20 января 1945 года (суббота). Третий день операции «Конрад III»

«Легкий мороз. Плохая видимость. Время от времени становится ясно. Дороги покрыты льдом, из-за выпавшего снега они фактически непроходимы».

Самым слабым местом в «веере» немецкого наступления была линия обороны вдоль канала Шио, проходившая от Шиофока до Мезё Комарома. Она удерживалась фактически только 25-м венгерским пехотным полком. Именно здесь маршал Толбухин решил нанести удар. Для немцев ситуация осложнялась тем, что венгерский полк только что прибыл на позиции, где он сменял немецкий танковый разведывательный батальон. Немецким танкистам незадолго до этого удалось в ходе ожесточенного боя отбросить на восток незначительные силы Красной Армии. Теперь же советские войска концентрировались в треугольнике, образованном населенными пунктами Шимонторнья — Цеце — Пальфа. Концентрация советских войск была почти сразу же замечена немецкими летчиками. В итоге в штабе армейской группы Балка было принято решение не отводить отсюда разведывательный батальон 23-й танковой дивизии.

Тем временем к 15 часам 15 минутам передовые части 3-й танковой дивизии достигли развилки дорог, расположенной в 5 километрах южнее Адони. Основные силы дивизии в тот момент смогли отразить советскую контратаку близ Дунапентеле. После отражения советской контратаки немцам удалось пустить на дно пять советских буксиров. Но очень скоро об этом шаге сильно пожалели — затопленные советские суда фактически перегораживали Дунай и делали невозможным сообщение вдоль реки, что значительно ограничивало боевые возможности дивизии.

В штабе IV танкового корпуса СС весьма оптимистично смотрели в будущее. Дело в том, что эсэсовским танкистам удалось зажать в треугольнике Киш-Перката — Аба — Шерегейеш несколько советских корпусов, которые так и не могли развить стратегическую инициативу. Это были XVIII советский танковый корпус, VII гвардейский механизированный корпус и стрелковый корпус, только что перекинутый с финского фронта. Положение советских частей осложнялось тем, что дивизии «Викинг» и «Мертвая голова» фактически отрезали их от пути снабжения. К тому же за несколько часов до этого «викинги» взяли Абу. В данных условиях надо было непременно контратаковать.

Поначалу немцы планировали, что острие советской контратаки будет перехвачено дивизией СС «Викинг». При этом советская контратака должна была быть нацелена на пространство между Абой и Шарошдом. Только двигаясь в юго-восточном направлении, советские части могли избежать окружения и воссоединиться с остальными дивизиями 3-го Украинского фронта. «Викинги» тоже не теряли времени: в 14 часов они взяли Перкату, где заняли круговую оборону, готовясь отразить советское контрнаступление.

В данной местности линия фронта фактически перестала существовать. Сложно было даже сказать, кто был окружен. Немцы всеми силами пытались пробиться к дорогам и наладить свое снабжение. Наиболее остро это касалось положения, в котором оказалась дивизия «Мертвая голова». В 15 часов 40 минут танкисты этой эсэсовской дивизии попытались провести разведку боем в окрестностях Шерегейеша. Но наиболее ожесточенные бои разгорелись в районе Абы. Советские солдаты там стояли насмерть, не давая возможности немцам прорваться на юг, ведь если бы это случилось, то советские войска здесь были бы отрезаны от основных сил, собирающихся на востоке. В сложившихся условиях и немцы, и красноармейцы оказались в патовой ситуации — они все были отрезаны от снабжения.

В ходе ожесточенного боя «Мертвой голове» удалось взять Шерегейеш. Окружавшая этот населенный пункт болотистая местность вынудила танковые подразделения дивизии слишком вытянуться на север. Генерал Балк, в отличие от штаба группы армий «Юг», пытался воспротивиться подобному развитию событий. Но именно вытягивание позиций «Мертвой головы» в северном направлении позволило этой танковой дивизии СС не только подготовиться к нанесению очередного удара на восток, но и прикрыть фланг дивизии СС «Викинг», что разрешило последней развивать дальнейшее наступление на юг. Танковый разведывательный отряд «викингов» смог продвинуться вперед до села Саболч, в то время как танковые части «Мертвой головы» продвигались вперед по южному берегу озера Веленце. Они с ходу взяли Гардонь и к вечеру приблизились к окраинам Киш-Веленце.

Нельзя не упомянуть один показательный факт, который как нельзя лучше характеризует отношения Балка и Гилле. В 10 часов, когда собственно и разворачивалось наступление, Балк жаловался генералу Вёлеру, что общая картина сражения страдает от того, что IV танковый корпус СС, в особенности дивизии «Викинг» и «Мертвая голова», «крайне неудовлетворительно информируют армейскую группу о своем продвижении». При этом он сообщал, что дивизия СС «Викинг» на отрезке между Перкатой и Шаркерестуром должна была начать в нескольких местах наступление, чтобы проложить себе путь на север (и это сообщалось в условиях, когда дивизия разворачивала наступление в юго-восточном направлении). При этом командование IV танкового корпуса СС должно было начать силами дивизии «Мертвая голова» наступление на восток в направлении Адони (то есть туда, куда двигалась именно дивизия «Викинг»). Балк настаивал на подобном сценарии, так как считал, что сначала надо было уничтожить противника с флангов, так как он мог бросить все имеющиеся силы на 5-ю танковую дивизию СС «Викинг». План, предложенный Балком, не имел под собой никаких реальных оснований. По сути, он был просто высосан из пальца. После этого Балк полдня негодовал, что к нему не поступало никаких сообщений из дивизии «Мертвая голова» о продвижении от Дунапентеле к Адони. То есть Балк просто-напросто не знал (или не хотел знать), что «Мертвая голова» двигалась не к Дунаю, а по южному берегу Веленце.

20 января 1945 года (суббота). Третий день операции «Конрад III»

Командир 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер» Йохен Румор

1-я танковая дивизия прикрывала левый фланг под Секешфехерваром, ближе прочих немецких формирований подойдя к этому городу, подступы к которому отчаянно удерживали советские части. Для Красной Армии роковое значение имел тот факт, что немцы смогли перерезать дорогу, связывающую Секешфехервар с Шерегейешем. Для снабжения советских частей в болотистой, фактически непроходимой местности эта дорога имела исключительное значение. По этой причине советское командование в течение 20 января 1945 года не раз отдавало приказ предпринять контратаку из Секешфехервара или с «южных» позиций, чтобы вновь получить контроль над этой трассой. Но все попытки выполнить его оказались безуспешными. 1-я танковая дивизия смогла отразить все советские контратаки.

К северу от Секешфехервара измотанная в боях 23-я танковая дивизия (III танковый корпус) смогла отбить у советских частей совсем немного территории. В то же самое время концентрировавшаяся между населенными пунктами Бичке и Мань ударная группа I кавалерийского корпуса была готова начать наступление на советские позиции не раньше 21 января. В Будапеште попытка немецко-венгерской группировки отбить у советских частей остров Маргариты[5] закончилась полным провалом, который имел стратегическое значение.

Для продолжения наступления в штабе армейской группы Балка и в штабе IV танкового корпуса были запланированы следующие меры:

1) Для лучшей организации снабжения 25-я венгерская пехотная дивизия, находившаяся у канала Шио, переходила в подчинение командования IV танкового корпуса СС. Кроме этого, в данный район планировалось перекинуть еще несколько венгерских подразделений, что позволило бы снять с этих позиций танковый разведывательный батальон 23-й дивизии.

2) В подчинение командованию IV танкового корпуса СС переходил также штаб панцергренадерской дивизии «Фельдхеррнхалле». Ему поручалось удерживать позиции у того же канала Шио. Позже сюда должны были прибыть части 3-й венгерской армии. В армейской группе Балка не считали нужным проводить новую границу между позициями 3-й венгерской армии и IV танкового корпуса СС. Впрочем, изменение границ напрашивалось само собой — по какой причине это не было сделано, до сих пор остается неясным.

3) Танковые дивизии СС «Мертвая голова» и «Викинг», должны были прорываться к Дунаю, после чего им следовал о развернуть наступление на север, в направлении Будапешта.

4) Наиболее боеспособные подразделения дивизий «Мертвая голова» и «Викинг» должны были совместно атаковать позиции XVIII советского танкового корпуса в районы Абы, Перкаты и Шерегейеша. Данное наступление должно было закончиться окружением и полным уничтожением советского танкового соединения.

5) Мотопехота 1-й танковой дивизии оставалась привязанной к Секешфехервару. При этом танковые части 1-й дивизии совместно с танками дивизии «Мертвая голова» должны были продолжать наступление по южному берегу озера Веленце в направлении речушки Вали.

6) В Будапеште должны были начать подготовку к захвату аэродрома в Будаёрше. Но данная операция должна была начаться в завершающей фазе «Конрада III», когда, по замыслу немцев, деблокирование венгерской столицы являлось бы проблемой нескольких часов. Этот прорыв должен был держаться в строгом секрете, чтобы советское командование не успело принять соответствующие контрмеры.

В 22 часа 30 минут оперативный отдел Генерального штаба сухопутных войск был извещен о данном плане действий. При этом штабные офицеры группы армий «Юг» считали: необходимо сначала уничтожить мощные силы противника, расположенные в пространстве между Перкатой и Шерегейешем, и только после этого развивать наступление на север. В противном случае возникнет угроза нарушения снабжения наступающих частей. Зачистку захваченных территорий предполагалось поручить прибывающим пехотным подразделениям, поскольку у самих танковых дивизий для этого явно не хватало сил и возможностей.

В телефонной беседе с генералом Венком также рассматривалась возможность переброски 356-й пехотной дивизии. На тот момент дивизия подчинялась Главнокомандующему на юго-востоке (группа армий «Ф»). Венк согласился, что в армейской группе Балка 356-я пехотная дивизия «была бы более ценна и уместна». Кроме этого, обсуждались возможности подключения к Будапештской операции сил группы армий «Ф». Дело в том, что между двумя группами армий («Юг» и «Ф») существовало значительное свободное пространство, что могло позволить войскам 3-го Украинского фронта под командованием маршала Толбухина провести перегруппировку и вклиниться между двумя группами армий, нарушив сообщение между ними. Как показала история, эти опасения не были пустым звуком.

Третий день операции «Конрад III» был ознаменован замедлением наступления немецких частей. В первую очередь это было связано с тем, что немцы не ожидали столь стремительно принятых контрмер со стороны командования 3-го Украинского фронта. Советское контрнаступление ожидали, но не так рано. К тому же предполагалось, что советские части будут оказывать менее ожесточенное сопротивление. В данной ситуации немцы никак не могли обезопасить свое самое слабое место — участок фронта, протянувшийся от Шиофока через Шимонторнью к Дунапентеле. Этот участок удерживали всего лишь один венгерский пехотный полк и разведывательный батальон 3-й танковой дивизии. Это место само напрашивалось для нанесения мощного советского удара. К тому же опыт группы армий «А», сражавшейся в Польше, должен был подсказать, что именно так и будут развиваться дальнейшие события.

Похожие книги из библиотеки

Ла-7, Ла-9, Ла-11. Последние поршневые истребители СССР

Вступив в Великую Отечественную войну на истребителях, во всем уступавших немецкой авиатехнике, «сталинские соколы» завершили Вторую мировую на великолепных Ла-7 и Як-3, превосходивших не только «мессеры» и «фоккеры», но и «спитфайры» с «лайтнингами». Именно на Ла-7 воевал лучший советский ас Иван Кожедуб, одним из первых сбивший реактивный Me-262 и заваливший в небе над Берлином пару американских «мустангов».

Победное окончание войны и перевод страны «на мирные рельсы» позволили авиастроителям перейти от деревянных конструкций к цельнометаллическим. Так появились последние поршневые истребители СССР — оснащенный четырьмя 23-мм пушками «убийца «Летающих крепостей» Ла-9 и отличавшийся огромной дальностью истребитель сопровождения Ла-11, которым довелось сбивать американские самолеты-разведчики, нарушавшие советскую границу, и драться в небе Китая и Кореи.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о последних винтомоторных истребителях, ставших венцом развития поршневой авиации СССР. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Борьба с танками

В книге на основе данных, опубликованных в иностранной печати, и по материалам открытой советской печати популярно излагаются основные положения по борьбе с танками и другими бронированными целями при ведении боевых действий в различных условиях.

В труде дается краткий анализ развития современного состояния и перспектив совершенствования танков и бронированной техники, исторический очерк развития борьбы с танками, характеристика современных средств, организации и способов ведения борьбы с танками.

Книга рассчитана на широкий круг военных читателей.

1941. «Последний парад» мехкорпусов Красной Армии

Эти ожесточенные бои стали «ПОСЛЕДНИМ ПАРАДОМ» мехкорпусов Красной Армии летом 1941 года. Это контрнаступление должно было закрыть огромную брешь, образовавшуюся на Минском направлении после приграничной катастрофы, и восстановить положение Западного фронта. Эта великая танковая битва, в которой с обеих сторон участвовали свыше 2000 единиц бронетехники (гораздо больше, чем под Прохоровкой!), осталась «в тени», т. к. документация советских частей была почти полностью утеряна.

Почему же контрудар 5-го и 7-го мехкорпусов РККА в районе Сенно — Лепель не увенчался успехом? По чьей вине не удалось реализовать наше превосходство в бронетехнике? Как были потеряны новейшие КВ и Т-34? Почему наши танковые армады сгорели за считанные дни, так и не добившись перелома в боевых действиях и не остановив немцев?.. НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка, основанная на материалах не только отечественных, но и зарубежных архивов, отвечает на все эти вопросы.

Оружие Победы

Голыми руками, как известно, много не навоюешь. Это и по сей день хорошо помнят те, кому пришлось с избытком хлебнуть лиха в тяжкую годину 1941-го… Великая Отечественная — это не только война людей, но и сражения моторов, техники… «Все для фронта, все для Победы» — что стояло за этим лозунгом? Почему танк Т-34, штурмовик Ил-2 и некоторые другие виды отечественного вооружения были признаны лучшими во Второй мировой войне?

На эти и многие другие вопросы отвечает книга, посвященная 60-летию Великой Победы.