6 января 1945 года (суббота). Шестой день операции «Конрад»

«Температура до -3 °C. Обильный снегопад. Плохая видимость. Состояние дорог неизменное. Толщина льда на озере Балатон — 15 сантиметров от западного берега на глубину 5 километров. Образование скоплений льда».

6 января стало датой коренного перелома в операции «Конрад». К этому моменту советские войска полностью оправились от внезапного наступления и, подтянув резервы, стали бросать в бой все новые и новые части. В направлении острия немецкого танкового удара устремились восемь пехотных дивизий и три оперативных соединения. В итоге почти сразу же эсэсовским танкистам, располагавшимся на правом фланге IV танкового корпуса СС, пришлось перейти из наступления в глухую оборону. Немецкое наступление продолжалось лишь на левом фланге близ берега Дуная. В ходе наступления частям 711-й пехотной дивизии все-таки удалось захватить Гран.

Складывалось очень нелегкое оперативное положение. В то время как советские части активно продвигались вперед под Тольной и Альшёгаллой, подразделения 6-й немецкой танковой дивизии смогли занять высоты, располагающиеся в 3 километрах на северо-запад от Бичке. Все попытки советской пехоты при поддержке танков контратаковать оказались безуспешными.

5-я танковая дивизия СС «Викинг» также не могла похвастаться в тот день значительными успехами. Ее подразделения едва успевали отражать советские атаки, которые были направлены на нее со всех сторон. Правофланговая атакующая дивизионная группа так и осталась в районе Чабди. Она была окружена советскими войсками в 2,5 километра восточнее Бичке. Был оставлен лесной массив к западу от деревни Мань. Бои в тех местах представляли собой бесконечно сменяющую друг друга череду атак и обороны. В журнале дивизионной группы говорилось: «Дивизия подтягивает все имеющиеся резервы и уходит в глухую оборону. Беспокойство вызывает фланговое прикрытие. Очень сильно зависим от соседей».

Некоторого военного успеха удалось добиться дивизии СС «Мертвая голова». Ее подразделения взяли высоты, расположенные в 4 километрах на северо-запад от Жамбека. Но на этом продвижение заглохло — немецким танкистам так и не удалось прорвать линию противотанковых заграждений, которая с двух сторон прикрывала трассу, ведущую из Сомора в Жамбек. Атаки с позиции Эпёл — Шаришан в направлении Кирва и Дага были отбиты красноармейцами. Общий итог боев за день вряд ли мог кого-то порадовать. Успеха удалось добиться только частям 96-й пехотной дивизии, которые продвигались на юг. Они охватили с разных сторон местечко Чольнок и деревню Кёртелеш. Но взять эти населенные пункты немецким пехотинцам не удалось — части Красной Армии организовали в них сильную оборону. Определенный успех сопутствовал и 711-й пехотной дивизии. После захвата Жидоди и прилегающих к деревне с северо-востока высот, немецкая пехота смогла выйти на окраины Грана, блокировав тем самым почти все выходы из города. Чтобы развить достигнутый успех, командование 711-й дивизии отдает приказ перекинуть на южный берег Дуная в район Жидоди все имеющиеся пехотные силы, чтобы взять Гран именно ударом с юга, пока советские войска не успели подтянуть подкрепление. Боевая группа венгерской 23-й пехотной дивизии, на тот момент состоявшей из трех пехотных батальонов, была передана в распоряжение командования IV танкового корпуса СС. В штабе танкового корпуса воцарилось мнение, будто бы только мощным ударом на левом (северном), более подвижном и мобильном фланге можно было добиться перелома в ходе забуксовавшего наступления.

6 января 1945 года (суббота). Шестой день операции «Конрад»

IV танковый корпус СС наступает через Пилишские гopы

Тем временем на второй день своего визита в Венгрию генерал-полковник Гудериан посетил командные пункты IV танкового корпуса СС и армейской группы Балка. Там ему доложили о сложившемся положении:

«По ходу собственного 6-дневного наступления вражеская оборона в районе Вертешских и Гереческих гор крепнет день ото дня. Используя пехоту и противотанковые укрепления, враг удерживает фронт, проходящий по линии Альшёгалла — Фельшёгалла — Барок — Чабди — Бичке — Мань — Жамбек — Кирва — Чольнок — Кёртелеш. На данной линии враг постоянно предпринимает контратаки, отдавая приказы собственным частям, чтобы те в ходе ожесточенных боев прорывались в наши позиции. Сегодня танковая группа 5-й танковой дивизии „Викинг“, которая накануне смогла продвинуться между вражескими укрепленными пунктами в Бичке и Мани, должна была безуспешно отражать вражеские атаки, предпринимаемые со всех сторон.

По сути, наступление успешно развивается только на левом фланге (96-я и 711-я пехотные дивизии). Там наступающие части приближаются к Чольноку и Кёртелешу. 711-й пехотной дивизии удалось прорвать рубеж обороны противника и выйти к городу Гран. Данный успех должен использоваться для того, чтобы укрепить оборону собственного северного фланга в районе Грана. Разведывательные группы посылаются для захвата господствующих над городом с востока высот. Оттуда части 711-й пехотной дивизии должны повернуть на юго-восток, чтобы обойти с фланга вражеский рубеж обороны у Кёртелеша. Чтобы способствовать плохо развивающемуся наступлению, надо предпринять операцию в другом месте фронта. Командование группы армий „Юг“ запланировало на завтра наступление 4-й кавалерийской дивизии и танковой группы на южном фланге армейской группы Балка. Готовится также наступление танковых подразделений, включая части LVII танкового корпуса и 3-й танковой дивизии в количестве более ста машин, на участке северо-восточнее Секешфехервара. Атакующие части мощным рывком в северо-восточном направлении на Чаквар должны прорвать позиции противника в южной части Вертешских гор и выйти на линию Вали — Альчут, что является первой оперативной задачей наступления».

Несмотря на оптимистичные заявления командования группы армий «Юг», положение немецких частей на северном берегу Дуная ухудшалось с каждым часом. Советские источники так описывали события того дня:

«6 января 6-я гвардейская танковая и 7-я гвардейская армии без артиллерийской подготовки в блестящем ночном наступлении совместно прорвали немецкие позиции у Хрона и атаковали Комарно. Продвижение советских войск, продолжившееся 7 января, угрожало выходом к флангам и даже в тыл немецких передовых частей. Чтобы сдержать наступление частей 2-го Украинского фронта, немецкое командование перебросило на данный участок фронта те части, которые предполагалось использовать для подкрепления дивизий, рвущихся к Будапешту. Части 3-го Украинского фронта 6 января смогли отразить удар фашистских войск, нацеленный на Будапешт. Однако развить контрнаступление не удается из-за нехватки сил и войск».

Действительно, 6 января части 2-го Украинского фронта смогли прорвать немецкую линию обороны на участке шириной в 15 километров. Двигаясь по левому берегу Дуная, они окружали немецкие части. В журнале боевых действий группы армий «Юг» по этому поводу сообщалось: «К северу от Дуная вражеская 6-я гвардейская армия начала ночное наступление на Коморн, продвинувшись за несколько часов на 16 километров в наши позиции. Отразить наступление неприятеля не представляется возможным. Предполагается, что 7 января 1945 года противник продолжит свои попытки наступать».

С левого фланга армейской группы Балка, из LVII (57-го) танкового корпуса сообщали, что советские части нанесли удар прежде всего по позициям венгерской дивизии «Сент Ласло». Указывалось время начала наступления — 2 часа 30 минут (в советских источниках значилось «3 часа»). К утру передовые отряды Красной Армии фактически смели венгров. Чтобы остановить продвижение советских танков, в дело были пущены немецкие оперативные резервы: 8-я танковая и 211-я народно-гренадерская дивизии. Завязался ожесточенный бой, в ходе которого в окружение попадали и венгры, и советские части. Впрочем, блокированные советские подразделения, в отличие от венгров, не теряли самообладания, что отмечалось даже немцами. Несмотря на отчаянные попытки, танковому корпусу не удалось не только отбить у Красной Армии занятые территории, но даже и остановить советское наступление. Танковые части Красной Армии стремительно приближались к Коморну. Командование армейской группы Балка тут же попыталось «найти виновных». Генерал-майор Гедке около полуночи сообщал в штаб группы армий «Юг»:

«Складывается впечатление, что командование 8-й танковой дивизии сегодня не справилось со своими задачами, а потому ходатайствую о его отставке. По итогам развития сегодняшней ситуации требуется подкрепление, которое должно быть направлено на плацдарм под Коморном. Командующий армейской группой просит направить туда 208-й танковый батальон (который был подчинен командованию IV танкового корпуса. — Авт.). В Коморне все имеющиеся в распоряжении части готовы к занятию обороны».

Начальник штаба группы армий «Юг» генерал-лейтенант Грольман почти сразу же отреагировал на данное сообщение: оборону Коморна, равно как и командование 8-й танковой дивизией, тут же поручили генерал-майору Родену. Такая быстрая смена командования дивизии, вне всякого сомнения, произошла потому, что «на объекте» находился генерал-полковник Гудериан. Он и начальник штаба командования сухопутных войск полковник Бонин были оперативно поставлены в известность о неблагоприятном (для немцев) развитии событий на северном берегу Дуная. Об этом им сообщили по телефону. В момент разговора Гудериан и Бонин находились на командном пункте IV танкового корпуса СС. В 10 часов утра полковник Бонин уже звонил «домой», в Цоссен, и сообщал: «Генерал-полковник Гудериан принял решение, чтобы 20-я танковая дивизия направлялась не в Альтсоль, как было первоначально запланировано, а под Нойхойзель, где она должна присоединиться к LVII (57-му) танковому корпусу».

С прибытия 20-й танковой дивизии должна была начаться немецкая контратака. Понятно, что в сложившихся условиях все внимание Гудериана было сосредоточено на северном берегу Дуная, а потому предложение генерала Гилле — организовать прорыв блокады Будапешта всеми имеющимися в распоряжении силами на левом фланге IV танкового корпуса СС — осталось фактически незамеченным.

В штабе группы армий «Юг» прежде всего обсуждали продвижение советских войск по северному берегу Дуная и предстоящую оборону Коморна. При этом немецкое командование еще не знало, что в дело была пущена лишь часть 6-й советской гвардейской танковой армии.

На вечернем оперативном совещании, проходившем в штабе группы армий «Юг», полковник фон Бонин проинформировал по телефону начальника Генерального штаба сухопутных войск генерала Венка о положении, сложившемся в группе армий, в частности, в армейской группе Балка. При этом также обсуждались действия IV танкового корпуса СС. Фон Бонин сообщил: «Кажется, что IV танковый корпус СС совсем запутался. Откровенно говоря, подобные подозрения стали закрадываться еще во время встречи с обергруппенфюрером СС Гилле на командном пункте». По его (Бонина. — Авт.) мнению, 6-я танковая дивизия должна отзываться с ее нынешних фронтовых позиций, чтобы быть направленной на усиление южного фланга армейской группы Балка, где планировалось наступление.

Подобные заявления шли вразрез с мнением штаба IV танкового корпуса. Там считали, что успех операции зависел от усиления левого (северного) фланга. Наступать надо было к югу от Грана и завершить переход через Пилишские горы. Но очевидно, что Гилле не смог переубедить Гудериана и фон Бонина.

Начальники штабов (группы армий «Юг» и армейской группы Балка) обдумывали использование 6-й танковой дивизии, не предполагая поначалу вырабатывать единый план. Генерал-лейтенант Грольман хотел применить 6-ю танковую дивизию на правом фланге армейской группы. Генерал-майор Гедке считал это рискованным: «6-я танковая дивизия даже сейчас могла бы способствовать расширению фронта наступления. Переброска на правый фланг значила бы для танков очень длительную поездку. Некоторое время они не применялись бы ни на правом, ни на левом флангах».

Рассматривалась возможность разделения дивизии, когда «на юг» были бы посланы только моторизованные подразделения, разведывательные и артиллерийские части. Гедке хотел выждать до 7 января, то есть того дня, когда должно было начаться немецкое наступление к северу от Секешфехервара. Его интересовало, как оно скажется в целом на положении правого фланга IV танковой дивизии СС (дивизия «Викинг»). В журнале боевых действий группы армии «Юг» имеется весьма показательная запись: «Командующий армейской группой Балк предложил, чтобы в случае, если осажденный гарнизон Будапешта окажется в критическом положении, 6-я танковая дивизия устремилась бы к городу из Грана через Пилишские горы».

Примечательно, что отчасти это соответствовало идеям, которые высказывал Гилле. Но чтобы понять суть этого «антикризисного плана», надо прочитать его не один раз. Командующий армейской группой, который получил в свое распоряжение IV танковый корпус СС как раз для того (и только для того), чтобы деблокировать Будапешт, собирался выполнять поставленную перед ним задачу только в самом крайнем случае. Видимо, он полагал, что положение окруженной советскими войсками в Будапеште немецко-венгерской группировки было еще не самым критическим. Впрочем, он не мог не знать, что с каждым днем силы окруженных немцев и венгров таяли, как снег весной, а снабжение по воздуху фактически не осуществлялось. В подобной ситуации каждый час был на счету. Ждать какого-то чуда, которое якобы должно произойти в Будапеште, было совершенно абсурдным.

Таким образом, богатый событиями день 6 января 1945 года закончился ничем. В штабе IV танкового корпуса СС могли лишь с разочарованием наблюдать, как прибывавшие части подкрепления исчезали в южном направлении — там, где им пришлось бы столкнуться со свежими советскими частями, имеющими неплохие резервы. Ввиду успехов 711-й пехотной дивизии под Граном осуществление «южного решения» казалось и вовсе непонятным. В условиях, когда генерал Ваффен-СС Гилле, в отличие от Балка как командующего армейской группой, не имел всей полноты информации, он все-таки обладал более глубоким тактическим чутьем, когда предлагал нанести удар по кольцу окружения через Пилишские горы. Но по итогам событий 6 января был принят следующий план: «Ударом из района, лежащего на северо-запад от Секешфехервара, силами I кавалерийского корпуса (командующий — генерал кавалерии Хартенэк), 3-й и 23-й танковых дивизий, при поддержке 4-й кавалерийской бригады нанести удар по советским войскам под Чакваром, окружить их, отрезав от позиций IV танкового корпуса СС в Вертешских горах, и дать тем самым танковым частям СС возможность прорваться к Будапешту».

Похожие книги из библиотеки

С них начиналась разведка

20 декабря 1920 года Ф.Э. Дзержинский подписал исторический приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК. Этот день стал днем рождения Службы внешней разведки нашего государства. В предлагаемой читателю книге рассказывается о разведчиках, пришедших на службу в начале 1920-х годов и работавших в предвоенные годы. Именно в этот период произошло становление советской внешней разведки, которая стала одной из сильнейших разведслужб мира.

Повествование о первом поколении сотрудников советской внешней разведки основано на документальных материалах. И сегодня, когда в нашем обществе все больше мыслящих людей желает знать правду о недавнем прошлом России, эта книга будет особенно полезной.

Советские авиационные ракеты "Воздух-воздух"

Краткий справочник по истории развития в СССР и имеющимся на вооружении российским авиационным ракетам "воздух-воздух". Достаточно объемный фотоматериал - подпорчен невысоким качеством полиграфии и сканирования (fb2 делался из djvu).

Линейные корабли Германии. Часть I. «Нассау» «Вестфален» «Рейнланд» «Позен»

В книге освещена история проектирования, строительства и боевой службы германских дредноутов – линейных кораблей типа "Нассау". Подробно дано описание устройства этих кораблей. Описаны морские операции и сражения первой мировой войны и, в первую очередь, Ютландского боя, в котором участвовали эти корабли.

Истребитель МиГ-21 Рождение легенды

Иллюстрированное издание истории посвящено создания и боевого применения одного из самых знаменитых самолетов – истребителя МиГ-21. Она охватывает период с 1953 года до наших дней. В ней рассмотрены все этапы создания боевой машины, начиная с первых набросков и кончая учебно- тренировочными вариантами. Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующих историй отечественной авиации.