25 января 1945 года (четверг). Восьмой день операции «Конрад III»

«Легкий мороз. Сильная облачность. Местами сильный снегопад. Состояние дорог там, где выпал снег, очень плохое».

На южном фланге битвы, близ канала Шио, а также на отрезке между населенными пунктами Шимонторнья и Дунафёльдвар постепенно разворачивалось советское контрнаступление. Поначалу в дело вступали разведывательные роты, вслед за которыми шли ударные батальоны Красной Армии. Готовился плацдарм для мощного удара в северном направлении, то есть в тыл IV танковому корпусу СС. Частям 3-й венгерской армии, 3-й танковой дивизии и разведывательному батальону 23-й танковой дивизии с трудом удавалось сдерживать советский натиск.

В этот день в сообщениях, поступавших из IV танкового корпуса СС, фактически ни разу не упоминалась дивизия «Мертвая голова». Оставалось также непонятным, смогла ли 3-я венгерская армия продвинуться до Дуная, где она должна была сомкнуть позиции с 3-й танковой дивизией. В тот день на фронте царил сплошной беспорядок. В штабе армейской группы Балка даже понятия не имели, что в действительности происходило на юге. Впрочем, почти всем было ясно, что именно здесь должны были начаться ожесточенные бои.

Как следствие, командный пункт II венгерского армейского корпуса был перенесен из Айки в Баконьский лес, на северный берег озера Балатон, в местечко под названием Балатонфюред. В связи с этим стало непонятно, где проходила граница между позициями IV танкового корпуса СС и 3-й венгерской армией. В штабе армейской группы Балка тоже не задавались этим вопросом. Одновременно с этим советские войска перешли в контратаку в районе реки Вали, в первую очередь они попытались ликвидировать немецкий плацдарм на северном берегу реки. Целый день по этому небольшому участку, удерживаемому «викингами», велся активный артиллерийский и минометный огонь.

Несмотря на то что в этот день ничего не сообщалось о дивизии «Мертвая голова», это отнюдь не значило, что она не принимала участия в боях. Танкисты из состава 3-й танковой дивизии СС вместе с подразделениями 1-й танковой дивизии (в основном со 113-м панцергренадерским полком) вели бои близ Барачки. Им так и не удалось захватить этот населенный пункт. Во время очередной советской контратаки немцы оказались выбиты с юго-западных окраин Барачки. А после очередной советской контратаки все переправы через речку Вали оказались в руках Красной Армии.

Перенесем наше внимание на участок фронта, расположенный несколько юго-западнее. Здесь силами 1-й танковой дивизии (1-й панцергренадерский полк, поддержанный эсэсовским батальоном «Норге») в ходе кровопролитного боя было захвачено село Петтенд. Об ожесточенности этого боя говорит хотя бы тот факт, что во время него было подбито 17 танков.

Приблизительно в это же время III танковый корпус смог продвинуться несколько восточнее Секешфехервара. В итоге возник выступ, углубившийся в советские позиции в районе Вертешских гор. Но несмотря на это продвижение, корпусной группе Брайта так и не удалось сомкнуть свои позиции с левым крылом IV танкового корпуса СС. Согласно планам командования предполагалось, что это произойдет на северном берегу озера Веленце близ Каполнаш-Ниека.

I кавалерийский корпус безуспешно пытался отражать советские контратаки, которые предпринимались с двух сторон в районе населенного пункта Мань.

В Будапеште количество раненых немцев и венгров достигло 10 тысяч человек. Снабжение по воздуху опять прекратилось. Собственные силы Люфтваффе не могли даже нанести удар по советским позициям. Этому мешала не столько непогода, сколько господствовавшие в небе над Будапештом советские истребители.

Советские войска смогли выстоять под немецким ударом, и теперь линия обороны стала не только стабилизироваться, но и укрепляться с каждым часом. На любую попытку немцев атаковать советские позиции, красноармейцы отвечали не менее сильной контратакой. Становилось очевидным, что в сражении наметился перелом. Только в штабе армейской группы Балка разводили руками и смущенно сообщали в штаб группы армий «Юг», что «по невыясненным причинам продвижение IV танкового корпуса СС в северо-западном направлении затормозилось». Впрочем, причины этого были понятны и даже очевидны.

Если взглянуть на данную картину с немецкой стороны, то подобных причин можно было назвать несколько. Во-первых, основная часть немецких танковых дивизий была втянута в затяжные бои у реки Вали. Во-вторых, провести перегруппировку войск в условиях отражения постоянно усиливавшихся советских контратак было весьма затруднительно. Чтобы не нести огромные потери, немцы могли осуществить ее только с наступлением темноты. В итоге задержка была неизбежностью. Ко всему этому можно добавить сложный ландшафт, постоянные налеты советских штурмовиков, дороги, которые больше напоминали болота. В-третьих, самой существенной проблемой для IV танкового корпуса СС стало снабжение. Не только продовольствие, но и боеприпасы доставлялись на передовую с огромным запозданием. Гилле сообщал об этом всем: и в штаб Балка, и в штаб группы армий «Юг». Но в штабах предпочитали никак не реагировать на эти донесения.

В тот день генерал Вёлер направился в Шерегейеш на командный пункт к Гилле, чтобы обсудить дальнейший ход операции. Примечательно, что в тот момент командование группы армий больше волновала обстановка на южном фланге сражения. Это нашло свое отражение и в журнале боевых действий:

«На южном крыле армейской группы Балка неприятель готовит контрнаступление, нацеленное на участок между Дунаем и каналом Шарвиз. На участке фронта от Будапешта до позиций 2-й танковой армии им сосредоточено от 5 до 7 стрелковых дивизий. Они стянуты на плацдарм близ Дунафёльдвара. Южнее сосредоточены штурмовые части XVIII танкового корпуса, в которые поступили новые танки „Шерман“. На восточном берегу Дуная позиции занимает VII гвардейский механизированный корпус, который в любой момент может быть перекинут на плацдарм. Чтобы не ослаблять наступление в северном направлении, командование группы армий может направить на южный фланг только 3-ю танковую дивизию».

Утром, около 8 часов, генерал Вёлер прибыл к Гилле. Во время обсуждения между ними выявились разногласия относительно того, как действовать дальше. Спор чуть не закончился скандалом. Дело касалось 1-й танковой дивизии. В журнале боевых действий эти события нашли такое отражение:

«Предметом обсуждений стало запланированное наступление на северо-запад, между речкой Вали и озером Веленце. Обергруппенфюрер СС Гилле сообщил командующему группой армий, что отказался вчера в 15 часов 30 минут отдать приказ 1-й танковой дивизии. Сделано это было, по его словам, потому, что он воспринял поступившее сообщение не как приказ, а лишь как возможное намерение. К тому же силы 1-й танковой дивизии использовались для взятия Петтенда. Командующий в ответ заявил, что 1-я танковая дивизия должна добиться тактического успеха уже в течение этого дня. Без взятия Петгенда было невозможно какое-либо развитие наступления в северо-западном направлении. Сам Гилле должен строго придерживаться плана, разработанного в штабе группы армий. Командующий заявил обергруппенфюреру СС Гилле, что тот обязан задаться вопросом, должен ли он наступать прежним порядком в старом направлении, или же, проведя перегруппировку, соединиться с III танковым корпусом. Отмечалось, что в сложившихся условиях любая перегруппировка была неизбежным злом, но в данной ситуации необходимо было прежде всего считаться с приказом фюрера».

Одновременно с этим штаб армейской группы Балка сообщил в группу армий «Юг», что IV танковый корпус СС не начал наступление на северо-запад из-за значительных трудностей со снабжением. Впрочем, Вёлер знал об этом от Гилле, как говорится, «из первых рук». В 10 часов 35 минут штаб армейской группы Балка сообщал, что «командующий группой армий прибыл в расположение IV танкового корпуса СС, чтобы заставить выполнить приказ о наступлении на северо-запад».

В данном сюжете интересно то, что неимоверные трудности, с которыми столкнулись дивизии Гилле, просто-напросто игнорировались. А само его поведение трактовалось исключительно как отказ выполнить отданный приказ. Но сам генерал Вёлер во время утренней встречи делал все-таки несколько иные акценты, что и было отражено в журнале боевых действий. Балк явно нагнетал обстановку, желая «сделать крайним» именно не полюбившегося ему Гилле.

И еще один интересный момент. В 10 часов 55 минут генерал-лейтенант Грольман уведомил генерала Венка, что «IV танковый корпус СС все еще не начал наступление в силу значительных трудностей со снабжением». А затем основное внимание было вновь уделено южному флангу, который все чаще и чаще стал именоваться «южным плацдармом». Сообщалось: «Противник продолжает подтягивать силы к южному флангу армейской группы Балка на плацдарм у Дунафёльдвара. На этот раз с восточного плацдарма в Будапеште был перекинут еще один стрелковый корпус. Кроме того, разведка выявила, что на позициях перед 2-й танковой армией появилась 61-я гвардейская стрелковая дивизия». Интересен тот факт, что сам Балк говорил об иных силах и приводил иную картину расположения советских войск.

Сложно установить, когда в тот день Балк прибыл к Гилле. Известно, что в 10 часов 30 минут Балк выехал из своего штаба. Чтобы попасть на командный пункт к Гилле, он должен был проехать через Кишбер, Мор, Секешфехервар, то есть проделать как минимум 100 километров пути. В тех условиях на это потребовалось бы 3–4 часа. Если он выбрал путь через Зирц и Варпалоту, то потребовалось бы еще больше времени. То есть в лучшем случае он мог оказаться у Гилле лишь в 14 часов 30 минут. В это время генерал Вёлер вновь собирался к эсэсовскому генералу. Маловероятно, что он смог встретиться по пути с Балком. Известно лишь, что в 16 часов Гилле вновь звонил в штаб группы армий «Юг» и просил дать ему четкие разъяснения о том, что он должен делать. Отдельной просьбой было снятие внутренне противоречивых приказов, которые отдавал Балк:

«Я получил от Балка приказ начать во взаимодействии с III танковым корпусом наступление к Вали, где на западном фланге я должен прорвать советскую оборону. Но это совершенно иное приказание, нежели я получил от командующего группой армий. Приказы меняются едва ли не каждый день. В итоге ни в III танковом корпусе, ни в нашем танковом корпусе я не могу сообразить, в каком же все-таки направлении наступать. В этой связи возникает вопрос, мы должны освобождать западную часть Вали или все-таки прорываться к Будапешту? Мы не имеем ни сил, ни возможностей, чтобы так быстро выполнять столь противоречивые приказы. У нас каждый день число потерь достигает 300».

Впервые почти за четыре недели безуспешных наступлений генерал Ваффен-СС заговорил о потерях.

Генерал-лейтенант Грольман был весьма обеспокоен тем, что ему сообщил Гилле. По крайней мере, как только в 16 часов 35 минут командующий группой армий оказался у себя в штабе, он тут же позвонил в штаб Балку, чтобы поинтересоваться дальнейшим развитием событий. В ответ генерал-майор Гедке сообщил, что «IV танковому корпусу СС приказано прекратить наступление на Вали и использовать все имеющиеся силы, за исключением тех, что будут держать оборону на южном берегу речушки, дабы совместно с частями III танкового корпуса наступать на Ачу». Словно оправдываясь, Гедке сказал: «Уничтожение советских сил к северу от озера Веленце по замыслу является лишь „первым актом“, после которого последует наступление в уже привычном северо-восточном направлении». Опять же показательно, что Гилле ничего не знал о том, что данное наступление было всего лишь «первым актом», и уж подавно ничего не слышал о том, что ему предстояло впоследствии вновь пробиваться к Будапешту. Грольман тут же не преминул выразить свое недовольство: «Никто не отдавал приказ вновь пробиваться в северо-восточном направлении. Впрочем, это соответствует намерениям командования группы армий». В ответ на это в штабе IV танкового корпуса заверили, что к вечеру могут закончить приготовления для разворачивания наступления на северо-запад и в состоянии выступить из окрестностей Петтенда в направлении Ачи (этот населенный пункт располагался в 12 километрах на юго-восток от Чаквара). Атаку предполагалось начать с наступлением темноты. Но Гилле сделал оговорку, что к тому моменту корпус располагал только 50 готовыми к применению танками. Для ремонта остальных опять же требовалось время.

К этому времени из окрестностей Замоя в наступление должны были перейти 4-я кавалерийская бригада, бронетанковая группа 6-й танковой дивизии и отдельные подразделения 23-й танковой дивизии. Они должны были устремиться на восток к тому же пункту — Аче. Немецкое командование намеревалось ударами с двух сторон окружить и полностью уничтожить находившиеся здесь советские войска, тем самым получив полный контроль над территориями к северу от озера Веленце.

Одновременно с этим было задумано нанести удар из местечка Сар силами 6-й танковой дивизии и I кавалерийского корпуса. Эти немецкие части должны были двигаться по речке Вали в юго-восточном направлении, навстречу IV танковому корпусу СС. Впрочем, Балк предпочел отказаться от данной затеи: «Предложенное использование 6-й танковой дивизии в Вертешских горах близ Сара с учетом труднопроходимого ландшафта представляется неразумным».

Однако справедливости ради скажем, что на тот момент, принимая во внимание силу группы армий «Юг» и силы 3-го Украинского фронта, который мог рассчитывать на резервы 2-го Украинского фронта, деблокирование Будапешта было не просто нереальной, а и вовсе фантастической задачей. Тем паче, что часть танковых дивизий надо было оставить на берегах Вали, чтобы обеспечивать оборону. Даже при самых оптимистичных оценках вряд ли немцы могли рассчитывать на победу.

К этому моменту штаб группы армий «Юг» охватила паника. В 19 часов 50 минут Балк беседовал по телефону с генералом Вёлером, и оба пришли к единодушному соглашению, что пора готовиться к обороне. Оценивая силы советских войск, скопившихся на плацдарме у Дунафёльдвара, они не увидели ни одной возможности остановить грядущее контрнаступление Красной Армии.

В Будапеште окруженная немецко-венгерская группировка вовсю голодала. За этот день к ним не было доставлено ни одной тонны грузов. Балк пытался исправить ситуацию, но погода была нелетной. В итоге все свое недовольство Балк вымещал на якобы «строптивом» Гилле, который из всех высших офицеров на данном участке фронта был, пожалуй, единственным, кто пытался выполнить поставленную перед ним задачу — деблокировать Будапешт.

Похожие книги из библиотеки

Камуфляж и бортовые эмблемы авиатехники советских ВВС в афганской кампании

Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Ударная техника Вин Чунь

Книга посвящена ударной технике вьетнамской ветки вин чунь. Она является логическим продолжением первой книги автора «Вин чунь — блокирующие техники» и раскрывает связь между блоками и ударами. В ней подробно рассмотрена биомеханика ударов вин чунь, раскрыты внутренние аспекты ударной техники, связанные с равновесием, структурой тела, техникой выдачи ударной силы. Обобщены удары различными частями руки.

Книга содержит большое количество иллюстраций с подробным изложением особенностей ударной техники стиля и будет полезна всем изучающим боевые искусства.

"Слава". Последний броненосец эпохи доцусимского судостроения. (1901-1917)

Линейный корабль «Слава» был последним, пятым кораблем из самой большой серии броненосных линейных кораблей типа «Бородино», когда-либо строившихся на отечественных верфях.

«Слава» отстал с достройкой и не погиб при Цусиме, как его старшие собратья. Первые боевые залпы «Славы " были…по мятежным батареям Свеаборга. "Слава" был построен по переработанному инженером Скворцовым французскому проекту броненосца "Цесаревич". Вместе, два старых броненосца защищали Рижский залив от кайзеровского флота в 1915 и в 1917 годах. "Слава" доблестно бился и с погодками-броненосцами и с новейшими дредноутами. В годы первой мировой войны "Слава" стал самым знаменитым кораблем Балтийского флота.

В Советском Военно-морском флоте название "Слава" носили легкий крейсер (бывший "Молотов") и ракетный крейсер, переименованный в последствии в "Москву".

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Вертолеты Том II

В книге представлены описания основных зарубежных вертолетов, находящихся в настоящее время в эксплуатации. По всем вертолетам приведены сведения об их конструкции, силовой установке и трансмиссии, системе управления, оборудовании и вооружении, а также их характеристики и сведения о производстве и поставках. Книга предназначена для специалистов и широкого круга читателей.