9 марта 1945 года (пятница). Четвертый день операции «Пробуждение весны»

«Ночью стоит мороз. Днем температура достигает 0 °С. Пасмурно и ветрено. Местами идет небольшой снег. Проходимость неукрепленных дорог улучшается».

Те незначительные тактические успехи, которых удалось добиться немецким дивизиям у Дравы и 2-й танковой армии у южных берегов Балатона, были сведены на нет советскими контратаками. Впрочем, у Балатона 16-й панцергренадерской дивизии СС «Рейхсфюрер» при поддержке народной горнострелковой дивизии удалось несколько продвинуться вперед в направлении Надьбайома, но от города их все равно отделяло 4 километра, что в сложившихся условиях было почти фантастическим расстоянием. Складывалась патовая ситуация: немцы не могли прорвать советскую оборону, но и части Красной Армии были не в состоянии предпринять мощное контрнаступление, чтобы смести немецкие дивизии.

В этих условиях командование 2-й танковой армии запросило у группы армий «Юг» еще 24 часа на завершение начатой перегруппировки. Однако генерал Вёлер не дал такой отсрочки. Пока 6-я танковая армия Дитриха не углубилась достаточно далеко на юг, 2-я танковая армия должна была предпринимать активные наступательные действия. Запланированное наступление в новом, более южном направлении должно было непременно начаться утром 10 марта.

В итоге командование танковой армии было вынуждено принять следующий план. 10 марта в 11 часов 16-я панцергренадерская дивизия СС «Рейхсфюрер» при поддержке 71-й пехотной дивизии должна начать наступление на Надькорпад, обойдя с фланга Куташ и Киш-Байом. В штабе группы армий «Юг» нашли, что данный план имел много слабых мест. Кроме этого, тактическая цель наступления «находилась слишком близко», а потому могла быть только задачей для первого действия. Наступление 2-й танковой армии должно было быть более глубоким.

Командование 6-й армии уже планировало добиться успеха к западу от канала Шарвиз: «I кавалерийский корпус и I танковый корпус СС могут продвинуться глубоко на юг, где позиции противника разрозненны. В итоге планируется занять высоты севернее канала Шио».

Левое (внутреннее) крыло I кавалерийского корпуса, образованное 3-й кавалерийской дивизией, действительно очень активно продвигалось вперед, Немцам удалось не только прорвать советскую оборону, но и взять в плен множество красноармейцев, захватить множество трофейного оружия. В руках немцев оказалась вся трасса Дег — Эньинг.

В то же самое время 4-я кавалерийская дивизия не смогла развить столь стремительного наступления. Ее подразделения все еще вели бои на северных подходах к Эньингу. В середине дня командование кавалерийского корпуса получило приказ развивать наступление на Мезё Комаром, после чего, выровняв фронт, соединиться с передовыми частями I танкового корпуса СС.

Сами же части I танкового корпуса продолжали развивать наступление, захватывая все новые и новые территории. 12-я танковая дивизия СС. «Гитлерюгенд» рвалась к городку Озора, стоявшему на канале Шио. Ее стремительное наступление остановили лишь обширные советские минные поля. Кроме этого, отойдя от Дега, вновь стали ощущаться проблемы с заболоченной местностью. К вечеру дивизия, сбавившая темпы, смогла достигнуть только высот близ Силаш-Балхаша.

В это время дивизия «Лейбштандарт», энергичным броском захватившая село Яношхаза, пыталась прорваться сквозь противотанковые укрепления близ Шимонторньи. Но это было нелегкой задачей, так как советская артиллерия вела прицельный огонь по немецким танкам с противоположного, более высокого берега Шио. Кроме того, позиции «Лейбштандарта» были очень рискованными, так как дивизия не смогла захватить находившиеся в тылу по флангам сёла Хусар и Фанч. Там до сих пор шли кровопролитные бои.

Вытянувшийся почти на 20 километров открытый левый фланг I танкового корпуса вызывал все большую и большую озабоченность у Зеппа Дитриха. В данной ситуации стремительное наступление немецких танкистов могло обернуться для них военной катастрофой. Успешная контратака, предпринятая частями Красной Армии с восточного берега канала Шарвиз, могла отрезать передовые части «Лейбштандарта». Чтобы избежать подобного развития событий, с Дега был переброшен 403-й народно-артиллерийский корпус. Здесь он мог выполнять одновременно две задачи: вести огонь по советским позициям, на которые наступал II танковый корпус СС, и прикрывать левый фланг I танкового корпуса СС, предотвращая возможную советскую контратаку. Но этого было явно недостаточно. А потому Зепп Дитрих потребовал от командования группы армий «Юг» перебросить в район канала Шарвиз 23-ю танковую дивизию. Она должна была развить наступление на Цеце, откуда совместными силами можно было бы прорваться к Дунафёльдвару. Теоретически это соответствовало указаниям Гудериана, а на практике давало мощное фланговое прикрытие I танковому корпусу СС. Кроме того, в данный условиях можно было бы развивать наступление не только на юг, но и на восток — в направлении Шарбогарда. В данной ситуации восточный берег Шарвиза был бы захвачен не броском с севера, а танковым ударом с запада. Дитрих почти не сомневался в возможности реализации этого плана, а потому заранее повез строительные батальоны, которые должны были возводить мосты через Шарвиз.

Имелись все основания полагать, что восточный берег Шарвиза вряд ли можно было захватить рывком с севера. Так, например, генерал-майор Ваффен-СС Кремер полагал, что в сложившейся ситуации вообще вряд ли можно было продвинуться куда-то дальше Шарошда. В данной ситуации он надеялся, что форсирование канала значительно южнее позволило бы нанести удар с тыла сражающимся в данном районе частям Красной Армии. Только в этих условиях части II танкового корпуса могли попытаться прорвать советскую оборону на восточном берегу Шарвиза. В штабе группы армий «Юг» согласились с приведенными доводами. Для того чтобы обсудить детали данной операции, генерал Вёлер даже лично выехал в штаб 6-й танковой армии. Но при этом Гудериан выразил легкое недоумение, почему оба танковых корпуса СС оказались втянутыми в бои за небольшой участок местности, ограниченный Дегом и Эньингом. Еще больше его изумляло, почему наступление обоих корпусов развивалось в южном, а не в юго-западном направлении (в сторону Дуная). В ответ на это генерал-лейтенант Грольман пояснил, что направление наступления было предопределено особенностями территории в данное время года. «Впрочем, танковая армия намерена сохранить изначально запланированное направление наступления».

Эта беседа показывает, что в Верховном командовании сухопутных сил до сих пор не очень ясно себе представляли, какие сложности во время зимней оттепели представлял местный ландшафт. А потому «наверху» даже не допускали мысли о том, что танковые корпуса можно было применять не по «классической формуле». Нечто похожее можно было сказать и про Верховное командование Вермахта, за тем исключением, что там даже не пытались разобраться в сложившейся ситуации.

Тем временем части II танкового корпуса СС приблизились к главному советскому оборонительному рубежу, который в буквальном смысле слова был нашпигован противотанковыми минами и специальными заграждениями. Части Красной Армии, несмотря на высокие потери, продолжали ожесточенно сопротивляться продвижению немцев вперед. Но гораздо большие потери несли сами немцы. В безрезультатных атаках была уничтожена почти половина боевого состава немецких пехотных дивизий. По данной причине командование II танкового корпуса СС приняло решение перенести центр своего наступления на правый фланг, прикрыв тем самым 44-ю имперско-гренадерскую дивизию «Магистры Тевтонского ордена». Предвидя подобное развитие событий, советские части предприняли несколько отчаянных контратак, нанеся танковый удар с востока по позициям II танкового корпуса СС. Немцам удалось их отразить, но тем не менее Красной Армии удалось отвоевать территории, лежащие к западу от Шарошда. В данной ситуации это можно было считать тактическим успехом. Чтобы исправить обстановку, подразделения 44-й имперско-гренадерской дивизии были вынуждены наступать на Шаркерестур. В противном случае части II танкового корпуса СС не могли возобновить свое наступление. Вдобавок ко всему 2-я танковая дивизия СС «Рейх» в тот день потеряла своего командира. На пути следования из штаба дивизии в легкий вездеход, в котором находился командир дивизии, попал снаряд. Сопровождавший командира дивизии офицер тут же погиб. Сам генерал-лейтенант Ваффен-СС Остендорф получил очень тяжелое ранение. Он скончался 1 мая в военном госпитале в Бад-Ишле. Уже в последние дни войны, 6 мая 1945 года, он был посмертно награжден «Дубовыми листьями» к Рыцарскому кресту. Поначалу командование дивизией принял на себя командир артиллерийского полка штандартенфюрер Ваффен-СС Крейц.

Около 12 часов командование 6-й танковой армии сообщило в штаб группы армий о своих дальнейших намерениях: «II танковый корпус СС силами полка может атаковать на западном берегу канала Шарвиз, между Шопоньей и Калозом, что в итоге позволит сформировать плацдарм, с которого можно будет с фланга атаковать противника, находящегося на берегах канала у Шаркерестура». Во второй половине дня вновь продолжилось наступление I кавалерийского корпуса и I танкового корпуса СС. В 15 часов 30 минут кавалеристы из состава 4-й дивизии смогли прорваться на окраины Эньинга. Подразделения 3-й кавалерийской дивизии атаковали на высотах, расположенных чуть северо-западнее Мезё Комарома.

12-я танковая дивизия «Гитлерюгенд» перерезала дорогу Дег — Озора, которая проходила западнее Силаш-Балхаша. Этот населенный пункт продолжал удерживаться частями Красной Армии. Танковая дивизия «Лейбштандарт» вела бои на высотах к северу от Шимонторньи, где советские части имели очень выгодные позиции. Здесь проходил хорошо укрепленный оборонительный рубеж, который тянулся от Шар-Эгреша до Цеце. Сложности немецким танкистам также добавляло то обстоятельство, что здесь было сосредоточено значительное количество советских противотанковых орудий. О результатах наступления в 17 часов 15 минут сообщалось в группу армий «Юг»:

«Командование 6-й танковой армии считает, что противник на данном направлении смог соорудить мощные противотанковые укрепления, которые удерживаются близ Шимонторньи не только пехотой и многочисленными противотанковыми орудиями, но и мощным артиллерийским огнем с южного берега канала. Кроме того, можно было наблюдать оживленное передвижение частей противника в юго-западном направлении к Шимонторнье и восточнее Цеце. На данный участок было бы целесообразно направить части 23-й танковой дивизии и 1-й танковой дивизии СС „Лейбштандарт“. На западный берег канала необходимо перебросить боевую группу II танкового корпуса СС, чтобы та развивала наступление в направлении Калоза и продолжала двигаться на восток».

Начальник штаба 6-й танковой армии при этом выступил с идеей, что 25-я венгерская пехотная дивизия должна присоединиться к кавалерийскому корпусу и начать наступать по берегу озера Балатон. При помощи венгров предполагалось стабилизировать фронт от Балатона до Эньинга. При этом части кавалерийского корпуса должны были двигаться сугубо на юг, к Озору.

В ответ на это предложение командование группы армий «Юг» санкционировало временное использование 25-й пехотной венгерской дивизии для зачистки территории вокруг Эньинга. При этом не исключалось, что наступление по берегу озера Балатон должно было осуществляться силами двух венгерских батальонов, входивших в состав армейской группы Балка. Однако этого не состоялось, так как Балк предостерег, что «венгры патологически не способны выполнить данное задание». Впрочем, он сам не возражал, чтобы батальоны были переданы под командование кавалерийского корпуса. В данной ситуации командование 6-й танковой армии предпочло отказаться от подобного «подарка». В итоге венгерские батальоны были переведены в резерв на позициях под Эньингом.

9 марта 1945 года (пятница). Четвертый день операции «Пробуждение весны»

Истребитель танков из 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт»

Между тем советское командование пустило в ход под Шимонторньей казачьи части. Узнав об этом, немецкое командование небезосновательно пришло к выводу, что 5-й советский кавалерийский корпус был переброшен на передовую. В итоге было принято решение о том, что подразделения 23-й танковой дивизии, равно как и весь I танковый корпус СС, должны были быть сосредоточены на восточном берегу канала Шарвиз, чтобы не дать возможности советским войскам окружить «запертый» под Шарошдом II танковый корпус СС. Немецкий генералитет не исключал возможности, что в данный момент на этот участок фронта советское командование перебросило бы XVIII танковый корпус, который должен был атаковать эсэсовцев по обе стороны от Шарошда.

В этот день III танковый корпус фактически не продвинулся вперед. Наступление удалось развить только 1-й танковой дивизии, но и ее успех был весьма относительным. В ходе этих боевых действий был захвачен мост у Шерегейеша. Произошло это буквально накануне наступления темноты, так что в 18 часов 15 минут части 3-й танковой дивизии могли начать формирование плацдармов на обоих берегах канала. Ранним утром предстоящего дня операции «Пробуждение весны» отсюда должно было продолжиться наступление в восточном направлении.

Собственно III танковый корпус наступал в двух направлениях — восточном и северо-восточном. В итоге командование армейской группы Балка предлагало установить фронт наступления по линии озеро Веленце — Ловашберень. Там IV танковый корпус СС (дивизии «Мертвая голова» и «Викинг»), усиленный 6-й танковой дивизией, мог начать наступление к северу от Секешфехервара. Это должно было помешать советскому командованию свободно действовать на территориях, примыкающих с запада и юго-запада к Будапешту. То, что в данной ситуации речь шла о старом и отвергнутом плане, не смущало ни Балка, ни начальника его штаба Гедке. Кроме того, остается непонятным, почему в расчет принимался IV танковый корпус СС, чьи силы вряд ли можно было использовать для успешного наступления против превосходящих в несколько раз частей Красной Армии. Командование 6-й танковой армии отнеслось без энтузиазма к данной затее. Для Зеппа Дитриха намерение послать ослабленный IV танковый корпус со специально подготовленного оборонительного рубежа у Секешфехервара куда-то на восток, на передовую, было равноценно самоубийству. Неудивительно, что подобной точки зрения придерживался и генерал Ваффен-СС Гилле. Он предвидел бесславный конец данной тактической авантюры.

В 21 час 35 минут генерал Вёлер связался с генерал-полковником Гудерианом и передал ему планы развития наступления на следующий день:

1) Дивизии «Лейбштандарт» и «Гитлерюгенд» вместе с I кавалерийским корпусом должны в срочном порядке создать плацдармы на берегах канала Шио северо-западнее Мезё-Комарома, Озоры и Шимонторньи.

2) 25-я венгерская пехотная дивизия должна сменить на позициях части I кавалерийского корпуса, дабы те предприняли наступление в южном направлении.

3) 23-я танковая дивизия должна следовать за 1-й танковой дивизией СС «Лейбштандарт», чтобы впоследствии развернуть наступление и создать наступательный плацдарм на восточном берегу канала Шарвиз близ Шар-Эгреша, что откроет путь для наступления II танкового корпуса СС на Дунафёльдвар.

4) С той же самой целью боевая группа II танкового корпуса СС должна начать наступательные действия на западном берегу канала Шарвиз между Шопоньей и Калозом. Эти действия позволят поддержать наступление основных сил II танкового корпуса СС ударом с юга. Впоследствии 44-я имперско-гренадерская дивизия «Магистры Тевтонского ордена» должна также начать наступление на Калоз.

5) На предстоящий день армейская группа Балка должна запланировать наступление в восточном и северо-восточном направлениях с плацдарма, сформированного близ Шерегейеша.

6) Кроме этого, армейская группа Балка должна подготовить наступление IV танкового корпуса СС к северу от Секешфехервара, которое постепенно должно будет устремляться в восточном направлении. В отличие от ранее предполагавшегося усиления IV танкового корпуса СС, 6-й танковой дивизии теперь этого делать не предполагалось. Она должна была остаться оперативным резервом, который в любой момент мог потребоваться на любом направлении наступления.

К великому удивлению Гилле и Зеппа Дитриха, генерал-полковник Гудериан почти сразу же согласился с идеей использования в наступлении IV танкового корпуса СС. Генерал Вёлер (не без ехидства) объяснял подобное решение тем, что II танковый корпус СС не смог добиться ощутимых результатов при прорыве прежних советских оборонительных рубежей: «В условиях, когда на эти рубежи был подведен советский 18-й танковый корпус, у вас нет никаких шансов».

9 марта 1945 года (пятница). Четвертый день операции «Пробуждение весны»

Загрузка боеприпасов в одной из венгерских деревень

Самое поразительное заключалось в том, что в Верховном командовании Вермахта в те часы рассматривали возможность развития («основного») наступления по реке Драва, которое должно было увенчаться успехом после того, как в ближайшие 48 часов на севере будет окончательно сломлено советское сопротивление. В журнале же боевых действий Верховного командования Вермахта при этом вообще ни одним словом не упомянуты бои, которые вела 6-я танковая армия. Это еще раз наглядно показывает, что в Верховном командовании Вермахта не имели реального представления (или не хотели иметь) относительного того, где разворачиваются основные бои у озера Балатон.

В то же самое время командование 3-го Украинского фронта стало сосредотачивать свежие советские части на втором эшелоне оборонительных сооружений. Незадолго до этого юго-западнее Будапешта была заново сформирована 9-я гвардейская армия (она преимущественно состояла из стрелковых дивизий). Ее предполагалось использовать для наступления на Вену (Венская наступательная операция), однако маршал Толбухин ходатайствовал перед Сталиным, чтобы ее оставили для ведения оборонительных боев. Ставка отказала Толбухину. В тот же день вышла директива, которая предполагала использование новых соединений не для обороны, а исключительно для наступления. Они должны были перейти в наступление не позднее чем 15–16 марта 1945 года. Впрочем, Ставка разрешила использовать эти свежие силы для того, чтобы разгромить у озера Балатон наступающие немецкие части, что должно было стать стратегической предпосылкой для наступления на Вену.

Похожие книги из библиотеки

Ударные корабли Часть 1 Авианесущие корабли. Ракетно-артиллерийские корабли

Справочник содержит сведения о корабельном составе ВМФ СССР по состоянию на декабрь 1991 г. Однако в нем прослежена судьба кораблей советского флота до 2001 г. Приведены данные по находившимся в строю, строившимся и проектировавшимся боевым кораблям, их названиям, заводским номерам, датам закладки, спуска, вступления в строй, вывода из боевого состава флота, модернизаций или переоборудования, предприятиям (заводам, фирмам)-строителям и фирмам-проектантам. Рассказано об особенностях проектов, проектировании, строительстве, ремонтах и модернизациях, наиболее характерных авариях и важных этапах активной службы. Представлены схемы внешнего вида, продольные разрезы всех проектов и их модификаций, многочисленные фотографии. Справочник издается в четырех томах: т. I. Подводные лодки (в двух томах); т. И. Ударные корабли (в двух томах); т. III. Противолодочные корабли; т. IV. Десантные и минно-тральные корабли. В приложениях к каждому тому приводятся основные тактико-технические характеристики вооружения кораблей советского и российского ВМФ: ракетного, артиллерийского, противолодочного, радиотехнического и авиационного.

Броненосный крейсер “Адмирал Нахимов”

Имя самого знаменитого и любимого народом русского адмирала Павла Степановича Нахимова не было в почете ни у царских семей и их окружения, ни, как не парадоксально, у морских чиновников с адмиральскими погонами на плечах. Видимо, потому, что. занимая один из высочайших постов на юге России, П.С. Нахимов так никогда чиновником и не был, а всегда оставался моряком и флотоводцем. Лишь спустя тридцать лет после его гибели в его честь был назван корабль, которому и посвящен этот очерк, дополненный подлинными документами.

Линейные крейсера “Фон дер Танн”, “Мольтке”, “Гебен” и “Зейдлиц”. 1907-1918 гг.

Начало первым линейным крейсерам положила в 1906 г. Англия. За исключением Германии и Японии, остальные морские державы, которые до этого времени строили броненосные крейсера, не только не продолжили их постройку, но и вообще впредь отказались от строительства тяжелых крейсеров. По принятым в немецком военно-морском флоте понятиям, тяжелые крейсера включали в себя броненосные и линейные. Такой тяжелый крейсер мог быть в некоторой степени равноценен линейному кораблю не своим относительно слабым вооружением, не довольно слабой броневой защитой, а более высокой скоростью. Конечно, этого можно было достигнуть только за счет использования большего водоизмещения.

В результате появился новый тип прочных и грозных кораблей, в создании которых Германия всегда была более удачлива, чем Англия.

Gnimman Avenger. Часть 2

Продолжение выпуска № 98. Боевое применение.

Самолет TBM/TBF Эвенджер широко использовался в ходе Второй мировой войны не только вооруженными силами США, но также Великобритании и Новой Зеландии. В США самолет использовался как флотом (US Navy), так и Корпусом Морской пехоты (US Marine Corp.).