Глава 2

Переброска 6-й танковой армии СС

Осуществление приказа Гитлера, который был передан Рундштедту, шло не так оперативно, как того ожидал фюрер. Отвод танковых частей с Арденнского фронта планировалось осуществить в какой-нибудь район к западу от Рейна. Предполагалось, что они будет пополнены в регионе, ограниченном городами Битбург, Майен, Прюм, Ойскрихен. Главной причиной промедления можно было считать то обстоятельство, что отход, передвижение к одноколейной железной дороге, погрузка и, наконец, сама транспортировка через Рейн проводилась под бомбежками и налетами авиации союзников. Весь этот процесс, как и предполагалось, оказался связанным со значительными потерями. 8 января генерал-фельдмаршал Рундштедт передал приказ Гитлера по всем подчинявшимся ему группам армий. Но на практике оказалось не так-то просто снять с фронта танковую армию (4 танковых дивизии = 2 танковых корпуса) и, не обрушив линию обороны, переправить в тыл.

Верховное командование Вермахта некоторое время пыталось отделаться пространными отговорками. Так, например, в дежурном журнале от 11 января значится запись: «Переброска танковых дивизий совершается согласно полученным указаниям». На практике же это значило, что только именно 11 января начался отход некоторых подразделений 6-й танковой армии СС.

На самом деле к середине месяца Арденнский фронт смогли покинуть только отдельные танковые полки и штабы. При этом оставшиеся подразделения временно переходили под командование других штабов. В итоге ситуация на Арденнском фронте, и без того не самая легкая, рисковала запутаться вконец. Путаница возникала в те дни едва ли не постоянно — танкисты не могли разобраться, кому они подчиняются на этот раз и в какую дивизию входят. Кроме того, не стоило сбрасывать со счетов не самые лучшие зимние дороги, по которым вряд ли можно было оперативно добраться до назначенной цели. Днем пробираться по ним было небезопасно из-за постоянных налетов союзников, ночью — из-за сильного тумана и плохой видимости. В итоге почти все дороги и шоссе оказались забиты танковыми частями. Чтобы пробраться вперед, требовалось приложить немалые усилия. Когда должна была закончиться переброска, предположить не мог никто. Суета на дорогах усиливалась еще и потому, что они были предназначены не только для танков 6-й армии СС. В сторону фронта постоянно устремлялись машины с боеприпасами и провиантом. В то же время в тыл мчались машины с ранеными. Ко всему этому добавлялась техника немецких дивизий, которые проводили перегруппировки и осуществляли передислокации. На многих дорогах возникали непроходимые заторы из танков, машин, бронетранспортеров, штурмовых орудий, тягачей, тянувших тяжелую артиллерию. Подобную картину можно было наблюдать фактически у каждого моста или железнодорожного переезда. С наступлением темноты откуда ни возьмись возникали контуры транспортных средств — начиналась новая фронтовая реальность, «война за дорогу». С заторами не могли справиться, несмотря на специальную радиосвязь, составление расписаний движения, особые наряды полевой жандармерии. В подобных военных «пробках» накапливались злость и разочарование.

Впрочем, для Гитлера все выглядело не столь сложно. Он планировал развернуть 6-ю танковую армию в Германию. Но, даже добравшись до Рейна, танкисты не избавились от всех проблем. Погрузка, а самое главное, транспортировка по железной дороге в условиях явного недостатка угля — была тоже задачей не из легких. К тому же значительная часть железнодорожного полотна была разрушена союзническими бомбардировками. По большому счету железнодорожное сообщение в те дни в Германии было парализовано. Но переход на собственном ходу был расточительной тратой топлива. В те дни бензин и солярка отпускались в основном только танкам и штурмовым орудиям.

Если обратиться к записям в дежурном журнале Верховного командования Вермахта, то можно обнаружить, что 12 января была сделана запись: «2-я танковая дивизия СС вновь временно используется».

А уже 14 января в том же журнале боевых действий командования Вермахта значилось: «На северо-западном берегу возник кризис. Почти совсем отведенные 2-я и 9-я танковые дивизии СС вновь используются». Естественно, речь шла о боевом использовании на фронте. Командование 6-й танковой армии СС также не могло в одночасье покинуть Арденнский фронт. После отвода I и II танковых корпусов СС оно приняло часть соседних армий. Именно этим можно объяснить записи, сделанные 15 января об участии 6-й армии в боевых действиях (на самом деле к тому моменту ее большая часть уже находилась на марше): «На левом фланге 6-й танковой армии (116-я танковая и 560-я народно-гренадерская дивизии) возникла кризисная ситуация. 2-я танковая дивизия СС „Рейх“ вновь должна вступить в бой».

Глава 2   Переброска 6-й танковой армии СС

Немецкая техника не могла пробраться по забитым дорогам

16 января 1945 года была сделана такая запись: «Левое крыло 15-й армии подверглось атаке противника. К отражению атаки привлечена 6-я танковая армия. На фронте вновь идут тяжелые бои… Для отражения наступления противника привлечена значительная часть сформированных резервов. Вынуждены вновь их использовать в бою».

А вот запись от 17 января 1945 года: «Продолжается оборонительное сражение в Арденнах. По данной причине вновь требуется использование 2-й танковой дивизии СС и гренадерской бригады. Несколько атак на границе между позициями 15-й и 6-й танковой армий».

Собственно, массовый отвод танковых дивизий начался лишь 18 января. Хотя натиск войск союзников на позиции 6-й танковой армии отнюдь не ослаблялся. Ожесточенные бои шли в районе Ст. Вита и восточнее Вилсальма. И лишь 20 января 1945 года, то есть через двенадцать дней после того, как Гитлером был отдан приказ, три из четырех танковых дивизий, составлявших 6-ю танковую армию СС, были отведены с передовой: «1-я, 2-я и 12-я танковые дивизии СС отведены. Снежные заносы на дорогах значительно затрудняют передвижение». Полный сбор 6-й танковой армии в оперативном тылу состоялся только 22 января: «Все танки отведены. Позиции 6-й танковой армии заняты отчасти 5-й армией, а отчасти -7-й армией». Самым последним передовую покинула 9-я танковая дивизия СС «Гогенштауфен». Кстати, именно эта дивизия СС дольше всех находилась в резерве Верховного командования Вермахта при группе армий «Б», пока в конце концов не оказалась в новом районе боевых действий.

«Теперь все соединения СС отведены. Исключительно ясная погода делает передвижение днем невозможным. Ночью дороги плохо различимы. Вызывает обеспокоенность недостаток горючего». Записи этого периода, сделанные в дежурном журнале и журнале боевых действий Верховного командования Вермахта, примечательны хотя бы потому, что в них в связи с отходом 6-й танковой армии впервые поднимаются проблемы загруженности дорог и господства англо-американских летчиков над Западной Европой. Но поскольку добраться до железной дороги было еще полбеды (армию надо было в целости и сохранности перебросить по ней к месту назначения), то Гитлер отдал приказ приписать для охраны эшелонов, транспортирующих 6-ю танковую армию, III корпус зенитной артиллерии Люфтваффе. Зенитные орудия должны были передвигаться вместе с эсэсовскими соединениями, а затем так же, как и танковые дивизии, использоваться на Восточном фронте. Кроме того, при каждой дивизии, корпусе и армии в рейхе стали создаваться специальные противовоздушные подразделения, поскольку так называемая сухопутная зенитная артиллерия не являлась средством, достаточным для отражения налетов советской и союзнической авиации. Во многом это было связано с тем, что участились воздушные налеты на Цоссен, и в Верховном командовании Вермахта, равно как и сухопутные войска ощутили на себе степень опасности подобных бомбардировок.

Кроме всего прочего, использование сил III зенитного корпуса Люфтваффе способствовало наведению порядка на железных дорогах, так как большинство поездов шли именно ночью, опасаясь бомбардировок и воздушных налетов. Наличие зенитных орудий помогало хоть как-то справиться с транспортным параличом, который распространялся даже на территории, расположенные восточнее Рейна.

Крайне необходимое для дальнейшего ведения боевых действий пополнение соединений СС, которые понесли потери в предыдущих боях, шло также отнюдь не по плану. Во-первых, в связи с транспортными проблемами и с обстановкой на фронтах неоднократно менялись места, где танковые дивизии СС должны были получать пополнение. Фронт приближался с каждым днем, а эшелоны с пополнением так и не прибывали. Во-вторых, танкисты не получали ни одного дня отдыха. В итоге командирам танковых дивизий приходилось едва ли не самим выбивать из военных комиссариатов себе пополнение. В определенный момент все танковые дивизии были полностью укомплектованы. Но в данном случае речь идет о численной комплектности, а отнюдь не о качественном составе. Впрочем, подобную картину можно было наблюдать повсеместно: в Ваффен-СС, в пехоту, в Люфтваффе, в военно-морские силы набирали фактически неподготовленных новобранцев, которые никак не отвечали требованиям, предъявляемым к солдату. В большинстве своем это были призывники, которых «вычесали» из школ, различных гражданских служб. За плечами у них была лишь пара недель военной подготовки.

Конечно, никто из новобранцев не готовился для конкретного вида войск. Поэтому одной из задач, вверенных танковым дивизиям СС, стала организация полевых учебных подразделений и подготовка в них «молодых кадров». Командование этими подразделениями было поручено опытным танкистам всех званий, которые прошли сквозь бои на фронте. Но даже они не могли подготовить полноценного, боеспособного солдата. По этой причине, когда мы говорим о танковых дивизиях СС в 1945 году, надо иметь в виду, что это были несколько иные соединения, нежели те же самые дивизии три или даже два года назад. Постоянное участие в боях и значительные потери не могли пройти бесследно. Постоянное использование формирований Ваффен-СС, которые посылались как ударная сила из одной битвы сразу же в другую, существенно отразилось не только на их боевом духе, но и на боеспособности самих дивизий. Но при этом надо, было учитывать такой фактор, как степень пополнения дивизии. В разных родах войск она была разной.

Танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Гогенштауфен» и «Гитлерюгенд» в условиях соблюдения строжайшей секретности перемещались через всю Германию на Восточный фронт. При этом перевозка 6-й танковой армии по маршруту Котбус — Форст — Губен — Франкфурт-на-Одере — Фюрстенвальде выглядела вполне правдоподобной. Командующий 6-й танковой армией генерал-полковник Ваффен-СС Зепп Дитрих не упускал случая, чтобы излишне «демонстративно» мелькнуть в какой-нибудь берлинской инстанции. Аналогичным образом вел себя и квартирьерский персонал дивизий. При этом осуществлялись ложные телефонные и телеграфные переговоры. Нечто подобное происходило и в Верховном командовании сухопутных войск, в чье распоряжение и прибыла 6-я танковая армия. Создавалась видимость того, что танковая армия СС должна была остаться под Берлином. Ежедневно офицеры служб снабжения и квартирмейстеры объезжали окрестности Берлина, «выясняя», где лучше было бы расположить танковые дивизии. Итоги изучения мест тут же телеграфом высылались командованию 6-й армии «на Запад».

24 января в условиях соблюдения такой же повышенной секретности танковые дивизии СС стали покидать Центральную Германию. Сначала через Дрезден и Прагу в окрестности Вены прибывала дивизия СС «Лейбштандарт». За ней с соблюдением некоторых промежутков времени последовали оставшиеся три танковых дивизии. При этом даже тогда, когда транспортировка всех эсэсовских соединений была завершена, к востоку от Берлина продолжали вестись «дезинформирующие мероприятия». Впрочем, советское командование уже знало, что 6-я танковая армия направляется «куда-то на Восток», так как эшелоны с танками были атакованы советскими летчиками на промежутке между Котбусом и Губеном.

Глава 2   Переброска 6-й танковой армии СС

Перемещение немецкой танковой техники по железной дороге

В начале февраля вслед за танковыми дивизиями с Запада прибыло командование 6-й танковой армии. До прибытия Зеппа Дитриха всеми делами в Вене заправлял начальник штаба армии генерал-майор Ваффен-СС Кремер. В середине февраля 1945 года настал черед снабженцев и квартирмейстеров. Они должны были незаметно для всех покинуть Бад-Сааров, официально сначала направившись в западном направлении, но затем изменив курс на Вену. В итоге общий срок переброски 6-й танковой армии составил несколько недель. Кроме соблюдения мер предельной осторожности, эти сроки еще объяснялись темпами перевозки, которые соответствовали цифре 4, то есть в сутки могло отправляться не более четырех эшелонов с техникой и личным составом эсэсовских дивизий. Для того чтобы оценить, насколько малы были данные темпы, в качестве примера приведу сведения, что в 1941 году переброска танковых дивизий осуществлялась в темпе 78! То есть в 1945 году можно было смело говорить о почти полном параличе транспортной системы Германии. Около 20 февраля штаб 6-й армии, собственно танковые части и различные армейские службы вновь соединились. Произошло это в районе Дьёршёвеньхаза, городка, лежащего в 20 километрах на запад от Рааба. Судя по тому, что штаб армии получил условное наименование «Штаб высшего саперного командования Венгрии», до сих пор продолжали соблюдаться меры предельной осторожности. Сам Зепп Дитрих по тем же причинам пока оставался в Берлине. Собственно, в армию он прибыл только в начале марта, буквально накануне новой наступательной операции.

Похожие книги из библиотеки

Артиллерийский тягач «Коминтерн»

После Первой мировой войны во всех развитых странах начались работы по переводу артиллерии на механическую тягу, поскольку конная уже не отвечала новым требованиям транспортировки противотанковых, зенитных и полевых орудий большей массы и усиленной мощности.

Для обеспечения Красной Армии артиллерийскими тягачами Харьковскому паровозостроительному заводу (ХПЗ) поручили на основе и с использованием элементов ходовой части танка Т-24 спроектировать тяжелый трактор. Получившуюся машину назвали «Коминтерн». За периоде 1934 по 1940 год было выпущено 1798 машин, применявшихся во всех войнах и вооруженных конфликтах, которые вела наша страна до середины 1940-х гг.

Первая книга о советском артиллерийском тракторе «Коминтерн», который по праву считался одним из лучших средних тягачей своего времени. И хотя прототипом «Коминтерна» послужил немецкий трактор «Hanomag WD-50» советским конструкторам удалось добиться создания оригинальной машины — скоростной, проходимой и маневренной, уверенно буксирующей практически все орудия калибром до 152-мм, а иногда и 203-мм гаубиц Б-4.

История создания, усовершенствования и боевого применения гусеничных тягачей от зарождения до обязательного участия в парадах на Красной площади.

Книга снабжена редкими фотографиями и иллюстрациями, значительная часть которых публикуется впервые.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

«Тигры» в снегу

Иллюстрированная летопись «Тигров» на Восточном фронте. Более 350 эксклюзивных фронтовых фотографий. Новое, дополненное и исправленное, издание бестселлера немецкого панцер-аса, на боевом счету которого 57 подбитых танков.

Альфред Руббель прошел войну «от звонка до звонка» — с 22 июня 1941 года до весны 45-го — в общей сложности 41 месяц на передовой. Ему довелось воевать и на Pz.IV ранних серий с короткой пушкой-«окурком», и на длинноствольном Pz.IVF2, и на «Тигре I», и на «Королевском Тигре». Он был ранен под Ленинградом, дрался под Волховом и на Кавказе, участвовал в битве за Харьков и операции «Цитадель», отступал к Днепру, прорывался из Черкасского «котла», но безнадежность войны осознал лишь в Венгрии, когда провалились последние попытки контрнаступлений Вермахта, а немецкая оборона окончательно рухнула под сокрушительными ударами Красной Армии…

Эта книга — уникальная возможность увидеть бойню Восточного фронта через прицел Pz.IV и из командирской башни грозного «Тигра».

Panzer III. Стальной символ блицкрига

Panzer III — самый известный немецкий танк начального периода Второй мировой войны! Именно его чаще всего можно увидеть в немецкой кинохронике тех лет. Крупный план — бешено вращающиеся гусеницы, перемалывающие пыль европейских дорог! Вот оно — зримое, конкретное воплощение блицкрига!

Между тем, ни в Польском, ни во Французском походах эта машина не составляла большинства в танковых дивизиях Вермахта. Лишь к началу операции «Барбаросса» Panzer III стал наиболее массовой немецкой боевой машиной. Хорошая маневренность, неплохая бронезащита и относительно мощное вооружение позволили этому танку вплоть до 1943 года уверенно противостоять советским танкам на Восточном фронте и английским — в Северной Африке. Но век Panzer III уже был отмерен: возможности модернизации были исчерпаны полностью и в строю немецких боевых машин на завершающем этапе Второй мировой войны места «тройке» не нашлось…