14 марта 1945 года (среда). Девятый день операции «Пробуждение весны»

«Температура до 13 °С выше нуля. В целом тепло и солнечно. Дороги просыхают, по территории можно передвигаться на гусеничном транспорте».

Самым примечательным событием этого дня стал налет американской авиации на Комаром. На этот раз это был уже не символический акт. Во время бомбежки было уничтожено почти 70 % нефтеперерабатывающих предприятий города. Можно было предположить, что данный налет был непосредственно связан с готовящимся советским наступлением. Он был настолько мощным, что ни использование зенитной артиллерии, ни вылеты истребителей Люфтваффе не смогли уберечь столь драгоценных для Гитлера заводов. Германия окончательно утратила свое господство в воздухе.

В сложившейся ситуации уже вряд ли что-то могло изменить обстановку в Западной Венгрии. Наступление на Печ полностью провалилось. Об «урегулировании обстановки на западном берегу Дуная» не могло быть и речи.

Согласно разработанному плану в 9 часов утра дивизия СС «Рейхсфюрер» и 1-я народная горнострелковая дивизия, входившие во 2-ю танковую армию, начали свое наступление в восточном направлении. Им предстояло совершить невероятное — прорваться сквозь хорошо устроенную линию советской обороны, которая, кроме традиционных заграждений, была оснащена обширными минными полями. За целый день этим двум немецким дивизиям удалось вторгнуться в советские позиции на три километра — это был неплохой тактический успех, но отнюдь не ожидаемый стратегический прорыв. Тем не менее командующий 2-й танковой армией генерал де Ангелис продолжал надеяться, что «наступление преуспеет завтра, когда будет пробита первая линия советской обороны».

В этот день частям 6-й танковой армии удалось отразить несколько советских атак на немецкие позиции вдоль канала Шио. I кавалерийский корпус мог только обороняться. 25-я венгерская пехотная дивизия не только не заняла ни одного населенного пункта, но и не могла даже толком держать оборону. По большому счету, теперь венгры были немцам не помощниками, а скорее обузой. В итоге 3-я и 4-я кавалерийские дивизии только 14 марта умудрились отразить восемь советских атак, которые главным образом предпринимались с плацдарма к востоку от Аданда. К слову сказать, во время одной из таких атак было задействовано 15 советских танков.

14 марта 1945 года (среда). Девятый день операции «Пробуждение весны»

Советские самоходные артиллерийские установки IX гвардейского механизированного корпуса входят в венгерский город. Весна 1945 года

I танковый корпус СС смог немного расширить свой плацдарм близ Шимонторньи. По сути, это было единственное немецкое соединение, которое продолжало атаковать. Во время одной из атак немцам удалось отбросить части Красной Армии за Шар-Эгреш, но за этим последовало не ожидавшееся наступление II танкового корпуса на Шаркерестур, а еще более ожесточенные советские контратаки. К тому же немцы были почти полностью подавлены огнем советской артиллерии и минометов. Это была уже не артиллерийская дуэль, а исключительно советский огневой шквал. Выбив немецких летчиков из воздушного пространства над Западной Венгрией, советские штурмовики постоянно «утюжили» позиции II танкового корпуса СС.

К этому моменту советское командование нащупало слабые места в немецкой обороне. Так, например, удар по позициям I танкового корпуса был нанесен у села Белшё Сари (между Озорой и Мезё Комаром). Это село удерживалось самыми слабыми подразделениями дивизии СС «Гитлерюгенд». Советским войскам даже удалось кое-где пробиться на северный (немецкий) берег Шио. Впрочем, командование I танкового корпуса не собиралось бездействовать. Дивизия СС «Лейбштандарт», усиленная несколькими батальонами из состава дивизии «Гитлерюгенд», смогла расширить свой плацдарм у Шимонторньи, продвинувшись вперед на два километра до высоты 115. При этом танкистам «Лейбштандарта» приходилось не только наступать, но и отражать советские контратаки. Однако советская артиллерия делала свое дело. Одним из снарядов была уничтожена переправа через Шио, и в итоге немцам вновь пришлось наводить мосты через канал. Можно сказать, что повезло и 23-й танковой дивизии. После трехдневных изматывающих и кровопролитных боев немецким танкистам удалось отбросить части Красной Армии от Шар-Эгреша. Советские войска были вынуждены отойти на другой берег Шио.

Тем временем II танковый корпус СС продолжал вести безуспешные бои за Шаркерестур. Советское командование посылало сюда все новые и новые части. Пехотные части постоянно предпринимали контратаки, поддерживаемые танковыми подразделениями из 10–20 машин. Огромные потери несли обе сражающиеся стороны. Но успех был на стороне Красной Армии — немцев потихоньку вытесняли с плацдарма под Калозом.

III танковый корпус не мог развить наступление и перешел к глухой обороне. Становилось все более очевидным, что операция «Пробуждение весны» провалилась и наступление имеющимися в распоряжении у немцев силами продолжать далее нельзя. Они хотели в одночасье получить все, но не добились ничего.

Чем яснее становилось, что 6-я танковая армия со дня на день начнет отступать, тем чаще взоры командования группы армий «Юг» устремлялись на оборонительные рубежи армейской группы Балка, которая не принимала столь активного участия в операции «Пробуждение весны». Именно в этот день из штабов IV танкового корпуса СС и 3-й венгерской армии стали приходить сообщения о том, что были замечены двигающиеся в сторону фронта крупные советские соединения. Сообщалось о приблизительно тысяче машин с красноармейцами, которые устремлялись к передовой. В штабе группы армий «Юг» предположили, что местом нового советского прорыва должно было стать «венское направление», а именно Татабанья и Мор. Эти выводы подтверждались сведениями, которые предоставлялись немецкой авиаразведкой. Более того, летчики сообщали о еще более грандиозном количестве машин и транспортных средств. Теперь уже ни у кого не было сомнений в том, что со дня на день должно было начаться крупное советское наступление.

В данной ситуации советское наступление могло не просто обрушить, а смести неприкрытое левое крыло армейской группы Балка. Однако Балк в своей характерной манере предпочитал либо строить воздушные замки, либо интриговать, но отнюдь не готовиться к обороне. Он полагал, что наступление будет осуществляться всего лишь силами двух советских корпусов, а потому для отражения их натиска будет вполне достаточно имеющихся сил. По его «оценкам», 6-я гвардейская танковая армия «должна» была действовать на другом берегу Дуная. Когда же стало ясно, что такие неосмотрительные суждения не имели под собой никакой почвы, в армейской группе в пожарном режиме стали мобилизовываться все мыслимые и немыслимые резервы. В итоге под угрозу было поставлено снабжение 6-й танковой армии. Но Балка это мало интересовало. Он, как и прежде, излучал «беспричинный оптимизм». Он наивно полагал, что имеющаяся в его распоряжении противотанковая и зенитная артиллерия могла остановить советские танки.

Между тем командование 6-й танковой армии видело, в какую ловушку могла попасть вся группа армий «Юг». Зепп Дитрих понимал, что маршал Толбухин вряд ли отказался бы от окружения четырех танковых корпусов. В данной ситуации в венгерском котле могли оказаться как минимум восемь немецких танковых дивизий. Если бы стал развиваться подобный сценарий, то более ничто не преграждало бы Красной Армии путь на Вену. В чем-то это напоминало ситуацию 1805 года, когда в сражении под Ульмом войска Наполеона окружили австрийскую армию, вынудив ее капитулировать.

Но осознать серьезность положения в данной ситуации было недостаточно. Командование группы армий «Юг» оказалось перед серьезным выбором: отвести танковые части и тем самым спасти их или же продолжать бессмысленное наступление, как того хотели Гитлер и генералы Верховного командования.

14 марта 1945 года (среда). Девятый день операции «Пробуждение весны»

Эсэсовские панцергренадеры отступают от Балатона

Началось типично «телефонное сражение». В 21 час 25 минут генерал-лейтенант Грольман связался с Зеппом Дитрихом, предложив определиться, как им надлежало действовать далее. Сам Грольман уже не сомневался в провале операции «Пробуждение весны». В противном случае он не произнес бы весьма рискованную фразу: «Продолжение наступления ввиду предпринятых противником мер является опасной и рискованной затеей». В разговоре выдвигалось множество вариантов проведения перегруппировки, но у всех них был один существенный минус — на это требовалось три или даже четыре дня.

Сам Дитрих заявил, что видит только одно-единственное решение в сложившейся ситуации. Надо было снять I танковый корпус с берегов канала Шио и перебросить его на восточный берег канала Шарвиз. Собрав воедино танковый кулак, состоящий из трех танковых корпусов (I СС, II СС и III), надо было ударить в направлении Дуная. Прорвав советскую оборону на небольшом участке фронта, после достижения реки надо было повернуть на север и пройтись по незащищенным тылам Красной Армии, окружив тем самым продвигавшиеся вперед советские части. Однако тут же Дитрих оговорился, поставив крест на данном плане: «Предпосылкой для данной операции должна была являться хорошая и проходимая почва. В нынешнем состоянии перегруппировка затянулась бы до двадцатых чисел марта».

Вместе с тем Дитрих не отрицал, что надо было срочно отводить I танковый корпус СС и 23-ю танковую дивизию, пока они не попали в «мешок». Предполагалось, что они должны были быть сосредоточены к юго-западу от Секешфехервара. Эта мысль около полуночи была передана по телефону в Генеральный штаб сухопутных войск. В разговоре открытым текстом говорилось, что вряд ли надо было испытывать иллюзии по поводу продолжения операции «Пробуждение весны». Одновременно с этим подчеркивалось, что «объединенная мощь I танкового корпуса СС, II танкового корпуса СС и III танкового корпуса представляла чудовищную силу». Наступление этой танковой армады могло бы начаться 20 марта.

14 марта 1945 года (среда). Девятый день операции «Пробуждение весны»

Немцы не смогли перехватить стратегическую инициативу в Западной Венгрии

Но при ведении данного разговора нужна была определенная тактика, так как почти всем была известна недальновидность Гитлера, когда речь заходила о выборе между необходимым и осуществимым. Уже ночью генерал Вёлер связался с Гудерианом. Командующий группой армий «Юг» говорил о «необходимости постановки более четких глобальных задач как единственной возможности все еще исправить положение». Выслушав предложения о перегруппировке, Гудериан заверил, что доложит об этом фюреру. И тут же поинтересовался, можно ли было осуществить ее за 48 часов? Генерал Вёлер не стал клятвенно утверждать, что в подобные сроки можно было уложиться, но пообещал, что командование 6-й танковой армии сделало бы все возможное для этого. Пошли мучительные часы. И в очередной раз Гитлер сделал Толбухину неоценимый подарок. Он отказался санкционировать перегруппировку танковых дивизий. Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, командование 6-й танковой армии начало готовить подробное обоснование предложенного плана. Но в очередной раз последовал отказ.

Утром уже наступившего 15 марта 1945 года Зепп Дитрих разослал по дивизиям 6-й танковой армии телеграмму-«молнию», в которой давал оценку сложившейся ситуации. В ней говорилось, что погода и особенности ландшафта позволили Красной Армии выиграть время для создания новых мощных оборонительных рубежей, что стоило ожидать советского наступления, что надо продолжать наступление, что единственным выходом является атака на советские позиции, которая должна закончиться уничтожением частей Красной Армии. Для этого в течение четырех ночей надо было скрытно провести перегруппировку. Позже Зепп Дитрих попадет в опалу за то, что ослушался приказа Гитлера. Впрочем, даже предпринятые этим эсэсовским генералом меры вряд ли могли что-то существенно исправить в сражении за Западную Венгрию. Сражение у берегов озера Балатон входило в решающую фазу.

Похожие книги из библиотеки

Все танки СССР. Том I

Главный труд ведущего историка бронетехники! Самая полная и авторитетная энциклопедия советских танков — с 1919 года и до наших дней!

От легких и средних до плавающих и тяжелых, от опытных боевых машин, построенных по образцу трофейного Renault FT 17 еще в годы Гражданской войны, до грозных Т-72 и Т-80, состоящих на вооружении Российской армии до сих пор, — эта энциклопедия предоставляет исчерпывающую информацию обо ВСЕХ без исключения типах отечественных танков, их создании, совершенствовании и боевом применении в Великой Отечественной войне и многочисленных локальных конфликтах минувшего века.

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано 1000 эксклюзивных схем и фотографий.

Советские Ракетные войска

Автор рассказывает о самом могучем виде Советских Вооруженных Сил — Ракетных войсках стратегического назначения. В книге показаны новые черты и возможности, обретенные всеми видами Вооруженных Сил после оснащения их ракетно-ядерным оружием. Подробно рассказывается об оперативно-тактическом ракетном оружии, зенитных ракетах, самолетах и кораблях-ракетоносцах. Приведены яркие примеры отличного владения новым оружием воинов-сухопутчиков, воинов ПВО, моряков, авиаторов, поражающих цели без промаха в любых самых сложных условиях. В книге говорится о любви и уважении советских людей к ракетчикам, о высокой чести служить в советских Ракетных войсках. В тех разделах книги, где говорится о развитии ракетной техники за рубежом, автор использовал данные, опубликованные в иностранных изданиях.

Химическая война

Желая возможно точнее воспроизвести подлинник настоящего труда, богатого иллюстрациями, Издательство размещает таковые соответственно тексту оригинала и приводит под рисунками и схемами полный перевод как надписей к ним, так и пояснений, сделанных в пределах иллюстраций.

Легкий танк «Ха-го»

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»