Глава 3

Новые планы группы армий «Юг»

Как мы помним, во время попыток деблокирования Будапешта Гитлер вновь и вновь возвращался к идее «большого решения», которое предполагало «полное урегулирование ситуации на всем западном берегу Дуная». Он намеревался выбить части Красной Армии из Центральной и Западной Венгрии, что позволило бы ему без каких-либо проблем использовать местные нефтяные источники. Поначалу данную задачу должны были попытаться осуществить силы группы армий «Юг» и «местные» венгерские воинские формирования. В тот момент, когда операция «Конрад III» еще не закончилась полнейшим провалом, располагавшаяся у южного окончания озера Балатон 2-я танковая армия получила приказ начать подготовку к наступлению в направлении Капошвара. Как уже говорилось выше, данная операция должна была носить кодовое название «Ледокол».

Данный приказ был получен 19 января. А уже день спустя, 20 января, в Генеральном штабе сухопутных войск состоялось совещание, на котором присутствовал Главнокомандующий на юго-востоке (официально он подчинялся Верховному командованию Вермахта). На совещании обсуждались перспективы сотрудничества 2-й танковой армии и северного крыла группы армий «Ф», которые в ходе наступления должны были сковать силы 3-го Украинского фронта. Но для того, чтобы утвердить данное решение, требовалось не только согласие штаба оперативного руководства Вермахтом, но и санкция Гитлера. Прошло три дня, и генерал-полковник Гудериан сообщил в штаб группы армий «Юг», что «фюрер намеревается полностью урегулировать ситуацию на территориях к Западу от Дуная» (см. предыдущие главы). Главнокомандующий на юго-востоке, который был включен в состав штаба оперативного руководства Вермахтом, также связался с командованием группы армий «Юг». В разговоре он сообщил, что отдал приказ группе армий «Ф» подготовить четыре дивизии, которые должны были поддержать наступление 2-й танковой армии. Собственно, данные четыре дивизии должны были нанести удар по 3-му Украинскому фронту с территории Хорватии, на участке фронта между Осиеком (Эссегом) и Доньи Михольяц. Возможной датой начала совместного наступления называлось 6 февраля. Как уже говорилось выше, командование группы армий «Юг» в категоричной форме стало требовать, чтобы операция «Ледокол» началась на полторы недели раньше, то есть 26 января. В то время в дежурном журнале штаба Вермахта была сделана короткая запись: «Предусмотрено наступление 2-й танковой армии».

Одновременно с этим Гудериан потребовал разработать план операции, которая предусматривала нанесение удара по южному флангу 3-го Украинского фронта. При этом он намекнул, что для ее осуществления потребуется перебросить определенные силы с Западного фронта. В составленном для штаба оперативного руководства Вермахтом отчете о событиях второй половины января 1945 года полковник Мейер-Детринг отмечал следующее:

«Положение группы армий „Юг“ характеризуется успешным наступлением, начатым отдельными соединениями северо-восточнее озера Балатон. Вчера (28 января) началось наступление на южном фланге. Не исключена концентрация вражеских сил для начала наступления на северном берегу Дуная в направлении Братиславы. В венгерский регион подвозятся два танковых корпуса с запада, а также уже частично прибыла с юго-запада 356-я пехотная дивизия. Предполагается данными силами смять южный фланг русских войск, что позволит высвободить собственные дивизии из-под Будапешта. В ходе данной операции может быть высвобождено около двенадцати дивизий, которые смогут принять участие в боях на Восточном фронте».

Все эти планы должны были стать составляющей «большого решения», о котором все чаще и чаще Гитлер говорил офицерам Генеральных штабов.

Для «урегулирования ситуации на территории, ограниченной Дунаем, Дравой, Балатоном и Треугольем»[6], командующий предложил два варианта «решения»:

«а) Большое решение должно урегулировать ситуацию сразу же на всей территории данного треугольника. В данном случае эпицентр наступления переносится на три дивизии, которые должны форсировать Драву близ Осиека. Находясь под фланговым прикрытием, они теснят советские войска от переправы через Дунай у Апатина, Бездана и Мохача. Наступление продолжается вплоть до достижения линии Байя — Батасек, где они могут приступить к взаимодействию с танковыми частями армейской группы Балка. При этом части, наступающие из района Доньи Михольяц, должны прикрываться усиленной дивизионной группой. Она же должна поддерживать наступление 2-й танковой армии, которая призвана нанести удар на восток с территории Надьбайома.

b) Менее крупное решение предусматривает возможность концентрированного наступления войск из района Доньи Михольяц на восток от Печа. Выбрав самый короткий путь, они двигаются к Надьбайому, где объединяются с частями 2-й танковой армии.

Силы, предполагаемые для участия в наступлении, с поправкой на состояние дорог и состояние погоды, а также в зависимости от действий противника, должны выйти на исходные позиции к Драве к 6 февраля 1945 года».

Главнокомандующий на юго-востоке на основе данных предложений, а также с учетом разработанных ранее в штабе 2-й танковой армии планов операции «Ледокол», скомбинировал для группы армий «Юг» новую наступательную идею. Армейская группа Балка с двумя танковыми корпусами (корпусная группа Брайта и IV танковый корпус СС) должна была наступать из района Секешфехервара строго на юг, к Домбовару и Сексарду. После этого им следует повернуть на восток.

В штабе 2-й танковой армии смогли согласовать операцию «Ледокол» лишь как наступление двух пехотных дивизий и моторизованной бригады из Капошвара на Домбвар в условиях, когда менее мощная группа должна была нанести удар из Домбвара в район, лежащий южнее Печа. При этом фланги наступающих частей должны были прикрываться хотя бы одной дивизией. Одновременно с этим группа армий «Ф» (Главнокомандующий на юго-востоке) силами любой из двух дивизий должна была атаковать из района Осиека в направлении Мохача и Байи. Вторая же дивизия должна была нанести удар из-под Доньи Михольяц на Печ. Теснимые с двух сторон советско-болгарские войска должны были либо оказаться в клещах окружения, либо отступить на восточный берег Дуная.

Глава 3   Новые планы группы армий «Юг»

«Правящий кабинет» 6-й танковой армии. В первом ряду слева — Кремер

Само собой разумеется, штаб группы армий «Юг» тоже хотел принять участие в осуществлении данного плана.

В качестве предпосылок для участия группы армий «Юг» в данном предприятии выдвигались три момента. Во-первых, операция «Конрад III» смогла изолировать от южного плацдарма советские войска, расположенные между Дунаем и Вертешскими горами. Во-вторых, в расположении 8-й армии на северном берегу Дуная почти ничего не происходило. Позиции данной армии казались настолько хорошо укрепленными, что даже мощное советское наступление вряд ли могло принципиально изменить обстановку на данном участке фронта. В-третьих, кроме стандартного пополнения танковых дивизий, командованию группы армий «Юг» должны были быть предоставлены в распоряжение еще 2–3 новых пехотные дивизии.

Свою позицию командование группы армий «Юг» обосновало в многочисленных сообщениях, направленных в Генеральный штаб сухопутных войск. Но при этом делалось все возможное, чтобы не указывать конкретной даты запланированного наступления. Также подобные сообщения направлялись Главнокомандующему на юго-востоке, которого кроме всего прочего просили прислать офицера штаба группы армий «Ф», уполномоченного обсуждать подробности взаимодействия обоих оперативно-стратегических соединений. В данной ситуации Гудериан несколько устранился от планирования операции, заявив, что определить дату начала наступления было не в его компетенции. В итоге было принято предложение Главнокомандующего на юго-востоке генерала-фельдмаршала Вейхса начать наступление не раньше 6 февраля 1945 года.

Уже из того, какие соображения были заложены в план данной операции, видно, что изначально предложенное Главнокомандующим на юго-востоке генералом-фельдмаршалом Вейхсом «большое решение» воспринималось как весьма «неуклюжее». По этой причине от него осторожно отказались. 29 января офицер штаба Главнокомандующего на юго-востоке, отвечающий за планирование операций, так называемый 1-й штабной офицер — Ia — сообщил в штаб группы армий «Юг», что за основу берется «малое решение» и в соответствии с ним надо провести все необходимые исчисления. Именно в тот момент командование 2-й танковой армии сообщило о проблемах с венгерскими частями, которые едва ли не целыми подразделениями переходили на советскую сторону. Следствием этого непредвиденного обстоятельства могла стать задержка начала операции «Ледокол». По крайней мере, она стала бы набирать обороты не так быстро, как планировалось вначале.

В то время как шло планирование новой военной операции, Верховное командование сухопутных войск сообщило в штаб группы армий «Юг» о предоставлении ей специального резерва командования. Но даже эту новость «дозировали». 29 января было сообщено о передаче группе армий I танкового корпуса СС (дивизии СС «Лейбштандарт» и «Гитлерюгенд»). И только 1 февраля поступила новость, что вслед за ними прибудет II танковый корпус СС (дивизии СС «Рейх» и «Гогенштауфен»). «Свежие соединения СС» сразу же завладели всеми мыслями штабных офицеров, которым не терпелось побыстрее направить их в бой. Но при этом надо было учитывать изменившееся соотношение сил, что автоматически должно было повлечь за собой и изменение стратегических планов.

В беседе с генералом Венком, которая состоялась 31 января, начальник штаба группы армий «Юг» генерал-лейтенант Грольман заявил по поводу напряженной обстановки, сложившейся вокруг все еще удерживаемого немцами Секешфехервара: «Группа армий могла бы успешно противодействовать врагу, если бы мы получили свежие части». Генерал Венк ответил, что прибытия оных «надо ожидать в течение ближайших пяти дней». Это были несколько оптимистичные сроки. Но в его словах прозвучало самое главное для командования группы армий: «Фюрер сам санкционировал их использование».

Для обсуждения плана нового наступления, которое получило кодовое название «Южный ветер», командующий группой армий «Юг» генерал Вёлер вылетел в Берлин. Там он два раза был в Ставке Гитлера — соответственно 8 и 9 февраля 1945 года. Непосредственная подготовка к наступлению началась с прибытия в Венгрию I танкового корпуса СС.

По мере того как советское командование концентрировало на северном берегу Дуная на плацдарме близ Грана значительные силы (были подтянуты кавалерийские части Плиева), Гитлер все больше озадачивался судьбой нефтеперегонных предприятий в Комароме. Он осознавал, что советское наступление на данном участке фронта угрожало не только придунайскому флангу армейской группы Балка, но и в случае успеха открывало Красной Армии путь на Вену. В итоге было принято решение силами обоих танковых корпусов СС ликвидировать советский плацдарм в окрестностях Грана, а затем создать в том же районе четыре собственных плацдарма.

Глава 3   Новые планы группы армий «Юг»

Рудольф Леманн, начальник штаба I танкового корпуса СС

10 февраля 1945 года начальник штаба I танкового корпуса СС оберштурмбаннфюрер СС Леманн получил инструкции от генерал-лейтенанта Грольмана. Он должен был ознакомиться с новыми боевыми задачами танкового корпуса. Ниже мы рассмотрим данный сюжет более подробно. При этом нельзя исключать, что во время своего визита в Берлин Вёлер получил от Гитлера не только приказ осуществить операцию «Южный ветер», но и указание модифицировать план операции «Юг», на осуществление которой Гитлер так и не дал своего согласия. Это значило только одно — надо было планировать очередное «большое решение», крупномасштабную акцию, в которой бы приняли участие все перекинутые в Венгрию воинские соединения. Сам Гитлер требовал предоставить ему итоги планирования новой операции как можно скорее.

22 февраля 1945 года командование группы армий «Юг» направило в Генеральный штаб сухопутных войск четыре варианта операции (А, В, C1 и С2), получившей название «Пробуждение весны». Каждый из четырех вариантов предусматривал отбрасывание советских войск за Дунай. Основная роль во всех вариантах, естественно, отводилась 6-й танковой армии. Собственно, уже из самого кодового названия следовало, что наступление было запланировано на начало весны, на первые числа марта 1945 года. Но, как мы увидим ниже, почти все правила имеют исключения.

Похожие книги из библиотеки

«Дирежаблестрой» на Долгопрудной: 1934-й, один год из жизни

Эта книга об уникальном советском предприятии, занимавшемся производством дирижаблей. 1934-й год выбран автором не случайно. В недолгой летописи «Дирижаблестроя» он наполнен рядом примечательных событий – успехами и неудачами в деле постройки дирижаблей, важными вехами истории будущего города Долгопрудного. Автор рассказывает не только о конструировании, производстве и испытаниях летательных аппаратов, но и описывает общественную, бытовую жизнь предприятия и посёлка на базе статей из местной газеты «Советский дирижаблист», которая начала выходить в январе 1934 г. Таким образом, книга эта – не просто повествование о недолгой, но романтической эпохе дирижаблестроения, но и уникальный срез повседневной жизни того времени.

Ракетные войска СССР

Вторая половина XX века стала временем глобального противостояния СССР и США, временем, когда человечество неоднократно оказывалось на краю ядерной бездны. Главным аргументом сверхдержав в их многолетнем соперничестве стало стратегическое оружие — баллистические ракеты наземного и морского базирования.

Ракетные войска стратегического назначения, Войска противоракетной и противокосмической обороны СССР десятилетиями были тайной за семью печатями для всего мира, а особенно для советских граждан. Но времена изменились, и на страницах этой книги представлена история появления, развития и совершенствования самых секретных войск Советского Союза, эволюция советской военной стратегии в ракетно-ядерную эру. Четыре с лишним десятилетия великой ракетной гонки, история ракетного меча и щита СССР от рождения до расцвета, а затем заката.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Fw 189 «летающий глаз» вермахта

Цельнометаллический разведчик Fw-189 считается одним из самых технически совершенных самолетов в своем классе. Удачным настолько, что послужил предметом для подражания со стороны противника. Примерно в начале 1943 г. конструкторское бюро П.О. Сухого получило задание спроектировать советский аналог Fw-189. Сначала проект Сухого отличался or самолета Курта Танка только двигателями вдвое большей, чем у «немца», мощности. После войны проект значительно изменили — в результате появился самолет Су-12. значительно больший, чем Fw-189. по размерам. Экипаж Су-12 состоял из четырех человек, самолет предназначался для ведения визуальной разведки и корректировки артиллерийского огня. Прототип весил в два раза больше Fw-189 и оснащался двумя звездообразными двигателями воздушного охлаждения АШ-82М (в процессе испытаний моторы заменили на АШ-82ФН). Испытания Су-12 начались в августе 1947 г… разведчик показал на них заявленные летные характеристики, узким местом являлась только недостаточная пассивная защита экипажа и слабость оборонительного вооружения. В серийное производство Су-12. однако, не передавался — в конце 40-х годов концепция двухбалочного разведчика с поршневыми двигателями считалась устаревшей, у такой машины не имелось шансов выжить над насыщенном средствами ПВО полем боя.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Р-51 «Mustang». Часть 2

Продолжение выпуска № 39. Окраска самолетов и оригинальный Twin-Mustang.