2 января 1945 года (вторник). Второй день операции «Конрад»

«Температура от -4 °C до -6 °C; ветрено, небо затянуто тучами. Состояние дорог неизменное».

С рассветом части 5-й танковой дивизии СС «Викинг» смогли продвинуться в глубь советских позиций, достигнув северной части Вертешских гор, где они соприкасались с Гереческими горами. Несмотря на продвижение вперед, немецким танкистам не удалось осуществить глубокий прорыв. Противотанковые заграждения, артиллерийский огонь и глубокоэшелонированные оборонные рубежи советской пехоты причиняли «викингам» множество трудностей. Офицер штаба дивизии «Викинг» штурмбаннфюрер Ваффен-СС Браун отмечал в своем дневнике:

«Командный пункт около 13 часов на время переносится в Тату. Постоянно атакуют вражеские бомбардировщики. Не видно никаких проявлений собственной авиации. Последующее наступление является затруднительным. Оно идет в условиях гористой местности, покрытой лесом. Танки могут вести бои только на дорогах, которые буквально закупорены русскими противотанковыми пушками. Иногда их число доходит до двадцати штук. Подобные заторы можно устранить только посредством массированных атак нашей моторизованной пехоты. В изрезанных ущельями горах использование артиллерии не представляется возможным. Вражеские батальоны вновь и вновь атакуют наши фланги. Положение дивизии, шедшей в наступление, очень быстро становится сомнительным».

Находившаяся на правом фланге боевая группа Папе на северо-западном краю Альшёгаллы натолкнулась на мощные противотанковые заграждения и обширные минные поля. К западу от Татабаньи ее ждал, оборонительный рубеж советской пехоты, которая не намеревалась отступать. В итоге немцам пришлось проводить перегруппировку и наступать в сторону Тарьяна. Самое удивительное в данной ситуации заключалось в том, что, одним и тем же боем, по сути, командовали два разных корпусных штаба: IV танкового корпуса СС («Викинг») и III танкового корпуса (боевая группа Папе). Но в этом был определенный смысл, так как «викинги» должны были продвинуться гораздо дальше боевой группы Папе, которая во многом выполняла функции прикрытия. Разграничение функции и полномочий требовалось для IV танкового корпуса СС на протяжении всей операции.

В течение дня почти все танковые подразделения, продиравшиеся сквозь лесистые горы под советским обстрелом, сталкивались с противотанковыми заграждениями, которые почти сразу же стали пользоваться дурной славой. В журнале боевых действий было записано:

«Прорвав вражескую оборону, 5-я танковая дивизия „Викинг“ в Агостиане продолжила развивать наступление в направлении Тарьяна. Южная наступающая группа (танковый полк и 2-й панцергренадерский полк „Германия“) натолкнулась к северу от Тольны на противотанковые заграждения. Когда была предпринята попытка убрать заграждения, на танки с запада была произведена атака советской пехоты. Бай взят саперным батальоном 5-й танковой дивизии „Викинг“. Северная боевая группа (1-й панцергренадерский полк „Германия“) около 9 часов утра после боя в лесу смог продвинуться к выходу из лесной чащи к югу от Тардоша. Тардош взят. 5-я танковая дивизия „Викинг“ получила приказ продвигаться в двух направлениях от дороги на юго-восток, чтобы нанести удар от Тарьяна по Бичке. Из района Несмей 3-я танковая дивизия „Мертвая голова“ развивает наступление вдоль Дуная в восточном направлении. После ожесточенного боя с советской пехотой, которая поддерживалась шестнадцатью танками, путь пробит. Установлена связь с плацдармами 96-й пехотной дивизии. Побережье Дуная в районе Ньергешуйфалу деблокировано. Отразив контратаки с юга и юго-востока, 3-я танковая дивизия „Мертвая голова“ при поддержке отдельных отрядов продолжает наступать от Ньергешуйфалу в южном направлении. В настоящее время дивизия ведет ожесточенные бои с вражескими танками и пехотой к югу от Байота. Приказано продолжать наступление в юго-восточном направлении. Усиленные армейские подразделения продолжают наступление по дороге, ведущей к Токоду. Пришли последние сообщения, что враг, засевший на фабрике в 4 километрах от Ньергешуйфалу, продолжает упорно сопротивляться».

Для продолжения наступления были отданы следующие приказы:

1) Наступающим частям дивизионной группы Папе было дано указание закрепиться на занятых территориях. Остальным — пройти сквозь Тату, захваченную «викингами», направиться в Тарьян, чтобы открыть проход сквозь леса и гористую местность для развития наступления в западном направлении от Альшёгаллы к Татабаньи.

2) Дивизия СС «Викинг» получила приказ обойти с двух сторон Тарьян и под прикрытием ночи выдвинуться в направлении Бичке.

3) Дивизия СС «Мертвая голова» должна была развивать наступление, чтобы в итоге получить контроль над перекрестком дорог близ Токода.

4) Находящиеся в распоряжении дивизионной группы Папе части 711-й пехотной дивизии должны были прочесать территорию между Тольной и Дунаем (30 километров!), обратив особое внимание на зачистку окрестностей Дунасентмиклоша.

В журнале боевых действий сообщалось: «В ходе наступления в северной части лесистых гор была сломлена оборона противника, и к вечеру 2 января достигнуты позиции, проходящие по линии Альшёгалла — Тольна — Байот, в 4 километрах восточнее Ньергешуйфалу. Наступление продолжается».

2 января 1945 года (вторник). Второй день операции «Конрад»

Начало операции «Конрад»

Наступающие немецкие части постоянно подвергались налетам советской авиации. Только на второй день операции «Конрад» в дело вступили Люфтваффе. Но сил 360 истребителей и штурмовиков явно не хватало для того, чтобы обеспечить немцам господство в воздухе. Тем временем вечером 2 января 1945 года из штаба Верховного командования сухопутных войск пришел очередной приказ, адресованный командованию группы армий «Юг». Он сводился к трем установкам. Во-первых, конечной целью после деблокирования Будапешта являлось создание мощного оборонительного рубежа между озером Балатон и Дунаем. При этом предусматривалась перегруппировка частей IV танкового корпуса СС («южный вариант»!). Во-вторых, «только в крайнем случае» Верховное командование разрешало начать подготовку к новой наступательной операции. Это предусматривалось на тот случай, если деблокирование венгерской столицы осуществить не удастся. В-третьих, в ходе операции «Конрад» надлежало уничтожить советский плацдарм в районе Грана.

Вечером (около 22 часов) того же дня состоялся разговор между Вёлером и Балком. Вёлер высказал следующее мнение: «Сегодня сложилось впечатление, что атакующие подразделения были очень близки к ошибке. Я приказал передовым частям расширить фронт наступления, дабы продолжить продвижение вперед». Можно сказать, что к данному моменту дивизия «Мертвая голова» слишком глубоко продвинулась вдоль берега Дуная, а потому не имела никакой возможности повернуть на юг. При этом дивизия действовала в соответствии с полученным приказом. Дивизия СС «Викинг» не имела достаточно сил, чтобы провести пресловутое «расширение» фронта. Атакующие немецкие части должны были радоваться, что у них в тылу имелись хоть какие-то резервы, которые прикрывали им спину. Танковые части, как бы того ни желало командование, были жестко привязаны к немногочисленным дорогам, идущим сквозь горы. Захваченная территория и так уже была значительным успехом. Чтобы атаковать на открытом пространстве или брать штурмом хорошо укрепленные деревни и отдельные усадьбы, требовалось достаточное количество пехоты — а ее-то у немцев и не было. Но все-таки даже поздно вечером IV танковый корпус СС пытался продолжать наступление. К полуночи командование группы армий «Юг» получило сообщения о следующем:

— «Викинги» прорвались сквозь Тольну и вели бой у очередных противотанковых заграждений близ Тарьяна.

— «Мертвая голова» заняла почти все окрестности Байота и постепенно приближалась к Байне.

— Следующая за танковыми подразделениями 96-я пехотная дивизия вела бой за Токод.

— Полковая группа 96-й дивизии, снабженная артиллерией, вошла в Коморн, переправилась через Дунай и следовала вперед по его берегу.

— От передовых частей дивизионной группы Папе, которая следовала за «викингами», никаких вестей не поступало.

Ближе к полуночи произошла еще одна встреча. На этот раз разговор состоялся между начальником штаба группы армий «Юг» генерал-лейтенантом Грольманом и начальником штаба армейской группы Балка генерал-майором Гедке. В основном обсуждались перспективы развития наступления. При этом генерал-майор Гедке выражался значительно критичнее, нежели Балк: «Складывается впечатление, что наступление может провалиться по вине старших и младших офицеров. В отличие от 1941–1942 годов, у нас сейчас нет хорошо подготовленных командиров, которые могли бы самостоятельно принимать решения. Очевидно, это предопределено отсутствием самостоятельного мышления».

Поразительно, но эти слова посылались в адрес едва ли не самых элитных частей Ваффен-СС! Не исключено, что эти слова были продиктованы тем, что между Гедке и Гилле были весьма напряженные отношения. Показательно, что подобные настроения превалировали именно в армейской группе Балка. Генерал-майор Грольман подытожил беседу следующими словами: «Гористую местность между Тольной и Дунаем надо заполнить подтягивающейся к нам 711-й пехотной дивизией. Наступающие части не должны терять своей стратегической инициативы и останавливаться. Пока есть возможность, надо сохранять стремительность наступления».

Похожие книги из библиотеки

Советская бронетанковая техника 1945 - 1995 (часть 2)

Во 2-ю часть вошли главы, посвященные бронетранспортерам и самоходно-артиллерийским установкам. (Последние формально не относятся к бронетанковой технике, так как находятся в ведении ГРАУ, а не ГБТУ.) Как бронетранспортеры, так и самоходные установки расположены по хронологии принятия их на вооружение. Исключение сделано только для МТ- ЛБ. Поскольку эту машину можно считать бронетранспортером условно, то информация о ней помещена в конце соответствующей главы.

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 2

Реактивные самолеты развивались по обе стороны фронта и везде работам над ними придавали большое значение, потому что они открывали перед авиацией совершенно новые горизонты.

Т-72. Уральская броня против НАТО

Т-72 — самый массовый советский танк второго послевоенного поколения. Более 30 лет «семьдесятдвойки» составляют основу танкового парка страны. Своей простотой и исключительной эксплуатационной надежностью они завоевали заслуженную популярность у танкистов.

Этот танк состоял на вооружении во всех армиях Варшавского Договора, в больших количествах экспортировался на Ближний и Средний Восток, в Азию и Африку. Танки этого типа участвовали в нескольких вооруженных конфликтах, включая Ливанскую и Ирано-иракскую войны, гражданскую войну в Югославии, наконец, операцию «Буря в пустыне». Т-72 — единственный советский танк, который встречался в бою с самыми современными танками НАТО.

Подробное описание конструкции, полные сведения о модернизациях и серийном производстве, малоизвестные факты боевого применения Т-72 — все это вы найдете в книге ведущего историка бронетехники.

Советская бронетанковая техника 1945 — 1995 (часть 2)

Приложение к журналу „МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР“

В начале Второй мировой войны был создан и получил широкое распространение новый вид боевой техники — бронетранспортер. Его появление отразило радикальные изменения в тактике ведения боевых действий сухопутными войсками. Без участия бронетранспортеров не проводилась ни одна наступательная операция. О роли и значении этого вида боевой техники во Второй мировой войне можно судить по объемам производства: в Германии было выпущено 22 578 единиц, в США — 67 706, в Великобритании и странах Содружества — около 76 000. Советский Союз во время войны БТРы не выпускал, но получил по ленд-лизу 8522 единицы, которые неплохо зарекомендовали себя в Красной Армии. Два из них — колесный полноприводной "Скаут" МЗА1 и полугусеничный М2 — послужили прототипами для первых отечественных бронетранспортеров послевоенного периода — БТР-40 и БТР-152. Эти машины стали первыми массовыми БТРами Советской Армии и способствовали созданию мотострелковых войск, пришедших на смену стрелковым.

Разработка новых советских многоколесных БТРов началась в 1957 — 1958 годах и велась фактически на конкурсной основе. К началу 60-х были построены опытные образцы шестиколесного ЗИЛ-153, восьмиколесного ГАЗ-49, рубцовского колесно-гусеничного "объекта 19", мытищинского "560" и кутаисских "1015Б" и "1020Б". Принятый на вооружение БТР-60П (ГАЗ-49) стал родоначальником целого семейства боевых бронированных машин, представители которого — БТР-60ПБ, БТР-70 и БТР-80 - состоят сегодня на вооружении Российской Армии, пограничных и внутренних войск, а также морской пехоты.