527

Немецкие танки в бою

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»
НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

В перечисленных в таблице соединениях, которые составляли 70 % танковых и 30 % моторизованных дивизий Вермахта и войск СС, кроме того, состояли на вооружении 119 командирских и 41 огнемётный танк различных типов. В моторизованной дивизии «Дас Райх» имелось 25 танков Т-34, в трёх тяжёлых танковых батальонах – 90 «тигров» и в «Пантер-бригаде» – 200 «пантер». Таким образом, «четвёрки» составляли почти 60 % всех немецких танков, задействованных в операции «Цитадель». В основном это были боевые машины модификаций G и Н, оборудованные броневыми экранами (Schurzen), которые изменяли внешний вид Pz.IV до неузнаваемости. Видимо, по этой причине, а также из-за длинноствольной пушки в советских документах их часто именовали «Тигр тип 4».

Танки Pz.IV Ausf.F2 из состава 8-го танкового полка 15-й <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/1627328415/38' target='_self'>танковой дивизии</a> Германского африканского корпуса. 1942 год.

Танки Pz.IV Ausf.F2 из состава 8-го танкового полка 15-й танковой дивизии Германского африканского корпуса. 1942 год.

Pz.IV Ausf.G, 10-я танковая дивизия. Тунис. 1943 год.

Pz.IV Ausf.G, 10-я танковая дивизия. Тунис. 1943 год.

Совершенно очевидно, что не «тигры» с «пантерами», а именно Pz.IV и отчасти Pz.III составляли большинство в танковых частях вермахта в ходе операции «Цитадель». Это утверждение можно хорошо проиллюстрировать на примере 48-го немецкого танкового корпуса. В его состав входили 3-я и 11-я танковые дивизии и моторизованная дивизия «Великая Германия». В общей сложности в корпусе насчитывалось 144 Pz.III, 117 Pz.IV и только 15 «тигров». 48-й танковый наносил удар на Обояньском направлении в полосе нашей 6-й гвардейской армии и к исходу 5 июля сумел вклиниться в её оборону. В ночь на 6 июля советским командованием было принято решение об усилении 6-й гвардейской армии двумя корпусами 1-й танковой армии генерала Катукова – 6-м танковым и 3-м механизированным. В последующие двое суток основной удар 48-го танкового корпуса немцев пришёлся по нашему 3-му механизированному корпусу. Судя по воспоминаниям М. Е. Катукова и Ф. В. фон Меллентина, бывшего тогда начальником штаба 48-го корпуса, бои носили крайне ожесточённый характер. Вот что пишет по этому поводу немецкий генерал:

«7 июля, на четвёртый день операции „Цитадель“, мы наконец добились некоторого успеха. Дивизия „Великая Германия“ сумела прорваться по обе стороны хутора Сырцев, и русские отошли к Гремучему и деревне Сырцево. Откатывающиеся массы противника попали под обстрел немецкой артиллерии и понесли очень тяжёлые потери. Наши танки, наращивая удар, начали продвигаться на северо-запад, но в тот же день были остановлены сильным огнём под Сырцево, а затем контратакованы русскими танками. Зато на правом фланге мы, казалось, вот-вот одержим крупную победу: было получено сообщение, что гренадёрский полк дивизии „Великая Германия“ достиг населённого пункта Верхопенье. На правом фланге этой дивизии была создана боевая группа для развития достигнутого успеха.

Pz.IV Ausf.G на Курской дуге. Июль 1943 года.

Pz.IV Ausf.G на Курской дуге. Июль 1943 года.

8 июля боевая группа в составе разведотряда и дивизиона штурмовых орудий дивизии «Великая Германия» вышла на большак (шоссе Белгород-Обоянь. – Прим. авт.) и достигла высоты 260,8; затем эта группа повернула на запад, с тем чтобы оказать поддержку танковому полку дивизии и мотострелковому полку, которые обошли Верхопенье с востока. Однако село всё ещё удерживалось значительными силами противника, поэтому мотострелковый полк атаковал его с юга. На высоте 243,0 севернее села находились русские танки, имевшие прекрасный обзор и обстрел, и перед этой высотой атака танков и мотопехоты захлебнулась. Казалось, повсюду находятся русские танки, наносящие непрерывные удары по передовым частям дивизии «Великая Германия».

За день боевая группа, действовавшая на правом фланге этой дивизии, отбила семь танковых контратак русских и уничтожила 21 танк Т-34. Командир 48-го танкового корпуса приказал дивизии «Великая Германия» наступать в западном направлении с тем, чтобы оказать помощь 3-й танковой дивизии, на левом фланге которой создалась очень тяжёлая обстановка. Ни высота 243,0, ни западная окраина Верхопенья в этот день не были взяты – больше не оставалось никаких сомнений в том, что наступательный порыв немецких войск иссяк, наступление провалилось».

А вот как выгладят эти события в описании М. Е. Катукова: «Едва забрезжил рассвет (7 июля. – Прим. авт.), как противник снова предпринял попытку прорваться на Обоянь. Главный удар он наносил по позициям 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов. А. Л. Гетман (командир 6-го танкового корпуса. – Прим. авт.) сообщил, что на его участке противник активности не проявляет. Но зато позвонивший мне С. М. Кривошеин (командир 3-го мехкорпуса. – Прим. авт.) не скрывал тревоги:

– Что-то невероятное, товарищ командующий! Противник сегодня бросил на наш участок до семисот танков и самоходок. Только против первой и третьей механизированных бригад наступают двести танков.

С такими цифрами нам ещё не приходилось иметь дела. Впоследствии выяснилось, что в этот день гитлеровское командование бросило против 3-го механизированного корпуса весь 48-й танковый корпус и танковую дивизию СС «Адольф Гитлер». Сосредоточив столь огромные силы на узком, 10-километровом участке, немецкое командование рассчитывало, что ему удастся мощным танковым тараном пробить нашу оборону.

Каждая танковая бригада, каждое подразделение приумножили свой боевой счёт на Курской дуге. Так, 49-я танковая бригада только за первые сутки боёв, взаимодействуя на первой оборонительной полосе с частями 6-й армии, уничтожила 65 танков, в том числе 10 «тигров», 5 бронетранспортёров, 10 орудий, 2 самоходные пушки, 6 автомашин и более 1000 солдат и офицеров.

Прорвать нашу оборону противнику так и не удалось. Он лишь потеснил 3-й механизированный корпус на 5–6 километров».

Будет справедливым признать, что для обоих приведённых отрывков характерна определённая тенденциозность в освещении событий. Из воспоминаний советского военачальника следует, что наша 49-я танковая бригада за один день подбила 10 «тигров», а ведь у немцев в 48-м танковом корпусе их было всего 15! С учётом 13 «тигров» моторизованной дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», также наступавшей в полосе 3-го мехкорпуса, получается только 28! Если же попытаться сложить все «тигры», «уничтоженные» на страницах мемуаров Катукова, посвящённых Курской дуге, то получится намного больше. Впрочем, дело тут, по-видимому, не только в желании различных частей и подразделений записать на свой боевой счёт побольше «тигров», но и в том, что в горячке боя за настоящие «тигры» принимали «тигры тип 4» – средние танки Pz.IV.

Подбитый «Тигр типа 4» – Pz.IV Ausf.G. Орловско-Курская дуга, 19 июля 1943 года.

Подбитый «Тигр типа 4» – Pz.IV Ausf.G. Орловско-Курская дуга, 19 июля 1943 года.

По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 570 «четвёрок». Для сравнения: за это же время «тигров» было потеряно 73 единицы, что свидетельствует как об устойчивости того или иного танка на поле боя, так и об интенсивности их использования. Всего же в 1943 году потери составили 2402 единицы Pz.IV, из которых только 161 машину удалось отремонтировать и вернуть в строй.

В 1944 году организация немецкой танковой дивизии претерпела существенные изменения. Первый батальон танкового полка получил танки Pz.V «Пантера», второй был укомплектован Pz.IV. На самом же деле «пантеры» поступили на вооружение не всех танковых дивизий Вермахта. В ряде соединений оба батальона имели только Pz.IV.

Так, скажем, обстояло дело в 21-й танковой дивизии, дислоцировавшейся во Франции. Вскоре после получения утром 6 июня 1944 года сообщения о начале высадки союзных войск в Нормандии дивизия, в строю которой находились 127 танков Pz.IV и 40 штурмовых орудий, начала движение на север, спеша нанести удар по противнику. Этому продвижению помешал захват англичанами единственного моста через р. Орн севернее Кана. Было уже около 16.30, когда немецкие войска подготовились к первой с момента вторжения союзников крупной танковой контратаке против 3-й английской дивизии, высадившейся в ходе операции «Оверлорд».

Ausf.H – самая массовая модификация «четвёрки».

Ausf.H – самая массовая модификация «четвёрки».

С плацдарма английских войск докладывали, что на их позиции движется сразу несколько танковых колонн противника. Натолкнувшись на организованную и плотную стену огня, немцы начали откатываться к западу. В районе высоты 61 они встретились с батальоном 27-й английской бронетанковой бригады, имевшим на вооружении танки «Шерман Файерфлай» с 17-фунтовыми пушками.

Для немцев эта встреча оказалась катастрофической: за несколько минут было уничтожено 13 боевых машин.

Только небольшому числу танков и мотопехоты 21-й дивизии удалось продвинуться к уцелевшим в районе Лион-сюр-Мер опорным пунктам 716-й немецкой пехотной дивизии.

В этот момент началась высадка десанта 6-й английской воздушно-десантной дивизии посадочным способом на 250 планёрах в районе у Сент-Обена возле моста через Орн. Оправдывая себя тем, что высадка английского десанта создавала угрозу окружения, 21-я дивизия отошла к высотам, расположенным на подступах к Кану. К ночи вокруг города было создано мощное оборонительное кольцо, усиленное 24 88-мм орудиями. В течение дня 21-я танковая дивизия потеряла 70 танков и её наступательный потенциал был исчерпан. Не смогла повлиять на ситуацию и подошедшая чуть позже 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд», укомплектованная наполовину «пантерами», наполовину Pz.IV.

Летом 1944 года немецкие войска терпели поражение за поражением как на Западе, так и на Востоке. Соответствующими были и потери: только за два месяца – август и сентябрь – было подбито 1139 танков Pz.IV. Тем не менее число их в войсках продолжало оставаться значительным.

Похожие книги из библиотеки

Приёмы метания холодного оружия

В книге рассказывается о некоторых видах метательного оружия (ножи, топоры, копья, сюрикены, луки и т.п.) и способах его применения легендарными японскими шпионами-ниндзя.

Книга будет интересна любителям холодного оружия Востока.

Семена распада: войны и конфликты на территории бывшего СССР

В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Лёгкий танк LT vz.35

Номер 4 (49) за 2003 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор». В номере рассказывается об истории создания и опыте боевого применения чешского лёгкого танка LT vz.35.

Линейные корабли ВМС США типа «Айова». Cоздание, боевое использование, конструкция

Во время второй мировой войны линейные корабли уступили свою лидирующую роль на море авианосцам, а в послевоенные годы их боевое применение стало и вовсе проблематичным. Однако в составе военно-морских сил США сейчас находится 4 корабля подобного класса — они построены еще в начале 40-х годов. Мало того, за последние семь-восемь лет линкоры подверглись модернизации и срок их службы продлен еще на 20 лет.

Линейные корабли типа "Айова” считаются одними из лучших среди тяжелых артиллерийских кораблей в мире. Им присущи сильная артиллерия и мощная броневая защита, высокая скорость и надежность, что, по- видимому, и продлило их жизненный век после окончания войны, когда все ведущие морские державы спешили избавиться от линкоров. Судя по всему, четкого представления о перспективах боевого применения кораблей данного класса американцы не имели. Линкоры привлекали к участию в войне против Северной Кореи, периодически выводили из состава флота в резерв и, наконец, в середине 1958 года решили переоборудовать в ударные ракетные корабли, а чуть позже еще раз модернизировать с целью увеличить объем топливных цистерн до 16,5 тыс.т. Что указывало на намерение командования ВМС США и в будущем применять линейные корабли в кризисных регионах вдали от побережья страны.