Глава 5

Операция «Конрад III»

В ночь с 12 на 13 января части IV танкового корпуса СС, начиная с полка «Германия», стали отходить на новые позиции. За «Германией» последовали остальные части дивизии «Викинг», 711-й и 96-й пехотных дивизий. Их позиции должна была занять подошедшая 3-я кавалерийская бригада. Некоторое время в Пилишских горах должно было оставаться по одному батальону из состава дивизий «Викинг» и «Мертвая голова». Они должны были удерживать уже захваченную территорию до того момента, пока кавалерийская бригада полностью не займет свои позиции.

Танки IV корпуса СС было приказано погрузить на железнодорожные составы к югу от Коморна. Это должно было дезориентировать советскую разведку. На самом деле танки должны были перекидываться в район Веспрема. При этом надо отметить, что у группы армий «Юг» не было достаточного количества эшелонов, чтобы оперативно перебросить всю необходимую технику. Ежедневно имелась возможность посылать только два эшелона. Но на самом деле это был лишь отвлекающий маневр. Основные силы IV танкового корпуса СС должны были добираться до Веспрема своим ходом. Их переброска могла осуществиться только по шоссе Тата — Надьигманд. Остальные дороги были труднопроходимыми, и переброска по ним заняла бы гораздо больше времени. Командованию корпуса приходилось мириться с тем фактом, что перегруппировка потребовала огромных затрат горючего, которого и без того не хватало. Начало общего наступления было запланировано на раннее утро 18 января. При этом наступление должно было осуществляться «всеми имеющимися в распоряжении силами».

Во время перегруппировки температура была около нуля градусов. Почти все время небо было безоблачным, но сильный туман способствовал маскировке передвижений немецких танков. Однако 15 января неожиданно ударили сильные морозы. Дороги вновь обледенели и стали почти непроходимыми в горных районах. Тем не менее немцам удалось провести перегруппировку, не понеся почти никаких потерь. Советские части в районе Пилишских гор, Бичке и Замоя не предпринимали никаких активных действий. Воспользовавшись неожиданной передышкой, они укрепляли свои оборонительные рубежи. Более того, советское командование само задумало провести перегруппировку, значительно усилив находящиеся в обороне части в Пилишских горах и по обе стороны от Замоя. Несмотря на активную авиаразведку, от советского командования как-то ускользнуло «исчезновение» с передовой IV танкового корпуса СС. Казалось, что немцам удалось незамеченными провести переброску танковых и пехотных дивизий на южный фланг армейской группы Балка. Советская разведка трактовала активные перемещения железнодорожных составов близ Коморна как переброску танковых частей на север, в расположение группы армий «А» (группа армий «Центр»), то есть на тот участок фронта, где в середине января началось генеральное советское наступление.

Между тем к вечеру 13 января I кавалерийский корпус взял на себя командование танковыми дивизиями СС. Большинство танков еще находилось на марше, но передовые отряды уже оказались в месте предполагаемого сбора, откуда они и должны были выйти на исходные позиции. Сам штаб IV танкового корпуса СС расположился в непосредственной близости от фронта — в лесу в 3 километрах на северо-запад от северного берега озера Балатон (приблизительно в 10 километрах на юго-восток от Веспрема). Именно оттуда должно было вестись командование новой операцией. В тот же день штаб группы армий «Юг» сообщил в Верховное командование сухопутных войск о плане предстоящей операции «Конрад III». Данный план сводился к нескольким пунктам:

1) IV танковый корпус СС силами двух танковых дивизий («Мертвая голова» и «Викинг») при поддержке 1-й танковой дивизии должен был нанести главный удар.

2) В первую очередь дивизия СС «Викинг» должна была захватить плацдарм по каналу Шарвиз[3] близ Шаркерестура и Аба, а дивизия СС «Мертвая голова» — занять территорию по обе стороны от села Фёвеньи, в то время как 1-я танковая дивизия вышла бы к южным окраинам Секешфехервара.

3) При этом правый фланг наступающих частей должен был прикрываться специальными штурмовыми подразделениями 1-й, 3-й и 23-й танковых дивизий, которые постепенно должны были продвигаться в направлении канала Шио, идущего от озера Балатон к Шимонторнье.

4) Для введения в заблуждение советской разведки части III танкового корпуса (основные части 3-й и 23-й танковых дивизий) за день до основного наступления должны были начать операцию к северу от Секешфехервара. Этот отвлекающий ход должен был заставить оттянуть советские части с территорий, расположенных к югу от города, что упростило бы продвижение ударных сил.

5) Заняв плацдарм, IV танковый корпус СС должен был наступать к югу от озера Веленце. Теперь наступление должно было развиваться в северо-западном направлении. Дивизия «Викинг» должна была выйти к Дунаю у Эрчи, дивизия «Мертвая голова» — к Ракересттуру, а 1-я танковая дивизия — к Барачке.

6) За танковыми дивизиями должна была следовать 4-я кавалерийская бригада, которой отводилась функция зачистки территорий от оставшихся советских отрядов.

7) Прибывшая к Балатону 2-я танковая армия должна была развить наступление. Предполагалось, что к 17 января к Веспрему будет подтянута 44-я имперско-гренадерская дивизия «Магистры Тевтонского ордена»[4]. В зависимости от обстановки она должна была либо наступать на соседних участках фронта, либо удерживать оборонительный рубеж к северу от Секешфехервара.

Тем временем советское командование провело перегруппировку войск, в ходе которой были усилены части, расположенные близ Замоя и в Пилишских горах. В горах предполагалось даже начать контрнаступление. 14 января советские войска смогли отбить у немцев Пилишсенткерест. Советское командование намеревалось во что бы то ни стало «ампутировать протянутый к Будапешту палец». Одновременно с этим маршал Толбухин приказал возводить к северу от Секешфехервара глубоко эшелонированную линию обороны, которая предусматривала не только минные заграждения, окопы, противотанковые заграждения, но и специально оборудованные для минометов и противотанковых орудий «гнезда». Военное чутье подсказывало Толбухину, что вскоре здесь придется вести ожесточенные бои. При этом он усиливал давление на западный плацдарм в Будапеште.

Осажденная немецко-венгерская группировка теряла каждый день по нескольку сотен солдат. Балк в очередной раз пытался исправить ситуацию, но смог добиться лишь очередного обещания «лучше снабжать Будапешт по воздуху». В какой-то момент Верховному командованию сухопутных войск стало не до Будапешта. Стремительное советское наступление фактически за несколько дней поставило под угрозу полного уничтожения группу армий «А», располагавшуюся в Польше. Поздно вечером 14 января генерал Венк позвонил в штаб группы армий «Юг». Обозначив общую ситуацию на Восточном фронте, он заявил, что, по его мнению, в условиях отсутствия IV танкового корпуса СС командование группы армий «Юг» вольно само выбирать путь спасения Будапешта. Почти сразу же было принято решение «как можно быстрее осуществить прорыв окруженной группировки из Будапешта, пока это еще можно сделать неожиданно». Прошло время, и в 3 часа ночи (уже 15 января) Венк сообщил, что IV танковый корпус СС останется в распоряжении группы армий «Юг», а 2-я танковая армия будет усилена боснийской 13-й горнострелковой дивизией СС «Ханджар» (1-я хорватская дивизия СС). К этому моменту советские войска почти полностью заняли Пешт.

Переброска IV танкового корпуса СС, несмотря на перепады температуры и постоянные изменения погоды, проходила более-менее планомерно. К месту сбора была направлена также 3-я танковая дивизия, которая до этого момента стояла на участке фронта к северо-западу от Замоя. Первоначальное объединение танковых частей должно было произойти к северу от Варпалоты. В итоге в распоряжении командования IV танкового корпуса СС оказалось четыре танковых дивизии (1-я танковая, 3-я танковая, 3-я танковая СС «Мертвая голова» и 5-я танковая СС «Викинг».). Исходные позиции для наступления сначала должны были быть «прощупаны» 403-м народно-артиллерийским корпусом и 17-й народно-минометной бригадой. Они проникли на исходные позиции под покровом темноты, в условиях строжайшей секретности и с соблюдением сугубой маскировки.

Глава 5   Операция «Конрад III»

Недостаточный уровень пехотной поддержки не позволил успешно осуществить наступление через венгерские горы

Между тем общая обстановка на Восточном фронте заставила 17 января 1945 года командование группы армий «Юг» рассматривать план о «возвращении» IV танкового корпуса СС группе армий «А» (отход в Польшу), что означало отмену операции «Конрад III». В штаб группы армий «Юг» даже поступил приказ о подготовке переброски танковых частей в район Братиславы, откуда они по железной дороге должны были быть направлены в Польшу. Однако этот очередной танковый марш полностью поставил бы крест на запасах топлива. Пока подразделения корпуса двигались на юг, к Варпалоте, Гудериан, невзирая на возможный расход топлива, пытался убедить Гитлера перекинуть их в Польшу.

Но, как и прежде, Гитлер не собирался менять своего мнения. В 18 часов 25 минут из Генерального штаба сухопутных войск в штаб группы армий «Юг» передали приказ фюрера: «Готовиться к запланированному наступлению». Для того чтобы операция «Конрад III» увенчалась успехом, было решено одновременно с ней начать немецкое контрнаступление на северном берегу Дуная. Для этого туда были направлены 8-я и 20-я танковые дивизии.

Теперь стало окончательно ясно, что операция «Конрад III» все-таки состоится. В 19 часов 25 минут генералу Вёлеру позвонил Гудериан и передал приказ фюрера: «Командование X горнострелкового корпуса СС может самостоятельно принимать решения относительно восточного плацдарма в Будапеште». Подобное решение фактически ничего не меняло, так как Пешт, который фактически разрешалось оставить, был и без приказа Гитлера почти полностью взят советскими войсками. Командованию армейской группы Балка ничего не оставалось, как отдать приказ: 18 января 1945 года в 5 часов утра начать операцию «Конрад III». Приказ был передан по частям 17 января в 23 часа 10 минут.

Похожие книги из библиотеки

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.

Вооруженные силы Японии

Книга дает обширный справочный материал о состоянии вооруженных сил Японии. По сравнению с первым изданием справочник значительно обновлен и дополнен, особенно в части описания технических родов войск. Тактический раздел справочника пополнен описанием действий дивизии. Книга рассчитана на командный начальствующий состав кадра и запаса РККА.

Гусеничный плавающий транспортер К-61

Гусеничный плавающий транспортер К-61 стал родоначальником целого направления отечественных инженерных машин. Многие конструкторские решения, предложенные его главным конструктором А. Ф. Кравцевым, стали классическими и поныне используются при создании переправочных средств. На базе транспортера К-61 было разработано несколько инженерных машин.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»