Глав: 7 | Статей: 12
Оглавление
Впрочем, морское ведомство России гораздо больше, чем увеличение прусского флота, волновало усиление флота старой и главной соперницы России на морях — Великобритании. успешное противостояние которому было немыслимо без наличия броненосных кораблей, способных к дальним плаваниям. Однако уже построенные к тому времени броненосные суда русского флота по своим тактико-техническим данным могли быть использованы лишь для обороны балтийского побережья России и в первую очередь Кронштадта.

В числе восьми кораблей, постройка которых предполагалась в соответствии с проектами, значились два батарейных броненосца по проекту “С” длиной 265 ф. шириной 45 ф, с углублением на миделе 18 ф 3 д. водоизмещением 2563 строевых т. с машиной в 450 л. с. и одним подъемным винтом.

Эти броненосцы по своим размерам, мощности машины и величине рангоута должны были явиться кораблями, способными. подобно английским рангоутным броненосцам. к океанским плаваниям и стационарной службе в иностранных морях. Именно они и получили впоследствии названия "Минин" и "Князь Пожарский".

Приложения

Приложения

Приложение № 1

О ПРОЕКТИРОВАНИИ БРОНЕНОСНЫХ ФРЕГАТОВ “МИНИН” И “КНЯЗЬ ПОЖАРСКИЙ”

(Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1866 г.)

Фрегат “Минин”

1) В Англии, после неоднократных споров о башенных и батарейных броненосных судах, стали отдавать предпочтение первым, потому в особенности. что из башен удобнее, чем из батарей, действовать тяжелыми пушками, хотя бы они были дажетяжслее вводимых теперь пушек в 12 т, которыми в батареях действовать теперь уже крайне неудобно.

Наши фрегаты “Минин” и “Князь Пожарский”. для которых чертежи были составлены в 1864 году на основании указанных в то время данных. тоже полагается вооружить тяжелыми пушками. в коих каждая со станком и платформой будет составлять весу более 1000 пудов. Нельзя не опасаться, что в тесной батарее сих фрегатов, какую допускает ширина их, управление и действие такими тяжелыми орудиями должно быть неудобно. Поэтому для предотвращения предвиденного неудобства, хотя на том из поименованных судов, которое еще не было начато постройкой, именно: на фрегате "Минин”, — составлен новый проект на основании вновь указанных в последнее время усовершенствований для более выгоднейшего достижения военной цели судами этого рода. Проект этот, ближе подходящий к современным требованиям и потому заслуживающий предпочтение перед прежним. Комитет рекомендовал для руководства. на случай, если будет признано возможным изменить контракт, заключенный на постройку этого судна.

Проектом этим положено: 1) уменьшить до возможной степени поверхность брони, чтобы увеличить толщину ее для более надежной защиты, особенно у воды; 2) снабдить фрегат механизмом в 4000 индикаторных (800 нарицательных) сил, чтобы допустить возможно большую ходкость (14 узлов на пробной миле); 3) вооружить четырьмя пушками за броневым траверзом в носовой части. Хотя при этом будет на фрегате всего только 6 пушек, вместо 8-ми, предназначенных по-прежнему чертежу, но действие их на один борт будет не менее выгодно.

При составлении нового проекта приняты в соображение условия, служившие основанием к проектированию, в недавнем времени спущенного в Лондоне для итальянского правительства, корвета “Афондаторе”. который Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал изволил признать достойным к принятию в образец для переделки трехбашенных фрегатов; но в них. по вычислениям. оказалось невозможным сделать изменения при удержании того числа пушек, какое назначено и какое необходимо им. как судам,строимым собственно для обороны Кронштадта.

Однако в упомянутом новом проекте “Минина" сделано и усовершенствование против корвета “Афондаторе”, которое заключается в следующем: по новому проекту положено среднюю часть бортов — на всем том пространстве, за которым находятся башни и механизм, покрыть броней до самого планшира; на итальянском же корвете эта часть бортов, как и остальные части, покрыты броней только до палубы, весьма близкой к воде (на этом корвете пояс брони оканчивается 2 ф. над водой, а выше идут только легкие борта, подлежащие расстреливанию их всяких малых пушек), а башни ограждены, каждая отдельно, особыми в палубе броненосными кожухами.

Вышеупомянуто, что по новому проекту полагается на фрегате “Минин" два орудия в носовой части — за броневым траверзом. Эти орудия предназначены для более выгодного действия во время погони за неприятелем, но они служат и для усиления, в данном случае, общего действия всей артиллерии на фрегате. При том же этот траверз удобно устроить так. как фрегату необходимо иметь бак для укладки якорей, для удобства в приспособлениях по вооружению и вообще для того, чтобы быть вполне мореходным крейсером, которому низкая носовая часть была бы весьма невыгодна при сильном волнении. Траверз поставлен однако довольно далеко от форштевня — там, где шпангоуты имеют довольно значительную подводную полноту — чтобы меньше вредить судну при килевой качке.

Даже ближайшим носовым шпангоутам этих фрегатов дана полно та, необходимая для плавучести с большой тяжестью брони в носовой оконечности, хотя полнота эта не уничтожает остроты ватерлиний, которой способствует выдающаяся вперед подводная часть форштевня.

На основании изложенных соображений, новый проект составлен со следующими переменами против первоначального чертежа: длина увеличена на 24 фута вставкой при мидель-шпангоуте, без изменения прежней ширины; углубление прибавлено на 2 фута, чтобы получить достаточное водоизмещение с целью усилить броню и поставить самый сильный механизм. Прибавка углубления не повредит морским качествам и может быть допущена потому, что фрегат при углублении в 23 фута (это углубление кормовое, а носовое будет 18 футов 9 дюймов; среднее на 20 футов 10V, дюймов) может также с удобством занимать место при обороне Кронштадта, как и при прежнем углублении.

Ватерлинии и шпангоуты остаются прежней формы, кроме верхней кормовой части, где по причине увеличения углубления необходимо было изменить их. Батарейная палуба поднята против прежнего, соответственно увеличению углубления. чтобы башни были на такой высоте от воды, какая необходима для судов мореходных, а вместе с тем и нижняя палуба назначена на такой высоте от грузовой ватерлинии, чтобы верх брони, занимающей ее в носу и корме, не был слишком



Броненосный корвет “Афондаторс”. 1866 г.

близко к воде и чтобы паровые котлы имели достаточно места в вышину, так как двойное дно судна значительно сокращает высоту трюма. Затем верхняя (открытая) палуба отменена.

По приблизительному соображению грузов, прибавившихся вследствие увеличения механизма и топлива, устройство башен и траверза, оказывается. что на утолщение брони, положенной по прежнему проекту в 47, дюйма толщиной, остается значительный запас от водоизмещения.

Поэтому предложено усилить броню следующим образом: на внутренние ряды подкладки из продольных брусьев в 9 дюйм, толщиной, положить железные листы в 1 1/2, д. толщиной с ребрами из углового железа и с вертикальными, между ними, тиковыми брусьями; на эту деревянно-железную подкладку наложить у грузовой ватерлинии пояс брони в 6 д., ниже его подводный пояс в 5 д., надводные же пояса на бортах, на траверзе и на носовой поперечной переборке — в 4 1/2, а на задней поперечной переборке в 4 дюйма.

При этих размерах толщины брони с 1/2 - дюймовыми листами и угловым железом, она сравнительно с броней, имеющей обыкновенно простую подкладку (только из одного дерева), будет равносильна броне, состоящей из поясов у ватерлинии в 8 д. толщины, нижнего в 7 д. и надводных в 67, д.

На основании вышесказанных соображений. броня будет самая толстая, какую возможно дать фрегату “Минин” по главным его размерам. Между тем и система постройки, по проекту предполагаемая. представляет самые выгодные условия для наибольшей толщины плит брони.

По рассмотрении составленного Комитетом проекта обращения фрегата “Минин” из батарейного в башенный. Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал изволил приказать войти в соглашение с заводчиками Семянниковым и Полетикой о иене и условиях на построение фрегата по новому проекту, дабы сообразно с отзывом решить строить ли фрегат по этому проекту или по прежнему предложению.

По представлению этих предложений заводчикам они представили свои соображения, на основании которых испрашивали добавочную плату в условиях, заключенных контрактом на постройку фрегата “Минин** по первоначальному проекту.

Комитет, проверив их вычисления.сообщил Кораблестроительному Департаменту, что вычисление количества железа по ценам самих же заводчиков. которое в подробностях препроводил в Департамент. подтверждает, что 91000 рублей, причитающиеся по строевым тоннам за корпус, кроме других прибавок, составляют плату, весьма достаточную. при которой заводчики не только не понесут убытка, но, напротив, получат выгоды.

Между тем при Комитете составлены главные чертежи внутренних расположений и скрепления корпуса с полной спецификацией для строения фрегата “Минин" по новому проекту, придерживаясь системы скреплений английского броненосного фрегата “Бслерофон", ко торую, для составления частей корпуса броненосных судов, от киля до брони. Комитет признает лучшей из всех других систем, как в отношении крепости и легкости корпуса в общем весе, гак равно и в отношении удобства и экономии в постройке при исполнении работ.

Предполагаемая для фрегата “Минин" подкладка под броню, составленная из двух рядов тика, с помещенными между ними железными плитами в 1 1/2, дюйма и железными ребрами в наружном ряду, будет выгоднее устроенной на фрегате “Белерофон”, — из одного только слоя тика.

2) После описанных выше перемен в чертеже и системе блиндирования фрегата “Минин” броней поступил на соображение и решение Комитета вопрос — нельзя ли сделать такое изменение в проекте, по которому представлялась бы возможность уменьшить поверхность брони, чтобы сделать ее толще предназначенной для этого фрегата, и с этой целью предложены были на рассмотрение Комитета следующие два важных случая в достижении предложения:

1) если допустить, что одна дымовая труба оставалась бы незащищенной броней между батарейной и верхней палубами,то придется передвинуть носовую башню ближе к средине длины судна. отнеся на столько же поперечную блиндажную переборку, чрез что длина надводной броненосной части уменьшится на 20 ф.; но в таком случае 4 котла подвинутся вперед, а угольное отделение, находящееся впереди котлов, перейдет под башню и поместится между паровыми котлами:

2) если сделать какое-либо другое изменение во внутреннем размещении (для уменьшения длины броненосных бортов, защищающих башни в палубе, и где они не имеют никакой одежды, а совершенно открыты для сообщения с пушками и прислугой), то представятся большие неудобства во многих отношениях, так что оказывается выгодней защитить башни особыми броненосными кожухами, по примеру итальянского броненосного крейсера “Афондаторс”.

Его Императорское Высочество Генерал- Адмирал, при рассмотрении изложенных мнении в особом совещании, приказал оставить чертеж без изменения, отменив лишь носовой броненосный траверз, дабы уменьшением веса, который этот траверз имел бы, у толстить броню на бортах и башнях до 1-го дюйма; но броню на поперечных переборках оставить прежних размеров.

Фрегат “Князь Пожарский”

Во время постройки фрегата "Князь Пожарский" рассматривались и обсуждались в Комитете вопросы о переделках и изменениях против первоначального предложения, а именно:

1) По приказанию г. Управляющего Морским Министерством, Кораблестроительный Технический Комитет, вместе с начальником Артиллерийского управления и с командиром фрегата "Князь Пожарский", проверил на месте постройки: поместятся ли на этом фрегате стальные 9- дюймовыс пушки.

С этой целью поставлена была на батарее, под наблюдением командира, модель пушки, стан

ка и платформы, и порт отделан как следует в надлежащем виде. Оказалось, что от орудий до бимсов остается простору достаточно; угол понижения орудия 4°, а угол возвышения 6° и достаточно также места от борза до люка.

2) Составленные но данным от Комитета главным чертежам внутренних устройств и скреплений, при строении фрегата "Князь Пожарский”, по соображению с практическими подробностями и по совещанию с командиром, подобные чертежи внутренних устройств Комитет рассмотрел и одобрил, которые по утверждению Высшим Начальством.были препровождены на Кораблестроительный Департамент для руководства.

3) Затем рассмотрены еще Комитетом чертежи отдельных частей: а; капитанской рубки, которой в спецификации не значилось и который вес. по уведомлению строителя, будет около 76 тон. Об этой рубке Комитет сообщил Кораблестроительному Департаменту, что так как она будет гораздо тяжелей той. которая предполагалась прежде, б) Чертежи расположения кают на фрегате, составленные наблюдающим за постройкой. по совещании командиров, вследствие оказавшейся необходимости сделать небольшие изменения против первого предположения для большего удобства, я; Чертежи, проектированные наблюдающим за постройкой (согласно желанию начальника эскадры броненосных судов и командира фрегата), устройство выдвижного бушприта и рулевого аппарата.

4) Рассмотрен чертеж устройства железных мачт для фрегата “Князь Пожарский”, составленный мачтовым мастером штабс-капитаном Петровым, по образцу рангоута батарей “Первенец” и “Кремль”. Мачтовый мастер обещает: а) при подъеме на батарее “Кремль" железных мачт была замечена прогибь, вследствие слабости в соединениях листов, составляющих наружную оболочку мачты, б) На топах мачт сделать вентиляторы, которые бы свободно открывались и закрывались, а в шпоровых местах, под палубами, просверлить дыры, сообразно месту и назначению командира, по постановке мачт на судно, в) На концах бизань- мачты прибавить по одному обуху на сторону для гика топенантов.

Диаметр мачт у палубы и несколько выше должен быть в 36 д.. а в прочих местах справляться по чертежу мачт английского фрегата "Valianl”. копия с которого препровождена в Кронштадтскую контору над портом.

Приложение № 2

О ПЕРЕОБОРУДОВАНИИ БРОНЕНОСНОГО ФРЕГАТА “МИНИН”

(Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1871 г.)

Вследствие катастрофы, случившейся с английским броненосным фрегатом “Captain”, признано необходимым пересмотреть чертежи рангоута и других устройств на фрегате “Минин”, составленные прежде несчастья, постигнувшего “Captain". Поэтому для обстоятельного и правильного заключения о том, предстояла ли надобность сделать на фрегате как в рангоуте, так и в надводных его устройствах какие-либо изменения. положено было подвергнуть дело это точным теоретическим вычислениям элемен тов, составляющих неразрывную связь парусности с остойчивостью.

Результаты сделанных вычислений, как относительно фрегата “Минин”, так и английского фрегата “Captain”, с подробным объяснением обстоятельств. сопровождающих гибель последнего, изложены были в записке Кораблестроительного Отделения следующего содержания:

“Военно-Морской суд, производившийся в Англии по делу о крушении фрегата “Captain”, выяснил обстоятельства, сопровождавшие гибель этого судна. Теперь уже положительно известно. чго причины столь важного, не имеющего себе подобного в истории броненосных флотов события, заключались главнейше в двух различных элементах опасности: 1) в низком борте, имевшем непосредственное влияние на ослабление остойчивости в момент большого наклонения вследствие порыва ветра или удара большой волны; 2) в размере рангоута и парусов, которые он нес в минуту своей гибели и которые, от сильного напора ветра сделались злополучным фактором к довершению бедствия.

“Научное исследование причин гибели фрегата выяснило степень остойчивости, какую он мог иметь по своей конструкции. Из очертания этой кривой видно, каким образом изменилась остойчивость фрегата “Captain” при различных углах крена, момент которой, как оказывается, увеличился почти пропорционально углу крена только до наклонения в 15°(при этом положении планширь погружался в воду), затем остойчивость возрастала менее быстро и, достигнув при угле крена в 21 V,° наибольшей своей величины, стала уменьшаться по мере увеличения угла наклонения судна. которое совершенно лишилось остойчивости, прежде чем достигла угла крена в 53°. В этом положении фрегат оставался в неустойчивом равновесии, перейдя которое должен был опрокинуться. Видно, что остойчивость фрегата возрастала до 21° наклонения; но затем она прогрессивно стала убывать и совершенно исчезла при угле в 53°.

“Ослаблению остойчивости на фрегате "Captain” много способствовало, во-первых, то обстоятельство, что он углубился на 2 фута более, чем предполагалось при составлении чертежа, отчего увеличилось отношение между углублением и шириной, всегда вредно действующие на остойчивость. и. кроме того, увеличилось водоизмещение. значительно уронившее его метацентр (по опытам, проведенным в Портсмуте для исследования остойчивости фрегата, оказалось, что центр тяжести его, при увеличенном на 2 фута углублении, отстоял от грузовой вниз на 2,9 фута), во-вторых. при малой высоте борта над водой (всего только на 6 фут), когда палуба стала уходить в воду, тогда, по мере увеличивающихся углов наклонений. площади грузовых сечений, а следовательно, и момент инерции их. уменьшались весьма значительно в ущерб восстанавливающего момента; ибо от уменьшения площадей грузовых сечений быстро понижается метацентр, а следовательно. в той же мере уменьшается и момент выпрямляющей силы.”

'‘Остойчивость всякого плавающего тела выражает усилие, действием которого оно, на относительно спокойной воде, значительно сопротивляется выведению его из прямого положения и сильно побуждается возвратиться к этому состоянию; и при этом действие крепящей силы, как. например давление ветра на паруса, остается постоянным, то угол крена его может увеличиваться, пока момент статической остойчивости не сделается равным моменту парусности — в таком случае положение тела делается положением равновесия.

Но суда во время океанских плаваний подвергаются совершенно иным условиям положения; там всякая возмущающая сила, как. например, колебание волн,удары их или сильный порыв ветра на паруса заставляют судно накрениваться далее угла наибольшей статистической остойчивости. В таких обстоятельствах низкобортные суда. по причине уменьшающегося момента инерции грузовых сечений (когда вершина борта уйдет в воду), подвергаются большим наклонениям, нежели суда, имеющие сравнительно более возвышенный бор т, потому что у последних при каждом увеличивающемся наклонении прогрессивно увеличивается и момент инерции грузовых сечений, а следовательно, и момент выпрямляющей силы.

Или, другими словами, суда с высоким бортом имеют более динамические остойчивости нежели низкобортные, у которых восстанавливающий момент увеличивается только до известного угла крена, пока палуба нс погрузится в воду; но после того волны моря, не встречая уже сопротивление бортом, разливаясь свободно на палубе, своей тяжестью еще более содействуют наклонениям судна, и если при этом ветер продолжает действовать на паруса с равной силой,тогда судно неминуемо опрокинется.

“Таким образом, обеспечение судна, находящегося под парусами, от опрокинутия вследствие порыва ветра или удара большой волны, зависящее в большей степени от момента статической остойчивости (который увеличивается почти пропорционально углам наклонений), более безопасно в судах, имеющих высокий борт, нежели в тех. у которых верхняя палуба мало возвышена над водой — как в судах типа мониторов. Лучшим доказательством тому может служить английский же фрегат “Monarch” также башенного типа, гак каком носит свои орудия в башнях, но борт его возвышается на четырнадцать фут над водой, и он плавает по океану совершенно.

Подобное критическое положение вероятнее всего может случиться с низкобортными судами, носящими большие тяжести над своей палубой и не обладающими, по причине отсутствия высокого борта, достаточным запасом динамической остойчивости, которая, как оказывается на фрегате “Monarch”, при угле крена в 14°, в шестнадцать раз более против фрегата “Captain”, когда край верхней палубы последнего сравнялся с водой. Не имея большого запаса динамической остойчивости, фрегат “Captain” не мог уже преодолеть опрокидывающую силу, которая заключалась не в одном только напоре силы ветра на паруса, по и в наклонном положении башен, мачт и вообще всего тяжелого рангоута, так как, по мере увеличивающихся наклонений, общий центр тяжести всех этих грузов отходил далее на подветренную сторону. При всем этом тяжелая масса воды, покрывавшая палубу и своим давлением содействовавшая дальнейшим наклонениям, была, так сказать, заключительным актом в совершившемся бедствии.

Па основании всех вышеприведенных рассуждений и теоретических выводов, само собой слагается убеждение, что ни одно океанское судно. имеющее маловозвышенный борт над водой, не может безнаказанно носить паруса в море. Печальный опыт, допущенный английским правительством. окончившийся столь поразительным результатом, должен послужить уроком на будущее время, чтобы, ценя дорого честь флота и сохранение жизни людей, не допускать произвола в делах такой серьезной важности — игнорируя научные истины.



Броненосный фрегат “Кэптен”. 1870 г.

Одновременно с изложенным выше обозрением и вычислениями, относительно остойчивости парусности погибшего английского фрегата “Captain”, были проведены такие же вычисления остойчивости и парусности нашего башенного фрегата “Минин".

Центр тяжести фрегата дал возможность вычислить по чертежу его остойчивость при каждых 5 градусах крена, которая при назначенном на чертеже углублении оказалась весьма слабой и даже гораздо менее остойчивости погибшего фрегата “Captain".

Момент статической остойчивости фрегата “Минин”, при возрастающей силе ветра, слишком мал (даже при больших углах наклонений), чтобы противодействовать кренящей силе хотя бы при уменьшенной до возможности площади парусов. Главное условие, чтобы мореходное судно могло носить паруса, состоит в том, момент парусности во всякое время не превосходил maximum его статической остойчивости. Но тут не только не сохраняется это условие, а напротив, еще оказывается значительный избыток крепящей силы пред остойчивостью — только при слабом брамсельном ветре, в 5 баллов, имея все паруса поставленными, и при марсельном в 6 баллов (без бом-брамселей), момент статической остойчивости превосходит момент парусности. При этом фрегат будет иметь крен в первом случае до 15. а во втором до 20 градусов; далее же. при возрастающей силе ветра, даже при одних и тех же марселях в два рифа, maximum статической остойчивости далеко слабее момента. Поэтому можно допустить, чтобы такое судно мод парусами могло быть обеспечено от опрокидывания вследствие порыва ветра или удара большой волны.

Причина столь слабой остойчивости “Минина” заключается главнейше в том, что, при весьма ограниченной ширине фрегата в отношении данного ему углубления, его палуба, а следовательно, и башни с артиллерией много возвышены над водой, которые, почти в три фута, находятся выше фрегата “Captain” при углублении последнего, какое имел он во время последнего своего плавания.

Это возвышение башен на “Минине”, при его большом рангоуте, много подняло центр тяжести и приблизило его к метацентру, отчего расстояние между этими двумя центрами сократилось, а расстояние между центром тяжести и центром водоизмещения увеличилось в ущерб остойчивости.

Из дела Корабельного Отделения видно, что чертеж корпуса фрегата “Минин” подвергался различным изменениям, которые продолжались даже в момент начатой постройки его. Изменения эти заключались в следующем:

Для постройки фрегата “Минин” в числе 8 броненосных судов, предполагавшихся для защиты портов, первоначально (в 1864 г.) избран был особым совещательным собранием из адмиралов фон Шанца и Истомина, вице-адмирала Воеводского, контр-адмиралов: Лисянского, Лихачева и Бутакова: генерал-лейтенанта Чернявского и Мещерякова, генерал-майора Лосева, контр-адмирала Шварца и генерал-майора Муселлиуса и полковника Гезехуса, чертеж 8-пушечного батарейного судна в 450 нарицательных сил, проектированный английским строителем железных судов Митчелем.

Длина этого судна полагалась 265 фут, среднее углубление 18 ф. Зд..а ширина назначена была Митчелсм 43 ф.; но собрание признало нужным увеличить ширину до 45 фут.

Впоследствии (в том же году), на основании замечаний Кораблестроительного Технического Комитета, совещательное собрание назначило и Управляющий Морским Министерством утвердил, “увеличить ширину этого судна до 49 фут и дать механизм в 600 нарицательных сил, чтобы ход судна был возможно больший и рангоут, по возможности, лучший для парусного судна". На основании этих указаний, проектированный Митчелсм чертеж был передан в Комитет.

В 1866 году, после того как в Англии стали отдавать предпочтение башенным судам пред батарейными.составлен в Кораблестроительном Техническом Комитете новый проект для фрегата “Минин". По новому проекту положено: 1) уменьшить по возможной степени поверхность брони, чтобы увеличить толщину ее для более надежной защиты и особенно у воды; 2) снабдить фрегат механизмом в 4000 инд. сил (800 нар.), чтобы достигнуть большей ходкости; 3) вооружить четырьмя пушками в двух вращающихся башнями двумя пушками за броневым траверзом в носовой части.

В этом новом проекте фрегата сделаны следующие перемены против первоначального чертежа: длина увеличена на 24 фута вставкой в мидель- шпангоуте. без изменения прежней ширины; углубление было назначено 22 фут. 9 дюйм, кормой, чтобы получить больше водоизмещения с целью усилить броню и поставить самый сильный механизм (при баке углубление допускалось на том основании. что фрегат при этом новом углублении кормой может также с удобством занимать место при обороне Кронштадта, как и при прежнем углублении). батарейная палуба поднята против прежнего соответственно прибавленному углублению в тех видах, чтобы башня находилась на такой высоте от воды, какая необходима для судов мореходных.

По рассмотрении нового чертежа и обсуждения в особом совещании разных мнений, возникших по случаю предполагавшихся перемен в корпусе, признано принять его для постройки фрегата, отменив лишь носовой броневой траверз, чтобы за счет его веса утолщить броню на бортах и башнях еще до 1 дюйма, а броню на поперечных переборках оставить прежних размеров. По этому чертежу и начато строение.

Впоследствии, во время продолжения постройки, последовало изменение в вооружении фрегата артиллерией, так что вместо предполагавшихся прежде 9-дюймовых, назначено поставить на него 15-дюй.мовые орудия и притом увеличить рангоут. Изменения эти, составляющие значительный вес. повели к необходимости сделать по возможности сокращение в тяжестях, входящих в постройку самого корпуса, дабы избегнуть слишком большой перегрузки.

Таким образом, сокращение в весе корпуса составилось на 104 тонны, несмотря на это, по надлежащим соображениям, оказалось необходимым увеличить углубление фрегата еще на 10 дюймов так. чтобы полное его углубление было 23 ф. 7 д. кормой. При таком углублении бортовая броня у грузовой ватерлинии расположена так. чтобы верхний край ее находился над водой не менее 1'/, ф. в самом низком месте, как сказано в записке покойного председателя генерал-лейтенанта Чернявского, приложенной к “Журналу Кораблестроительного Отделения Морского Технического Комитета” 27 марта 1868 г. за № 41.

Все вышеизложенное относится к рассмотрению способности “Минина” к плаванию в полном его снаряжении, с его рангоутом, с предполагавшимися верхними надстройками и мостиком — при назначенном на чертеже углублении в 23 ф. 7 дюйм, кормой, но без фальшборта. Если же придать ему фальшбор т на 3'/, фута, тогда от этой прибавки в возвышении наружных бортов безопасность наклонений дойдет до угла в 30 градусов, почему и момент остойчивости увеличится.

При этом возвышение борта фрегата он все- таки не может оставаться совершенно безопасным от опрокидывания вследствие большого напора ветра на паруса или в случае удара большой волны, потому что, при дальнейшем наклонении, когда планширь фальшборта уйдет в поду, его выпрямляющая сила вдруг сделается менее настолько, что не будет уже в состоянии противодействовать крепящей силе.

Безопасность всякого судна в море зависит от обладания им надлежащей остойчивости при малых углах наклонений, чего “Минин", по причине недостаточной ширины своей в отношении к углублению и от большого возвышения центра тяжести, очевидно, иметь не может, а следовательно, его плавание должно по необходимости ограничиться действием одной только паровой силы без помощи парусов.

Выяснив таким образом недостатки в корпусе фрегата для плавания в полном его снабжении

— с рангоутом, баком, ютом и с навесной палубой

— остается исследовать его способность к службе в характере судна чисто башенного типа, имеющего по своему происхождению и по началам, назначение не столько быть судном, способным для крейсерской службы, сколько судном, полезным для защиты и о тражения неприятельских нападений в район своих прибрежий. С этой целью исследована остойчивость "Минина" без мостика и без всех других предполагавшихся надводных надстроек, оставляя ему один только рангоут, а также и остойчивость с унич тожением того и другого.

Из этого видно, что с уничтожением мостика, бака и юта фрегат может носить паруса только при самых слабых ветрах — от 5 до 6 баллов. В этом состоянии maximum статической его остойчивости обеспечит его плавание при всех неблагополучных обстоятельствах в море.

Таким образом, на основании всех вышеприведенных соображений нельзя не прийти к тому заключению, что “Минин" со своим рангоутом и с другими поименованными надводными грузами будет настолько же неблагонадежным судном в море, как и погибший английский фрегат "Caplain".

Член Отделения Генерал-Адъютант Попов, не разделяя вышеизложенное заключение, представил, что, решая постройку фрегата "Минин", высшее начальство предназначало его для крейсерства в океане; а так как до сих пор не последовало отмены этого распоряжения и образование фрегата соответствуют заданному условию, то он не видит причины, почему фрегат должен быть выслан в морс без рангоута, тем более что обнаруженное Комитетом высокое положение центра тяжести фрегата может быть исправлено: а) тем средством, которое предлагается Комитетом, т. с. уничтожением всех надстроек на его верхней палубе, и б) переделкой башенного каземата на 50 фут короче, чем он предназначен.

Обе эти меры не заключают в себе ничего нового, так как прототип “Минина" фрегат “Monarch" не имеет у себя никаких надстроек на верхней палубе, а длина его каземата 94 фута, а не 150. как на “Минине". Из этого видно, что наш фрегат носит на своей надводной части огромный вес, бесполезный для его боевой деятельности, вредный для всех его качеств и преимущественно для остойчивости.

Если облегчить таким образом фрегат от расстраивающей все его качества ноши, углубление его уменьшится, палуба поднимется над водой, а центр тяжести опустится. Так как остойчивость фрегата по вычислениям, на основании которых составлен настоящий журнал, оказалась необыкновенно слабой, то Генерал-Адъютант Попов вполне разделяет осторожность Комитета в том, чтобы фрегат вышел в море мри условии излишней. а нс недостаточной остойчивости, а полому предлагает постройку блиндированной капитанской рубки, ценность которой весьма значительна. отложить до окончательного испытания фрегата, тем более что многие моряки вовсе отрицают необходимость ее.

За сим для устранения всяких сомнений в способности фрегата носить паруса можно положить балласт между двойным дном его в количестве. равном весу рубки, т. е. около ела тонн. Нет никакого сомнения, что при таких условиях фрегат будет иметь излишнюю остойчивость, недостаток которой легко может быть исправлен рубкой и вышесказанным количеством балласта (вес надстроек 104 т.; облегчение каземата 140 т.; вес капитанской рубки 90 т.; всего будет снято с надводной части 424 т. а положено в трюм 100 т.. балласту ниже центра тяжести более чем на 20 фут).

Мнение это, как указывающее на возможность улучшить для некоторой степени качество остойчивости фрегата. Отделение подвергло теоретическому исследованию, и результат вычислений показал, что от уменьшения каземата в длину на 55 фут, с уничтожением капитанской рубки, а также бака, юта и мостика, вес надводных грузов убавится на 388 тонн, а с помещением между первым и вторым днами 100 тонн балласта общий вес фрегата, т.с. его водоизмещение уменьшится на 288 тонн, отчего грузовая ватерлиния понизится на 0,866 фут. а полное водоизмещение (принимая в расчет весь рангоут) будет 5474 тонны.

Центр тяжести понизится против прежде вычисленного положения (при водоизмещении без мостика, бака и юта. с рангоутом) на 0,447 фут. а метацентр повысится настолько, что расстояние между этим центром и центром тяжести сделается 2,40 фута вместо оказавшегося прежде 1,10 фут. Это расстояние между метацентром и центром тяжести служит ручательством в том. что с приведением в исполнение предложения Генерал-Адъютанта Попова фрегат будет обладать усиленной остойчивостью настолько, что может носить парусность, хотя в размере менее той, какую следовало бы дать сообразно величине его.

Приняв все это в соображение и не полагаясь безусловно на точность определенного вычислением по чертежу положения центра тяжести фрегата “Минин". Кораблестроительное Отделение не решалось утвердительно сказать, в каком размере можно будет прибавить фрегату парусность. пока истинное положение этого центра не выяснится действительным опытом над вполне нагруженным судном.

Что же касается предложенного Генерал- Адъютантом Поповым изменения в расположении башен и уничтожения капитанской рубки, то Отделение совершенно разделяет мнение его. признавая большую оттого пользу для судна во всяком случае, т. е. окажется ли оно после опыта способным носить парусность или должно будет продолжать службу в характере монитора. При этом Отделение обязывается заявить, что все необходимые устройства на фрегате для установки башен в настоящее время совершенно уже окончены, а следовательно, исполнение предложенных изменений потребует довольно значительных переделок в корпусе, сопряженных с немалыми расходами.

После всего вышеизложенного Кораблестроительное Отделение осталось при прежнем своем мнении, что лучше продолжать постройку корпуса во всех частях его для приготовления в морской кампании, дабы затем, по определении опытом центра тяжести вполне нагруженного судна, окончательно решить вопрос о том. может ли фрегат носить, и в каком размере, парусность. При этом Отделение побуждалось повторить приведенное выше свое мнение относительно пользы, какую дало бы этому судну предположенное перемещение башен, и если благоугодно будет разрешить для того переделку в корпусе, то удобнее исполнить это ныне, когда башни еще не поставлены на место.

Его Императорское Высочество Генерал- Адмирал, по рассмотрению вышеизложенных соображений и по выслушивании мнений генерал- адъютанта Бутакова, председателя Кораблестроительного Отделения Морского Технического Комитета генерал-лейтенанта Дмитриева, генерал-адъютанта Попова, бывшего главного командира Кронштадтского порта генерал-адъютанта Лесовского. строителя фрегата полковника Гезехуса и командира фрегата "Минин" капитана 1 ранга Корнилова, находя, что уменьшение веса верхних частей корпуса фрегата во всяком случае послужит к улучшению остойчивости этого судна, будет ли оно признано окончательно способным носить рангоут, необходимый для плавания в океане. или нет. изволил приказать:

1) башни фрегата сблизить между собой настолько. чтобы длина защищающего их основания блиндированного каземата никак нс превышала длины такого каземата на английском броненосце "Monarch", а если окажется возможным, то была бы и менее ее:

2) вместо двух дымовых труб сделать одну;

3) штурвал в блиндированном каземате перевести вперед передней башни;

4) возвышенные ют и бак фрегата окончить в том же виде, как назначено было первоначально и как они сделаны теперь;

5) летучего мостика над верхней палубой не делать, равно не делать в настоящее время и откидного фальшборта;

6) изготовление рангоута для фрегата отложить до окончания нас тоящих переделок в его корпусе и определения затем по опыту, положения нового центра тяжести.

Во исполнение такой воли Его Высочества предположено:

Кораблестроительному Отделению Морского Технического Комитета заня ться разработкой подробных проектов переделок в корпусе фрегата "Минин", согласно вышеизложенных указаний Его Высочества, и представить эти проекты в возможно скорейшем времени.

1) Кронштадтскому порту войти в соглашение с заводчиками о приостановлении всех тех работ по постановке башен; блиндированию каземата м проч., которые должны подвергнуться изменению вследствие указанных ныне перемен в конструкции и фрегата.

2) работы по внутренним устройствам на "Минине", в которых не предвидится перемен продолжать безостановочно.

Но исполнение вышеизложенной воли Государя Великого Князя Генерал-Адмирала, со стороны Кораблестроительного Отделения немедленно было пристуллено к разработке предложенных им: размещения башен и следующих затем внутренних устройств на фрегате; причем приняты были в соображение замечания г. Рида, который во время прибытия своего, в 1871 г., в С.-Петербург после сделанного им обозрения судов нашего флота, представил записки, в которых изложил свой взгляд относительно технического и боевого состояния осмотренных им судов, причем он указал на необходимость увеличения в корпусе фрегата "Минин" числа поперечных непроницаемых переборок, из коих одну предложил поместить между паровыми котлами.

На основании изложенных в записках г. Рида замечаний, удостоившихся внимания Его Высочества, сделаны во внутреннем размещении фрегата "Минин" требующиеся изменения и составленные в общих чертах чертежи были совместно с генерал-адъютантами Бутаковым и Поповым, а также с командиром фрегата рассмотрены, затем предварительно доложены Государю Великому Князю Генерал-Адмиралу и после подробного рассмотрения одобрены Его Высочеством.

По приведении затем в надлежащий окончательный вид изображенные на чертежах предстоявшие переделки были представлены Управляющему Морским министерством на разрешение относительно приведения в исполнение означенных изменений в расположении фрегата. Общая стоимость всех переделок исчислена до 111885 руб. и, сверх того, на переделки в паровых котлах, по приспособлению к ним одной дымовой трубы вместо двух, потребуется до 20000 руб., что вообще составит 131 885 руб.

Сумма эта. в отношении экономического расчета измеряется тем, что сокращение длины каземата, заготовленные уже броневые плиты, в числе 14 штук, останутся в казне, ценность коих, примерло, составляет 33720 руб.

Вследствие этого доклада, от канцелярии Морского Министерства сообщено, что Управляющий Морским Министерством указал, что председателем Отделения доложено Его Высокопревосходительству, что Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал окончательно одобрил и утвердил предположенные на фрегате “Минин” переделки: потому Управляющий Морским Министерством поручил канцелярии Министерства дать этому делу дальнейший ход.

Приложение № 3

ПЛАВАНИЕ ФРЕГАТА “КНЯЗЬ ПОЖАРСКИЙ” ИЗ КРОНШТАДТА В СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ*

(с 31 толя 1872 г. по 30 августа 1875 г.)

* Из рапортов командиров корабля, представленных в Главный морской штаб.

31-го июля, после посещения Его Императорским Величеством фрегата на Кронштадтском рейде, в 5 часов пополудни фрегат снялся с якоря под парами для следования в Средиземное море, в состав эскадры контр-адмирала Бутакова.

3-го августа, в 8 часов утра, пройдя южную оконечность острова Готланда, прекратили пары и, подняв винт, вступили под парусами при том же SW ветре, который имели все время по выходе из Кронштадта. В два дня плавания под парусами фрегат подался к югу от южной оконечности острова Готланда на 95 миль. Затем ветер стал стихать и перешел к югу. Находясь от Карлскроны в 90 милях, вечером 4 августа взяли курс на входной маяк Утклиппон. Разведя пары утром 5 августа, стали в 2 часа 45 минут пополудни на якорь на Карлскронском рейде.

К погрузке угля было приступлено с утра следующего дня. но от медлительности доставки его к фрегату погрузка 10000 пудов была окончена только к вечеру 7-го августа. На другой день, в 6 часов утра, снялись с якоря под парами при маловетрии из SW четверти.

9-го августа при выходе на Кильский рейд отсалютовали крепости 21 выстрелом и получили в ответ то же число. В11 часов 30 минут утра, прийдя на Кильский рейд, стали на якорь. От Карлскроны до Киля было пройдено под парами 235 миль в 1 сутки и 5 часов. В продолжение стоянки на Кильском рейде занимал команду спуском и подъемом брам-рей и брам-стенег и отдачей парусов для просушки, а также погрузкой угля, которого принято 355 тонн.

15-го августа, в 8 часов 15 минут утра, снялись с якоря и под парами пошли в море для следования в Портсмут. В 8 часов вечера, за темнотой. принуждены были стать на якорь в Большом Бельте, у банки Heller Barn в расстоянии 4 итальянских миль, загребя жар в печах. 16-го августа, подняв пары, r 77, часов утра смялись с якоря, и 17-го при задувшем попутном ветре вступили под паруса, прекратив пары; но вскоре, вследствие зашедшего ветра, опять развели пары, дали ход машине и закрепили паруса. 18-го августа опять вступили под паруса, а 19-го августа при заштилевшем ветре развели пары, закрепили паруса и дали ход машине.

21- го августа, в начале 2 часа пополудни, при ходе под парами, в левом кормовом котле выдуло своды двух средних топок, причем гайка, скрепляющая одну из вертикальных связей, была сорвана с нарезки, и тяга вошла внутрь котла. Котел этот немедленно был выведен из действия, и командир решил идти для исправления сего повреждения в Саутгамптон. В 8 часов вечера за темнотой стали на якорь у N оконечности банки Shipragh, в расстоянии 2 итальянских миль, прекратив пары.

22- го августа, в 10 часов утра, снялись с якоря. а 23-го стали на якорь в реке против города Соутгамптона. От Киям прошли пол парами 836 миль в 4 суток и 18 часов и под парусами 1 12 миль в 1 сутки и 22 часа. 26-го и 30-го августа, по случаю дней коронации и тезоименитства Его Императорского Величества, с подъемом флага расцветились флагами и по окончанию богослужения были произведены салюты в 31 выстрел. 31-го августа, сгрузив на нанятый вольный бог порох и снаряды, развели пары и вошли в гавань, в ожидании очистки для фрегата дока.

9-го сентября, с подъемом флага, по случаю дня рождения Его Императорского Высочества Великого Князя Генерал-Адмирала подняли стеньговые флаги.

21-сентября при собрании команды был прочитан приговор особенной следственной комиссии матросу 2 статьи Тарасу Симонову, приговоренному к 3-х летнему заключению в военно-исправительные роты: 1) за неисполнение общих приказаний начальства, 2) за нанесение оскорбления своему унтер-офицеру, с поднятием на него руки при исполнении последним обязанностей службы, и 3) в нанесение удара своему унтер-офицеру. Матрос Симонов был отослан на клипер “Жемчуг" с подлинным делом, для передачи самого матроса в I флотский Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала экипаж, а дело — в Главный Военно-Морской Суд. Вместе с подсудимым на клипер “Жемчуг" были отправлены также и 10 человек слабых матросов для доставления их в 1 флотский экипаж. С клипера же “Жемчуг", пришедшего в Портсмут, был принят хор музыки I флотского экипажа, состоящий из капельмейстера, итальянского подданного Венценцо Специа и музыкантов, унтер-офицеров: 1 статьи 11 человек. 2 статьи 4 человека. Всего же 26 человек. С клипера был принят также на фрегат лоцман. греческий подданный Георгий Фотти и флаг-офицер начальника отряда судов в греческих водах лейтенант Евгений Алексеев.

26-го сентября, в полдень, вошли в док.

7-го октября, окончив чистку трюмов, окрасив подводную часть и исправив машинные кингстоны, вышли из дока и вошли в гавань.

21-го октября вошли на рейд и приступили к погрузке пороха и угля. Во все время стояния фрегата в Соутгамптоне команду занимали ученьями: артиллерийским, абордажным, пожарным и греблей, а также судовыми работами и окраской.

В праздничные дни по окончании Богослужения и чтения морского устава команда отделениям была уволена на берег.

23-го октября, пополнив запас угля и провизии, налившись водой и окончив все исправления по корпусу и машине, котлы которой были подвергнуты испытанию, развели пары во всех котлах и снялись с якоря для следования в Гибралтар; но 24-го октября, вследствие свежего противного ветра, принуждены были зайти в Плимут, куда и прибыли в 1 час пополудни. На рейде застали английскую и прусскую канонерские лодки. Отсалютовав крепости 21 выстрелом, а также и посетившему фрегат командиру порта, английскому вице- адмиралу 13-ю выстрелами, с крепости получили на оба салюта ответ тем же числом выстрелов.

Для пополнения запаса угля приняли 59 тонн eio, и 26-го октября, разводя пары во все котлах, в 77, часов утра, снялись с якоря для следования в Гибралтар.

3-го ноября в исходе 2 часа пополудни, стали на якорь в Гибралтарском рейде, застав на рейде английские фрегаты; Lord Warden и Swiflsare. корветы: Pallas и Rapid. 2 канонерские лодки, датский фрегат Juland и голландский клипер. Отсалютовав крепости 21 выстрелом, получили в ответ то же число. От Плимута пройдено под парами 753 мили в 3-е суток и 22 часа и под парусами 740 миль в 4 суток и 9 часов. Во время перехода команда занималась артиллерийским, абордажным и пожарными ученьями, а также стрельбой а цель из ружей и револьверов.

5-го ноября, при сильно засвежавшем ветре и частых шквалах от ONO, сила которых доходила до 11 балллов, принуждены были развести пары, ч то сделал и стоявший там же датский фрегат, который начало дрейфовать. Размахи по кренометру доходили до 4 градусов в правую и до 6 в левую сторону, почему закрепили орудия по-походному и подняли все гребные суда. 7-го ноября ветер стал стихать, почему в 77_, часов утра прекратили пары. Во время подтягивания левого каната, козорого было вытравлено 60 саж.. заметили на 55 сажени лопнувший контрафорс. Того же числа начали погрузку угля и окончили ее 9-го ноября.

10-го ноября в, 13 1/4 часа пополудни, снялись с якоря под парами для следования на Мальту.

14-го ноября по случаю дня рождения Государыни Цесаревны, Великой Княгини Марии Федоровны было отслужено молебствие, по окончании которого подняли стеньговые флаги и произвели салют в 25 выстрелов.

16-го ноября в 11 3/4часа пополудни, прийдя на Ла-Валетский рейд, стали на бочку и отсалютовали крепости 21 выстрелом, получив в ответ то же число. На рейде застали под контр-адмиральскими флагами: английский блокшив и австрийский броненосный фрегат Lissa. Отсалютовав обоим флагам по 13 выстрелов, получили с обоих судов ответ тем же числом. От Гибралтара



Броненосный фрегат “Князь Пожарский".

было пройдено под парами 850 миль в 4 суток и 9 часов и под парусами 160 миль в 1 сутки и 14 часов. 20-го ноября, по приглашению австрийского адмирала, участвовать в праздновании юбилея 25- летнего царствования Австрийского Императора, с подъемом флага расцветились флагами и, следуя движению австрийского адмирала, произвели салют в 21 выстрел.

25-го ноября, пополнив запас угля, в исходе 5 часов пополудни снялись с якоря, для следования в Пирей. С полночи 26-го ноября ветер стал крепчать, а к 4 часам утра дул с силой 9 баллов. 13 это время размахи по кренометру доходили до 16° на правую и 14" на левую сторону. К полночи 27- го ноября ветер стал было стихать, дуя все время противно, так что принуждены были идти не по курсу, дабы иметь возможность держать косые паруса во избежание больших размахов. К 6 часам утра 27-го сила ветра дошла до 10 баллов, и в это время лопнула шкаторина у фор-стеньги-стакселя и изорвало стаксель; вслед за ним лопнул цепной утлегарь-штаг и сломало правый ус.

Вследствие большого волнения уменьшили число оборотов в машине до 25 и спустили брам-стеньги на найтовы, взяв от правого бакштага хвать- тали на крамболь и вытянули их. К 8 часам утра сила ветра дошла до 11 баллов, и в это время размахи по кренометру выходили из показаний его; два раза была останавливаема машина, вследствие попадавшей в цилиндр воды. К полудню 27- го ветер стал стихать, и, хотя сила его была еще 9 баллов, командир приказал держать в машине полное число оборотов; в это время размахи по кренометру доходили под ветер 35° и на ветер до 20°. В один из этих размахов под ветер лопнули у барказа два винтовых железных стопора, треснул углегарь около эзельгофта и унесло волной с мостика пробковый спасательный буй. На палубу воды попало так много, что она нс успевала сбегать с нее.

К полуночи 18-го ноября ветер стих до 6 баллов. но часто налетали шквалы от NO с дождем. С 4 часов утра. 29-го ноября, ветер стал опять крепчать, задув с силой 9 баллов и в 11 1/2, часов утра, во время остановки машины, для нажатия подшипников, имея триселя и бизань в 1 риф. изорвало бизань, почему убрали косые паруса. В 1 1/4 часа пополудни, пройдя меридиан о-ва Cerigo, спустились в бухту Vatika bay, где в 3 часа пополудни стали на якорь у местечка Ancient Ruins, загреби жар в печах.

30-го ноября, в 7 7,часа утра, при стихнувшей погоде подняли пары и в начале 9 часов утра, снявшись с якоря, отправились в Пирей, а 1-го декабря и около 1 часа ночи стали на якорь в Соломинской бухте, загреби жар. Того же числа, в 117, пополудни, перешли на Пирейский рейд и стали на якорь, отсалютовав нации 21 выстрелом, на что получили ответе греческого корпета "Ольга". На рейде застали военные суда: шхуну “Келасуры”, греческий корвет “Ольга” и занимавший брандвахтенный пост, военный парусный тендер. От Мальты пройдено под парами 616 миль в 4 дня 11 часов.

2-го декабря, в полночь, по приказу начальника отряда контр-адмирала Бутакова, подняли контр-адмиральский флаг на крюйс-брам-стеньге. По возвращении в Пирей начальник эскадры поднял свой флаг на броненосном фрегате “Князь Пожарский”, который прибыл в этот порт 1-го декабря 1873 г. На переходе из Мальты в Пирей фрегат выдержал в течение 18 часов очень крепкий ветер от SO. дувший по временам с силой шторма и в сопровождении громадного волнения.

С окончанием всех судовых работ по уборке и окраске фрегата начались правильные занятия команды по расписанию, принятому для судов отряда. Для большого удобства пускать в действие во время стоянки на якоре паровой вентилятор и для сбережения топлива разрешено было командиру фрегата приступить к устройству парового привода к двум малым котлам, предназначенным для пожарных помп и рулевого аппарата. При действии вентилятора во время хода фрегата под парами, по отзыву командира и наблюдениям старшего судового врача,воздух, накаченный в нижние отделения фрегата, бывал чрезвычайно высокой температуры, потому что приемные трубки проходили почти вплоть к дымовому кожуху и спускались в кочегарное отделение, где и соединялись с кожухом вентиляторной машины.

Кроме того, при осмотре фрегата нашли, что коридор гребного вала лишен был всякой вентиляции. и это заставило безотлагательно установить в конце коридора вентилятор диаметром в 1 фут, который шел прямо из коридора через все палубы и выходил на левой стороне юта. Такое положение вентилятора не представляло никакого препятствия для действия кормовыми орудиями.

Посещение фрегата Их Королевскими Величествами не могло состояться по причине холодных и дурных погод, которые наступили в половине декабря и сопровождались свежими и преимущественно N-ми ветрами, причинявшими немало бедствий судам, плававшим в Архипелаге.и нарушившими правильность прихода европейской почты через Триест и Бриндизи.

4-го января 1874 года датский фрегат Zealand с августейшим братом Его Королевского Величества Принцем Владимиром оставил Пирейский рейд для следования в Смирну и для посещения других портов Средиземного моря на обратном пути в Данию. Их Величества Король и Королева Эллинов изволили ко времени снятия с якоря фрегата Zealand прибыть на оный на катере под штандартом. При следовании Их Величеств по рейду, с судов отряда были отданы все подобающие по уставу почести.

10-го января начальник эскадры с командирами судов и семью офицерами отряда были осчастливлены приглашением к обеденному столу Их Королевских Величеств, вместе с чрезвычайными посланниками, нашим и английским.

В конце обеда Его Величество Король Георг I изволил провозгласить тост за здравие Ее Императорского Высочества Великой Княжны Марии Александровны и Его Королевского Высочества Принца Альфреда Эдинбургского. По провозглашении тоста хором музыки были исполнены русский и английский национальные гимны. Затем наш посланник действительный статский советник Сабуров предложил тост за здоровье Его Величества Короля Георга, английский посланник г. Стюарт предложил тост за здоровье Ее Величества Королевы Ольги Константиновны и Их августейшего семейства. После каждого из этих тостов музыка исполняла греческий национальный гимн. По окончании обеда Их Величества изволили благосклонно разговаривать со всеми присутствующими за обеденным столом.

15-го января фрегат “Князь Пожарский" был осчастливлен посещением Их Величеств Короля и Королевы Эллинов в сопровождении Принца Вильгельма Глюксбургского. Около 17, часа пополудни катер с Их Величествами отвалил от пристани и с поднятием на нем королевского штандарта, суда отряда расцветились флагами и произвели салют 21 выстрелом, чему следовали все военные суда, стоявшие на рейде, имея люден по реям. Катер с Их Величествами по приближении к фрегату, был встречен шестикратными криками “ура" и греческим национальным гимном.

Чрезвычайный посланник действительный статский советник и камергер П.А. Сабуров и консул в Пирее статский советник Генрихсон находились на фрегате. Его Величество Король Георг был в мундире невского пехотного полка. Приняв рапорты Их Величества изволили поздороваться с гг. офицерами и командой — причем Его Величество Король Георг здоровался с командой словами: “здорово ребята” — и, пройдя по всему фронту, спустились в палубу. Осмотр фрегата начался с центральной батареи, и затем Их Величества изволили последовательно обойти все палубы, интересуясь внутренним расположением, и выразили полное внимание ко всем подробностям и усовершенствованиям, введенным на фрегате. Его Величество Король Георг, как моряк, при этом делал сравнения с различными усовершенствованиями, увиденными им на бывших в Пирсе английских броненосцах различных типов.

По окончании осмотра, контр-адмирал Бутаков предложил Их Величествам посмотреть действия орудий в центральной батарее. По пробитию тревоги с двуми дробями было исполнено заряжание орудий по команде, для того чтобы яснее показать Их Величествам удобство и быстроту заряжания наших нарезных орудий. Затем произвели пальбу трубками, помощью механического залпа. Видя простоту устройства нашего залпа и скорость его исполнения. Его Величество Король изволил вспомнить показанный ему в прошлом году залп на английском фрегате Swiftsure посредством электричества, который вышел весьма неудачен вследствие порчи проводника. В начале 5-го часа Их Величество изволили оставить фрегат. При съезде их после шестикратных криков “ура" фрегат и прочие военные суда вторично произвели салют Королевскому штандарту.

18- го февраля в нашей посольской церкви в Афинах была совершена панихида по почившем в Бозе Государе Императоре Николас I. в присутствии посланника —действительного статского советника П.А. Сабурова, членов миссии, командиров судов и части офицеров с отряда. На панихиде изволила присутствовать Ее Величество Королева Ольга Константиновна.

19- го, вдень вступления на престол Его Величества Государя Императора, суда отряда расцветились флагами, и по окончании молебствия фрегат произвел салют по уставу. В праздновании этого дня приняли участие все стоявшие на рейде военные суда. На первой неделе великого поста команды судов отряда говели повахтенно.

Втемную ночь со снегом, с 21 на 22 февраля, коммерческий пароход французской компании Frassinet стал на мель у восточной оконечности Фалерской бухты с полного хода и врезался в грунт на 4 фута. С утра приступили к разгрузке парохода. Французский корвет Chaieaurenauh. шхуны “Келасуры” и греческая “Паролос” были отправлены к месту крушения. Бурные и холодные погоды все продолжались. Ночью температура падала до 1°R. К счастью, подобные холода не отзывались вредно на здоровье команды, и на отряде число больных простудой не превышало 6-ти человек.

26-го февраля, в день рождения Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, суда отряда расцветились флагами и, по окончании молебствия при провозглашении многолетия, фрегат произвел салют в 25 выстрелов. Стоящие на рейде военные суда по приглашению принимали участие в праздновании этого дня. Этого же числа французский коммерческий пароход после совершенной его разгрузки был стащен с мели усилиями корвета Chaieaurenauh, шхун “Келасуры" и греческой “Паролос”, а также парохода той же компании, к которой принадлежал пароход, потерпевший крушение. Повреждений в пароходе никаких не оказалось, и он. приняв свой 1руз, отправился на дальний рейс в Констан тинополь.

Во время бурных переходов фрегата из Англии в Пирей через ставни портов попадало на палубу огромное количество воды, что дало повод предположить, что гу ттаперчевые прокладки на кромках портовых ставень пришли в негодность. По тщательном осмотре гуттаперчевых прокладок они оказались везде в исправности, а что вода свободно вливалась в палубы, приписали тому, что при большом волнении и качке борта фрегата, при всей своей крепкой постройке, не могли по временам не изменять несколько своих линий, причем портовые ставни неизбежно имели движение. Это подтвердилось тем. что на шельфе нижняя кромка небронированного борта была немного помята и погнута, что особенно было заметно в кормовой части фрегата и могло произойти только от действия сильной качки на весь корпус  фрегата .

9-го марта, в 5 часов пополудни, пришла с моря английская летучая эскадра под флагом контр-адмирала Рандольфа и стала на якорь в Саламинской бухте. Проходя мимо рейда, эскадра салютовала флагу Адмирала, на что с фрегата немедленно последовал ответ тем же числом выстрелов. Эта эскадра, как и предыдущие летучие эскадры, предназначалась для океанского плавания; но положение дел в Испании удержало ее. до падения Картагены в водах Средиземного моря, после чего эскадра получила приказание совершить обычное весеннее плавание, исполнявшееся в прежние годы броненосной эскадрой Средиземного моря, а именно — посетить некоторые порты Леванта.

Утром, 26-го марта, французский корвет Chaieaurenauh оставил Пирей для посещения некоторых портов Малой Азии. В этот же день пришла на рейд германская канонерская лодка "Метеор". а 28-го отправилась в Константинополь, где осталась на станции.

4-го апреля, в высокопамятный день избавления жизни Его Величества Государя Императора от угрожающей опасности, на фрегате, при собрании всех членов отряда, было отслужено благодарственное Богу молебствие.

С начала марта господствующие холода резко перешли к теплу, после чего на фрегате в короткий срок, от 11 до 29 марта, в судовой лазарет поступило 9 человек больных рожистым воспалением кожи. Принятое правило вентилировать фрегат паровой вентиляцией два раза в неделю по 8 часов каждый раз вполне удовлетворяло гигиеническим требованиям в то время года, тем более что резкое падение температуры с +20° по R на 12е* и даже на 8° по ночам, само по себе должно было действовать благотворно на здоровье фрегатской команды. Рожистые воспаления кожи совершенно прекратились, и в течение следовавших затем нескольких дней не было ни одного случая заболевания этого рода болезнью.

23-го апреля, вдень тезоименитства Его Величества Короля Эллинов, суда отряда по приглашению приняли участие в праздновании этого дня: расцветились флагами и фрегат салютовал 21- м выстрелом. В этот же день начальник эскадры вместе с командирами судов, были приглашены присутствовать на торжественном молебствии в Афинском соборе, по окончании коего имели счастье принести во дворце поздравления Их Королевским Величествам.

3-го июня фрегат "Князь Пожарский" отправился в море для крейсерства под парусами и 7-го вечером, возвратился обратно на рейд, зайдя на короткое время в Порос для заказа в адмиралтействе некоторых вещей по корпусу фрегата. При следовании в Порос фрегат произвел пальбу в цель из 8-дюймовых нарезных орудий. Щитом для стрельбы служила скала Петро-Карга. лежащая при входе на Поросский рейд. Пальба производилась снарядами из закаленного чугуна с расстояний от 9 до 107, кабельтов при ходе фрегата от 4 до 5 узлов. Всех выстрелов сделано 104, из коих 8 боевыми зарядами в 317, фунт и 96 учебными в 157 4фунта. Определение меткости выстрелов наблюдалось с двух мостиков верхней палубы и гардемаринами с грот-салинга.

Из 104 произведенных выстрелов 84 снаряда попали в скалу: остальные большей частью перелетали. При осмотре станков и платформ после стрельбы оказалось, что у двух орудий ручки компрессоров надломлены. По мнению командира фрегата, это произошло от недостаточной толщины самих ручек, почему в отстранение на будущее время подобных повреждений и. пользуясь заходом в Порос, командиром фрегата заказаны были в правительственном адмиралтействе новые ручки для компрессоров всех орудий с утолщением тех частей, кои претерпели большее напряжение при откате орудий.

С 27-го мая по наступлении вполне жаркого времени команды судов отряда начали заниматься по летнему расписанию, по коему утренние учения производились с 57, до 7 час., а послеобеденные занятия — от 4 часов.

2-го июля фрегат “Князь Пожарский" снялся с Пирейского рейда для следования в Триест. Уходя из Пирея, контр-адмирал Бутаков приказал командиру шхуны "Соук-су" отправиться на время в практическое плавание, испросив предварительно разрешение на это от нашего посланника. Зайдя на пути в Корфу, фрегат вышел из этого порта 7-го июля в 10 часов утра при легком NW для следования в Триест. К полудню ветер засвежал, но после полуночи 8-го стих, обратившись в маловетрие, с коим фрегат продолжал плавание под парами.

9-го числа, около 8 часов вечера, в 130 милях от Триеста в левом переднем котле в двух топках вогнуло внутрь и в одном из них вырвало вертикальную связь, через образовавшееся отверстие вода полилась из котла, причем слегка обожгла руку старшему машинисту Вильдмсону и ноги матросу Пестовскому. С прекращением в этом большом котле в 5 топках пара ход фрегата при совершенном штиле убавился до 5 узлов.

Около полночи того же дня в левом заднем котле было замечено в одйой из топок, что свод ее выпучило внутрь в одном месте, почему в этом котле пары были прекращены. Котел этот из 4-х топок, своды коих заново были исправлены в Соутгамптоне в 1873 году. Во время обоих повреждений давление пара не превышало 8 фунтов и имелось от 38 до 48 оборотов винта. За весь же переход среднее давление пара держали 97. фунтов. В 1 час пополуночи на 10 число остановили машину, чтобы удобнее было перечистить трубки котлов, в 5 часов утра при маловстрии от SO поставили все паруса и дали ход машине. Фрегат шел по временам до 67, узлов. Около полудня ветер совершенно заштилел, почему закрепили паруса. Продолжая идти со скоростью до 4 узлов, фрегат прибыл в Триест 10 июля, в 7 часов вечера.

25-го августа, в 8 час. утра, исправив машину. фрегат оставил Триест для прямого следования в Пирей, согласно предписанию Временно Управляющего Министерством. Снялись с якоря с довольно свежим ветром, который по мере удаления от берега, быстро стихал и к полудню обратился п совершенный штиль. При таких обстоятельствах плавание фрегата продолжалось до полдня 27-го. когда с задувшим от N брамсельным ветром, прекратили пары и фрегат, подняв винт, вступил под паруса. Идя почти на фордевинд при всех прямых парусах и лиселях ход доходил до 67 , узлов, но к вечеру того же дня ветер стих, и ход уменьшался по времени до 37, узлов.



Броненосный фрегат “Князь Пожарский".

29- го, ночью, когда подходили к мысу Матапан. ветер совершенно упал, и фрегат в 12 часу вечера закрепил паруса и вступил под пары.

30- го, в 4 часа пополудни, фрегат прибыл на Пирейский рейд и стал фертоингом, сделав переход в 900 миль в 6 сут. 8 часов. Пройдено под парами 580 миль и под парусом 320 миль; наибольший ход под парусами был 77, узлов, а под парами 9 узлов. В Пирее застали шхуну "С'оук-су", которая сменила шхуну "Келасуры".

На пути к Матапану фрегат встречал немало купеческих судов: некоторым их них удавалось нагонять фрегат, но большую их часть "Пожарский" оставлял позади. В течение перехода машина находилась в действии 69 часов и все это время работала с полной исправностью на постоянно при 48 оборотах, при давлении пара от 12 до 14 фунтов. С исправлением всех паропагревателей пар держался отлично. На вторые сутки по оставлении Триеста пришлось иметь пар только в больших котлах, так как вследствие увеличивающейся температуры в угольных ящиках, прилегавших к машинным котлам, в последних пар был прекращен. Это нисколько не изменило хода фрегата, а напротив, израсходовав более суточного количества угля, он облегчился и шел от 8 до 9 узлов.

9-го сентября, в высокоторжественный день рождения Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала, суда отряда расцвещались флагами, и по окончании молебствия фрегат произвел салют по уставу. В праздновании этого дорогого для флота дня принимали участие все стоявшие на рейде военные суда. В тот же день начальник эскадры и командиры судов отряда удостоились милостивого приглашения Их Королевских Величеств на обед в Их загородную резиденцию Татой.

По прибытии фрегата в Пирей, пополнив запас топлива, израсходованного на переходе из Триеста, начальник эскадры разрешил командиру произвести полную окраску всех палуб и трюмов. что было окончено к середине сентября, затем с 15-го сентября приступили к занятиям команды по расписанию по всем частям морского и артиллерийского дела. Так как погода стояла вполне теплая, то суда отряда продолжали действовать по летнему расписанию, по коему утренние учения начинались в 6 часов, а послеобеденные в 3 часа.

13-го сентября французский корвет Chateaurenauh, с посланником сбоим маркизом Габриаком оставил Пирей. 15-го корвет возвратился на рейд. В тот же день пришел в Пирей из итальянских портов американский корвет “Аляска'', под командой капитана Керта. Этот корвет принадлежал к составу эскадры Средиземного моря и имел поручение осмотреть некоторые порты Архипелага. Малой Азии и Сирии. В то время американская эскадра Средиземного моря находилась под начальством контр-адмирала Кеза и состояла из 2-х деревянных фрегатов "Франклин” и "Конгресс” и корветов "Аляска” и "Жиониета”.

21-го ноября в исходе 8-го часа утра при совершенном штиле фрегат "Князь Пожарский” снялся под флагом контр-адмирала Бутакова с якоря для следования в Виллафранку. До Мессинского пролива имели противный ветер, по временам довольно свежий и изредка позволявший нести косые паруса. При таких неблагоприятных обстоятельствах плавания только утром 24-го фрегат прошел Мессинский пролив, по выходе из коего получил западный ветер.

Утром 25-го угля оставалось на 1 1/2, дня, и так- как такое количество недостаточно для прямого следования в Виллафранку. при противном ветре, то были вынуждены зайти дзя пополнения топлива в Неаполь, куда фрегат прибыл в 9 часов утра того же дня и стал на бочку за молом, отсалютовав нации и флагу вице-адмирала Брокети, занимавшего должность начальника 2-го морского департамента и главного командира Неапольского порта. На оба салюта с крепости отвечали равным числом выстрелов. Флаг вице-адмирала Брокети был полнят на колесном пароходе Eriole. На рейде за молом вооружался вновь спущенный казематный фрегат Principe Amecieon, а в порту стоял в доке деревянный корвет Ferdinando. на коем намерены были установить спусковые трубы и прочие приспособления для самодвижущихся торпед г. Уайтхеда. Других иностранных военных судов на рейде не было.

27-го фрегат был готов к дальнейшему плаванию по назначению, но происшедшая резкая перемена в погоде и быстрое понижение барометра, при задувшем ветре от SW, с большой пасмурностью удержали фрегат на рейде. К полночи ветер настолько засвежел, что пришлось в помощь бочке отдать правый якорь. Коммерческие пароходы. оставившие рейд вечером, за свежестью ветра возвратились ночыо в Неаполь.

К утру 28-го сила ветра при порывах доходила до степени шторма и шел проливной дождь и град. Так как барометр продолжал падать, то ожидали усиление шторма, почему в 10 часов утра фрегат спустил нижние и марса реи и развел пары.

В 3-м часу пополудни барометр пошел кверху, и сила ветра стала заметно слабеть. К вечеру совсем стихло, и ветер перешел к NW.

29-го утром подняли рангоут, и в 10 часов фрегат снялся с якоря для дальнейшего следования. Около полночи этого дня, при падающем барометре и нашедшей пасмурности, ветер, отойдя к W, стал свежеть; к утру 30-го он еще более скрепчал, и при усилении волнения фрегат, имея фока- стаксель, триселя и бизань, при 46 оборотах винта, подвигался со скоростью лишь 43/4 узлов. После полдня немного стихло, но в ночь на 1-е декабря ветер от того же румба задул с большей силой. Пройдя в 4 часа у тра параллель мыса Корсо — северной оконечности о-ва Корсики и выйдя в открытое море, фрегат встретил прямо по курсу огромное волнение. Продолжение плавания при таких крайне неблагоприятных обстоятельствах влекло за собой слишком большую и бесполезную трату угля, во избежание чего адмирал решился спуститься в пор т Специю, куда и прибыл в 2 часа пополудни того же дня. Став на бочку против арсенала, обменялись обычными салютами с учебно-артиллерийским фрегатом.

4-го декабря, в 4 часа пополудни, на "Князе Пожарском” контр-адмирал Бутаков оставил рейд Специи для следования в Виллафранку. при самых благоприятных обстоятельствах погоды.

На другой день плавания в исходе 8-го часа утра, находясь в 7 милях от входа в Виллафранк- скую бухту, в фрегатской машине произошло повреждение, состоящее в погнутии тяги от переднего эксцентрика задней машины, что повлекло за собой трещину в направляющей штоков золотника. С таким повреждением продолжать плавание под парами делалось невозможным, почему тотчас же фрегат вступил под паруса, при тихом ветре от SO. Хотя с этим ветром представлялась возможность достигнуть Виллафранкской бухты, но. приняв во внимание, что с приближением к берегу весьма возможно было получить противный ветер, а также в зимнее время года, когда происходит весьма быстрое изменение погоды, контр- адмирал Бутаков, во избежание всяких случайностей. которые могли бы удержать фрегат в море на неопределенное время, счел вполне необходимым воспользоваться проходившим в это время коммерческим пароходом, которому сделал сигнал: “прошу подойти для переговоров”.

С приближением его к фрегату адмирал послал флаг-офицера, чтобы переговорить сего командиром. не может ли он добуксировать фрегат до Виллафранки, или же довести вельбот до входа на рейд, дабы передать приказ командиру яхты "Царевна", развести пары и немедля выйти навстречу фрегату для взятия его на буксир. Встреченный коммерческий пароход Aigorie оказался принадлежащим французской компании Frassinet и шел в Марсель, и командир его с полной готовностью взялся довести фрегат до порта. В исходе 10 часа буксиры были поданы на пароход Aigorie. а в '/, 12 часа утра фрегат прибыл на Виллафранкский рейд, стал на бочку, обменялся установленными салютами с крепостью и американским фрегатом “Франклин” под флотом контр-адмирала Кеза.

На рейде находились: яхта Его Императорского Высочества Государя Наследника “Царевна". которая на пути из Балтийского моря в Черное была задержана здесь до прихода яхты “Штандарт”, американский фрегат “Франклин” и Императорского Яхт-клуба яхта “Чайка", принадлежащая графу Строгонову. Для наивозможно скорейшего исправления поврежденной части машины они немедленно были сняты и на следующий день с утренним поездом отправлены со старшим фрегатским механиком в Марсель, на завод Frassinet et С°.

14-го декабря, в 12 часу пополудни, пришла на Виллафранкский рейд Императорская яхта “Штандарт”. По признанию Его Императорского Высочества Государя Наследника, яхта “Царевна" должна была оставаться в Виллафранке до прибытия “Штандарта", почему, согласно последовавшему разрешению от Ее Величества Государыни Императрицы, яхта “Царевна” 19-го числа, в 1 час пополудни, оставила Виллафранкской рейд для следования в Черное море. Перед отправлением яхты командир ее капитан 2 ранга Рогуля имел счастье откланяться Ее Величеству.

2-го января 1875 г., в день рождения Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича, по всемилостивому приказанию Ее Величества Государыни Императрицы, командиры судов отряда и 17 офицеров отправились в Сан-Ремо, где присутствовали на обедне и молебствии, после чего удостоились великого счастья представиться Ее Величеству и были допущены к целованию руки. По окончании представления все означенные чины были приглашены к Высочайшему завтраку. Обедню и молебен совершал фрегатский иеромонах Филимон с судовыми певчими.

4-го Их Императорские Высочества Великие Князья Сергей и Павел Александровичи изволили прибыть в 2 часа пополудни из Сан-Ремо в Ниццу, где в часовне почившего Государя Наследника Николая Александровича была отслужена священником фрегата в присутствии Их Высочеств панихида. Того же числа вечером Их Высочества оставили Ниццу, а 6-го числа с утренним поездом изволили прибыть из Сан-Ремо в Виллафранку в сопровождении флигсль-адьютанта капитана 1 ранга Арсентьева и прямо направились на фрегат “Князь Пожарский".

Па фрегате Их Высочества изволили присутствовать на совершении торжественного богослужения и водосвятия; затем осмотрели в подробности фрегат, после чего контр-адмирал Бутаков приказал пробить полную тревогу, и в присутствии Их Высочеств было произведено артиллерийское учение, которым Их Высочества остались очень довольны и милостиво благодарили команду. Позавтракав на фрегате. Их Высочества с поездом железной дороги в 1 час 20 мин. отправились в Сан-Ремо.

4-го пришел на рейд из Мальты английский броненосный фрегат Invncihle, а 6-го он снялся с якоря для следования в Барселону. Того же числа американский фрегат Frankly п под флагом контр- адмирала Кеза отправился в Лиссабон, куда должен прибыть новый адмирал и сменить Кеза.

Согласно приказанию Ее Величества Государыни Императрицы, с фрегатом “Князь Пожарский" и императорской яхтой “Штандарт”,утром 19-го февраля 1875 г. адмирал оставил Виллафранкский рейд и перешел в Сан-Ремо. В 11 часов утра гг. командиры, офицеры и часть команды отряда присутствовали при обедне и молебствии в доме, занимаемом Ее Величеством. В одном из залов была установлена фрегатская церковь, и Богослужение производилось иеромонахом Филимоном и фрегатскими певчими. По окончании молебствия и по провозглашении многолетия, по сигналу с берега, суда отряда расцветились флагами и произвели салют по уставу. После обедни командиры и офицеры были удостоены всемилостивейшего приглашения к Высочайшему завтраку.

20-го утром фрегат и яхта возвратились на Виллафранкский рейд. В ночь с 25-го на 26-е начальник эскадры с судами отряда оставил Виллафранкский рейд и перешел в Сан-Ремо, чтобы провести там, согласно воли Ее Величества Государыни Императрицы, высокоторжественный день рождения Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. К началу обедни в церковь были свезены части команд и все незанятые службой офицеры, гардемарины и кондуктора. По окончании молебствия суда отряда расцветились флагами и произвели салют по уставу.

После обедни Ее Величество Государыня Императрица соизволила милостиво проститься с командирами и офицерами и благодарить их за службу. Затем все присутствовавшие у обедни командиры, офицеры, гардемарины и кондукторы удостоились всемилостивого приглашения к Высочайшему завтраку.

В 3 часа пополудни того же дня Его Королевское Высочество Герцог Аостский изволил посетить фрегат "Князь Пожарский” и осмотрел его в большой подробности. Во время обхода палуб и батареи Его Высочество с полным вниманием относился ко всему виденному на фрегате. По окончании осмотра пробили тревогу, и Его Высочество с удовольствием смотрел на молодецкую работу фрегатской батареи и любовался той отчетливостью и расторопностью, с какой происходило обращение прислуги с тяжелой нарезной артиллерией. При съезде Его Высочество Герцога Аостского фрегат салютовал ему 21 выстрелом с поднятием флага на грот-брам-стеньге. Его Высочество был в военном мундире и в ленте Св. Андрея Первозванного. По приказанию Ее Величества Государыни Императрицы вечером суда отряда иллюминовались фонарями и был сожжен прекрасный фейерверк. 27-го утром суда возвратились в Виллафранку.

28-го февраля, в 2-м часу пополудни, Ее Величество изволила оставить Сан-Ремо и по железным дорогам отправиться в С.-Петербург. При проезде через Виллафранку Императорского поезда, по дороге, вырубленной на склоне гор, в глубине залива, все стоявшие на рейде военные суда расцветились флагами и. имея людей по реям, встретили и проводили Ее Величество восторженными криками “ура", причем со всех судов был произведен установленный салют. Находившаяся в распоряжении Ее Величества яхта “Штандарт” оставалась стоять в Виллафранке до 5-го апреля, а в этот день отправилась в обратное плавание в Балтийское море.

Утром 7-го марта с фрегатом “Князь Пожарский” адмирал оставил Виллафранкский рейд для следования в Пирей. С маловетрием и штилем фрегат совершил плавание до Мессины, куда прибыл 10-го, в 10 часов утра. Став на бочку во внутреннем рейде, фрегат отсалютовал нации, на что тотчас с крепости ответили равным числом выстрелов. На рейде нашел из военных судов один только итальянский колесный пароход Calatojla, который к вечеру того же дня снялся с якоря для соединения с эскадрой контр-адмирала Чарутти, прошедшей в виду Мессины, на пути в Венецию, по случаю предстоящего посещения этого порта Австрийским Императором. Кроме того, на рейде находились Императорского Яхт-клуба яхта “Чайка”, со своим владельцем графом Строгановым, и пароход Русского общества пароходства и торговли “Россия”, отправлявшийся в Китай. Этот пароход пришел из Лондона в Мессину на 9-й день.

К утру 12-го погрузка угля была закончена, и в полдень фрегат оставил Мессинский рейд для дальнейшего следования. В проливе встретили слабый попутный ветер, который, по мере удаления от берега посвежел, дуя порывами с дождем. К рассвету 13-го ветер, постепенно усиливаясь, отошел к N; тогда, кроме косых парусов, поставили фок-, фор- и грот-марсели в 3 рифа; продолжая действовать машиной мри 35 оборотах, ход фрегата доходил по временам до 10 узлов. Несмотря на большое волнение, фрегат держался отлично. имея плавную и спокойную качку; размахи под ветер доходили до 19°. а на ветер до 9°. Для уменьшения неизбежной в таких случаях рыскливости выпустили за корму старый кабельтов, что оказалось, как и из прежней практики деревянных судов, вполне полезным для качеств фрегата и облегчило напор на штуртрос и действие штурвалом.

После заката солнца в тот же день ветер скрепчал и в течение ночи дул сильными шквалами, в сопровождении дождя, града и снега. Качка фрегата увеличилась, и размахи под ветер доходили до 26°, а на ветер до 18“.

В половине 6-го часа утра. 14-го. понадобилось остановить машину для осмотра холодильника и до 10 часов, когда снова дали ход, фрегат оставался под парусами, неся фок-, фор- и грот- марсели в 3 рифа, фор-стеньги-стаксель, грот-трисель и бизань и шел по 6-ти узлов, причем фрегат держался вполне хорошо. Имея на этом переходе баковое орудие спущенным в трюм, фрегат легко входил в волну, принимая очень мало воды на палубу. Подойдя к Матапану, ветер отошел к W. значительно стихнув; пройдя же меридиан мыса Малеа. получили свежий N. с которым фрегат продолжал плавание до Пирея, куда прибыл 15- го марта, в 11 часов утра. Став фергоингом, фрегат отсалютовал нации и получил ответ равным числом выстрелов с тендера, занимавшего брандвахтенный пост.

12-го апреля, около 3-х часов пополудни, пришла на рейд из Константинополя собственная Его Императорского Высочества Государя Наследника яхты “Царевна”. На другой день по приходе командир яхты имел счастье представляться Их Величеству Королю и Королеве Эллинов, и в тот же день, в 5-м часу вечера. Их Величества изволили посетить яхту, где оставались более часа, осмотрев ее в мельчайших подробностях. Так как Их Величества при посещении изволили пожелать сохранять инкогнито, то с судов отряда не было произведено никаких подобающих почестей.

15-го с рассветом яхта “Царевна” оставила Пирей для дальнейшего следования по назначению, предполагая зайти в Мессину.



Броненосный фрегат “Князь Пожарский”.

17-го, в высокоторжественный день рождения Его Величества Государя Императора, суда отряда расцвещались флагами и по окончании молебствия произведен был салют по уставу. В праздновании этого дня принимали участие все стоящие на рейде военные суда. В этот день адмирал. командиры судов и некоторые другие чины были удостоены приглашения к обеденному столу Их Королевских Высочеств. Во время обеда. Его Величеством Королем Георгом был провозглашен тост в честь Его Величества Государя Императора.

20-го апреля на фрегате “Князь Пожарский", в присутствии чинов отряда, перед началом литургии, был прочитан Высочайший манифест о рождении Ее Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Александровны и отслужено благодарственное Господу богу молебствие с коленопреклонением.

23-го. по случаю дня тезоименитства Его Величества Короля Эллинов и по приглашению местных властей, суда отряда расцвещались флагами. и фрегат салютовал 21-м выстрелом.

16-го июня начальник отряда вместе с командиром фрегата имели счастье откланяться Их Величествам Королю и Королеве Эллинов в их загородной резиденции, а 19 июня в 97, часов утра фрегат “Князь Пожарский" снялся с якоря для следования в Гибралтар, с заходом на пути в Мальту для пополнения запасов. С самого выхода из Пирея до полночи 21-го имели противный тихий ветер, а затем, после нескольких часов штиля, задул SSW. с которым фрегат прибыл 22- го числа в 6 часов вечера в Мальту, совершив все плавание под парами в 3 суток и 9 часов, то есть: со средней часовой скоростью 6 1/4 узла. В продолжение перехода, при среднем давлении пара 11 фунтов и 44 оборотах, машина работала совершенно исправно.

21-го утром, пользуясь вполне благоприятной погодой, спустили на воду приготовленный на фрегате щит и произвели практическую пальбу из орудий. Стрельба производилась с расстояния 6 кабельтовых учебными зарядами в 15 1/4 фунта и снарядами из простого чугуна. Результаты пальбы оказались весьма хорошими.

27-го июня в 8 1/2, часов утра, окончив погрузку угля, при штиле, фрегат оставил Мальту для следования в Гибралтар. По удалении от берега получили легкий противный ветер, продолжавший дуть до 29-го июня, когда после некоторого времени штиля задул попутный SO. Получив попутный ветер, фрегат прекратил пары и, подняв винт, вступил под паруса. До 2-го июля фрегат продолжал плавание под парусами, с тем попутным ветром, по временам изменявшимся в силе и направлении. После 6-ти часов вечера этого дня ветер, отойдя в S. посвежел настолько, что в бакштаг при лиселях ход фрегата дошел до значительной для него цифры— 9-ти узлов.

Пасмурность по горизонту и быстро формировавшиеся облака при посвежевшем вдруг ветре заставили убрать лиселя и взять два рифа у марселей, отчего ход уменьшился на два узла. В 9 часов вечера ветер стал заходить и стихать, и в скором времени задул WNW. Так как дальнейшее плавание фрегата под парусами при неблагоприятном ветре делалось бесполезным, то развели пары. В 11 часов закрепили паруса и дали ход машине, а 5-го числа в 67, часов вечера фрегат прибыл в Гибралтар. С вступлением под паруса и до прихода на рейд имели противный ветер с большой зыбью, чем замедлялось плавание фрегата, так что переход сюда из Мальты сделан был в 8 суток и 9 часов. Приняв в Гибралтаре 20460 пудов угля, фрегат 10-го июля снялся для следования в Кадикс. Весь переход сделали под парами, пройдя 105 миль в 157, часов. В Кадиксе застали фрегат “Светлана".

Согласно приказанию Его Императорского Высочества Великого Князя Генерал-Адмирала, адмирал перенес свой флаг с броненосного фрегата “Князь Пожарский" на фрегат “Светлана".

На Кадикском рейде в полночь с 16-го на 17- е июля 1875 г. начальник эскадры Свиты Его Величества контр-адмирал Бутаков перенес свой флаг с фрегата "Князь Пожарский" на фрегат “Светлана”. Получив предписание следовать в Кронштадт, фрегат "Князь Пожарский” оставил Кадикс в 10 часов утра 17-го июля. До мыса Святого Винцента имели штиль и маловетрие. С рассветом 18-го числа ветер установился от N и стал свежеть. Пройдя траверз мыса Святого Винцента, вследствие большой зыби и ветра фрегат нс мог лечь по курсу; поэтому, поставив косые паруса, но не прекращая паров, легли на правый галс. Ход по лагу не превышал 4 узлов при 35 оборотах винта. Большего числа оборотов нельзя было давать. потому что фрегат брал много воды баком, а прекратить пары совсем командир не решался, так как северным течением его могло снести к югу.

20-го июля в 8 часов утра при ветре, отошедшем к NW, поставили прямые паруса и остановили ход машины для чистки дымогарных трубок. В 2 часа после полдня, подняв пары, снова дали ход машине, а к вечеру, когда заштилнло, закрепили паруса. В ночь с 21-го на 22-е июля прошли параллель мыса Финистер и взяли курс на Ферроль.

22-го числа, в 2 часа пополудни, прийдя на Феррольский рейд, стали на якорь и отсалютовали нации и адмиралу Осарго-и-Моллен, флаг которого находился на парусном фрегате “Есперансия".

29-го июля в 7 часов утра фрегат оставил Феррольский рейд и взял курс на острова Сцилн. Отойдя 45 миль от берега, в 4 часа пополудни, прекратили пары, вступив под паруса, и подняли винт. Ветер от SW вначале был настолько свеж, что при всех поставленных парусах давал ходу от 7 до 8 узлов, но к ночи стал заметно слабее. На другой день ход фрегата не превышал 4 узлов, а после полдня начал совсем стихать. В 4 часа после полдня, 30-го июля, закрепив паруса, снова вступили под пары и, не останавливая машины, дошли до Шербурга, где стали на мертвый якорь 1-го августа в 3 часа пополудни. Погрузка угля была окончена 5-го августа. 8 августа, приняв 4 ящика, присланные из Парижа на имя Его Императорского Величества Генерал-Адмирала, для доставки в Петербург, фрегат снялся с якоря для следования в Киль.

От Шербурга до Киля плавание фрегата сопровождалось маловетриями при совершенно спокойном состоянии моря; до Скагена расстояние в 700 миль было пройдено под парами в 4 су ток. В Категаг вошли с заходом солнца, а потому ночь простояли на якоре у маяка Hirsholm. С рассветом 13-го августа приняли лоцмана и в продолжение дня дошли до Furnaes, где бросили якорь, так как из-за неясного горизонта лоцман входить в Большой Бельт не решался. Следующий день прошли Бельтом и в полночь стали на якорь у входа в Киль. 15-го августа, в 7 часов утра, перешли рейд, встав на бочку против города. Время пребывания в Киле было употреблено на погрузку 319 тонн угля и полную окраску фрегата. Последняя работа могла быть окончена только к 25-го августа вследствие частых дождей.

Жидкость desincrustant Samuel’a для предупреждения накипи в котлах была испробована окончательно на последнем переходе в левом носовом котле. По донесению старшего механика оказалось, что степень солености воды в продолжение 6-ти суточного плавания и слой накипи, образовавшийся за то время, были совершенно одинаковы как в котле с испытуемой жидкостью, так и в прочих котлах. Ч тобы быть уверенным в безвредности воды, опресняемой котлами, в которые вливается жидкость Samuel'a, жидкость эта была химически исследована профессором химии в Афинах, и в представленном им отзыве заявлено, что составные части этой жидкости не имеют в себе ничего вредного, но при опреснении воды котлами, в которых будет постоянно вливаться известная часть этой жидкости, вода получит несколько посторонний вид и запах.

28-го августа в 47, часа утра фрегат “Князь Пожарский” начал разводить пары в 4 котлах для следования в Кронштадт, а в начале 8 часа снялся с бочки и пошел в море.

30-го августа, в 2 часа пополудни, фрегат бросил якорь на Кронштадтском рейде, пройдя от Киля до Кронштадта под парами 845 миль в 4 дня и 6 часов.

Приложение № 4

ПЛАВАНИЯ ФРЕГАТА “МИНИН”*

* Из рапортов командиров корабля, представленных в Главный морской штаб.

Из рапортов командира капитана 1-го ранга Р.А. Гренквиста

Владивосток, 17-го октября 1884 г.

I I сентября, в 1 час. 30 мин. пополудни, согласно предписанию командующего отрядом судов в Тихом океане, снялся с якоря с Нагасакского рейда под парами, при тихом NO ветре, для следования во Владивосток, имея разрешение на пути зайти в пролив между островами Квельпарт и Бофор для отыскания якоря, потерянного 26 августа.

По выходе из Нагасаки встретили большую зыбь от SW. В 2 часа 30 мин. пополудни, пройдя маяк на острове Ивосима, взял курс на южную сторону островов Готто. Определившись по маяку Озе-Саки, находящемуся на оконечности о-ва Фукуя, взял курс на о-в Бофор. В полдень 12-го, находясь по счислению от о-ва Бофор в 24 милях на SO 50°, за пасмурностью остановил машину и держался в море под косыми парусами в ожидании благоприятных обстоятельств, чтобы войти в пролив между о-вами Квельпарти Бофор. 13 сентября ветер продолжал дуть с той же силой от S, барометр падал и от часто менявшихся ветров развел большую толчею, от ко торой розмахи доходили до 25°.

Не имея надежды на скорое улучшение погоды и чтобы не терять времени и попутного ветра. в начале восьмого часа утра поставил прямые паруса и взял курс на западный Тсусимский пролив. для следования во Владивосток. В 4 часа, пройдя пролив, взял курс к острову Дажелет. В 9 часов вечера, находясь на широте 35°53‘ N и долготе 130° О-ой от Гринвича, ветер совершенно стих и задул противный от NNO, вследствие чего закрепил паруса и вступил под пары.

15 сентября, в полдень, по обсервации находились в широте 39°2Г N и долготе 131 °49’ О- ой от Гринвича. На переход между о-вами Дажелет и Аскольд имел противное течение со скоростью 1 узла.

16 сентября, в начале 8-го часа вечера, пройдя о-в Аскольд, взял курс на Скрыплевский маяк.

17 сентября, в 12 час. 30 мин. ночи, пройдя маяк, за темнотой стал на якорь в бухте Патрокл. С рассветом снялся с якоря и в 7 час. 30 мин. утра стал на якорь на Владивостокском рейде. Пройдено под парами 660 миль в 130 час. 45 мин., под парусами 165 миль в 27 часов.

Батавия. 6-го июня 1885 года.

Имею счастье довести Вашему Императорскому Высочеству, что. прибыв 12 апреля вечером в Батавию, на другой же день, для сделания новой муфты, обратился к командующему морскими силами в Нидерландской Индии генерал-адъютанту контр-адмиралу фон Альфен, а 14-го был принят генерал-губернатором. Со стороны обоих встретил полную готовность содействовать к исправлению фрегата. Механическому заводу был сделан тотчас заказ новой муфты. Относительно же ввода фрегата в док адмирал заявил, что док уже изготовлен для поднятия голландского корвета “Leeuwarden”, который имеет такие серьезные повреждения, что едва держится на воде и требует немедленных исправлений, которые будут направлены только в уничтожение течи. Затем будет введен в док фрегат.

Прибытие корвета на рейд ожидали через два дня, но приведен он был на буксире парохода “Borneo" только 23-го числа и тотчас же введен в док. Корвет сильно пострадал, просидев 8 дней на камнях, на северной оконечности острова Суматра: он потерал винт и задний ахтер-штевень с рулем, часть киля, почти весь фалшкиль, повреждена подводная обшивка в корме, и содрано много обшивных медных листов.

30-го апреля был письменно извещен адмиралом, что плавучий док в Онрусте будет готов к поднятию фрегата 8-го мая. 3-го мая. на буксире парохода, перешел с Батавского рейда к острову Онруст и тотчас же приступил к разгрузке. 7-го мая подтянулся под кран, выгрузил шканечные и кормовые орудия со станками и платформами, винт с рамой, коробку для подъема винта, порох, снаряды и запасы.

4-го мая вывели из дока корвет “Leemvarden". но вследствие оказавшейся в нем течи был вновь поднят и 6-го числа вторично спущен. В тот же день был поднят на док экстренно посылаемый на станцию пароход “Borneo" для очистки и окраски подводной части и 9-го утром спущен.

10-го мая фрегат “Минин" был введен в док, и, по осмотре муфты, оказались повреждения. В подводной части фрегата "Минин", по осмотре его в Батавском доке, оказалось, что с левой стороны содрана деревянная 3-д. обшивка, начиная от форштевня в длину около 24 фут и от киля вверх на 9 фут 1 1/2 дюйма, что могло произойти при подъемах якоря. Железная рама руля, рулевые петли и крючья сильно разъедены ржавчиной и потеряно несколько медных обшивных листов, преимущественно в подзоре, вокруг колодца. Железная же скоба с обухами для руль-шкентилей была не столько разъедена ржавчиной, что пришлось заказать новую.

Вечером 10-го же числа муфта, разломанная на две части, была снята с вала, и на другой день утром фрегат был выведен из дока. Одновременно с этим вновь отлитая муфта была поставлена на станок для обточки. Недостаток пригодных мастеровых и частые их заболевания замедлили работу, и при обточке муфты находился только один рабочий. Высокоторжественные дни: 6-го мая — рождение Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, 15-го мая — священное коронование Их Императорских Величеств, 20-го мая — тезоименитство Вашего Императорского Высочества Генерал-Адмирала Константина Николаевича были празднованы по уставу. В торжестве принимали участие все находившиеся на рейдах нидерландские суда. 25-го мая прибыл на Батавский рейд английский корвет малого размера “Espicgle" и, нагрузившись углем, 28 числа вышел в море.

30-го мая вновь прибывший на смену контр- адмиралу фон Альфен генерал-адъютант контр- адмирал Бинкес на пароходе “Gedeh” поднял свой флаг, которому салютовали 13-ю выстрелами все находившиеся на рейдах военные суда. 1-го июня была доставлена на фрегат вновь сделанная муфта, при подд онке которой на место 2-го июня фрегат был вновь введен в док. Для скорейшего изготовления фрегата работа производится и ночью при помощи судового электрического освещения Яблочкова.

5-го июня получил письменное уведомление г. Baud, что он получил телеграмму от нашего посланника в Гаге, графа Конниста, о своем назначении Российским Императорским консулом в Батавии. Здоровье офицеров и команды удовлетворительно. По примеру прошлого года появились заболевания местными лихорадками. В настоящее время больных лихорадками имеется 12 человек нижних чинов. Все они находятся в береговом помещении на острове Онруст.

Плимут. 26-го сентября 1885 года.

Согласно полученному по телеграфу приказанию, 16 сентября в 9 часов утра, имея пары в 10 котлах, снялся с мертвого якоря и вышел под проводкой лоцмана из Алжирской гавани для следования в Кронштадт. Выйдя из гавани и определившись по маякам, взял курс вдоль африканского берега. 17-го, в полдень, определившись астрономически, взял курс в Гибралтарский пролив. 18- го, в 8 часов утра, прошел Гибралтарский пролив и, пользуясь попутным ветром, поставил паруса.

В 10 ч. 40 м., определившись по пеленгам маяков Трафальгар и Тарифа, взял курс в горизонте маяка С. Винцент. В 2 часа пополудни, по крутости ветра, убрал паруса. 19-го в 5 часов пополуночи. пройдя С. Винцент, лег на NW 33°: в 7 часов утра задул свежий противный ветер с значительным волнением, почему спустил брам- стеньги в ростры.

20-го, около полуночи, ветер усилился и волнение увеличилось; в 4 часа пополуночи, пройдя параллель Лиссабона в 100 милях, взял курс по меридиану. 21 -го утром ветер отошел и дал возможность нести косые паруса; в 8 часов вечера, пройдя параллель мыса Ортегаль, взял курс в Английский канал. 22-го. в 2 часа пополудни, получил свежий NW, почему поставил паруса; следуя под парами и парусами, имел ходу 12‘/, узлов. В исходе

4 часа лопнула нижняя шкаторина фор-марселя и его разорвало до нижнего риф-банта. В 11 часов вечера прекратил пары: оставшись под парусами, имел 8 узлов ходу. 23-го в полночь ветер стал усиливаться и развел большое волнение, от которого размахи боковой качки доходили до 29°. 24-го утром ветер начал стихать, и качка значительно уменьшилась; в 7 часов утра вступил под пары и в 11 часов прибыл на Плимутский рейд.

Но входе на рейд салютовал крепости и рейдовому кораблю, на котором поднят адмиральский флаг, и получил тотчас же ответы.



Броненосный фрегат “Минин”.

Кронштадт. 23 октября 1885 года.

5 октября оставил Плимутский рейд, имея пары в 10 котлах. Пройдя Эддистонский маяк, спустив лоцмана, продолжал плавание вдоль берега Англии. 6-го октября 3 часа 30 мин. пополудни прошел Дувр и в полночь вышел в Немецкое морс.

7-го октября в 3 часа пополудни поставил паруса и лег бейдевинд левым галсом. В 10 часов закрепил паруса и дал ход машине. 8-го октября в полдень имел обсервацию, и оказалось, что течением снесло на SO 50° на 19 миль. 9-го утром вошел в Скагеррак; к полночи обогнул Скаген и 10-го в 2 часа пополудни стал на якорь у маяка Хирстхольм на глубине 9 сажен. В 8 часов утра, приняв лоцмана, снялся с якоря и продолжал плавание Каттегатом. В 7 часов стал на якорь перед входом в Большой Бельт.

11-го с рассветом снялся с якоря и вошел в Бельт; около 7 часов пополудни, пройдя на вид маяка Бульк. стал на якорь. Ночью дувший SO ветер засвежал и нагнал густую пасмурность,так что утром 12-го не видно было берега. После полдня, когда прояснились, снялся с якоря и пошел ко входу в Кильскую бухту. Войдя на внутренний рейд, был встречен капитаном над портом, который поставил фрегат на бочку. На рейде застал германский фрегат “I-Iansa”, под флагом вице-адмирала, броненосные корветы “Bayern” и “Blucher”. Отсалютовав нации и вице-адмиральскому флагу, получил немедленно ответы. Сделав официальные визиты, удостоился, вместе со старшим офицером, приглашения к обеденному столу Его Королевского Высочества принца Генриха.

Пополнив в Киле запас угля, 16 октября снялся с якоря для следования в Кронштадт. 17 утром, определившись по маяку Христиансэ, взял курс в сторону острова Готланд. В это время ветер засвежел настолько, что ход фрегата дошел до 4 1/2, узлов. Вследствие пасмурности не имел обсервации и не видел берегов до вечера 18-го. К этому времени ветер начал стихать и несколько прояснились. Определившись по Готландским маякам, взял курс в Финский залив.

19 утром, в 7 часов 15 минут, прошел меридиан Дагерорта. Около 6 часов пополудни, пройдя остров Нарген, встретил свежий О со снегом и дождем. К полночи ветер скрепчал до степени шторма и развел большое крутое волнение, которым в 1-м часу ночи на 20-е сломало утлегарь. Потерю его предписываю лопнувшему бугелю на ноке утлегаря для утлегарь-штага.

20-го октября в 9 часов 30 минут вечера прибыл благополучно на Кронштадтский рейд. Всего пройдено от Киля до Кронштадта 793 мили в 1097, часов, при среднем ходе в 7,2 узла.

Из рапортов командира капитана 1 ранга Ф.П. Энгельма

25 декабря 1889 г.

Бухта Картагена, глубоко вдавшись среди высоких гор. защищена с моря молом и в настоящее время представляет достаточно просторную и закрытую от всех ветров стоянку для судов. Русская торговля выражается в приходе сюда до К) парусных судов в год с лесом из Финляндии и вывозящих туда же преимущественно испанские вина и соль. Военно-морская часть порта управляется главным командиром вице-адмиралом Valearcel.

За время пребывания фрегата в порту Картагена стояли большей частью дурные погоды, вследствие чего старший офицер капитан 2 ранга Елагин, временно командовавший фрегатом до моего приезда, мог занять молодую команду преимущественно только частными ученьями под закрытою палубою. Окончив прием фрегата и расчет его с берегом, 24-го ноября с утра начал сниматься с двух якорей, на которых стоял фрегат, и к 10 часам вышел в море под парами в 10 котлах, взяв курс к выходу в океан.

25-го, подгоняемый легкими шквалами с проливным дождем, прошел Гибралтарский пролив и 26 ноября, в S час. утра, отойдя в океан на 100 миль от ближайшего берега, при тихом ветре, прекратил пары и вступил под паруса.

Неопытность молодой команды и недостаточность рейдовых парусных и рангоутных учений сказались при первой же постановке парусов на океанской зыби, почему для первого урока в парусном деле я лег в бейдевинд правым галсом, имея под всеми парусами ходу до трех с половиной узлов. Весь этот день прошел в поправке сдавшего нок-бензеля у марселей, перекладке выложившихся риф-талей, спуске и новом подъеме брам-рей и поправке других мелочей, происходивших от неопытности молодых офицеров и команды.

К вечеру спустил брам-реи и взял один риф у марселей, рассчитывая ночь провести спокойно под малыми парусами, но это не вполне удалось. Вскоре после захода солнца от размаха на зыби лопнул проволочный мартин-бакшгаг, и затем сломался утлегарь у эзельгофта. К полночи ветер посвежел, и я. взяв курс на остров Мадера, спустился в бакштаг 10 румбов от ветра, причем фрегат, делая размахи до 25° под ветер и 18° на ветер, имел ходу 8 узлов. Большинство молодой команды под влиянием первой качки более или менее укачало, почему весь день 27-го прошел в мелких занятиях вахтенной службы, и молодых матросов на марсы не посылали. К утру 28 ноября ветер, перейдя к NO, стал тише, и зыбь значительно улеглась. За эти первые сутки свежего ветра в океане молодая команда заметно пригляделась к судовой жизни, и маневр отдать у марселей рифы, поднять брам-реи и поставить брамсели исполняла довольно бойко, что позволило мне в продолжение дня несколько раз упражнять вахту уборкою и постановкою брамселей.

Вечером рассмотрели сквозь пасмурность остров Porto-Santo, но все три острова группы Мадера были так густо покрыты облаками, что я не решился идти на рейд. Продержавшись ночь под малыми парусами, утром развел пары в 10 котлах, и в полдень при совершенно стихнувшем ветре встал на Фунчальский рейд на якорь, на глубине 20 сажен. По удостоверению прибывшего на фрегат нашего вице-консула, что прибрежный форт уже готов для ответного салюта, я поднял португальский флаг и произвел национальный салют, на который немедленно получил равный отпет.

Здесь рассчитываю пополнить запасы топлива и свежей воды и купить дерево для утлегаря, если найдется; а затем, не теряя времени, идти в Порто-Гранде, на островах Зеленого мыса. Придя в Порто-Гранде 10 декабря, только чтобы взять почту и свежую провизию, я рассчитывал в гот же вечер снова выйти в море, но по случаю воскресенья всякая торговля была закрыта, и пришлось остаться на рейде до понедельника.

11 декабря, погрузив для офицеров и команды 3 живых быков, доставленных накануне на пароходе из Буэнос-Айреса, и купив за 11 фунтов стерлингов для переделки на утлегарь орегонской сосны, марса-рею с какого-то коммерческого судна, развел пары в 8 котлах и в 3 часа снялся с якоря. Пройдя меридиан южной оконечмости острова Св. Антония, в 7 ч. вечера вступил под паруса, имея ход под всеми прямыми парусами до 6 узлов.

По мере удаления от островов Зеленого мыса шквалы делались реже и слабее, а ветер установился настоящий пассат, дававший к полдню до 6-ти узлов ходу, а ночыо 4,5, при температуре от 21° до 18°. Такой ветер продолжался неделю, в течение которой исключительно занимал команду парусными ученьями, приводя иногда на время учений в бейдевинд на гот или другой галс. 17 декабря пассат перешел в OSO с дождевыми шквалами от SO. и. хотя сила ветра не увеличилась, крупная зыбь давала себя чувствовать и затрудняла ученья. Тем не менее за вторую неделю удалось сделать несколько лисельных учений, и к концу плавания я мог уже держать ночью марса и ундер-лиселя. Брам-лиссля не держал только потому, что утонченные брам-стеньги под тяжестью парусов сильно гнулись и легко могли переломиться на зыби.

22,23 и 24 декабря команда в судовой церкви повахтенно говела и приобщилась Св. Тайне. Несмотря на сильную качку, причащение команды, благодаря опытности судового священника и ловкости назначенных к нему ассистентами молодых офицеров, совершилось вполне благополучно, произведя сильное впечатление на молодых матросов торжественной своеобразною обстановкою церковной службы в открытом морс.

По мере приближения к Антильским островам ветер постепенно стихал и ход уменьшался до 3,5 узлов, причем фрегат сильно раскачивался на огромной зыби, не позволяя заниматься обычными ученьями. Дорожа временем и не видя пользы от такого качания, а также опасаясь за рангоут, стоячий такелаж которого вытянут был в Кронштадте при относительно холодной температуре, 24 декабря с I 1 ч. утра в расстоянии 230 миль отосгрова Барбадос пошел под парами и, увеличив тем ход. дал возможность фрегату уходить от волны и менее страдать от размахов на зыби.

25 декабря, подходя к острову Барбадос, получил свежий NO — бриз, с которым под парами и под парусами, идя по 10 узлов, обогнул остров и в 5 ч. 30 мин. вечера стал на якорь перед городом Бриджтоун. лежащим на южном берегу острова Барбадос. Глубина 16 сажен, грунт—ил. С отдачею якоря к фрегату подошла шлюпка местного карантина и не допускала никого приставать к нему до прибытия начальника карантина, который. приехав через полчаса, немедленно разрешил свободное сообщение с берегом.

На рейде застал 4 паровых и 50 парусных коммерческих судов разных наций, пришедших искать грузов, и германский военный корвет “Ариадна", плавающий с юнгами. Кроме того, при входе на рейд встретил большой английский пароход, ушедший, как оказалось потом, с почтою в Европу. Весь переход, за исключением последних суток, имел попутное течение до 12 миль в сутки. Под островом же Барбадос, вопреки лоции, встретил довольно сильное противное течение, вероятно, происходящее от местных приливов и отливов.

19 января 1890 г.

Перед уходом из Барбадоса я послал офицера доложить местному губернатору, что ухожу на Мартинику и далее по островам Вест-Индии, но что, плавая с учебною целью, желал бы по пути зайти в пор т Кастрис, если к тому не встретится препятствий со стороны английских властей. Ответ получен, что препятствий к заходу на остров Санта Лючия не имеется.

8 января, выждав ветра, который в этот день задул позднее обыкновенного, в полдень снялся с якоря под парусами, имея на всякий случай пары в 8 котлах. Ветер дул с силою 2-3 балла, и весь маневр совершился хотя медленно, но правильно. Машине пришлось дать ход только на 5 минут, чтобы помочь фрегату забрать передний ход на противном течении, сносившем его к близ стоявшим коммерческим судам. По уборке якорей прекратил пары и, поставив все паруса и лиселя с правой, пошел по направлению в пролив между островами Санта Лючия и Мартиника.

К вечеру ветер стих совсем и принудил вступить под пары. К утру весь горизонт заволокло пасмурностью и пошел дождь, не позволявший видеть берег. В 7 ч. 30 мин. утра открылся остров Мартиника, причем обнаружилось, фрегат за ночь течением подало на 11 миль к NW. Определившись по острову, пошел в пролив и,только подойдя с подветра, рассмотрел остров Санта Лючия, густо покрытый облаками. В отдалении видны были два военных судна, стрелявших в цель из орудий. Идя со шквалами вдоль западного берега Санта Лючия, в 11 ч. 30 мин. дня 9 января остановил машину в 1 мили от входа в порт Кастрис и поднял лоцманский флаг.

Я малым ходом пошел на рейд и в 1 ч. 30 мин. бросил якорь на глубине 8,5 сажен близ английского броненосного фрегата “Беллерофон”, а вслед затем перетянулся на указанную мне бочку мертвого якоря. На рейде застал английскую северо-американскую вест-индскую эскадру, под начальством вице-адмирала сэра Эдмонда Вэстона, делающую свой обычный обход от Канады до английских владений в Южной Америке. Эскадра состоит из флагманского фрегата “Беллерофон", корветов “Комус" и “Эмеральд”, крейсера 2 класса "Канада" и канонерской лодки и двух судов, занимавшихся в море стрельбою, имен которых не узнал.

Установившись на бочку, произвел салюты, на которые с "Беллерофома" получил немедленно равные о тветы. Вместе с тем адмирал прислал офицера поздравить с приходом, благодарить за национальный салют и просить меня не беспокоиться делать ему визит, так как эскадра сейчас снимается и уходит па Барбадос. Действительно, ближайшие к выходу суда уже начали сниматься. и офицер, мною посланный благодарить за поздравление. застал у фрегата трап наполовину убранным.

В 3 ч. 30 мин. вся эскадра в стройном порядке вышла в море, причем на “Беллерофоне", когда он проходил вдоль борта “Минина”, музыка , несмотря на проливной ливень, играла гимн “Боже, Царя Храни”.

13 января, в исходе 9 часа, снялся с бочки и, выйдя в море под парами в 8 котлах и косыми парусами, перешел к острову Мартиника, где в 2 часа бросил якорь на рейде Форт де Франс. На рейде застал флагманский авизо “Bisson". На национальный салют нашего фрегата немедленно ответила привезенная на берег батарея полевой артиллерии.

17 января, в исходе 2 ч. 30 мин. пополудни, снялся с якоря под парусами, имея пары на всякий случай в 8 котлах, я вышел в море для следования на остров Св. Фомы. При этом так же, как на Барбадосе потребовался на короткое время ход машины, чтобы помочь фрегату забрать передний ход на противном течении, прижимавшем его к отмели. По уборке якорей пары были прекращены . Все 8 дней, проведенные у островов Санта Лючия и Мартиника, фрегат имел беспрестанные дожди, находившие короткими шквалами. много мешавшими ученьям, и только с выходом в море и удалением от островов наступила хорошая погода, при т ихом ветре, делавшем ход от 3 до 6 узлов.

18 января, в 6 час. утра, при совершенно стихнувшем ветре убрал паруса и пошел под парами, но в К) ч. с задувшим пассатом опять вступил под паруса и, производя ученья, шел под ними до 4 ч. 30 мин. вечера. Остальной путь до острова Св. Фомы шел под парами в 10 котлах. В 4 часа пополудни 19 января под проводкою лоцмана вошел на рейд острова Св. Фомы и на глубине 6,5 сажень бросил якорь. На рейде застал английский учебный парусный фрегат "Jamestown”, плавающий с юнгами, и на салют получил немедленный ответе небольшой салютной батареи в городе Шарлотто-Амалия.

На фрегате все благополучно. Офицеры и команда здоровы, и учения, насколько позволяют обстоятельства, производятся обычным порядком.

2 февраля 1890 г.

Проливной дождь, преследовавший фрегат у островов Санта Лючия и Мартиника, продолжался и здесь первые три дня, но затем наступили хорошие погоды, позволявшие заниматься такими ученьями, которые в других портах производить я не мог. Так, например, 23 и 24 января с разрешения губернатора высаживался десант на отдельно лежащий в стороне от рейда пустынный остров Water Island, причем атака берега произведена боевой стрельбой из шлюпочных орудии по предварительно расставленным щитам, а десантная рота по высадке на берег с двумя орудиями Барановского и зарядными тележками по лесной тропинке, обросшей колючими растениями, поднялась на гору и там, развернув фронт, стреляла из ружей, орудий и револьверов в цель по щитам, привезенным с фрегата.

25 января у того же ост рова паровые катера стреляли минами в ровное песчаное прибрежье, и остальная строевая команда, не участвовавшая в десанте, упражнялась стрельбою из ружей в щит, 26 января с двух паровых катеров в море перед входом на рейд на глубине 8 сажень взорваны 5 учебных и 1 боевая мины.

В эти же дни по утрам производились общие парусные и артиллерийские учения, а после обеда остававшеюся на фрегате командою проверено сосредоточение орудий фрегата по трем направлениям с обоих бортов для гальванического залпа. Расстояние места высадки десанта от фрегата было около 4 миль, и потому шлюпки отваливали от борта в 1 час пополудни и возвращались только в 8 часу вечера.

Дни стояли жаркие с температурой 23°. вследствие чего, по совету врача, на шлюпку со щитами брались в десант самовары и команде давалось на берегу не в зачет по одному сухарю и по кружке чаю с сахаром, а перед отправлением в обратный путь все купались на песчаном прибрежье. Поездки эти были, конечно, утомительны, но, составляя редкое исключение из обыденной судовой жизни, произвели хорошее впечатление на молодую команду, и люди возвращались на фрегат усталые, но довольные сделанною военною прогулкою. Первый десант и катера, взрывавшие мины, я сопровождал лично, остальные две поездки совершались под наблюдением старшего офицера.

29 января пришла на рейд французская канонерская лодка “Bisson”, обходившая французские колонии, а вечером командиры и офицеры фрегата и лодки были приглашены на бал к губернатору полковнику Arendrup, у которого собралось все общество колонии. 30 января, распростившись с гостеприимными хозяевами, фрегат в полдень снялся с якоря и вышел в море для следования на остров Ямайка. По выходе с рейда проверил девиацию компасов по азимутам солнца и затем продолжал плавание под парами, так как пассат был слишком слаб для парусного плавания, хотя позволял иногда в виде ученья ставить прямые паруса в помощь машине, но к ночи их приходилось убирать.

2 февраля подошел к острову Ямайка и, приняв лоцмана, в 4 часа пополудни встал на указанную им бочку рейда Порт-Роял. На других бочках того же рейда стояли: английские канонерская лодка “Burzard" и блокшив “Urcent” под флагом командира порта коммодора Роднея Лойда. Отсалютовал английской нации и затем флагу коммодора, на который отдельно немедленно получил с блокшива равный ответ.

С выхода из порта Картагена фрегат принял только 280 тонн угля на острове Мадера, и весь переход до Ямайки в 5312 миль сделан с запасом угля из Средиземного моря. Весь стоячий такелаж фрегата от размахов на зыби, высокой температуры воздуха и частого беганья по вантам во время учений ослабел, и окраска внутренних помещений от неумелого обращения с нею молодой команды значительно пострадала. Поэтому я рассчитываю здесь вытянуть и поправить стоячий такелаж, принять полный запас угля и провизии для обратного перехода в Европу и затем выкрасить фрегат внутри. На все это потребуется , вероятно, дней десять. На фрегате все благополучно.



Броненосный фрегат “Минин”.

Из рапортов командира капитана 1-го ранга А.А. Бирилева

1 октября 1890 г.

Спешно окончив исправления повреждений, причиненных предшествовавшими штормами, 26 сентября в 2 часа пополудни, имея пары в половинном числе котлов, вышел из гавани и, не становясь на якорь, пошел в море. Пройдя меридиан западных толбухинских вех, определил девиацию и продолжал путь. Погода вполне благоприятствовала плаванию, при подымающемся барометре и ясном небе имел свежий ветер из NW четверти, позволявший временами в помощь машине ставить косые паруса, увеличивавшие ход фрегата на 1,5 узла.

С 27 сентября начал занятия со сменами учеников по утвержденным программам.

29 сентября на высоте острова Борнхольм засвежевший до 5 баллов NW уменьшил ход фрегата до 6 узлов, а затем началась пасмурность, не мешавшая, однако, усматривать в свое время и в ожидаемом направлении огни маяков и предостерегательные знаки. Приходя на отличительные глубины, каждый раз поверял свое место лотом Томсона, действовавшим безукоризненно. 30 сентября в 7 ч. утра стал на якорь близ маяка Бюльк в бухте Штрандер.

1 октября в 4 ч. пополудни вышел из бухты Штрандер и в 5 ч. 30 мин. стал на бочку мертвого якоря в Кильской бухте, рядом с корветом ”Baden", стоящим под флагом вице-адмирала Кнорр. На рейде застал императорскую яхту "Nohenzollern". корвет “Blucher" и лодку “Rhein”.

Согласно заранее сделанному условию с начальником гаваней, произвел следующие салюты: проходя крепость Фридрихсорт, салютовал нации. на каковой салют получил немедленный ответ: затем салютовал флагу его королевского высочества принца Генриха Прусского, поднятому на дворце, занимаемом его высочеством, и по постановке на якорь салютовал флагу вице-адмирала, на последний салют также получил немедленный ответ. В Киле предполагаю простоять 4 дня, принять 300 тонн угля и 100 тонн пресной воды, которую с предупредительною любезностью портовое начальство предложило взять с казенного водоналивного парохода.

Здоровье офицеров и команды вполне удовлетворительно.

Шербур?.. 12 октября 1890 г.

Во время стоянки в Кильской бухте принято 300 тонн угля, 100 тонн пресной воды и свежая провизия к предстоявшему переходу. Вся команда была отпущена на берег, но, чтобы не терять лишнего дня, люди были разделены на три смены. Благодаря чрезвычайному вниманию, оказанному портовыми властями, несмотря на инспекторский смотр, производившийся портовым учреждениям, я и офицеры фрегата получили разрешение осмотреть гавань, мастерские, суда и магазины.

Особо назначенный офицер, провожавший нас по порту, не только с большою любезностью показал все, что нас интересовало, но и старался предупредить наши желания. Кроме порта, офицеры фрегата имели случай осмотреть канал, соединяющий Балтийское с Немецким морем. На заявление консула в Императорскую коммисию канала о нашем желании видеть производящиеся работы, на другой же день прибыл на своем пароходе инспектор работ г. Вернер Кюнтс и предложил отправиться с ним в ту последнюю часть канала, которая еще достраивается, и лично познакомил нас с производством работ, чертежами и планами готовых частей и запасных водохранилищ.

В день прихода в порт я был предупрежден начальником гаваней от имени главного командира, что его высочество принц Генрих Прусский командует отдельной частью и обычаем установлено, что командиры приходящих на рейд иностранных военных судов должны представляться его высочеству. На основании этого указания я явился в замок, в котором имеет помещение его высочество, но, застав его за столом, расписался в имеемой для того книге. Только что я возвратился на фрегат, его высочество прислал мне сказать, что примет меня в 6 часов. Явившись к назначенному времени, я был милостиво принят и удостоился получить приглашение на фамильный завтрак, состоявшийся на другой день.

Закончив приемку угля, доставка которого производилась крайне медленно, 6 октября с рассветом, имея пары в половинном числе котлов, под проводкою лоцмана, снялся с якоря для следования в Бельт. В 5 ч. 30 мин. вечера подошел к маяку Romso и стал на якорь, так как лоцмана не водят ночью узкостями Бельта, не обставленными огнями. С рассветом 7 октября продолжал плавание и 8 октября в 6 час. утра спустил лоцмана у маяка Hirstholm.

Обогнув Скаген, прекратил пары и вступил под паруса, при ровном попутном ветре, дававшем фрегату от 5 до 6 узлов. 9 октября утром произвел первую стрельбу из всех орудий в спущенный для этой цели щит. Пробные выстрелы показали правильность установки артиллерии. 9 октября после полудня при совершенно стихнувшем ветре вступил под пары, так как течением подавало в нежелательном направлении, а падающий барометр заставлял ждать SW. выгребать против которого повело бы к большой потере угля.

11 октября в 4 ч. утра подошел на вид маяка Outer Gopbard, в 8 ч. утра стал на якорь на 10 саж. глубин, не доходя банки Fourmille knalles.

12 октября в 4 ч. 30 мин. пополудни под проводкою гаванского лоцмана вошел на шербургский рейд и по указанию портового начальства стал на бочку № 7. На рейде застал северную броненосную эскадру, под флагом контр-адмирала Жерве. состоящую из броненосцев “Marengo”, “Furieux”, "Requin”, минного крейсера "Surcouf” и минных крейсеров малого размера в 350 тонн “Lance” и "Edmond-Fontaine”. Вставши на бочку, салютовал нации и флагу контр-адмирала, на что получил немедленный ответ с флагманского корабля.

На фрегате все благополучно, здоровье офицеров и команды в отличном состоянии, больных нет.

27 октября 1890 г.

24-го октября, имея пары в половинном числе котлов, вышел из Шербурга в морс для следования по назначению.

25 октября утром, пользуясь парами, произвел учебную стрельбу в цель в спущенный для того щит. Ровный SSW. с соответствующим волнением, делал эту стрельбу чрезвычайно полезною, так как от будущих квартирмейстеров потребуется не только уменье стрелять, но и уменье указать, как управляться с орудием на качке. Раскрепив батарею, пришлось, однако же, убедиться, что с имеемых на фрегате, при размахе 17°, стрельба крайне затруднительна. После нескольких сделанных выстрелов большую батарею закрепил, но продолжал стрельбу из 4-фунт, и скорострельных орудий, делая галсы перед щитом, в расстоянии 2-6 каб. Выстрелы из 4-фунтовых орудий ложились на качке неудовлетворительно, но скорострельные орудия давали хороший процент попадания.

В это же время, применительно к настоящему бою, производилась стрельба из ружей с марсов и палубы на расстоянии от 300 до 1200 шагов с определением расстояния на глаз самими учениками. Ружейная стрельба сверх всякого ожидания дала превосходные результаты и показала, что ученики имеют навык к ружью. Непривычное положение стрелка на марсе, неудобное для стрельбы положение по борту и качка дали сначала крайне неправильный полет пуль, но люди скоро освоились с этими особенностями.

Окончив стрельбу, прекратил пары и вступил под паруса, поставив при свежевшем ветре и поднимавшемся барометре марселя в 2 рифа и зарифленный фок, и ход фрегата менялся между 2.5 и 4 узлами. В 2 ч. 30 мин. нашел густой туман, почему были приняты все указанные правилами предосторожности. В 5 ч. 45 мин. пополудни внезапно налетел незамеченный в тумане шквал с силою от 7 до 8 баллов, причем лопнул проволочный строп фока-галс блока на фока-галс боканце. Фока-рея получила сильный толчок, и подветренный нок в первой трети от середины переломился пополам.

Вслед за шквалом ветер начал свежеть и быстро развел огромную волну, свойственную Бискайской бухте. Уборка реи и марселей затянулась до 10 часов вечера, когда определились по звездным наблюдениям, которые показали необходимость поворотить на другой галс, для чего развел пары, поворотил через фордевинд и лег на WSW. работая машиною самым малым ходом, чтобы удержать свое место. После полуночи ветер, продолжая свежеть, дошел до 10 баллов с порывами в 1 1, и фрегат при его прекрасной остойчивости мотало, как мелкое судно, и он черпал обоими бортами, имея 14 качаний в минуту. Размахи под ветер доходили до 35°, а иногда выходили из кренометра, на ветер же до 25°.

В 1-ом часу ночи, черпнувши всем подветренным бортом, потерял 17-ти весельный катер, который смыло со шлюпбалок. Фрегат уже не первый раз теряет катера с этих шлюпбалок, которые, находясь за грот-вантами, не заваливаются внутрь. Во 2-м часу ударом о волну сломало утлегарь, который вместе с бом-утлегарем, кливером и бом-кливером снесло в море.

После 8-часовой работы удалось некоторые обрывки парусов и такелажа поднять на судно. но все оказалось в совершенно негодном состоянии. При падении утлегарь оборвал нижний ватер-штаг и попортил носовую фигуру. В это же время волна вкатилась на полубак, приподняла шестерки с их блоками, оборвала дюймовую цепь, служившую креплением блоков, и шестерки нс были вынесены за борт, только благодаря случаю, заклинившему их между борзом и пилерсами мостика, но обе повредило, хотя и незначительно.

Затем слетела фор-брам-стеньга, падением своим поломавшая салинг и свернувшая эзельгофт фор-стеньги. В 6 ч. утра лопнули цепные топреки от шлюпбалок паровых катеров, но своевременно заведенные сохранили катера невредимыми, у шлюпбалок же сломались соединительные железные прутья и крепительные болты. Прутья эти необходимо заменить дубовыми распорками. Ветер с одинаковою силою продолжал дуть до 9 часов утра и затем постепенно начал стихать, ос гавя за собою зыбь. Осмотрев утром все полученные аварии, я решил идти в Брест потому, что не считал возможным починить рею, цепи и большие оковки своими средствами, так и потому, что в портах дальнейшего следования фрегата нельзя купить дерева не только на рею, но и на утлегарь.

26 октября в 10 ч. вечера взял курс на Ushart и в 2 ч. ночи открыл этот маяк в ожидаемом направлении.

В 8 ч. утра, подойдя к маяку, принял лоцмана, под проводкою которого стал на якорь на Брестском рейде в 5 ч. 45 мин. пополудни.

Здоровье офицеров и команды в отличном состоянии, больных нет.

21 ноября 1890 г.

Войдя на Брестский рейд в совершенную темноту, стал на якорь на месте, указанном нарочно для того высланным офицером. На рейде застал учебные суда: корабли “Borda",“Bretagnc” n“Austerlitz", с приписанными к ним парусными судами, и только что оконченный постройкою и ныне испытывающийся броненосный корабль “Hoche".

28 октября с подъемом флага салютовал нации. на каковой салют получил немедленный ответ с корабля “Borda". В тот же день сделал официальные визиты и, представляясь главному командиру порта вице-адмиралу Зеде, просил починить в мастерских военного порта фок-рею. сделать вновь взамен сломанного мелкий рангоут, сшить паруса, починить шлюпки, а также сделать вновь и исправить большие оковки и цепи вооружения, исправление которых на фрегатском горне я считал неудобным.

Па эту просьбу адмирал с предупредительною любезностью отвечал, что все будет исправлено в веренном порте скоро и тщательно, так же. как это делается для судов французского флота, и обещал немедленно прислать инженера и мастеров. Во время стоянки в Бресте вытянул стоячий такелаж, сильно ослабший на 35° размахах, продолжавшихся во время шторма более суток, и произвел мелкие исправления.

9 ноября вечером привезли из порта новую рею , которую немедленно подняли на фрегат и с заранее приготовленным электрическим освещением начали ее отакелаживать, и к утру рея была поднята на свое место.

11 ноября к рассвету был готов к походу, но густой туман не позволил сняться с якоря. После полудня налетел шквал от NW. силою в 7 баллов и, продолжая свежеть, к вечеру дул уже с силою шторма. NW шквалы во время тумана налетают совершенно незаметно и всегда при поднимающемся барометре. К вечеру туман рассеялся, но я решил остаться на якоре, почитая бесполезною и непроизводительною тратою угля выгребать против шторма.

В ночь с 12 на 13 ноября ветер начал стихать. и к утру погода прояснилась, почему 13 ноября в полдень, дождавшись почты, снялся с якоря для следования на остров Мадеру.

Во все пребывание фрегата в брестском порту, как главный командир вице-адмирал Zede,так и все служащие во флоте, равно как и население города, относились к нам с предупредительным вниманием и радушием. Вообще симпатия к нам французского флота и народа ясно высказывается во всех случаях взаимных отношений. Когда я делал визит капитану 1 ранга Хернадез, командиру корабля “Аустерлиц”, на котором воспитываются 800 юнгов, то был встречен хором 250 мальчиков, которые пели наш гимн, чисто произнося слова по-русски.

По выходе в море встретил крупную зыбь, оставшуюся после дувшего накануне шторма, но к вечеру задул легкий NO, позволивший утром вступить под паруса, ветер, постепенно свежея, к полудню вогнал в 2 рифа марселя и рифленый фок. Начало плавания было крайне непокойно, двойная зыбь давала качку до 25° на сторону, и фрегат несколько раз брал бортами воду.

В высокоторжественный день рождения Ея Императорского Величества Государыни Императрицы было отслужено Господу Богу молебствие о здравии Ея Величества.

По мере удаления от берегов Бискайской бухты обстоятельства улучшились, так что к полудню 15 ноября шел уже под полными парусами, имея NO силою от 3 до 4 баллов, с частыми, но не крепкими шквалами, сопровождавшимися дождем, градом и изредка мокрым снегом. Ветер из NO четверти, силою от 3 до 5 баллов, довел фрегат до параллели Кадикса, где стих совершенно. Штиль продолжался во всю ночь до рассвета 20 ноября; после штиля задул W и, переходя постепенно к SW, задул с силою 8 баллов при еще более крепких порывах. Фрегат лег на правый галс под глухо зарифленными марселями и зарифленным фоком.

В полночь 21 ноября ветер отошел к NNW и дал возможность спуститься. С рассветом увидел остров Порто-Санто в ожидаемом направлении в расстоянии 15 миль. В 9 час. утра развел лары и в 2 ч. 50 мин. встал на рейд г. Фунчал. на глубине 20 саж. По приезде консула и выяснении вопроса об ответе на салют отсалютовал нации, на каковой салют получил немедленный ответ с берегового форта.

5 февраля 1891 г.

14 января в 8 ч. утра пришли на рейд Кингстона (остров Ямайка)английская эскадра, в составе которой находились: фрегат “Беллерофон" под флагом вице-адмирала Ватстона, крейсеры 3- го класса “Комус” и “Эсмеральда" и канонерская лодка “Thrush” под командою Его Высочества принца Георга Валлийского. Отсалютовав флагу адмирала 15 выстрелами, я сделал визит начальнику эскадры, во время которого он передал мне программу предстоящего торжества открытия выставки и предложил принять участие в церемониале. который заключался в следующем: в 8 ч. утра все суда, стоящие на рейде, расцвещаются флагами. В 10 ч. Его Высочество сдаст командование и съезжает на берег, при чем отдаются присвоенные ему почести и салют в 21 выстрел.

С каждого судна по два гребных катера становятся шпалерами перед пристанью и при проходе гички Его Высочества отдают честь поднятием весел. На пристани в парадной форме встречают командиры с 2-мя офицерами каждый. В 8 ч. вечера суда иллюминируются огнями, а в 9 ч. пускают ракеты и сжигают фалшфейера со всех ноков рангоута. Так как Его Ввсочество остается на берегу, то этим и оканчивается программа торжества. В тот же день адмирал в сопровождении принца Георга и своего штаба отдал мне визит. При съезде адмирала салютовал ему 15 выстрелами. а его Высочеству отдал визит через час.

15 января вышеизложенная программа была выполнена. В 2 часа Его Высочество открыл выставку. Морской отдел выставки представлен большим буем с принадлежностью и двумя витринами: парусины и троса. 23 января, в 9 ч. угра, имея пары в половинном числе котлов, под проводкою гаванского лоцмана, вышел в море. Проходя Порт Роял, салютовал флагам адмиралов, на что получил немедленный ответ. Отойдя от маяка на мысе Марант 30 миль, вступил под паруса и лег в бейдевинд при ветре от 3 до 4 баллов при значительном волнении.

23 января лавировкою выиграл 0 миль, 24 — 10 миль, 25 — 22.

27-го пассат начал дуть как раз по курсу и скрепчал до 6 баллов, развел большую волну, причем течение на W усилилось до 30 миль в сутки. 28-го января проиграл лавировкою полмили. Несмо тря на неуспешность лавировки, она принесла в учебном отношении очень большую пользу, так как ежедневно приходилось несколько поворотов, причем первые дни делали повороты оверштаг, но с увеличением зыби пришлось поворачивать через фордевинд. Кроме того, 3 раза в день делали парусные и рангоутные ученья; спускал брам-реи и брам-стеньги, менял марселя, брал рифы, чего ранее в бейдевинд делать не приходилось, так как до Ямайки шли попутным ветром.

30 января, видя, что фрегат все более и более подает назад, при несколько стихнувшем ветре развел пары в половинном числе котлов и пошел со скоростью от 4 до 5 узлов. На другой день утром ветер скрепчал до 6 баллов, волна увеличилась и ход уменьшился до полутора узлов. Для того чтобы поддержать ход, спустился на 3 R . поставил триселя и снова пошел до 5 узлов. Таким образом, в зависимости от силы и направления ветра, то ставя косые паруса и спускаясь, то убирая их, приводя на румб, старался выгрести на О-ст. Разводить пары в полном числе котлов и давать полный ход считал себя не в праве, так как такая экстренная мера не вызывалась потребностями учебного плавания и вела бы к большому расходу.

2 февраля с рассветом ветер засвежел еще более, волнение усилилось, почему счел дальнейший ход под парами против пассата бесцельною тратою угля. Не желая спускаться обратно, нс испробовав всех средств борьбы с противным ветром, снова вступил под паруса, лег в бейдевинд в берег и, придя на вид его, поворотил на другой галс, который, хотя и был относительно выгоден, но к упру вследствие течения, силою от 26 до 30 миль в сутки, не только ничего не выиграл, но и упал под ветер. Может быть, лавировка под берегом была бы выгоднее, но подробных карт юго- восточной части острова Гаити вовсе нет, а на генеральной карте имеется грозное замечание “This coast imperfectly known".

3 февраля ветер засвежел до 7 баллов и вогнал в 3 рифа марсели, причем фрегат не мог идти круче 7 R от ветра, имея один румб дрейфа и два шлага руля на ветре. Взвесив все обстоятельства, я решил спуститься обратно на Ямайку и спросить оттуда разрешение вместо острова Св. Фомы иметь якорную стоянку, необходимую для учебных целей, в Порт Роял. Спустившись в бакштаг, фрегат под одними прямыми парусами забрал ход в 10 узлов, что может служить мерилом силы, с которою дул пассат.

В ночь с 3 на 4 февраля пассат дул с силою шторма в 9 баллов, с порывами в 10 баллов, почему взял у марселей 4 рифа и под этими парусами шел более 10 узлов. После полудня 4 февраля ветер стал выравниваться и стихать, почему в 9 ч. вечера отдал рифы и прибавил парусов.

5 февраля, в 8 ч. у гра, придя на вид маяка Марант, развел пары, а в 2 ч. пополудни остановил машину в Порт Роял для совершения карантинных формальностей. В 3 ч. 50 мин. стал на якорь города Кингстон. С завтрашнего числа приступаю к приемке угля. Это будет первая приемка по выходе из Европы. По окончании погрузки перейду в Порт Роял. Во время последнего двухнедельного крейсерства сделано под парами 400 и под парусами 1000 миль.

24 марта 1891 г.

Возвратясь из крейсерства в Кингстон, немедленно приступил к погрузке угля, которая в этом порту сопряжена с большими неудобствами, так как барж нет. и у пристаней, где грузятся почтовые и иные пароходы, глубина не превышала 22 фут. Затруднения были устранены случайно пришедшим к этому времени из Англии австрийским бригом с грузом угля, который подвел к борту и 8 февраля начал погрузку, которую окончил 12-го февраля в ночь, приняв 561 тонну по цене 36 шиллингов за тонну.

6-го февраля пришла с моря английская учебная эскадра под флагом коммодора Паулетта в составе корветов “Active”, “Ruby". “Volage" и “Calipso”. Эскадра эта ежегодно принимает с учебных кораблей окончивших курс юнгов. молодых людей в возрасте от 18 до 20 лет и делает 8-месячное плавание в Вест-Индию; по возвращении юнги получают звание матросов.

В течение этой же недели с моря приходили за углем старые американские корветы "Kearsarge" и “Enterprise” и новая канонерская лодка "Petrel". Лодка эта. несмотря на свое небольшое водоизмещение всего 950 тонн, вооружена сильно, имея в кормовом и носовом выступах 4 шестидюймовых дальнобойных орудия длиною в 32 калибра. 2 47-мм дальнобойных скорострельных орудия системы Готчкисса, с несколько измененными противу наших затворами, 4 37-мм также одноствольных орудия и 2 картечницы.

Огнестрельное оружие на "Petrel” гоже нового типа, ружья магазинные, малокалиберные системы Винчестера с матронами, снаряженными бездымным порохом, револьверы той же системы и значительно большего калибра против Смит- Вессона. Холодное оружие вовсе выведено из употребления американцами как ненужное для современного боя.

11-го февраля по приглашению старшего из командиров американских судов расцветился флагами и произвел салют в 21 выстрел по случаю дня рождения Вашингтона. Собственно день рождения Вашингтона приходится на 10 февраля, но у американцев положено уставом праздновать этот день, если он приходится в воскресенье, в следующий будничный день. Во время погрузки угля по утрам делал десантные ученья, а ночью, пользуясь штилями, наливался водой с помощью своих шлюпок, так как порт дал всего 40 тонн воды, а идя в океан не рассчитывая заходить на Бермудские острова, где вода слишком дорога, необходимо было иметь запас от 250 до 300 тонн.

С 13 февраля начались правильные рейдовые занятия по расписанию.

25-го февраля вытянул стоячий такелаж, принял запас провизии и 5 быков к предстоящему переходу, и 26 февраля с рассветом, имея пары в половинном числе котлов, вышел в море под проводкою гаванского лоцмана, которого спустил, пройдя узкости входа лагуны. В полдень, по случаю высокоторжественного дня рождения Государя Императора, расцветился флагами и салютовал по уставу.

27-го февраля с рассветом, прикрывшись берегами острова Гаити, спустил треугольный щит и произвел 11-ую стрельбу из орудий и в этот же день, после обеда. 12-ую стрельбу, которою закончил артиллерийскую программу учебного корабля. В настоящее время каждый из учеников сделал положенные ему 3 выстрела из больших орудий и 15 из скорострельных.

В ночь на 28 февраля спустил щит, освещенный фонарями, произвел вторую стрельбу, сделав из каждого большого орудия по два выстрела боевыми зарядами и из скорострельных по 10 выстрелов. В 5 ч. пополудни того же числа снялся с якоря и, выгребая против пассата, вышел в океан, встретивший фрегат мертвым штилем.

С рассветом 3 марта при начавшемся маловетрии вступил под паруса и лег в бейдевинд на левый галс. К ночи ветер остановился, отойдя постепенно к О. почему поворотил на правый галс и путем, рекомендуемым лоцией для парусных судов, начал подниматься к северу.

6 марта, с полдня ветер начал крепчать, и ночыо дул со степенью шторма, вогнав в 4 рифа марсели. Этот свежий ветер, видимо, был местным явлением, обнимавшим небольшое пространство, так как не развел соответствующего своей силе волнения и к утру стих, позволив постепенно вступить под полные паруса.

С 6 по 9 марта ветер дул из SO четверти, представляя возможность увеличить широту до 39‘>25'N, не уваливаясь под ветер, а затем совершенно заштилел. Штиль продолжался 12 час. и сменился S, перешедшим SO. который вскоре засвежал до 8 баллов, а с 10 марта на 11 марта дул уже штормом, силой в 9 баллов, с перерывами до 10. вогнавший фрегат в глухо зарифленные марсели. Шторм продолжался три дня и дул со всеми отличительными признаками зимних вращающихся штормов северного Атлантического океана, и к вечеру 13 марта отошел N W, дав возможность лечь по курсу. За время шторма согнало к югу на 3° широты и подало Гольфстримом на 2° долготы к О.

С долготы Бермудских островов началось очень благоприятное плавание свежими попутными ветрами, переходившими, дававшими фрегату от 150 до 200 миль суточного плавания, при умеренном волнении, позволявшем вести занятия. Шли проливные дожди, сопровождавшиеся грозами. 12-го марта команда начала говеть.

22 марта к полудню в долготе 32°, как и предсказывала лоция, совершенно заштилел, почему развел пары и взял курс на Ponto Delgada.

24 марта подошел к о-ву St. Michail при проливном дожде и густом тумане и до рассвета держался на меридиане порта, а в 6 час. вошел за брекватер, где установился на своем якоре и на 7 швартовых цепях, поданных портом от мертвых якорей.

15 апреля 1891 г.

Во время стоянки в Ponto Delgada вытянул стоячий такелаж, принял 420 тонн угля по цене 317, шиллинга за тонну и 200 тонн пресной воды. Во время производства этих работ спустил на берег команду, в праздник Благовещения — вахту, а в следующие за тем дни — по отделениям. В течение первых 5 дней все работы по фрегату и отпуска на берег были закончены, и затем остальные шесть дней были всецело употреблены на ученья и в особенности на те, которых нельзя было производить в других иностранных портах.

Губернатор острова г-н Carlos Machado оказал фрегату самый радужный и предупредительный прием и без всякого затруднения дал право заниматься на рейде минными учениями, спуском спасательных ракет и завозом якорей. Пользуясь этим разрешением, все смены учеников прошли минные учения. Затем через стенку строящегося брекватера была переброшена ракета со спасательным линем, по которому переправили на берег и взяли обратно несколько человек из разных смен.

Стоянка на Азорских островах вообще очень удобна для производства учений, как потому, что португальцы относятся к нам в высшей степени симпатично, ни мало не стесняя формальностями, так и по прекрасному климату, дающему возможность вести занятия во все часы дня. Во время 11-дневной стоянки фрегата температура днем и ночыо колебалась между 12 и 14°R и дожди. иногда очень сильные, выпадали большей частью ночыо или ранним утром.

6-го апреля с рассветом начал отдавать швартовые цепи от мертвых якорей и перешел на свой якорь, который имел 107 саженей каната. В начале 10 часа, имея пары в половинном числе котлов, снялся с якоря и, выйдя за мол. отсалютовал губернатору 17 выстрелами, так как не салютовал ему при визите, и консулу 7 выстрелами. Как на первый салют, так даже и на салют консулу получил немедленно ответ со старого форта, расположенного в W части города.

По обычаю, установившемуся в Ponto Delgada. военные суда, стоя за молом, не салютуют при посещении лиц, откладывая салют до выхода за брекватер. По выходе в море взял курс на западную оконечность о-ва St. Miguel, обогнув которую тот же час вступил под паруса, при тихом ветре от WNW. Обстоятельства плавания чрезвычайно благоприятствовали фрегату, и до 11 апреля дул ветер от W, меняя направление по 4 румба в каждую сторону при ясной погоде, что давало возможность производить учения и занятия по расписанию.

11 апреля вечером ветер за шел к N. согнал с румба и к утру совершенно заштилел. Так как течением подавало в глубь Бискайской бухты, то 12-го в полдень развел пары в половинном числе котлов и взял курс на маяк Уессан. огонь которого открыл вечером 13 апреля и, определившись по нему, вошел в Английский канал. Плавание каналом сопровождалось теми же благоприятными усдойиям1,н,хотя дув противный ветер,было ясно. Выйдя на середину канала, попал в струю сильного противного течения, причем ход уменьшился до 3-х узлов, и фрегат стал дурно слушать руля, почему в полночь 13 апреля к 8 котлам прибавил еще 4.

14-го апреля утром ветер стих, почему вывел 4 котла, оставшись снова под 8 котлами, составлявшими самый экономичный паровой ход фрегата при двойном пережигании мусора.

14-го апреля, в 9 часу вечера, открылись ВП1- Portlands’Kne маяки в ожидаемом направлении и взял курс на Екатерину — маяк, стоящий на SW оконечности о-ва Уайта, который и открыл в полночь 15 апреля. Ночыо шел в виду маяков о-ва Уайта, а к рассвету подошел к плавучему маяку у входа на Спидхедский рейд, где принял лоцмана, под проводкой которого стал на якорь в 7 час. утра. С подъемом флага отсалютовал нации и флагу полного адмирала Е. Commerel, поднятому на стоящем в гавани корабле Due of We ling ion. Ha оба салюта получил немедленный ответ. На рейде военных судов не застал.

29 апреля 1891 года

Во время стоянки на Спитхедском рейде принял 100 тонн угля по цене 26 шиллингов за тонну, а также 15 тонн пресной воды, любезно предложенной портом с казенного водоналивного парохода.

15 апреля в полдень пришли из Портсмута и стали на Спитхедском рейде броненосцы Thunderer и Nile, отправляющиеся на соединение с эскадрой Средиземного моря. В последующие дни выходили для пробы механизмов на мерной миле минный транспорт Vulcan, броненосец lrol Duke и несколько канонерских лодок, по типу близко подходящих к нашим лодкам, но значительно меньших размеров, вооруженных одним 6- дюймовым орудием и двумя скорострельными пушками. Лодки эти. по-видимому, владеют большим ходом.

17 апреля главный командир порта прислал своего адъютанта заявить, что на другой день ожидается возвращение королевы с южного берега Франции, и просил принять участие во встрече ее величества.

18 апреля в 3 час. 50 мин. с моря пришла яхта Osborn под штандартом королевы, причем с фрегата были отданы все почести по уставу. По приходе на рейд приехал наш военно-морской агент в Англии капитан I ранга Зеленой, предложил свою помощь во всех нуждах фрегата.

Морская выставка, устроенная военными моряками Англии, открывалась в Страстную субботу. т. е. за два дня до ухода фрегата из Портсмута. а потому я с особой признательностью воспользовался предложением нашего агента присутствовать при ее открытии с 5 офицерами, для которых он достал билеты с большими затруднениями. так как число приглашенных было весьма ограничено. Выставка эта представляла для моряков чрезвычайный интерес, совмещая в себе все усовершенствования новейшего времени. Особенно богаты отделы: морской живописи, компасный и девиационный, машино- и судостроительный, обыкновенных и скорострельных орудий, астрономических, навигационных и зрительных снарядов и отдел шлюпок.

Вообще приходится сказать, что такую выставку может устроить только Англия, владеющая огромными коллекциями исторических морских редкостей и сильно развитой промышленностью по части судостроения и судоснабжения. Все бывшие на выставке вернулись на фрегат в тот же день, чтобы присутствовать у заутрени в день Светло-Христова Воскресения, которая была совершена согласно с уставами и обычаями.

23 апреля в 10 час. утра, имея пары в половинном числе котлов, снялся с Спитхедского рейда для следования по назначению.

28 апреля вошел в Балтийское море, а 29-го в 6 час. утра стал на якорь на Карлскронском рейде, на котором застал учебный фрегат Vanadis, отправляющийся в практическое плавание с гардемаринами по портам Средиземного моря. С подъемом флага салютовал нации по уставу и получил немедленный ответ. В полдень сделал обычные визиты, а в 2 часа главный командир порта контр-адмирал барон Oiler отдал мне визит; при съезде адмирала салютовал его флагу с установившимися обычаями 15 выстрелами.

От 25-го сентября 1891 г.

21-го сентября в 7 час. 15 мин. утра по сигналу с морского телеграфа снялся с якоря для следования к месту, назначенному у маяка Дагерорт, где фрегат должен был встретить яхту "Полярная

Звезда” и следовать за нею до маяка Габорг. на расстоянии 180 миль. Выйдя за бочки, отсалютовал крепости 7 выстрелами, а пройдя Толбухин маяк, проверил девиацию компасов и затем отправился по назначению.

22- го сентября в 2 часа пополудни пришел на назначенное мне место и практиковал команду в постановке на верп с гуськом, а на ходу спуском катеров и вельботов. С заходом солнца развел пары во всех котлах и остался на одном стоп- анкере в полной готовности дать ход. как только будет усмотрена Императорская яхта.

23- го сентября в 3 час. 10 мин. пополуночи увидел влево от курса продолжительные вспышки, очень похожие на вспышки сигнального фонаря, почему снялся с верпа и лег на них; оказалось, что рыбаки на банках делают друг другу сигналы сжиганием пучков соломы. Удостоверившись. что вспышки не были сигналом с яхты, пошел на свое место. В 4 час. 30 мин. увидел Императорскую яхту “Полярная Звезда", показал позывные и, дав полный ход. лег по курсу ее следования, имея пары на всех 18 котлах. В 5 час. 30 мин., пропустивши яхту, лег ей в кильватер, а к 7 часов яхта скрылась из виду.

Ночь с 24 на 25 сентября была ясная, но по горизонту держалась сплошная мгла. Боясь упасть под ветер, я, хотя и придержался к маякам южного берега, но огней ни Арконы, ни Дегерорта не видел. К утру нашел густой туман, почему уменьшил парусов. В 9 часов, определившись по способу Сомпера, увидел, что фрегат значительно подало к северу.

Не решившись с молодой командой входить крутым бейдевиндом в узкость между Дегерортом и плавучим маяком Геодезер, поднял пары в 8 котлах и под парами и парусами вошел в Ферменский пролив. В 4 час. 30 мин., подходя к маяку Бюльк, увидел фрегат "Дмитрий Донской" и вступил ему в кильватер. В 6 часов вечера, за темнотой. стал на якорь на внешнем Кильском рейде, а на другой день по указанию портовых властей переменил место, став на бочку № 4. На фрегате все благополучно, больных нет. На рейде застал броненосцы Baden и Bayern, под флагом вице-адмирала Дсйнардт, а также яхту HohenzoUern и блокшив минной школы, корвет Blucher. На сделанные визиты получил ответ в тот же день.

13-го октября 1891 г.

2-го октября с рассветом, имея пары в половинном числе котлов, под проводкой лоцмана снялся с якоря для следования в Бельт, а с наступлением темноты стал на якорь за островом Ромзе. так как лоцмана нс водят ночью узкостями Бсльта, не обставленными огнями.

3-го октября перед рассветом снялся с якоря и продолжал плавание при быстро опускавшемся барометре и свежем SW, который к полудню дошел до 7 баллов с порывами в 8. К утру 4-го октября ветер стих до 5 баллов; с рассветом подошел лоцманский бот, на который ссадил лоцмана, и, снявшись с якоря, под 10 котлами, в К) час. прошел траверз Скагенского маяка и вышел в Немецкое море.

7-го октября вечером, определив место звездными наблюдениями, взял курс на маяк Шмидт- Кноль, открывшийся в ожидаемом направлении, и определившись по нему, лег на Галопер, который обогнул утром 8-го октября и вошел в Английский канал. Считая непроизводительной тратой угля выгреб против свежего ветра, 9-го октября спустился в Портланд, где и стал на якорь за брекватером на глубине 77, саж., вытравив канату 75 саж.

На рейде застал английские броненосцы Howe и Camperdown. принадлежащие к эскадре канала, и Alexandra, принадлежащую к активной береговой обороне, а также голландскую эскадру под флагом командора Боссе, состоящую из фрегатов: Willei Friso. Koningin Emma и корвета Van Galen. Эскадра эта укрылась в 11ортландо г шторма, дувшего в канале. При постановке на якорь корвет Galen подрейфовало. причем он навалил на купеческий барк и только успел с ним расцепиться, как на него же навалил подрейфованный фрегат Friso, и оба судна потеряли носовой рангоут. С подъемом флага салютовал нации 21 выстрелом и флагу голландского командора 9 выстрелами. На оба салюта получил немедленный ответ.

12-го октября с рассветом при стихнувшем ветре, прояснившейся погоде, имея пары в половинном числе котлов, снялся с якоря для следования по назначению. В полночь открыл маяк Уэссан, а 13-го в К) часов утра вошел на Брестский рейд и отсалютовал нации и флагу адмирала. На оба салюта получил немедленный ответ. На рейде застал северную эскадру в полном составе под флагом контр-адмирала Жсрве. испытывающийся броненосец Neptune и 3 учебных корабля.

24 апреля 1892 г.

5-го апреля, в первый день св. Пасхи, была отслужена заутреня и обедня, и занятия не производились с вечера субботы до понедельника после обеда. Во время стоянки на о-ве Мадера погода была дождливая, с сильными ветрами, дувшими со штормовыми порывами.

9-го апреля с рассветом вышел в море для следования в Плимут с расчетом зайти на Азорские острова, если господствующий NO заставит уклониться к W до 25° долготы. Выйдя под парами из штилевой полосы, образуемой берегом, вступил под паруса при NO. С этим ветром 13 апреля ночью подошел к о-ву St. Maria (в группе Азорских), развел пары и в 5 часов утра стал на якорь на рейде города Ponta Delgada, где принял почту, свежую провизию и 14 апреля с рассветом вышел в море. В море встретил свежий NO. Чтобы не оставлять у себя под ветром берега, прошел под парами до параллели о-ва Gracioza и вступил под паруса, держа бейдевинд правым галсом, чтобы выбраться на путь парусных судов.

18-апреля задул ветер из W-й половины компаса. меняясь на 5 румбов в обе стороны от W.

20-го апреля встретил крепкий шторм, в продолжение которого вырвало фор- и грот-марселя, разорвало фок- и фор-стень-стаксель. Паруса починю своими средствами, кроме грот-марселя, который сдам починить в Плимуте. Кроме того, лопнула первая передняя фок-ванта и незначительно помяло катер, висевший на кормовых шлюпбалках, сломало выстрел и вырвало сектор, которым выстрел крепился к борту. Других повреждений не было.

23- го апреля ночью подошел ко входу в Английский канал; определившись по маякам островов Сцилли, а затем по электрическому маяку на мысе Lizard, взял курс на Плимутский рейд.

24- го апреля в 2 часа пополудни стал на якорь на Плимутском рейде, отсалютовав нации и флагу главного командира порта; на оба салюта получил немедленный ответе крепости и адмиральского корабля. На Плимутском рейде военных судов нет.



Броненосный фрегат “Минин”. Репродукция с гравюры М. Рашевского.


Броненосный фрегат “Минин" в Средиземном море.


Броненосный фрегат “Минин" в Средиземном море.


Броненосный фрегат “Князь Пожарский”.



На “Князе Пожарском". Репродукции с фотооткрыток, отправленных о августе 1904 г. из Гельсингфорса в С-Петербург по адресу: г. Стрельна, Волконское шоссе, дача №20 на имя Сергея Александровича Скрягина (вверху) и из С-Петербурга в Гельсингфорс в отряд Морского Кадетского корпуса, на крейсер I ранга “Князь Пожарский" кадету II роты Георгию Скрягину.


На юте броненосного фрегата “Князь Пожарский”.


Броненосный фрегат “Князь Пожарский".


Броненосный фрегат “Князь Пожарский".


Броненосный фрегат “Минин".


Носовое украшение броненосного фрегата “Князь Пожарский”.


Броненосный фрегат “Кнпзь Пожарский”.


“Князь Пожарский” на Ревельском рейде.


Крейсер I ранга “Минин”.



Броненосные фрегаты “Князь Пожарский” (вверху) и “Минин”.


Крейсер I ранга “Минин”.


Крейсер I ранга “Минин”.


Крейсер I ранга “Минин”.


Крейсер I ранга “Минин” в составе Учебно-Артиллерийского отряда.


Крейсер I ранга “Минин” на Большом Кронштадтском рейде.



Можете вы себе представить: развернул я приказ, вижу — и очам не верю: мичман Степан Макаров назначается на фрегат “Князь Пожарский" для кампании сего лета. "Чудесно, — думаю я себе, — отлично". А "Пожарский", если вам известно, это лучшее судно всего русского флота. Радуюсь-то я. собственно, не тому, что эти две недели проплаваю, а тому, что теперь есть некоторые задатки на дальнее плавание. Видите ли, фрегат новый, будет иметь большие мачты, стало быть, будет для дальнейшего плавания годен более других, а главное, что командир — племянник управляющему Морским министерством, вот почему больше всего вероятности идти в Средиземное море на будущий год.

----

Оглавление книги


Генерация: 0.876. Запросов К БД/Cache: 0 / 0