10 января 1945 года (среда). Второй день операции «Конрад II»

«Легкий мороз. Сильный снегопад. Плохая видимость. Дороги в силу обледенения либо плохо проходимы, либо вовсе непроходимы».

Гилле подготовил отвод моторизованного полка «Германия» 5-й танковой дивизии СС «Викинг» максимально быстро, насколько позволяла обстановка на фронте. Значительную часть танковой дивизии он планировал перебросить на левый фланг, чтобы удар, нанесенный через Пилишские горы в сторону Будапешта, был предельно мощным. Еще часть «викингов» была передана в оперативное подчинение командованию 6-й танковой дивизии.

В те дни едва ли можно было говорить о четкой линии фронта. Правильнее было бы говорить о линии боев, в ходе которых территории переходили из рук в руки. Да и сама линия боев была достаточно условной, в ней было множество пробелов, которыми спешили воспользоваться обе сражавшиеся стороны. Гилле хотел использовать оставшиеся подразделения дивизии СС «Викинг» для рискованной операции. Он никак не мог оставить надежды прорваться к Будапешту.

Дивизионная группа Папе, в которую, собственно, и входила 6-я танковая дивизия, поменяла своего командира. Ее новым шефом был назначен командир 239-й бригады штурмовой артиллерии (так немцы назвали самоходные артиллерийские установки). Отныне дивизионная группа, входившая, как и ранее, в состав IV танкового корпуса СС, стала носить имя Будесманна.

Тем временем на левом фланге первые части танкового корпуса теряли ценные для них часы. В журнале боевых действий дивизии СС «Викинг» сообщалось:

«В 3 часа ночи прибыл связной из боевой группы Филиппа… Мы все и сам Филипп считаем отданный приказ неосуществимым. Берега Дуная едва ли можно освободить для спокойного передвижения по ним. Прибывший генерал также не знает, должно ли начаться наступление или нет. Во второй половине дня наконец-то приходит приказ о начале наступления. В 20 часов 30 минут дивизия начинает наступать. Противник оказывает слабое сопротивление. Он полностью разбит. Трудная горная территория, фактически предгорье Альп. В полночь приходят первые сообщения о наших успехах. Пленные в большинстве случаев являются солдатами из артиллерийских и минометных расчетов. Никаких собственных потерь. „Вестланд“ быстро продвигается вперед, „Германия“ — медленнее».

Как видим, немецкое наступление без всяких видимых причин было фактически отложено еще на один день. Можно ли удивляться, что Гилле все чаще ловил себя на мысли, что надо действовать самостоятельно? Кстати, этому «простою» Балк в своих мемуарах не посвятил ни одной строчки.

Тем временем на правом фланге армейского корпуса Балка, где должен был наступать I кавалерийский корпус, шел затяжной бой, в котором и Красная Армия, и немцы несли огромные потери. Весь день у Замоя и советским, и немецким солдатам приходилось сражаться в снежных заносах. Скользкий лед, покрывавший всю землю на протяжении многих километров, не позволял быстро передвигаться. Несмотря на ожесточенность сражения, никому не удалось продвинуться вперед. Некоторые высоты близ Замоя по пять за раз день переходили из рук в руки. Позиции советских частей постоянно обстреливались немецкой артиллерией:

«IV танковый корпус: бои идут по-прежнему у Бичке, Мани и Жамбека. Противник продолжает наступать, но на этот раз его вылазки носят локальный характер. Все они отражены. Полк Эйке смог уничтожить под Жамбеком 7 вражеских танков. 145-й батальон 3-й танковой дивизии СС „Мертвая голова“ с самого начала операции „Конрад“ удерживает свои позиции. В ходе наступления 711-й пехотный полк оказался в лесу, где, несмотря на самые неблагоприятные условия, постепенно продвигается вперед. Усиленная полковая группа „Вестланд“ направлена на подкрепление 711-й пехотной дивизии, чтобы та продолжила наступление. Продвижение вперед замедлилось из-за сильного снегопада и обледеневшей почвы. Группа Филиппа на участке между Дунаем и Пилишскими горами северо-восточнее Грана столкнулась с ожесточенным вражеским сопротивлением. Оборона противника прорвана, группа продвигается к южным отрогам гор. Наступление было остановлено у второго оборонительного рубежа противника. Неприятель остановил продвижение танков огнем из орудий, который ведется с противоположного берега Дуная из местечка Хелемба».

От «дерзкого наступления» не осталось и следа. Но кроме генерала Балка и его штаба, никто не был изумлен этим обстоятельством. «Боевая группа Филиппа» была в итоге вынуждена укрыться от огня советской артиллерии в близлежащих горах. Это стало платой за промедление. Одновременно с этим на северном берегу Дуная немцам удалось осуществить удачную контратаку и остановить продвижение дивизий 2-го Украинского фронта в Коморну. В итоге командование группы армий «Юг» смогло отказаться от своего первоначального замысла и не стало перебрасывать на северный фланг и без того потрепанный I кавалерийский корпус.

Тем временем положение немецко-венгерской группировки ухудшалось на глазах. Советские войска смогли вытеснить оборонявшихся немцев почти со всей территории Пешта (восточного плацдарма). Готовилось новое советское наступление, чтобы полностью выбить немцев из этой части города. Как долго немцы могли держать оборону в венгерской столице, уже никто не знал. Из-за сильных снегопадов прекратилось даже скудное снабжение по воздуху.

Во второй половине дня генерал Вёлер в сопровождении офицера штаба группы армий «Юг» (подполковника Шеффера) прибыл в штаб армейской группы Балка. Там произошло обсуждение хода боевых действий. Результатом этой беседы стал документ, получивший название «Оценка положения армейской группы Балка по состоянию на 10 января 1945 года, составленная после консультаций с генералом Балком». В основных чертах документ выглядел следующим образом:

«1) Наступательная операция, предпринятая из района к юго-западу от Секешфехервара и связанная с перегруппировкой IV танкового корпуса СС, могла иметь большие последствия, так как заставила бы оттянуть части Красной Армии от западного плацдарма (Буды) Будапешта. Однако ее начало повлекло бы потерю как минимум пяти дней.

2) Казалось сомнительным, что окруженная в Будапеште группировка могла бы продержаться столько времени.

3) В условиях пятидневной передышки советское командование могло перебросить войска на штурм Будапешта и взять западный плацдарм.

4) Запланированная операция могла быть полностью успешной лишь после деблокирования Будапешта.

5) Необходимо было продолжать наступление через Пилишские горы, так как:

a) это был кратчайший путь к Будапешту;

b) территория благоприятствовала прорыву окруженной группировки из Будапешта».

В принципе все было предельно ясно и логично. Однако генерал-полковник Гудериан и начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал Венк настоятельно указывали на то, что «фюрер приказал провести перегруппировку и перенести эпицентр борьбы на юг». В качестве исключения разрешалось продолжить наступление в Пилишских горах, но только при условии, что к 11 января оно принесет ощутимый тактический успех, который можно было бы развить для деблокирования Будапешта.

10 января 1945 года (среда). Второй день операции «Конрад II»

Обергруппенфюрер СС Пфеффер-Вильденбрух, командующий IX горнострелковым корпусом СС, окруженным в Будапеште

Сам Гудериан предусмотрительно настаивал на «южном решении», так как был хорошо знаком с характером Гитлера и знал, что того вряд ли можно было переубедить, а уж тем более изменить принятое им решение. Но сам он, наверное, все-таки был склонен продолжать наступление на северном фланге, ибо прежде не раз поддерживал именно «северное решение».

Изменение решения было вопросом времени. Сколько его могло потребоваться, чтобы очевидные факты стали ясны Гитлеру?

Между тем группе армий «Юг» становилось понятным, что из «стремительной» атаки «боевой группы Филиппа» ничего не получилось. Появившиеся между Пилишскими горами и Дунаем (словно из-под земли) 93-я советская стрелковая дивизия и обширные минные поля окончательно преградили немцам путь вдоль Дуная на восток.

Советское контрнаступление на северном берегу Дуная стало останавливаться. Но даже несмотря на то, что частям Красной Армии не удалось взять конечную цель — Коморн, это все равно был значительный успех для советских войск. Были не только отвоеваны значительные территории, но «приоткрыт» путь на Братиславу и самую важную стратегическую цель — Вену. Кроме этого, IV танковый корпус СС ни на минуту не мог ощущать себя в безопасности, зная, что у него в тылу в каких-то 40–50 километрах, хоть и через Дунай, но находится мощная советская группировка. С учетом того, что ситуация менялась почти каждый день, никто не исключал возможности боев «на два фронта».

В вечерней сводке, посланной из группы армий «Юг» в Верховное командование сухопутных войск Гудериану, больше не говорилось о необходимости продолжения наступления через Пилишские горы. При этом 5-я танковая дивизия СС «Викинг» даже не получила возможности попытаться его осуществить. В сводке говорилось: «Лучше было бы вообще прекратить наступление, чем проводить перегруппировку войск». Но в итоге все «согласились» с тем, что самым удачным в данной ситуации было предложенное фюрером решение, а именно переброска значительной части войск на южный фланг. Но при этом высказывалось мнение, что X горнострелковый корпус должен был пойти на прорыв из Будапешта. Однако Гитлер был непреклонен, окруженная в венгерской столице группировка должна была сражаться до последнего патрона. Никто не должен был покидать Будапешт.

Похожие книги из библиотеки

Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам

Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.

Топи их всех!

Книга написана бывшим командующим подводными силами Тихоокеанского флота США. Автор подробно освещает боевую деятельность американских подводных лодок на Тихом океане а годы второй мировой войны. В книге рассматриваются тактические приемы подводных лодок, приводятся сведения об одиночных и групповых действиях лодок против японского торгового судоходства и боевых кораблей. Книга содержит большой фактический материал о потерях военного и торгового флота Японии.

Покрышкин

Кадры решают все. А в переломное время, в экстремальных ситуациях, герои решают все, — считает автор книги о маршале авиации А. И. Покрышкине.

Именно Покрышкин стал ярчайшим выразителем тех перемен, которые сделали нашу армию 1941 года армией 1945 года. Он был первым из когорты тех, кто сломил боевой дух люфтваффе. По свидетельству известного ученого Ю. Н. Мажорова, который в годы войны служил в 1-й отдельной радиобригаде Ставки ВГК, лишь в трех случаях немцы переходили с цифровых радиосообщений на передачу открытым текстом: «Ахтунг, партизанен!» (внезапное нападение партизан); «Ахтунг, панцер!» (прорыв советских танков) и — «Ахтунг, Покрышкин!».

Знаменитый летчик никогда не был баловнем судьбы. Да и не могла быть легкой жизнь у человека, который, как говорит о нем один из его учеников, генерал-полковник авиации Н. И. Москвителев, «ни разу нигде не покривил душой, не сказал неправду». О многих перипетиях жизни летчика и военачальника впервые рассказано в этой книге.

Редчайшее сочетание различных дарований — летчика-аса, аналитика, командира, наставника — делает личность Покрышкина единственной в своем роде. Второй наш трижды Герой И. Н. Кожедуб всегда говорил, что учился у него воевать и жить, быть человеком…

Книга издается к 100-летнему юбилею Александра Ивановича Покрышкина.

Броненосные крейсера типа “Адмирал Макаров”. 1906-1925 гг.

Данная книга является продолжением книги автора “Броненосный крейсер “Баян”” (С-Пб. 2005 г.) и посвящена однотипным кораблям “Адмирал Макаров”, “Баян” и “Паллада”.

Все три корабля участвовали в первой мировой войне, а один из них — “Паллада” погиб от торпеды подводной лодки в октябре 1914 г. В книге описываются строительство, предвоенная служба, операции первой мировой войны, в которых участвовали эти корабли.

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.