10 марта 1945 года (суббота). Пятый день операции «Пробуждение весны»

«Температура опять колеблется в районе 0 °C. Небо затянуто плотным слоем облаков, идет снег с дождем. Состояние территорий и дорог ухудшается прямо на глазах. Они вновь превращаются в болотину и трясину».

Буквально накануне командование группы армий «Юг» и командование 6-й танковой армии надеялись, что погода улучшится, а стало быть, дороги и прилегающие к ним территории просохнут и станут более проходимыми для техники. По крайней мере, можно было бы вовсю использовать танки и штурмовые орудия. Но резкая перемена погоды поставила крест и на всех этих планах и перечеркнула все надежды. Даже само название операции, «Пробуждение весны», выглядело как какая-то ироничная стратегическая усмешка.

В то время как XCI (91-й) армейский корпус Главнокомандующего на юго-востоке пытался хоть как-то закрепиться на плацдармах по реке Драва, 2-я танковая армия начала свой отвлекающий маневр у южного окончания озера Балатон. В принципе данная операция была необходима, так как советские войска могли в любой момент сбросить немецкие части в Драву. Как и предполагалось ранее, в отвлекающем наступлении принимали участие 71-я пехотная дивизия и 16-я панцергренадерская дивизия СС «Рейхсфюрер». Оба эти соединения должны были нанести удар несколько южнее, нежели предпринимались все попытки ранее. Сразу же можно сказать, что им не удалось достигнуть потрясающего тактического успеха. К концу дня немецким дивизиям, которым приходилось отражать отнюдь не одну советскую контратаку, удалось продвинуться в глубь позиций Красной Армии всего лишь на 5 километров. Произошло это главным образом близ Киш-Байома. Впрочем, и этот относительный успех немцев позволил им расширить свое наступление. Но все это компенсировалось тем, что на остальных участках фронта у южного окончания Балатона немцам с каждым разом все сложнее удавалось отражать советские танковые атаки. В итоге 2-я немецкая танковая армия вместо запланированного наступления (за исключением одного участка) перешла в глухую оборону.

На пятый день наступления не предвиделось никаких успехов и у 6-й танковой армии. Грязь и повсеместная болотина не позволяли использовать ударную силу армии — танки. В данных условиях вновь возрастало значение пехоты. Поэтому появление на передовой 25-й венгерской пехотной дивизии для немцев оказалось очень кстати. Весь день венгры вели бои за Эньинг, который оказался взятым ими уже к концу суток. Ближе к ночи 25-я венгерская пехотная дивизия, подчиненная I кавалерийскому корпусу, смогла выйти к высотам, располагавшимся за пределами этого населенного пункта. В данных условиях собственно кавалерийские подразделения продолжали наступление в южном направлении. 3-я кавалерийская дивизия, усиленная боевой группой 4-й кавалерийской дивизии, смогла достичь Мезё Комарома. Кроме того, она смогла отбросить советские войска с высот по берегу Шио, находившихся чуть западнее. Но это еще не означало успешного наступления немцев по всему каналу Шио. Более того, командование I кавалерийского корпуса получило приказ не медлить у каждого укрепленного пункта, который удерживался красноармейцами, а как можно быстрее двигаться вперед в северо-западном направлении от Мезё Комарома. В этих условиях 25-я венгерская пехотная дивизия должна была наступать от Эньинга на Шиофок, а затем — на село Сабади. Одновременно с этим I танковый корпус СС, которому была подчинена 23-я танковая дивизия, должен был стремительно продвигаться вперед, ликвидируя советские оборонительные рубежи по восточной части Шио (в Озоре, Шимонторнье, Шар-Эгреше). По данному поводу в журнале боевых действий группы армий «Юг» сообщалось:

«Здесь противник стремится сконцентрировать на оборонительных рубежах значительные силы, используя в качестве главных опорных пунктов Шимонторнью и Озору. Здесь ими запланирован прорыв, для чего предпринимаются многочисленные контратаки на Яношхазу, что позволяет им удерживать дорогу, связывающую Шимонторнью и Цеце. Пока все контратаки противника успешно отражены».

12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» к вечеру с огромным трудом смогла захватить Силаш-Балхаш, который считался одним из опорных пунктов Красной Армии на южном фланге. Но при этом 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт» вела бои едва ли не в тылу дивизии «Гитлерюгенд» — там оставались огромные территории, которые продолжали удерживаться красноармейцами. Чтобы справиться с данной задачей, на этот участок фронта пришлось перебросить 403-й народно-артиллерийский корпус, штаб которого обосновался в Деге. Все делалось для того, чтобы сформировать на берегах Шио несколько немецких плацдармов.

Но при этом отнюдь не все поставленные задачи выполнялись тут же и оперативно. Весьма затянулась переброска 23-й танковой дивизии с западного берега канала Шарвиз. Еще в 9 часов 25 минут утра генерал-майор Ваффен-СС Кремер сообщал командованию группы армий «Юг», что «дивизия все еще находится на марше близ Калоза». «Вероятно, — продолжал он, — причиной данной задержки явился артиллерийский огонь противника, который велся с противоположного берега канала. Боевая группа II танкового корпуса СС, состоявшая из разведывательного батальона, саперов и тяжелой артиллерии, смогла согласно плану выдвинуться между Калозом и Надьлангом, чтобы атаковать противника с фланга близ Шаркерестура. Однако неприятель заметил передвижения 23-й танковой дивизии, а потому смог оперативно принять соответствующие контрмеры, встретив ее огнем с восточного берега».

То есть видно, что задача 23-й дивизии — сформировать близ Шар-Эгреша плацдарм, чем предполагалось оттянуть часть советских войск и облегчить действия II танкового корпуса СС — не выполнялась. Сам же II танковый корпус СС смог лишь незначительно продвинуться вперед к Шаркерестуру. Большую часть дня немецкие танкисты на этом участке фронта были заняты не столько наступлением, сколько отражением советских контратак. Ситуация (для немцев) осложнялась тем, что дивизионная артиллерия фактически осталась без боеприпасов.

В журнале боевых действий в тот день было записано:

«II танковый корпус СС вместе с 44-й имперско-гренадерской дивизией „Магистры Тевтонского ордена“ при непосредственной поддержке 2-й танковой дивизии СС „Рейх“ в ожесточенной борьбе, сопряженной с огромными потерями, смогли взять виноградники к юго-западу от Шаркерестура. В итоге соединениям удалось пробиться до дороги, связывающей Шарошд и Шаркерестур. Была также взята под контроль развилка дороги в 2 километрах юго-восточнее Шарошда, что весьма помогло в отражении последовавшей контратаки неприятеля. Вражеская контратака, предпринятая силами шести танков, была нацелена на высоты, расположенные в 4 километрах на запад от Якабзаллаша. Продолженное после отражения контратаки собственное наступление было встречено находящимся в обороне подразделением вражеских танков».

О том, насколько ожесточенными были бои в те дни, говорит хотя бы такой показатель: только за пять дней мартовских боев 1945 года немецкими саперами 6-й танковой армии (а не всей группы армий!) было обезврежено около 15 тысяч мин. Среди обезвреженных мин встречались и немецкие. Скорее всего они попали в руки Красной Армии со складов новых болгарских и румынских союзников.

10 марта 1945 года (суббота). Пятый день операции «Пробуждение весны»

Советское танковое наступление

Одновременно с этим части III танкового корпуса (3-я танковая и 356-я пехотная дивизии) смогли незначительно продвинуться вперед по обе стороны от Шерегейеша. В это же время входившая в состав того же корпуса 1-я танковая дивизия смогла захватить на южном берегу озера Веленце населенные пункты Динньеш и Гардонь. В принципе, эта дивизия повторяла путь, по которому в январе уже однажды следовала танковая дивизия «Мертвая голова». На участке фронта, который удерживался IV танковым корпусом СС (к северу от Секешфехервара), в тот день не происходило никаких крупных боевых действий.

Изрядная задержка и фактическая остановка немецкого наступления, вызванная очередным заболачиванием местности, непроходимыми дорогами, была на руку советскому командованию. Красная Армия получила время, чтобы усилить свои оборонительные позиции. В первую очередь это касалось пространства между каналом Шарвиз и озером Веленце.

Командование группы армий «Юг» понимало, что ситуация складывалась не в его пользу, а потому искало наиболее эффективные решения. Так, например, была начата подготовка к наступлению 23-й танковой дивизии на Шарбогард, которое должно было помочь II танковому корпусу СС, завязшему в продолжительных боях на «южном выступе». Одновременно с этим тактический успех 1-й танковой дивизии должен был позволить в полную силу применить III танковый корпус. По этой причине командование армейской группы Балка получило приказ максимально быстро подтянуть 6-ю танковую дивизию к позициям III танкового корпуса. Она должна была находиться в оперативном резерве, в то время как 1-я и 3-я танковые дивизии должны были начать наступление в юго-восточном направлении на Адонь. Их главной целью была Перката и последующий прорыв к Дунаю.

В то же самое время командование 2-й танковой армии всерьез задумалось над тем, стоило ли продолжать наступление в юго-восточном направлении, к Печу, чтобы встретиться там с войсками Главнокомандующего на юго-востоке. Учитывая, что последние так и не смогли прорваться на сколько-нибудь значимое расстояние от реки Драва, весьма логичным было наступление в северо-восточном направлении, где части 2-й танковой армии могли встретиться с дивизиями I кавалерийского корпуса. Вечером этого дня в разговоре с генералом Вёлером генерал-полковник Гудериан подтвердил, что «в первую очередь надо искать объединения с кавалерийским корпусом». «Подобного мнения придерживается и сам фюрер», — подытожил Гудериан. А вот насчет целесообразности использования армейской группой Балка IV танкового корпуса СС у Гудериана, судя по всему, существовали изрядные сомнения. На вопрос, какие резервы имелись у IV танкового корпуса СС, командующий группой армий поспешил заверить, что у дивизий «Викинг» и «Мертвая голова» имелось достаточное количество резервов. Гудериан подчеркнул, что на наступление силами неполных дивизий можно было бы решиться, если бы к северу от Секешфехервара было бы не очень много советских войск. Но по имевшимся сведениям количество частей Красной Армии на данном участке фронта возрастало с каждым днем. Однако генерал Вёлер поспешил разубедить Гудериана. Это поспешное решение имело для группы армий «Юг» плачевные последствия, особенно если принять во внимание то, что в Верховном командовании Вермахта продолжали считать бои у канала Шарвиз и у озера Веленце второстепенным театром военных действий. Чтобы определиться с дальнейшими действиями, Верховное командование сухопутных войск затребовало у командования 6-й танковой армии полный отчет относительно понесенных потерь и боевого состава дивизий. Представленные в Берлин данные приведены ниже в форме нескольких таблиц. Приводим их полностью, так как они могут представлять значительный интерес для историков.

ПОТЕРИ В ЛИЧНОМ СОСТАВЕ 8 МАРТА 1945 ГОДА

Соединения А. Погибло В. Ранено С. Пропало без вести А+В+С
О U+M S* О U+M S О U+M S Итого
1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт» 1 56 57 3 260 263 1 1 321
12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» 2 19 21 6 100 106 8 8 135
I танковый корпус СС 3 75 78 9 360 369 9 9 456
2-я танковая дивизия СС «Рейх» 18 18 2 82 84 102
9-я танковая дивизия СС «Гогенштауфен». 29 29 5 79 84 2 2 115
II танковый корпус СС 47 47 7 161 168 2 2 217
23-я танковая дивизия 1 1 1 16 17 18
44-я имперско-гренадерская дивизия «Магистры ТО» 2 12 14 56 56 70
3-я кавалерийская дивизия 23 23 1 96 97 120
4-я кавалерийская дивизия 1 1 1
I кавалерийский корпус 23 23 1 97 98 121
6-я танковая армия 6 157 163 19 690 708 11 11 882

* O — офицеры, U+M — унтер-офицеры и солдаты, S — в сумме.

ШТАТНЫЙ И БОЕВОЙ СОСТАВ СОЕДИНЕНИЙ НА 8 МАРТА 1945 ГОДА

Соединения Штатный состав Боевой состав
численность %
1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт» 12 461 4288 34,4 %
12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» 11 299 5173 45,8 %
I танковый корпус СС 23 760 9461 39,8 %
2-я танковая дивизия СС «Рейх» 9259 3893 42,1 %
9-я танковая дивизия СС «Гогенштауфен» 9739 5010 51,45 %
II танковый корпус СС 18 998 8903 46,9 %
23-я танковая дивизия 11 261 5105 45,3 %
44-я имперско-гренадерская дивизия «Магистры ТО» 10 161 4494 44,2 %
3-я кавалерийская дивизия 6259 1869 29,9 %
4-я кавалерийская дивизия 4052 1558 38,5 %
I кавалерийский корпус 10 311 3427 33,2 %
6-я танковая армия 74 491 31 390 42,1 %

СОСТОЯНИЕ БРОНЕТЕХНИКИ

Соединения Готовы к применению В ремонте Безвозвратные потери
Pz* StG SPW Pz StG SPW Pz StG SPW
1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт» 23 7 133 41 15 49
12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» 18 2 116 38 29 77
I танковый корпус СС 41 9 249 79 44 126
2-я танковая дивизия СС «Рейх» 26 22 75 35 27 149 4 1
9-я танковая дивизия СС «Гогенштауфен» 43 27 139 28 20 69
II танковый корпус СС 69 49 214 63 47 218 4
23-я танковая дивизия 25 22 82 30 20 17
44-я имперско-гренадерская дивизия «Магистры ТО» 6 4 7
3-я кавалерийская дивизия 2 12 4 10 4
4-я кавалерийская дивизия 4 9 8 45 4
I кавалерийский корпус 6 21 12 55 8
501-й танковый батальон («Королевские тигры») 31 9 23 2
560-й тяжелый батальон истребителей танков 6 4 1 10 18
6-я танковая армия 178 111 567 205 188 371 4 1

* Pz — танки; StG — штурмовые орудия; SPW — бронетранспортеры.

Поскольку в 6-й танковой армии было готово к использованию лишь 46 % танков, то вряд ли можно было говорить (даже не принимая в расчет погоду и состояние местности) о каком-либо классическом танковом наступлении.

Похожие книги из библиотеки

Танковые войны XX века

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

Истребитель И-15бис

Перед Второй мировой войной практически все самолеты-истребители, состоящие на вооружении советских ВВС, были созданы в конструкторском бюро Н.Н.Поликарпва. В период с 1934 по 1942 годы авиазаводы произвели более 16 тысяч истребителей И—16, И—15, И—15бис и И—153. Значительная часть этой крылатой армады принимала участие в воздушных сражениях с 1936 по 1945 годы.

Полутороплан И—15бис в ряду других поликарповских истребителей смотрится середнячком. Особыми достоинствами не блистал, более того, не успев появиться, устарел практически безнадежно по всем своим характеристикам.

Тем не менее, оказывается, что этот ладный и гармоничный с виду самолетик успел «отметиться» практически везде: в Испании, Китае, на Халхин-Голе, в зимней войне с Финляндией, прошел всю Великую Отечественную войну вплоть до японской кампании.

Боевое применение МиГ-17 и МиГ-19 во Вьетнаме

ВВС Вьетнама, Khong Quan Nhan Dan Viet Nam, создавались в 40- e годы при активной помощи Советского Союза и Красного Китая. Тем не менее, в 1964 г. когда армады самолетов ВВС и ВМС США начали регулярно вторгаться в воздушное пространство Демократической Республики Вьетнам (ДРВ), оказать им противодействие мог только один-единственный авиаполк, вооруженный истребителями МиГ-17. Американская авиация в Индокитае превосходила ВВС ДРВ как в количественном, так и в качественном отношении. В конце войны, однако, ситуация изменилась: социалистический Вьетнам располагал значительным количеством современных истребителей.

Американцы обладали численным преимуществом весь период длительной войны в Индокитае, поэтому не удивительно, что ВВС ДРВ несли тяжелые потери. Американские летчики не только охотились за северовьетнамскими истребителями, но и постоянно наносили удары по аэродромам. На протяжении конфликта противники не раз меняли тактику и стратегию использования авиации. Уроки воздушной войны в небе Вьетнама оказали фундаментальное влияние на развитие самолетов класса истребитель во всем мире и привели к значительному изменению концепций боевого применения истребительной авиации.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Жизнь по «легенде»

Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.