный бар и бордель! А вот пилоты из I.(J)/LG 2 впали в другую крайность - некоторое время они квартировались в женском монастыре.

Вскоре выяснилось, что аэродром, перехва­ченный летчиками из JG 27, не самое лучшее приоб­ретение. Аэродром находился в радиусе действия французской артиллерии, поэтому снабжение аэро­дрома оказалось делом очень не простым. Оказав­шись без топлива, летчики из JG 27 начали "раскулачивать" все машины, залетавшие к ним. Слу­чись какому самолету приземлиться в Шарлевиле, его бензобаки немедленно опорожнялись. Гостю остав­ляли ровно столько бензина, чтобы он мог дотянуть до следующего аэродрома. Этой процедуры не уда­лось избежать даже транспортному Ju 52, принадле­жавшему к авиационному звену самого фюрера!

В еще более сложной ситуации оказались пилоты из JG 77, базировавшегося в районе Эскармэ. Им на какое-то время пришлось стать пехотинцами и с оружием в руках отбивать атаку более 400 француз­ских солдат. Можно привести сколько угодно приме­ров, когда Bf 109 садились и взлетали среди куч ме­таллолома и разбитых самолетов, заросших травой высотою более одного метра. Один из пилотов, захо­дя на посадку заметил, что на посадочной полосе стоят вешки с красными флажками. Кроме того, уви­дев приземляющийся самолет, аэродромная бригада открыла интенсивную пальбу из ракетниц. Решив, что флажки и ракеты указывают на безопасный маршрут, летчик приземлился. Лишь чудом он проскочил мимо штабеля неразорвавшихся бомб, на который указыва­ли и флажки и ракеты.

Несмотря на неразбериху на земле, война в воздухе шла равномерно и без неожиданностей. Пи­лоты одерживали все новые и новые победы. 20 мая Вернер Мельдерс сбил 13-й самолет. Как обычно, с идентификацией самолета, сбитого Мёльдерсом, вы­шла полная неразбериха. Хотя часто случалось, что в горячке боя пилоты путали похожие силуэты "Харрикейнов" и Н-75А, но Мёльдерс заявил победу над Виккерсом "Уэлсли", силуэт которого невозмож­но спутать ни с каким другим. Однако в тот день анг­личане потеряли только один "Фейри Баттлз". Может быть Мёльдерс сбил "Уэлсли", летевший через Фран­цию в Восточную Африку?

22 мая англичане эвакуировали свои само­леты с территории Франции. Операция "Gelb" всту­пила в заключительную фазу. На протяжении сле­дующих дней пилоты из JG 27 прикрывали действия Bf 110 в районе Ла-Манша, сбив при этом 18 самоле­тов противника. 3 самолета сбил гауптман Балтазар, а 2 - лейтенант Францискет. Потери полка составили 4 самолета. Спустя три дня Балтазар сбил над Кале три "Спитфайра". 2./JG 2 была переброшена под Кале 26 мая. Эскадрилья прикрывала группу пикирующих бомбардировщиков, бомбивших укрепления порта. Около 20 "Спитфайров" из 19-й и 65-й эскадрилий RAF попытались помешать немцам, однако потеряв пять машин англичане были вынуждены ретировать­ся.

К югу от Амьена Вернер Мёльдерс сбил двух Н-75А, а на следующее утро довел свой счет до 20 побед. Спустя два дня он был представлен к Ры­царскому кресту став первым летчиком-истребителем, награжденным этим орденом. По слу­чаю награждения Мёльдерса на базе III./JG 53 в Ло (около Ла-Сельв) устроили праздник.

Утром 28 мая капитулировала Бельгия, а Англия завершила эвакуацию своих войск с конти­нента. Участники обороны Дюнкерка часто упрекают английских летчиков в том, что последние дни "...RAF нигде не было видно". Однако число самоле­тов, сбитых немецкими истребителями в это время возле Дюнкерка говорит о несправедливости подоб­ных обвинений.

28  мая три дивизиона JG 26 сбили 15 анг­лийских истребителей, в том числе 6 "Спитфайров" записали на свой счет летчики из I./JG 26 (командир -майор Хандрик (Handrick)) после боя непосредствен­но над участком побережья, где шла эвакуация. 6 "Харрикейнов" были сбиты пилотами из III./JG 26 возле Остенде. На следующий день Адольф Галланд приземлился на аэродроме Сент-По (самолет Галланда был весь забрызган маслом) и сообщил, что ему удалось сбить "Бленхейм", который рухнул в море (в действительности, этот "Бленхейм" из 21-й эскадри­льи смог дотянуть до базы и сесть там на брюхо).

29 мая самолеты люфтваффе сбили 65 (!) самолетов союзников. 10 самолетов сбили пилоты из I.(J)/LG 2 - 8 "Харрикейнов" над Дюнкерком и пару MS.406 в районе Сент-Квентина. Один самолет запи­сал   на   свой   счет   будущий    ас    истребительно-штурмовой авиации лейтенант Фридрих-Вильгельм Штракельян (Strakeljahn).  Также с одной победой завершил этот день обер-лейтенант Герберт Илефельд (Ihlefeld)  -  будущий  кавалер  Мечей.   Французский "Моран" оказался одним из 130 самолетов, сбитых Илефельдом за всю войну.

Многие пилоты - как уже известные нам, так и упоминаемые впервые - одержали в небе Дюнкерка по несколько побед. Остеркамп, Приллер и Ёзау (все из JG 51) сбили по три самолета противника. Иоахим Мюнхеберг, Gruppen-Adjutant III./JG 26 сбил четыре самолета - все 31 мая. 1 июня пилоты из JG 27 сбили двух "Веллингтонов" и шесть "Спитфайров". Один "Веллингтон" на счету фельдфебеля Заваллиша, а один "Спитфайр" - на счету Адольфа Галланда (11-я победа).

Эвакуация гарнизона Дюнкерка была за­вершена 3 июня. К этому времени основные события разворачивались южнее. Планом операции "Rot" пре­дусматривалось совершение массированного авиана­лета на Париж - операция "Paula". Налет был совер­шен как раз 3 июня, во время налета произошло одно из самых грандиозных воздушных сражений за всю кампанию.

JG 53, который непосредственно не участ­вовал в боях у Дюнкерка, заявил 11 побед. Из них две - 22-я и 23-я (Н-75А и "Спитфайр" или, что вероят­нее, "Девуатин D.520") - на счету Вернера Мельдерса. Адольф Галланд также одержал победу - его 12-й жертвой стал "Моран MS.406", сбитый к северу от столицы Франции. I.(J)/LG 2 и II./JG 2 также участво­вали в налете на Париж, сбив 6 и 12 самолетов, соот­ветственно.

5 июня, в первый день операции "Rot", слу­чилось то, чего никто не мог предположить. Днем Вернер Мёльдерс сбил над Компьеном два самолета -истребитель "Блох 152" и "Потез 63". После обеда Мёльдерс поднялся в воздух во второй раз. На этот раз гауптману повстречалась шестерка французских истребителей. Вместе с Мёльдерсом, истребителей противника заметили пилоты из другой эскадрильи. Они тоже атаковали французов, но открыли огонь слишком рано и только всполошили неприятеля. Позднее Мёльдерс так описывал произошедшие за тем события:

"Я минутку понаблюдал ход сражения, а за­тем сам атаковал ближайшего ко мне "Морана", ко­торого безрезультатно "пасли" три наших "Мессершмитта". Вскоре мне удалось поймать само­лет противника на прицел, но уверенного выстрела я сделать еще не мог - француз постоянно маневриро­вал. Внезапно "Моран" резко взял вверх, пролетел надо мной и снова показался уже с другой стороны и ниже меня. Donnerwetter! Француз открыл ответный огонь.

Я заложил вираж и ушел в солнце. Француз, по-видимому, потерял меня, так как развернулся в противоположную сторону и скрылся из виду. Надо мной пара "Мессершмиттов" продолжала преследо­вание последнего "Морана".

Я глянул вверх и назад. Небо кишело "Мессершмиттами". Я шел на высоте 800 метров. Внезапно раздался грохот и искры рассыпались по кабине моего самолета. Дроссель разлетелся на куски, а штурвал провалился вперед. Я начал падать верти­кально вниз. Нужно выбираться наружу, иначе ко­нец...

Я рванул рычаг аварийного отстрела фона­ря. Мой верный самолет еще пару секунд продержал­ся горизонтально, позволяя мне отцепить ремни и выбраться из кабины. Все!"

Пока Мёльдерс болтался на стропах пара­шюта, его противник лейтенант Помье-Лераг (Pomier-Layragues) из GC II/7 успел сбить еще один "Мессершмитт", прежде чем и сам был сбит. Так и не удалось определить, кто же сбил Помье-Лерага, поскольку все летчики из III./JG 53 в том бою сбитые самолеты определили как "Мораны". В действитель­ности это были новейшие французские истребители "Девуатин D.520" - без сомнения лучшие француз­ские машины в то время. Мёльдерс опять все перепу­тал.

Мёльдерс вышел из игры, и его место быст­ро заняли более молодые пилоты. JG 27, действовав­ший к северо-востоку от Парижа, сбил 5 июня не менее 22 самолетов противника. Пять из них при­шлись на долю гауптмана Вильгельма Балтазара. Спустя девять дней командир 7./JG 27 стал вторым летчиком-истребителем люфтваффе, награжденным Рыцарским крестом. К тому времени на счету гаупт­мана было уже 23 воздушные победы. Хотя это было на две победы меньше, чем числилось за Мёльдерсом, если принять во внимание 13 самолетов, уничтожен­ных Балтазаром на земле, он стал самым результа­тивным пилотом люфтваффе на западе.

Хотя ВВС Франции понесли ужасающие по­тери в первые три недели войны, силы противника все еще были не сломлены. Французские и англий­ские самолеты продолжали оказывать немцам сопро­тивление.

Например, 13 июня имела место вспышка активности союзников. Летчики из JG 27 заявили 23 победы, в том числе пилоты из I./JG 27 сбили шесть самолетов типа "Баттлз", атаковавших немецкие тан­ки в районе Монмирэ-Провинс к востоку от Парижа. Но исход кампании уже был предрешен. 13 июня обер-лейтенант Вальтер Ёзау сбил под Амио послед­ний французский бомбардировщик, записанный на счет JG 51. За два до этого JG 53 завершил свою дея­тельность во Франции, сбив пять самолетов. Два из этой пятерки были MS.406, сбитые гауптманом Рольфом Пингелем - это была его пятая и шестая победы. Другие будущие кавалеры Рыцарского креста - Гюнтер Зеегер (Seeger) из JG 2, а также Альфред Хекман (Heckmann) и Георг Шентке (Schentke) из JG 3 открыли свой боевой счет именно в начале июня.

Частям вермахта удалось прорвать линию Мажино только 15 июня под Саарбрюкеном. Через неделю в Компьене было подписано перемирие, а самолеты из JG 26 и JG 53 обеспечивали символиче­ское воздушное прикрытие этой процедуры. 25 июня в 00.35 обе стороны прекратили огонь.

К этому времени большинство истребитель­ных частей люфтваффе вернулось в Рейх на отдых и пополнение. Геринг не спешил начинать налеты на Англию, позволив своим пилотам в полной мере вку­сить торжество победы. Только один полк - JG 51 оберега Остеркампа - был переброшен на север к Па-де-Кале. Таким образом ребята "дядюшки Тео" нача­ли новую страницу в истории люфтваффе. Битва за Францию завершилась, начиналась Битва за Англию.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.463. Запросов К БД/Cache: 0 / 0