Глав: 7 | Статей: 12
Оглавление
Впрочем, морское ведомство России гораздо больше, чем увеличение прусского флота, волновало усиление флота старой и главной соперницы России на морях — Великобритании. успешное противостояние которому было немыслимо без наличия броненосных кораблей, способных к дальним плаваниям. Однако уже построенные к тому времени броненосные суда русского флота по своим тактико-техническим данным могли быть использованы лишь для обороны балтийского побережья России и в первую очередь Кронштадта.

В числе восьми кораблей, постройка которых предполагалась в соответствии с проектами, значились два батарейных броненосца по проекту “С” длиной 265 ф. шириной 45 ф, с углублением на миделе 18 ф 3 д. водоизмещением 2563 строевых т. с машиной в 450 л. с. и одним подъемным винтом.

Эти броненосцы по своим размерам, мощности машины и величине рангоута должны были явиться кораблями, способными. подобно английским рангоутным броненосцам. к океанским плаваниям и стационарной службе в иностранных морях. Именно они и получили впоследствии названия "Минин" и "Князь Пожарский".

Проектирование и строительство

Проектирование и строительство

Заказ на постройку "Князя Пожарского" получил известный английский подрядчик К. Митчел, успевший зарекомендовать себя в глазах русского морского ведомства переоборудованием для строительства броненосных судов верфи на Галерном островке в Петербурге и постройкой на ней плавучей броненосной батареи "Не тронь меня” и монитора "Смерч”.

Для строительства нового корабля Митчелу были отведены те же мастерские, кладовые и приспособления, которые использовались ранее в ходе постройки "Не тронь меня" и "Смерча".

Контракт с Митчелом заключили 21 октября 1864 г. Подрядчик обязался приступить к строительству осенью 1864 г., подготовить судно к спуску на воду и к установке механизма и вооружения не позднее августа 1866 г., а окончательно завершить строительство в июне 1867 г. Если пригонку части броневых плит потребовалось бы произвести в Кронштадте, то срок окончательного завершения строительства мог быть отодвинут до 1 октября 1867 г. 18 ноября 1864 г. на Галерном островке начались работы по строительству нового броненосного корабля. Его проект в результате доработок несколько изменился по сравнению с первоначальным, а рабочее название трансформировалось из “батарейного судна большого ранга” в “восьмипушечный броненосный корвет”.

Ширина корабля с броней должна была составить 14,94 м, осадка 5.64 м, нарицательная мощность механизмов должна была вырасти с 450 л. с. до 600, водоизмещение — до 4137 т. Восемь 300-фунтовых (229-мм ) орудий, размещенных в закрытой батарее, составляли артиллерийское вооружение корабля.

Толщина вертикального киля по спецификации составляла 15,9 мм, наружных и внутренних листов горизонтального киля — 25.4 и 19 мм. наружной обшивки — от 15,9 до 17 мм. Корпус строился по бракетной (клетчатой) системе, ранее уже реализованной в России при постройке монитора “Смерч”.

193 броневых плиты, изготовленных на Ижорском заводе, толщиной 4,5 дюйма на каземате и 4 дюйма на броневом поясе по ватерлинии должны были крепиться на подкладке из двух слоев индийского тика, который разрешалось выписать из-за границы (в отличие от остальных материалов, которые должны были быть исключительно отечественного производства). Наблюдающим за постройкой назначили корабельного инженера штабс-капитана А.Ф. Соболева, его помощником — прапорщика Гостинопольского. 29 мая 1865 г. строящийся корабль был зачислен в списки судов флота под названием “Пожарский” (эго название он носил до 4 июля 1866 г., когда его переименовали в “Князь Пожарский”).

Первоначально его отнесли к рангу броненосных корветов, но уже с 8 ноября 1866 г. “Князь Пожарский” стал официально именоваться броненосным фрегатом. 4 октября 1865 г. на корабль назначили первого командира капитан-лейтенанта В.Г. Басаргина, командовавшего им необычайно долго — до июля 1880 г.

Неизбежные в тот переходный период в развитии броненосного судостроения изменения и усовершенствования, вносившиеся в ходе постройки (одно лишь артиллерийское вооружение с соответствующей переделкой подкреплений, орудийных портов и погребов боеприпасов менялось несколько раз), задержали спуск на целый год. Изготовление старнпостов, форштевня и рулевой рамы пришлось возложить на Ижорский завод, так как частные заводы, в том числе Обуховский сталелитейный, не приняли на себя этой работы. Наряд на их изготовление выдали 1 мая. и завод предполагал, что окончит эту работу к ноябрю. Но этот расчет оказался ошибочным, и новый срок был определен не позднее мая 1866 г.

Рассматривались два способа усиления бронирования корабля: за счет утолщения самой брони до 152 мм или же, если изготовление броневых плит будет затруднительным. то на первые горизонтальные ряды тиковой подкладки положить железные дюймовые плиты с ребрами из углового железа в 8/3 и 3/8 д в расстоянии одно от другого на 1 ф.. а между ними тиковые брусья, а на тиковую подкладку класть уже броневые плиты прежней толщины (114 мм). Это было популярным тогда новшеством, рассчитанным на то. что снаряды, попадающие в такую композиционную конструкцию, будут терять свою энергию, как и при попадании в сплошную 152-мм броневую плиту. В конечном счете усиление бронирования решили провести по второму способу.

В процессе строительства добавили два кормовых якоря массой по 210 кг и боевую рубку массой 76 т. а так же усилили конструкцию железных трубчатых мачт. Все это повлекло за собой новые изменения в нагрузке и общем расположении корабля.

С учетом предстоящего крейсерского назначения фрегата вместо новых 229-мм орудий, изготовление которых задерживалось, установили восемь 203-мм в каземате и два 152-мм на поворотных платформах на носу и корме, позволявших вести непрерывный огонь при преследовании и отходе.

Перегрузка достигла 652 т., что заставило переделывать спецификацию (новая спецификация, учитывавшая все изменения, вносившиеся в ходе достройки, была составлена только к началу 1867 г.). Многочисленные переделки привели к тому, что спуск фрегата состоялся только 31 августа 1867 г., после чего корабль отвели в Кронштадт для обшивки броней и окончательной отделки.

Но и после своего вступления в строй в 1869 г.. “Князь Пожарский”, являвшийся фактически опытным кораблем, продолжали модернизировать. Так. в 1871 г. в соответствии с замечаниями начальника броненосной эскадры (в состав которой вошел корабль) адмирала Г.И. Бутакова на фрегате взамен уже отсутствовавшей боевой рубки установили над средним мостиком для защиты от ружейного огня в ближнем бою броневое прикрытие толщиной 50.8 мм.

Вполне естественно, что после многочисленных переделок перегруженный корабль во время своих пробных плаваний в Балтийском море в 1869, 1870 и 1871 гг., как указывалось в официальных отчетах, “не обнаружил хороших морских качеств”. В связи с этим в 1872 г. фрегат передали для испытаний под наблюдение адмирала А.А. Попова, ставшего к тому времени признанным авторитетом при создании броненосных крейсеров. А.А. Попов, проведя новые всесторонние испытания корабля. нашел, что недостатки фрегата заключаются не в чертежах и конструкции судна, а в неправильном размещении некоторых тяжестей и в несоответствии рангоута, и что. при небольших переделках корпуса.

"Пожарский” вполне может оказаться кораблем, пригодным для дальних походов. И действительно, выполненные по его указаниям переделки, изменения в дифферентировке и рангоуте сделали фрегат "хорошим морским боевым судном", способным действовать в океане.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1865 г.

(О броне корветов “Пожарский" и “Минин")

На корветах “Пожарский” и "Минин" также признано необходимым утолстить предположенную проектом броню, дабы сделать ее более надежною для противодействия ударам снарядов из новейших сильных орудий. К удовлетворению этого требования представляется одно только средство - увеличение водоизмещения, но которого можно достигнуть прибавкою углубления. Если же для этой цели уменьшить поверхность брони, соответственно прибавке толщины ее, то потребовалось бы понизить палубы впереди и позади батарей, а это повредило бы вместительности трюма, который без того у этих мореходных судов до крайности тесен.

Палубы необходимо тогда делать уступами, чтобы порты оставить на высоте 7 ф. 6 д. от воды, в чем и теперь нет излишка, а при уступах утратилось бы продольное скрепление, которое без того уже не имеет лишней силы у этих длинных судов. Посему комитет полагал: на корвете “Пожарский", у которого исполненные работы уже не дозволяют переделок в устройстве основания под нижнюю грань брони, оставить прежнюю вышину брони, но допустить углубление на 6 дюймов больше предназначенного, чтобы утолстить хотя бы главные поясья брони, при грузовой ватерлинии. У корвета “Минин", которого постройка еще не была начата, увеличить углубление на 1 фут 2 дюйма и поднять уступ (основание) для брони, чтобы нижняя грань была 5 фут ниже воды, как теперь. Тогда углубление будет: у первого корвета - при форштевне 16 фут 10 дюймов, при ахтерштевне 21 фут 2 дюйма; а у последнего носовое 17 фут 6 дюйм., кормовое 21 фут 10 дюймов.

Комитет отдает предпочтение подкладке, составленной из тика и железа по прилагаемому чертежу, потому что: а) Находящиеся под листами брони железные ребра, опирающиеся на дюймовые листы, будут, при ударе снарядов, значительно препятствовать кроям плит отгибаться от подкладки (что всегда оказывается на опытах и вследствие чего рвутся или ломаются болты, которыми плиты крепятся), б) Дюймовые плиты будут останавливать снаряд или препятствовать ему пролетать сквозь борт лучше, нежели подкладка из одного только дерева, так как. естественно, снаряд, пронизывая плиту брони, должен утратить свою скорость полета. При подкладке, увеличивающей непроницаемость борта, как на чертеже предложено, и потому дозволяющей делать броню тоньше, будет больше возможности получить плиты брони лучшей выделки и дешевле.

Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал изволил, для рассмотрения всего вышеизложенного, собрать особый комитет, который, по обсуждении всех обстоятельств, пришел к следующему заключению:

1) На корвете “Пожарский" тоже усилить броню, сделав перемену только в трех нижних поясьях брони, чтобы не увеличить углубления более 6 д. против прежнего. Тогда нижний пояс будет в 5 д.. средний - в 6 д., а третий - в 5 1/2 дюйм.

2) На корвете "Минин", к постройке которого еще не приступлено. сделать всю броню, ниже батареи и по самой батарее, по системе, предложенной для корвета “Пожарский"; но поднять уступ для брони и подкладки на 1 фут, а вместе возвысить и палубы, чтобы, допуская большее углубление, до одного Фута, иметь порты от воды на прежней высоте: причем стараться. по возможности, уменьшить поверхность брони, чтобы прибавочный вес ее имел как можно менее влияния на прибавку углубления корвета, и, убавляя тем его перегрузку, близко сохранит прежде расчитанный ход его.

3) На корветах “Минин" и "Пожарский" закруглить углы батарей, чтобы погонные порты в батареях были выгоднее расположены для обстрела, т.е. в перекрест с батарейными орудиями.

4) Так как желательно, чтобы от увеличенного углубления нс уменьшилась много скорость хода, то поострить линии в носовой и кормовой частях как у трехбашенных батарей, так и у корвета “Минин". У первых, для улучшения же хода, сделать четырехперые винты, которые могут быть не подъемные, и балансирные рули; у корвета "Минин" оставить по-прежнему подъемный.

Броненосные корнеты "Минин” и “Пожарский". (план брони и подкладки борта)



Вертикальное сечение брони по линии А-В

а) Шпангоуты, Ь) Листы наружной обшивки, с) Горизонтальные брусья тиковой подкладки в 9 дюймов толщины, О) Железные дюймовые листы, е) Вертикальные брусья тиковой подкладки, f) Угловое железо 8 х 3 х 3/4 дюймов между брусьями, у) Броня в 4 1/2 дюйма толщины.



Нижний пояс в 5 дюймов, средний при грузовой ватерлинии в 6 дюймов, а третий, который тоже идет по всей длине судна, в 5 1/2 дюймов.

5) По механизму короста "Пожарский" на тех же основаниях, кои приняты выше для батареи “Лазарев” и “Грейс", для обеспечения получения индикаторной силы механизма корвета также в 5 раз более противу того, как они делаются на современных судах английского флота, причем судно выиграло бы '/? узла хода. Но, так как при увеличении котлов должно стесниться помещение. предназначающееся для угля, что допущено для батарей в том внимании, что они назначаются для береговой обороны, тогда как корвету будут предстоять и дальние плавания, то вопрос о пользе увеличения котлов корвета с уменьшением при этом помещения для топлива, количество коего и ныне расчитано лишь на 5 1/2 суточное действие, рассмотреть в особом собрании из морских офицеров.

Во исполнение сего в собрании, в присутствии г. Управляющего Морским Министерством, из гг. вице-адмирала фон Шанца, директора Кораблестроительного департамента, председателя Технического комитета, свиты Его Императорского Величества контр-адмиралов: Попова, Лесоеского и Бутакова, был обсужден вопрос: следует ли допустить увеличение паровых котлов на корвете “Пожарский" с уменьшением помещения для топлива или же, сохранив это помещение, не требовать от корвета более 13 узлов хода.

Из доставленных главным инженер-механиком Балтийского флота данных видно: что паровые котлы корвета, в том виде, как они проектированы, дадут индикаторную силу в 2700 и, по показаниям Технического комитета и главного инженера, корвет будет иметь ходу до 13 узлов с запасом угля 350 тонн, т.е. на 5'/, дней обыкновенного хода. Если же эти котлы будут увеличены на 4 фута в длину, как предложено заводом Берда, то индикаторная сила возрастет до 3000, а ход до 13’/г узлов, но при этом запас угля уменьшится на 27 тонн, или на 10 часов действия машины, и весь механизм будет увеличен 30 тоннами.

Имея это в виду и признавая, что для современных военных морских судов наибольшая скорость хода составляет столь важное преимущество в военное время, что для получения его необходимо жертвовать менее важными преимуществами или удобствами, собрание положило: 1) увеличить паровые котлы на корвете “Пожарский", согласно с предложением заводчика, дабы увеличить ход корвета до 13'/г узлов, не уменьшая запаса угля, для чего предполагаемое помещение в носовом угольном ящике для неснаряженных бомб уничтожить, что дает возможность увеличить запас угля на 32 тонна: 2) на первое время действия механизма при выходе из порта, брать уголь в мешках до 40 тонн на палубу, и 3) неснаряженные бомбы разместить на корвете в разных местах, как окажется удобнее.

За сим составленные главным инженер-механиком. на указанных резолюциею данных, чертежи механизмов Комитет рассмотрел и одобрил.

Закладка на Галерном островке железного броненосного 8-пушечного корвета “Пожарский”

(Из журнала “Морской сборник" № 6 за 1866 г.)

В среду, 25 мая. произведена в присутствии Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала. с полной церемонией закладка на Галерном островке железного броненосца восьмипушечного корвета “Пожарский" и железных броненосных двухбашенных и четырехпушечных канонерских лодок “Чародейка” и “Русалка".

Вот некоторые технические данные об элементах этих трех судов и другие сведения об их постройке.

Размерения корвета “Пожарский" следующие: наибольшая длина 282 фута, длина по грузовой ватерлинии 265 фут, наибольшая ширина 49 фут, глубина судна по верхнюю палубу 31 фут 5 дюймов, водоизмещение 4 137 тонн, строевых тонн 30080736, углубление на ровный киль 18 фут 6 дюймов.

Корвет будет вооружен восемью трехсотфунтовыми орудиями. Железная броня будет положена в три ряда или пояса, толщина двух верхних рядов 4 1/2 дюйма, а нижнего в 4 дюйма. Тиковая подкладка под броню, в 18 дюймов толщиной, положится в два ряда: один горизонтально, а другой вертикально; между ними положатся железные дюймовые листы с ребрами из углового железа.

Корвет “Пожарский" строится из русского железа, по подряду со строителем железных судов в Нью-Касле и Тайне Чарльзом Митчелем и К°. Контракт заключен 21 октября 1864 г.; в производство работ приступлено 18 ноября 1864 г.; спустить корвет на воду назначено не позже мая 1867 года и затем окончательно изготовить к службе в августе 1867 г.

Окончательная отделка корвета лежит на обязанностях контрагента; рангоут же, вооружение. шпили, камбузы, опреснительные аппараты, помпы, фонари, посуда, компасы, навигационные инструменты и вообще все предметы. которыми суда снабжаются на кампанию, а также и броня — будут от казны.

Пособия со стороны порта заключаются в следующем: в распоряжение контрагента будут даны: элинг, плаз, мастерские и магазины для хранения материалов; установка стапель-блоков, устройство подмостков, подстав и прочих подпор вокруг судна; выгрузка на Галерном островке материалов, привозимых водой; выгрузка и доставка из Кронштадта в С.-Петербург, к месту постройки, леса, привозимого из-за границы; доставка каменного угля и прочего топлива для производства работ; освещение газом: элинга, мастерских и плаза; спуск судна на воду. В Кронштадте для прикрепления брони будут даны: печи, горны, механизмы, прессы, станки, перевозные тележки, краны и вообще все необходимые для производства работ механические приспособления и нужный такелаж. Контрактная цена за постройку корвета “Пожарский" на изложенных условиях, простирается до 932 300 руб. Наблюдающий за работами корабельный инженер штабс-капитан Соболев.

Судовой механизм в 600 нарицательных сил со всеми к нему принадлежностями, инструментами и запасными вещами, изготавливаются на литейном механическом заводе наследников дворянина Берда, в С.-Петербурге, за 364 200 руб. Установка механизма на судно лежит на обязанностях контрагента. Машины будут горизонтальные, прямого действия.

Работы по постройке корвета доведены до следующей степени готовности: из 1495 тонн (около 92690 пудов) железа всех сортов, исчисленного собственно для корпуса корвета, по настоящее время употреблено в дело до 1230 тонн (76260 пудов). Все это количество железа пошло на изготовление: флоринсов со шпангоутами, с 5-го по 62-й включительно как главных, так и промежуточных между ними; на этом пространстве набора положены на места и закреплены бимсы, лолубимсы и карлингсы всех палуб; по поставленному набору положена на место, заклепана и зачеканена вся наружная подводная обшивка; положена на место настилка верхней и батарейной палуб; установлены и закреплены все главные поперечные и продольные переборки; устроены: второе дно. коридор гребного вала и переборки крюйт-камер, бомбовых погребов, цепных ящиков и других отделений. Из деревянных работ по настоящее время исполнены следующие части построек: на всем пространстве железной обшивки в подводной части, на уступе брони, положен, закреплен и окрашен первый ряд тиковой подкладки, оконопачен по пазам и замазан.

Продолжаются работы по приделке первого ряда тиковой подкладки под броню поперечных стоек центральной батареи, приделка ватервейсов верхней и батарейной палуб, пригонка дюймовых железных листов на первый ряд тиковой подкладки по всей длине трех нижних поясьев брони, для ее усиления, и окраска корпусов снаружи.Перейдем теперь к описанию церемониала закладки судов.

Закладку назначено было произвести 25-го мая, в двенадцать часов. К этому времени собрались на Галерный островок все начальствующие лица и. в качестве посетителей, много адмиралов. штаб- и обер-офицеров морского ведомства.

Около двенадцати часов изволил прибыть на Галерный островок Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал. Его Высочество был встречен г. Управляющим Морским Министерством перед механической мастерской, у канцелярии и чертежной строителем судна г. Митчелем. где находились все присутствующие и где стоял почетный караул от гвардейского экипажа, со знаменем. Обойдя караул, Его Высочество изволил направиться к элингу, где строится корвет “Пожарский". Здесь, при носовой части судна, устроена площадка, убранная коврами, на которой поставлен был покрытый сукном стол, с разложенными на нем теоретическими и практическими чертежами. На другом столе стояла старинная ваза с суриком и кистью, на одном блюде молоток, а на другом закладная из мельхиора дощечка со следующей надписью:

На лицевой стороне:

8 пуш. железный броненосный корвет в 600 нарицательных сил “Пожарский".

Заложен в С.-Петербурге, на Галерном островке, 25 мая 1866 г., в присутствии Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала и Управляющего Морским Министерством генерал- адьютанта Краббе.

На обратной стороне:

Директор кораблестроительного департамента контр-адмирал Воеводский, капитан над портом капитан 1 ранга Шварц. Строитель К. Митчель, наблюдающий за постройкой корабельный инженер штабс-капитан Соболев 1.

Подойдя к столу с чертежами и рассматривая их, Его Высочество изволил обращаться с некоторыми вопросами и замечаниями, относительно чертежей, к строителю корвета г. Митчелю, на английском языке. Затем, рассмотрев чертежи, Его Высочество изволил взойти на площадку к месту закладки. Здесь Его Высочеству поднесена была на блюде г. наблюдающим за постройкой закладная дощечка, а одним из его помощников — ваза с суриком и кистью.

Для закладки дощечки было избрано место на нижней стороне последнего носового листа верхнего ряда горизонтального киля (при пятом шпангоуте), в передней его оконечности, притыкающейся к концу первой штуки форштевня. Вдоль этого листа, на величину закладной дощечки, было вырублено место таким образом, чтобы можно было заложить или, вернее сказать в этом случае, задвинуть туда дощечку с конца или кромки означенного килевого листа. Затем последний носовой лист нижнего ряда горизонтального киля, приспособленный для передвижения на роульсах, был отодвинут назад, от конца последнего носового листа верхнего ряда горизонтального киля, немного более длины закладной дощечки.

Его Высочество, вымазав сперва суриком место для дощечки, заложил ее, и несколькими ударами молотка загнал ее несколько вперед. Затем, по приглашению Его Высочества, была далее загнана на место дощечка г. Управляющим Морского Министерства военного кораблестроения.

Когда таким образом дощечка была совсем положена на место, последний носовой лист нижнего ряда горизонтального киля выдвинут был на место и тотчас же двумя горячими заклепками прикреплен на место. В момент закладки в дыру добела раскаленной заклепки наблюдавший скомандовал: “флаг и гюйс поднять"! Раздался свисток боцмана для исполнения этой команды, флаг и гюйс взвились на флагштоках на корме и на носу, хор музыкантов заиграл поход, потом народный гимн, под звуки которого два заклепщика, из английских мастеровых, дружными и по истине мастерскими ударами, раздававшимися мелкой дробью, забили и заклепали не более кок в три минуты обе заклепки.

Затем Его Высочество снова изволил рассматривать чертежи, а потом прошел на самое судно и долгое время, во всех подробностях, осматривал там работы.

Смотря на работы г. Митчсля и поверенного его здесь г. Свана, нельзя не отдать должной справедливости той тщательности, точности и чистоте работ, которые доведены на строемых ими судах до художественности: швы обшивки тянутся по всей длине судна до такой степени правильно и согласно, стыки обшивки сведены до такой степени плотно и чисто, что самый опытный и взыскательный глаз специалиста не откроет тут, как говорится, ни сучка ни задоринки. Зачсканка пазов и стыков доведена также до совершенства чистоты и плотности.

Но, отдавая гг. Митчелю и Свану, без всякого пристрастия, должное, не следует при этом забывать и того, что англичан-мастеровых, в качестве указателей или руководителей, у них всего около двадцати человек на три судна и что, затем работы исполняются русскими мастеровыми. В заключение, по истинной правде, должно сказать, что лучше того, как ведутся работы по судостроению на Галерном островке, желать нельзя и что в самой Англии, ссылаюсь на бывших там инженеров, лучших работ нам не случалось видеть.

Осмотрев корвет "Пожарский", Его Высочество изволил направиться к элингам, где строятся лодки “Чародейка" и “Русалка".

Спуск четырех броненосцев

(Из журнала "Морской сборник" № 10 за 1867 г.)

31-го августа наш броненосный флот умножился еще тремя, благополучно спущенными с элингов Галерного островка на воду броненосцами, Это происходило в присутствии Его Императорского Высочества Великого Князя Генерал-Адмирала и при стечении многочисленной публики.

Суда эти: восьмипушечный фрегат “Князь Пожарский" и две двухбашенных лодки "Русалка" и "Чародейка": две последние — типа лодки “Смсрчь".

Публика начала собираться на Галерный островок в двенадцатом часу утра и была помещена на двух крайних дамбах элингов. а средние две дамбы были оставлены для Его Высочества Генерал-Адмирала, г. Управляющего Морским Министерством и начальствующих лиц. Около половины первого часа пополудни приехал Великий Князь Генерал-Адмирал с тремя своими младшими сыновьями и был встречен почетным караулом от 8-го флотского экипажа, со знаменем и с хором музыки гвардейского экипажа.

Осмотрев с элингов назначенные к спуску суда. Его Высочество изволил пройти на дамбу, вместе с г. Управляющим Морским Министерством, начальствующими лицами петербургского порта и многими адмиралами, капитанами и офицерами всех специальностей морского ведомства. и приказал начинать спуск лодки "Русалка" (командир капитан 2 ранга Шварц). Не более как через две минуты после отданного приказания послышался треск копыльев, рабочие перекрестились, и "Русалка", при криках "ура", тихо, но плавно съехала со стапеля, всплыла на воде, с поднятыми на всех пяти флагштоках флагами, спустилась несколько вниз по течению и отдала якоря.

Ровно через пять минут так же благополучно сошла со стапеля и “Чародейка", под командой капитан-лейтенанта Акимова, а в час пополудни без 10 минут, так же удачно, но гораздо эффектнее сбежал фрегат "Князь Пожарский” (командир — капитан-лейтенант Басар1ин). Вообще спуск всех трех судов был самый удачный и прошел без малейших замешательств, — так хорошо было все рассчитано и приспособлено.

После спуска Его Высочество, поздравив и поблагодарив строителей, отправился на пароходе "Стрельна" в Кронштадт. Гг. главный командир петербургского порта и капитан над портом отправились лично осмотреть суда на воде, после чего пароходы "Ястреб" и “Славянка" подвели лодки к Галерному островку, где они будут окончательно отделываться и ставить башни, а фрегат остался на якоре в реке, в ожидании гидравлического дока для перехода в Кронштадт.

Честь и славу заводчику г. Митчелю и его неутомимым сотрудникам, братьям Сван, за вполне добросовестно исполненные работы при постройке батареи "Не тронь меня" и этих судов. Сегодня, впрочем, самого г. Митчеля не было при спуске, а гг. братья Сван оставались представителями фирмы. Разумеется, наши корабельные инженеры, заведующие постройкой этих судов, имеют полное право на значительную долю этой чести.

Постройка восьмипушечного броненосного фрегата "Князь Пожарский" начата 18 ноября 1864 г. Сначала назывался он корветом, а в прошлом году Высочайшим приказом переименован во фрегатский ранг. Он строился с подряда английским инженером Митчелем из его материалов, его же рабочими, а наблюдал за работами назначенный от правительства строителем, корпуса корабельный инженер штабс-капитан Соболев.

Длина фрегата по ватерлинии 265 фут, наибольшая ширина 49 фут, глубина под верхней палубой 31 ф. 5 д., водоизмещение в полном грузу 4137 тонн. При этом грузе фрегат должен сидеть в воде форштевнем 16 ф. 4 д., ахтерштевнем 20 ф. 6 д., и при таком углублении нижние кромки кормовых портов будут отстоять от воды на 8 1/2 фут.

Корпус фрегата построен из железа: по большей части его длины и до высоты батарейной палубы он имеет второе дно. отстоящее от наружного на 31/2 Фута внизу и на 21/5 фута по бортам. Настоящего киля фрегат не имеет, а параллельно диаметральной плоскости приделаны по два деревянных киля на каждой стороне, толщиной и шириной по 172 фута. Первый киль отстоит на 8 1/2 Фут от диаметральной плоскости, начинается в 73-х футах от ахтерштевня и идет на протяжении 117 ф.; а второй в 15 футах от ахтерштевня и тянется только на 76 фут.

Форштевень фрегата, спускаясь вниз, круто выступает вперед и на глубине 6 фут (в полном грузу) под водой образует острый шпирои. Корма фрегата круглая и своим свесом совершенно защищает руль. Винт (18 футов) в диаметре устроен подъемный и будет приводиться в движение машиной в 600 нарицательных сил, а по индикатору полагают,. что выйдет 3000 сил.

В батарейной палубе, в 70 футах от ахтерштевня, начинается каземат, который занимает всю ширину судна и по длине 77 фут. В бортах каземата прорезано по четыре порта на стороне и по одному на каждом из углов каземата.

Там предположено поставить восемь стальных орудий 9-дюймового калибра. Кроме этих портов, из батарейной палубы прорезано вне каземата еще по девяти портов совершенно одинаковой величины с пушечными, так что снаружи нельзя узнать, до которых пор идет каземат.

Броня толщиной 4 1/2 дюйма начинается в 8 футах ниже грузовой ватерлинии и поднимается у каземата до ватервейса верхней палубы, а вне пушечных портов броня доходит только до бимсов батарейной палубы. Все плиты брони уже были пригнаны на место, но опять сняты, чтобы много не загружать фрегат. Окончательно укреплено только несколько плит в носу и в корме.

На фрегате предположено, как говорят, поставить три железные пустые мачты, которые, между прочим, будут устроены так, чтобы через них, как через виндзейли, проветривать палубы. Кроме того, для вентиляции вдоль борта всего судна, проведены железные трубы, через которые, помощью особой вентиляторной машины, будут освежать воздух во всех отделениях кубрика и трюма.

Общая стоимость фрегата “Князь Пожарский" до сих пор составила 980551 рубль, а машины с котлами заказаны на литейном заводе наследников Берда за 364200 рублей. Вся броня в количестве 193 плиты изготовлена на адмиралтейских ижорских заводах и будет весить 37634 пуда.



Броненосный фрегат “Князь Пожарский". (теоретический чертеж корпуса)

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1867 г.

а) Согласно изъявленному Его Императорским Высочеством (при рассмотрении чертежей главных скреплений и расположения главных грузов на фрегате "Минин") желанию видеть подробные чертежи внутреннего расположения фрегата “Князь-Пожарский", чертежи эти были представлены г. Управляющему Морским Министерством. При этом доложено Его Превосходительству, что, хотя они составлены при участии командира фрегата по данным от Кораблестроительного Отделения главным чертежам внутренних скреплений и устройств и одобрены бывшим начальником броненосной эскадры, Свиты Его Императорского Величества контр-адмиралом Лихачевым. тем не менее они должны были подлежать изменениям в своих деталях, чтобы при разбивке устройств на месте можно было, по усмотрению командира, расположить сколь возможно выгоднее каюты, служительские помещения, устройства для провизии и прочих судовых принадлежностей.

В чертежах этих последовало уже одно изменение. состоявшее в том. что командир желал боевую рубку, которой место назначалось у задней батарейной блиндажной переборки, поставить у передней переборки. На чертежах этих не значились еще устройства для постановки пушек на верхней палубе в носу и в корме и сверх того могли встретиться еще некоторые изменения и дополнения, и потому эги чертежи нельзя было бы считать окончательно утвержденными.

Служившие же основанием при их составлении главные чертежи были представлены Его Императорскому Высочеству в октябре 1865 года при обсуждении вопроса, как увеличить силу защиты броней, когда Его Высочество изволил назначить закругление углов батареи и разрешить введение железных дюймовых плит и ребер в состав деревянной подкладки, допустив углубление фрегата на 6 дюймов более назначенного по утвержденному чертежу.

Все эти приказания Его Высочества приводятся в исполнение.

В отношении чертежей внутреннего расположения фрегата “Князь Пожарский", г. Управляющий Морским Министерством положил резолюцию: согласен на изменения, какие окажется нужным сделать, но без особенных расходов.

б) Рассматривался составленный наблюдающим за постройкою фрегата, по соглашению с командиром, чертеж устройства капитанской рубки и визиров, в ней расположенных так, чтоб можно было видеть, через нос фрегата, горизонт на расстоянии 136 сажень (6-футовой меры).

Одобрив этот чертеж. Отделение нашло нужным присовокупить, что внутреннему слою подкладки под броней рубки, который служит только для закрепления броневых болтов гайками, достаточно бы дать толщину в 6 дюймов вместо предполагавшейся по чертежу в 9 дюймов.

г) Для определения в борте фрегата “Князь-Пожарский" места и величины портов для обстрела орудий, которые предположено поставить на верхней палубе в носовой и кормовой части этого фрегата, составлен начальником артиллерийской части Кронштадтского порта чертеж расположения двух 8-дюймовых нарезных пушек, с назначением углов обстрела, по которым определены места и величина портов.

Кораблестроительное Отделение нашло неудобным перевозить кормовую пушку так далеко к середине судна, как показано было на чертеже, а необходимо устроить приспособления для передвижения этого орудия, так чтоб оно оставалось в корме, как на наших пароходо-фрегатах, на которых такие пушки поставлены на платформах; для чего в капитанскую каюту прорезать два медных круглых люка для света, если сделанный уже теперь люк будет мешать орудию и вообще расположить в настоящем случае устройства подобно тому, как сделано на тех пароходах.

Устройство же под носовое орудие Отделением одобрено.

ж) В виду того, что о настоящее время, для облегчения поворота руля, полезно делать в пере руля отверстия для протока воды, составлен наблюдающим за строением фрегата "Князь-Пожарский", по соглашению с командиром фрегата, чертеж руля с такими отверстиями, для расположения которых приняты были в руководство чертежи рулей батарей “Первенец" и "Не тронь меня". Чертеж этот был одобрен.

з) При строении фрегата “Князь Пожарский" система крепления броневых плит была предложена та, по которой крепились плиты на прежних броненосных судах, построенных на Галерном Островке; но. так как по объявлению одного из наблюдающих за строением лодок "Чародейка" и “Русалка" концы броневых плит на лодках должны крепиться, вследствие особого указания председателя Кораблестроительного Отделения, тремя болтами, то Контора над Портом, по случаю производящейся пригонки плит на фрегате “Князь Пожарский" просила разрешения, какою из приведенных выше двух систем следует руководствоваться при креплении броневых плит на фрегате.

Кораблестроительное Отделение признало полезным прибавить в креплении концов плит по третьему болту, а в особенности в те плиты подводной части, которые назначено крепить не сквозными болтами, а винтами по французской системе, тем более что и французы употребляют три ряда винтов, а не два, как у нас.

Предложенное здесь усиленное скрепление концов плит признано полезным потому, что всегда, при ударах снарядами в плиты, концы их отгибаются и рвут или ломают болты.

к) Из числа изготовленных на Адмиралтейских Ижорских заводах плит для фрегата "Князь Пожарский" — семь забракованы были наблюдающим за строением фрегата, вследствие того что они оказались тоньше против определенной толщины на 7/16 долю дюйма.

Соображая это обстоятельство с правилами приема плит с Адмиралтейских Ижорских заводов, а также с последним параграфом спецификации, где говоиться о необходимости удержать весь кузов в определенных границах, главный командир С.-Петербургского порта полагал возможным допустить прием этих плит к строению.

Правилами этими допускается прием плит с неровностями и углублениями, не превышающими 1/32 доли дюйма по толщине плиты. Хотя подобные углубления ограничены правилами относительно длины и ширины их. тем не менее главный командир полагал, что при новизне дела по прокатке брони на Ижорских заводах незначительное уменьшение толщины всей плиты, при удовлетворительной ея прокатке, может быть допущено.

Кораблестроительное отделение согласилось допустить к строению фрегата “Князь Пожарский" прием этих плит.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1868 г.

(Фрегат "Князь Пожарский")

Во время достройки этого фрегата, продолжавшейся в прошлом 1868 году, рассмотрены и решены в Кораблестроительном Отделении следующие вопросы, возникавшие при производстве работ:

1) Рассмотрен представленный инженером, наблюдающим за постройкой фрегата, чертеж устройства в корме особой площадки (или мостика) для подьема гребного винта, которая, для того, чтобы нижний конец винта при подъеме из воды скрывался в колодце, должна иметь такую высоту, что позади ее составляется уступ к корме. Предположено по вышеозначенному чертежу сравнять возвышением борта и планширя в этой части судна с высотою означенной площадки или мостика. Впереди же мостика уступ выполнится койками, когда они будут лежать на месте. Через это наружный борт получит согласную, непрерывную седловатость.

Предположения эти, как равно и самая система подьема винта, одобрены Кораблестроительным Отделением и утверждены Управляющим Морским Министерством.

2) Для соображения и руководства при изготовлении железных треногих мачт со стрелами. взамен вант, на фрегаты “Князь Пожарский" и "Минин", необходимо было иметь подробные чертежи с описанием устройства таких мачт, делаемых для новейших английских броненосных судов.

Поэтому Кораблестроительное Отделение исходатайствовало разрешение г. Управляющего Морским Министерством на выписку из Англии подробных чертежей с описанием треногих мачт броненосца “Captain".

3) Вследствие заявления начальника эскадры броненосных судоо и замечаний Исправляющего должность Главного Командира Кронштадтского порта Кораблестроительное Отделение признало полезным сделать на фрегате "Князь Пожарский", по примеру фрегата "Петропавловск", следующие, оправданные опытом кампании 1867 года устройства:

а) Над погонными и ретирадными портами сделать люки с железными решетками и деревянными глухими крышками, польза и необходимость коих испытаны на фрегате “Петропавловск".

б) Переделать переборки пред погонными и ретирадными портами, по примеру фрегата “Петропавловск".

в) По случаю перемещения фок-мачты на 4 фута к середине с назначением другого уклона бушприту, переделать все пяртнерсы мачт и бушприта и перенести кнехты и обухи для юферсов, с карлинсами, а также переделать коробку и приспособления для двигания бушприта, согласно вновь назначенному уклону.

г) По случаю утвержденной постановки орудия в кормовой части верхней палубы, разделить верхний кормовой светлый люк на два светлых опальных люка, подвести карленгсы под боевые штыры и устроить дубовые подушки под стаканы этих штыров.

д) Для постановки 9-дюймовых гладкостенных орудий с чугунной оболочкой (вместо предназначавшихся на фрегат нарезных орудий того же калибра) вырубило часть бимса в машинном люкс верхней палубы и сделать два карлегнеа длиною каждый по 8 фут.

е) Устроить на открытой палубе два порта в носовой и три в кормовой части для действия из двух орудий, которые приказано поставить на этой палубе в носу и в корме.

Его Императорское Высочество Генерал-Адмирал изволил согласиться с мнением Отделения, но переделку люков над погонными и ретирадными портами приказал отложить до нынешнего 1869 года, так как в прошлом году фрегату назначалось только пробовать машину.

4) Его Императорское Высочество Генерал- Адмирал изволил заметить при одном из посещений фрегата, что на случай пожара в батарейной палубе, позади центральной батареи, где расположены кают-компания и каюты командира и офицеров, было бы полезно, для скорейшего открытия места пожара и более удобного действия помп, все каютные щиты сделать подъемными.

Кораблестроительное Отделение нашло, что на приведение в исполнение столь полезной меры, способствующей скорому прекращению дальнейшего зла, в минуту случившегося на судне пожара, не представляется особого затруднения: стоит только щиты переборок, закрепленные наглухо, подвесить на петлях к верхнему карнизу или в других местах (особенно в переборках, разделяющих каюты) и, смотря по удобству, сделать их раздвижными.

Кроме того, согласно замечанию Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала, о необходимости на фрегатах "Петропавловск" и "Князь Пожарский” приспособлений для тушения огня через броневые двери брустверов казематированной батареи и через люки, в случае пожара в носовой и кормовой надстройках впереди и позади означенной казематированной части, составлен, по указанию Кораблестроительного Отделения, чертеж устройства подъемных железных щитов в люки и расположения и устройства отверстий в дверях бруствера для проведения рукавов с пипками от пожарной помпы.

Чертеж этот, признанный удовлетворительным для предназначенной цели, утвержден г. Управляющим Морским Министерством.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1869 г.

(Фрегат "Князь Пожарский")

Во время достройки этого фрегата в 1869 г. были на рассмотрении Кораблестроительного Отделения следующие вопросы:

1) По неимению необходимых сведений и чертежей для изготовления железных мачт, возникло в Кронштадтском порту предположение поставить на фрегат "Князь Пожарский" временно, до железных мачт годные с исправлением и подходившие по размерам, мачты с фрегата “Светлана", о чем исправляющий должность командира Кронштадтского порта, сообщил в Кораблестроительном Отделе на заключение.

Хотя из полученных на это данных оказалось, что деревянные мачты с фрегата “Светлана" могли быть поставлены без затруднения на фрегат

"Князь Пожарский", но так как ожидавшиеся тогда из Англии для образца чертежи устройства новейших железных мачт уже были получены, и затем при Отделении приводились подробные чертежи для руководства к изготовлению железных мачт на фрегат “Князь Пожарский", то Отделение, по совещанию с начальником эскадры броненосных судов, признало напрасным ставить на этот фрегат для одной только кампании деревянные мачты и положило обождать изготовления железных с тем что при железных мачтах не понадобится делать особого укрепления легкой надводной части с подводною на всем пространстве, которое займется фок-вантами, отчего сохранятся довольно значительные расходы, сопряженные с этим делом. В случае же неготовности к кампании 1869 г. железных мачт, фрегат мог бы идти в практическое плавание без рангоута.



Броненосный фрегат “Князь Пожарский" (продольный разрез)

Предположения эти утверждены Управляющим Морским Министерством.

2) На всех броненосных судах, над машинными люками, делаются боевые решетки толщиной в 1 дюйм, с круглыми отверстиями. Поэтому возник вопрос, не следует ли на этом фрегате сделать боевую решетку над машинным люком.

По обсуждении этого вопроса в соединенном заседании Кораблестроительного и Артиллерийского Отделений Морского Технического Комитета состоялось заключение, что для защиты машины от мортирных бомб как крышка из 1-дюймовых железных листов, так и решетка из рельсового железа не могут почитаться вполне благонадежною защитою. В отношении же предохранения от действия рикошетных снарядов и 1-дюймовая железная крышка с круглыми отверстиями удовлетворительна как 8 этом случае, так и для предотвращения случайного падения в машинное отделения тяжестей, а равно и для протока воздуха. Поэтому Отделения и не нашли крайней необходимости заменять сделанные уже на фрегате боевые крышки другими, решетчатыми, во избежание новых расходов.

Управляющий Морским Министерством вполне с этим согласился.

Оглавление книги


Генерация: 0.335. Запросов К БД/Cache: 0 / 0