19 февраля 1945 года (понедельник). Третий день операции «Южный ветер»

«Ночью — мороз. Днем до 6 °C выше нуля. В целом солнечно и ясно. Неукрепленные дороги начинают просыхать».

Этот день стал весьма благоприятным для немцев. На правом фланге наступления им удалось сломить сопротивление советских войск. Опасаясь окружения, части Красной Армии оставили территорию, ограниченную Дунаем и Парижским каналом. Быстро продвигавшаяся вперед боевая группа Штаубвассера рано утром заняла территории между Бучем и Баторкеси. 44-я имперско-гренадерская дивизия «Магистры Тевтонского ордена» добралась фактически до Дуная. В ее руках оказались Мусла и Кёбёлькут. Началась зачистка территории. I танковый корпус СС, несмотря на налеты советской авиации, смог добраться до Грана. Там он достиг плацдарма-пятачка в Эбеде, откуда, в свою очередь, в сторону Муслы и Перкани двигалась боевая группа «Сигнал». Ею были захвачены не только высоты Белы, но и Нана. Наступление на Перкань было поддержано разведывательным батальоном 711-й пехотной дивизии. Немцы вступили в Перкань одновременно с разных сторон. 46-я пехотная дивизия и танковые дивизии СС, действуя совместно, захватили Белу и Либад. Но в то же время им не удалось развить наступление и с налета взять Дармоть и Кеменд. Советские войска продолжали мужественно держаться. Они были блокированы в Барте и Дармоте.

Согласно приказу, отданному под Бартрм, 211-я народно-гренадерская дивизия перешла в глухую оборону. Если не брать во внимание Барт и Дармоть, то на северном берегу Дуная советские войска продолжали проявлять активность лишь на участке фронта, ограниченном Кёртелешем и Граном. Именно там не стихал артиллерийский огонь советских орудий. Красная Армия не собиралась надолго оставлять данные территории. Советское командование намеревалось «взять реванш» — готовилось контрнаступление. Именно по этой причине командование армейской группировки Балка опасалось, что советское наступление на Гран начнется через Пилишские горы. А потому Балк ходатайствовал о возможно скорейшем возвращении на южный берег Дуная боевой группы «Сигнал». Тем паче что Эбед был уже в относительной безопасности. Но здесь столкнулись тактические интересы двух армий: 8-й и 6-й (армейской группы Балка).

Кроме того, наземное господство немцев близ Грана еще не означало их господства в воздухе. А здесь несомненное преимущество было у советских летчиков. Не зная проблем с горючим, они без каких-либо трудностей «клевали» передовые части I танкового корпуса СС, причиняя немецким танкистам немалый урон. «В силу того что днем воздушное пространство в треугольнике Гран — Перкань — Мусла находилось в руках врага, любые передвижения были весьма проблематичными». Чтобы перебросить зенитные батареи из Комарома, требовалось специальное разрешение Гитлера. Оно прибыло только вечером следующего дня. Батареи можно было перебросить в Гран только при условии, что «сохранится противовоздушная оборона нефтеперегонных заводов близ Комарома». Эдакая «квадратура круга» конца Второй мировой войны. Но даже если бы эти зенитные орудия можно было перебросить, то в Гране они оказались бы лишь через день.

Воодушевленное легким успехом командование 8-й армии уже планировало перегруппировку войск для продолжения наступления. На 20 февраля им были запланированы следующие задачи:

1) Танковая дивизия СС «Лейбштандарт» должна охватить Дармоть с юга.

2) 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» вместе с 44-й имперско-гренадерской дивизией «Магистры Тевтонского ордена» должна была провести перегруппировку и направиться на север в район Барта.

3) Вечером, после наступления темноты, остатки советского плацдарма должны быть взяты в клещи двумя мощными ударами с юга и с севера.

Впрочем, в тот момент никто из немецкого генералитета не задавался вопросом: а где же находится легендарная советская 6-я гвардейская танковая армия? Хотя не исключено, что подобный вопрос приходил в голову Гудериану. Не исключено, что именно по этой причине он не разделял восторгов командования группы армий «Юг» и требовал как можно быстрее «закончить урегулирование близ Грана».

Если принимать в расчет потенциально быстрое окончание операции «Южный ветер», то нет ничего удивительного в том, что Гитлер не менее быстро «модифицировал» свой первоначальный замысел, потребовав продвижения вплоть до реки Ипель (Айпель). Но чтобы настолько развить начавшееся наступление, требовались как минимум несколько плацдармов восточнее Грана. Только так можно было сковать резервы 2-го Украинского фронта. Но одновременно с этим командование 8-й армии получило приказ снять со своих позиций 2-ю танковую дивизию «Рейх» («с учетом предстоящей переброски других дивизий СС на юг»). На южном берегу Дуная уже расчищали место для операции будущего «большого решения». Но 19 февраля отнюдь не оказалось последним днем операции «Южный ветер».

Похожие книги из библиотеки

Минные заградители типа “Амур”. 1895-1941 гг.

В истории отечественного военно-морского флота заградители “Амур” и “Енисей” занимают особое место. Боевая служба этих кораблей подтвердила правильность выбора основных тактических характеристик и конструкторских решений. Оригинальный тип, удачный проект дополнялись хорошим качеством работы судостроителей Балтийского завода.

Оба транспорта имели скорость равную новейшим броненосцам и могли совершать в составе эскадры значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. Подобных кораблей не имел ни один флот мира.

Самолеты- гиганты СССР

Эти небесные гиганты прожили недолгую, но яркую жизнь. Эти колоссы были гордостью СССР, визитной карточкой молодой советской цивилизации. В 1930-е годы многие страны пытались строить огромные самолеты, но наибольшего успеха добились отечественные авиаконструкторы. Такие великаны, как шестимоторные ТБ-4 и К-7, восьмимоторный «Максим Горький» и двенадцатимоторный Г-1, до сих пор поражают воображение. Армады этих воздушных Левиафанов должны были при необходимости засыпать бомбами и залить ядовитой химией любого противника, а затем доставить в его тыл десанты с танками, автотранспортом, артиллерией — такова была стратегическая концепция советских ВВС в начале 1930-х годов.

Почему эти планы так и остались на бумаге? Отчего век самолетов-гигантов оказался так недолог? Почему они не оправдали возлагавшихся на них надежд и не сыграл и сколько-нибудь заметной роли во Второй мировой войне?

Новая книга ведущего историка авиации отвечает на все эти вопросы.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Боевое применение Р-39 Airacobra

Генерал Чарлз «Чак» Игер, первым в мире преодолевший звуковой барьер, в своей автобиографии писал: «Я налетал на Р-39 примерно 500 часов и считаю его лучшим из всех самолетов, на которых я летал». Это утверждение отражает всего лишь мнение самого Игера, его нельзя считать историческим фактом, однако боевые успехи множества летчиков- истребителей, летавших во вторую мировую войну на Р-39, к субъективным оценкам отнести сложно. Истребитель фирмы Белл не имел ярко выраженных преимуществ перед «одноклассниками», особенно на высотах свыше 12 000 футов.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.