Архипелагская экспедиция российского флота под командованием Д.Н. Сенявина

1807 год

Библиография и источники.

Броневский В.Б. Записки морского офицера в продолжение кампании на Средиземном море под начальством вице-адмирала Д.Н.Сенявина от 1805 по 1810 год. Ч. I–III. СПб., 1836–1837.

Мельников Г.М. Дневные морские записки, веденные на корабле «Уриил» во время плавания его в Средиземное море. Ч. I–III. СПб., 1872.

Панафидин П.И. Письма морского офицера (1806–1809). Пг., 1916. Свиньин П.П. Воспоминания на флоте Павла Свиньина. Ч. I–III. СПб., 1818–1819.

Тарле Е.В. Экспедиция адмирала Сенявина в Средиземное море (1805–1807). // Избранные произведения академика Е.В. Тарле. T. IV. Ростов-на-Дону, 1994.

Поражение русских войск при Аустерлице обнадежило Турцию, которая 18 декабря 1806 г. объявила России войну. В связи с этим назначение эскадры Д.Н. Сенявина было изменено. 10 февраля 1807 г. она вышла из Корфу для совместных действий с англичанами в Архипелаге против турок. Подойдя 24 февраля к Дарданеллам, Сенявин встретил британскую эскадру вице-адмирала Дукворта. Накануне она неудачно пыталась взять Константинополь, но с серьезными потерями едва вырвалась из Мраморного моря. Сенявин предложил повторить попытку, но Дукворт категорически отказался и 1 марта увел свою потрепанную эскадру на Мальту. Таким образом, Сенявину оставалось лишь блокировать подвоз припасов в столицу Турции, а также пытаться выманить турецкий флот в море. Для этого требовалась постоянная база вблизи пролива. Собранный Сенявиным военный совет высказался за базирование на острове Тенедос, расположенном в 15 верстах от входа в Дарданеллы.

План Афонского сражения 19 июня 1807 г. Гравюра 1819 г. из книги В.Б. Броневского «Записки морского офицера в продолжение кампании <emphasis>на Средиземном море под начальством вице-адмирала Д.Н. Сенявина от 1805 по 1810 год».

План Афонского сражения 19 июня 1807 г. Гравюра 1819 г. из книги В.Б. Броневского «Записки морского офицера в продолжение кампании <emphasis>на Средиземном море под начальством вице-адмирала Д.Н. Сенявина от 1805 по 1810 год».

Подойдя к Тенедосу, Сенявин предложил коменданту крепости сдаться. Но гордый паша решительно отказался. Тогда на рассвете 8 марта 1807 г. русские корабли начали бомбардировать остров, заставив турецкие войска очистить побережье и укрыться в шанцах. Вслед за этим Сенявин высадил десант — 1550 человек при 10 орудиях и 6 фальконетах. Командовавший десантом контр-адмирал А.С. Грейг построил войска в две колонны. 6 1/2 рот 2-го морского полка с 4 пушками и 6 фальконетами составили правую колонну, которая под командованием полковника Ф.А. Буаселя двинулась вдоль морского берега. Впереди нее цепью шли албанские стрелки и добровольцы-застрельщики из солдат и матросов. При этой же колонне находился Д.Н. Сенявин, лично руководивший операцией. Подойдя к турецким шанцам, Буасель выдвинул вперед картаулы, которые под управлением морских офицеров стали бить картечью, совершенно деморализовав противника. Рота капитана З.П. Жукова ударила в штыки, опрокинула турок и, очистив шанцы, штурмом взяла ретраншемент, захватив 7 пушек и 5 знамен. Бежавшие под защиту главной крепости турки в панике столпились на мосту. Тут их настигли преследователи и, расстреливая из пушек и ружей, штыками вогнали в крепостные ворота. Турки, пытавшиеся спастись в городе, были встречены левой колонной А.С. Грейга, которая залпом смела противника, вломилась в предместье и штыками очистила дома и постройки. Комендант крепости убедился в бесполезности дальнейшего сопротивления и 10 марта капитулировал. Победителям достались 79 пушек, 3 мортиры, множество припасов. Общие потери десанта составили 2 убитых албанских ополченца, раненых 6 офицеров, 73 солдата и матроса.

Афонское сражение 19 июня 1807 г. <emphasis>Копия художника Т. Трейстера с картины кисти А.П. Боголюбова 1852 г. (ЦВММ). За храбрость в Афонском сражении 4 офицера 2-го морского полка были награждены орденам Св. Георгия 4-го класса.

Афонское сражение 19 июня 1807 г. <emphasis>Копия художника Т. Трейстера с картины кисти А.П. Боголюбова 1852 г. (ЦВММ). За храбрость в Афонском сражении 4 офицера 2-го морского полка были награждены орденам Св. Георгия 4-го класса.

Эскадра Сенявина получила удобную базу вблизи Дарданелл. «С приобретением сей крепости, — писал мичман П.И. Панафидин, — мы овладели надежным и покойным пунктом в военном отношении, с прекрасною пресною водою, как самой важной надобностью для флота».

Приступив к блокаде Дарданелл, Сенявин решил попытаться выманить турецкие корабли из пролива. Русская эскадра демонстративно покинула Тенедос и отправилась в крейсерство, якобы для захвата близлежащих островов. 8 мая Сенявин высадил десант на острове Лемнос. 840 солдат и матросов под руководством командира корабля «Рафаил» капитана 1 ранга Д.А. Лукина (в том числе 16 офицеров и 597 нижних чинов 2-го морского полка) захватили передовые укрепления крепости Пелари. В бою погибли 3 морских солдата, 11 были ранены и 6 пропали без вести.

Между тем обманутый демонстрацией турецкий флот вышел из Дарданелл, чтобы, пользуюясь отсутствием русской эскадры, отбить Тенедос. Но Сенявин только и ждал этого. Вечером 10 мая 1807 г. он атаковал турецкую эскадру, которая с большим уроном бежала под защиту дарданелльских укреплений. 3 турецких корабля были выведены из строя. Разгневанный неудачей капудан-паша Сеид-Али приказал казнить одного вице-адмирала и двух капитанов.

Вскоре в Константинополе из-за русской блокады начался голод. Произошел бунт, в результате которого султан Селим III был свергнут. Его преемник Мустафа IV обещал освободить Дарданеллы и восстановить подвоз хлеба. С этой целью он начал готовить десантную экспедицию, чтобы разгромить русскую базу на Тенедосе. Видя приготовления турок, Сенявин решил повторить свою хитрость. 12 июня он снова отошел от Тенедоса, оставив в крепости два неполных батальона Козловского мушкетерского полка и около 200 албанских ополченцев. Как ни странно, турецкий флот опять попался в ловушку. После ухода русской эскадры он сразу же покинул остров Имбро, сопровождая большую гребную флотилию, и высадил 16 июня на Тенедос около 6 тысяч десантных войск. Турки осадили крепость, отвели от нее пресную воду и начали бомбардировать. Но храбрый командир Козловского полка полковник Ф.Ф. Падейский мужественно выдержал осаду.

Гренадеры 2-го морского полка. 1803–1807 гг. Иллюстрация no акварели из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть X. Лист № 1277.

Гренадеры 2-го морского полка. 1803–1807 гг. Иллюстрация no акварели из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть X. Лист № 1277.

В это время Сенявин обошел турецкий флот и, отрезав ему путь к Дарданеллам, двинулся 17 июня в атаку. Увидев русские корабли, турецкая эскадра бросила свою гребную флотилию и пустилась в бегство. Множество лодок с пушками досталось в руки преследователей. Наконец, на рассвете 19 июня эскадра Сенявина настигла турок возле Афонской горы и в 7 часов 45 минут начала атаку.

Готовясь к сражению, адмирал приказал биться с врагом на самой короткой дистанции: «Чем ближе к нему, тем от него менее вреда, следовательно, если бы кому случилось и свалиться на абордаж, то и тогда можно ожидать вящего успеха. Пришед на картечный выстрел, начинать стрелять. Если неприятель под парусами, то бить по мачтам, если же на якоре, то по корпусу. <…> С кем начато сражение, с тем и кончить или потоплением или покорением неприятельского корабля». Перед атакой Сенявин дополнительно поднял сигнал: «Назначенным кораблям атаковать неприятельских флагманов вплотную».

Не отвечая на вражеский огонь, русские корабли подошли к туркам на картечный выстрел, после чего завязалось ожесточенное сражение. Во время боя, проходившего с 8 до 11 часов утра на самой короткой дистанции, солдаты 2-го морского полка из ружей в упор расстреливали турецких матросов. Офицер корабля «Рафаил» П.И. Панафидин вспоминал: «Мы были совершенно окружены: вправе адмиральский турецкий корабль, почти обезоруженный, все реи у него сбиты, но он продолжал драться; за кормой — 100-пушечный турецкий корабль, приготовлявшийся нас абордировать; весь бак наполнен был людьми, они махали ятаганами и, кажется, хотели броситься на наш корабль… Капитан прокомандовал: „Абордажных!“. Лейтенант Ефимьев и я собрались со своими людьми, чтобы абордировать капудан-пашинский корабль; но коронада с юта и 2 пушки, перевезенные в констапельскую, и ружейный огонь морских солдат привели по-прежнему в должное почтение, — и корабль турецкого главнокомандующего снова уклонился из линии».

К полудню турецкий флот потерпел сокрушительное поражение. В ходе дальнейшего двухчасового преследования флагманский корабль «Сетель-бахри» был взят в плен. 2 турецких фрегата затонули. Еще 2 линейных корабля, 2 фрегата и 1 шлюп, спасаясь от плена, выбросились на мель и были сожжены. Во время Афонского сражения майоры 2-го морского полка А.П. Козмин, С.Т. Федоров, Ф.В. Повалишин и П.П. Семенов «сверх выполнения должности своей, с особенною расторопностью и деятельностью не упускали везде быть, где только более оказывалось опасности, и примером собственной храбрости поощряли к тому солдат и флотских служителей». При этом майор Ф.В. Повалишин был контужен в левую ногу. Все четыре офицера получили за храбрость орден Св. Георгия 4-го класса. Боевые потери 2-го морского полка составили 7 солдат убитыми и 11 ранеными.

Разгромив вражескую эскадру, Д.Н. Сенявин 25 июня вернулся к Тенедосу, где полковник Падейский все еще держался против многотысячного турецкого десанта. Теперь уже турки оказались в безвыходном положении. Брошенные своим флотом, без гребных судов и провианта, они вынуждены были 28 июня 1807 г. капитулировать. Поскольку русская эскадра не могла содержать около 5 тысяч пленных, Сенявин приказал разоружить их и перевезти обратно на Анатолийский берег. Полковник Ф.Ф. Падейский за мужественную оборону Тенедоса получил орден Св. Георгия 3-го класса. Следует заметить, что сам Д.Н. Сенявин имел только 4-ю степень этого почетного ордена.

После Афонской победы российский флот полностью господствовал в регионе. Турецкие корабли не осмеливались показываться из Дарданелл. Но тут стали приходить печальные вести из Европы. «Весь июль месяц провели в бездействии, — вспоминал мичман П.И. Панафидин. — Слухи, доходившие до нас о войне в Пруссии, были не совсем приятные. Наконец (12 августа 1807 г.), курьер, привезший повеление на фрегате „Херсон“ об окончании с французами войны и возвращении нашем в Россию, решил нашу участь». В соответствии с Тильзитским мирным договором Россия уступила Франции Ионические острова, а также обязалась заключить перемирие с Турцией. Александр I приказал прекратить боевые действия в Архипелаге и возвращаться в Россию.

Вид крепости Корфу. <emphasis>Гравюра К.В. Ческого no рисунку Е.М. Корнеева 1804 г.(РГБ). <emphasis>На рейде видны русские военные корабли под Андреевским флагом.

Вид крепости Корфу. <emphasis>Гравюра К.В. Ческого no рисунку Е.М. Корнеева 1804 г.(РГБ). <emphasis>На рейде видны русские военные корабли под Андреевским флагом.

Гренадерская шапка 2-го морского полка образца 1803–1807 гг. <emphasis>Иллюстрация no акварели из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть X. Лист № 1275.

Гренадерская шапка 2-го морского полка образца 1803–1807 гг. <emphasis>Иллюстрация no акварели из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть X. Лист № 1275.

28 августа, взорвав укрепления Тенедоса, эскадра Сенявина отправилась на Корфу. Здесь русских моряков ждал неприятный сюрприз. Еще 22 августа остров был передан французам. Поэтому, когда 4 сентября корабли Сенявина подошли к крепости, там «уже развевался французский флаг. <…> Пришедши в Корфу, было грустно видеть этот город, отданный по миру тем войскам, которых мы привыкли видеть пленными, — писал П.И. Панафидин. — Почти 3 года у нас была война с ними — трудно себя переломить. Несчастная кампания в Пруссии возвысила французов, но храбрость наших войск заставила их нас уважать. Несносное хвастовство французских офицеров <…> до того довело, что были беспрерывные дуэли, и съехать на берег почти всегда влекло к какой-нибудь неприятной истории».

Вторая Архипелагская экспедиция российского флота завершилась. За бои с турками и французами в 1806–1807 гг. 96 нижних чинов 2-го морского полка были награждены Знаками отличия Военного ордена Св. Георгия (Георгиевскими крестами). 19 сентября 1807 г. эскадра Д.Н. Сенявина покинула Корфу и отправилась в Россию. Впереди ее ждали новые испытания.

Похожие книги из библиотеки

He 111 История создания и применения

Немецкий самолет Heinkel 111 – один из самых знаменитых бомбардировщиков. Рабочие фирмы "Хейнкель" за характерную форму крыльев называли его "летающей лопатой" ("Fliegende Schaufel"). Летчики окрестили этот самолет "Мальчиком на побегушках" ("Maedchen fuer alles") за то, что он использовался для решения самых разнообразных задач. Не 111 поднял на большую высоту престиж Люфтваффе на международной арене. Успешное применение самолета в Испании вызвало у английских и французских политиков своеобразный психоз страха и вынудило их пойти на значительные уступки Гитлеру. Не 111 прошел всю 2-ю Мировую войну и был, вместе с Ju 88, основным немецким бомбардировщиком Люфтваффе.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Бронеавтомобиль «Остин». Предтеча бронетанковых войск России

История бронетанковых войск нашей страны начиналась не с танков — у ее истоков стояли бронированные автомобили. Они появились в составе русской армии в годы Первой мировой войны — уже в октябре 1914 года на фронт убыла первая в мире броневая часть.

Для обеспечения армии этим новым видом боевой техники русское военное ведомство приступило как к изготовлению бронемашин на отечественных предприятиях, так и к их закупке за рубежом. Наиболее удачными для русского фронта оказались бронированные автомобили английской фирмы «Остин» — в 1914–1917 годах в Россию поставили 168 машин такого типа, и еще 50 было забронировано на Путиловском заводе в Петрограде в 1919–1920 годах.

«Остины» стали основным и наиболее массовым типом бронеавтомобиля в России не только в годы Первой мировой, но и в ходе Гражданской войны, причем использовались они всеми воюющими сторонами, а трофейные машины впоследствии служили в армиях Польши, Германии, Румынии, Эстонии, Латвии и Австрии. В Красной армии «остины» использовались до 1931 года. Эти машины воевали в Европе в составе британского королевского танкового корпуса, а также использовались английскими частями в Месопотамии и Индии.

Данная книга представляет собой полную историю производства, службы и боевого применения бронированных автомобилей этого типа. В ней также рассказывается о судьбе «ленинского» броневика — единственного сохранившегося до наших дней образца бронеавтомобиля «Остин».

В оформлении переплета использована иллюстрация художника В. Петелина.

«Леклерк» и другие французские основные боевые танки

В соответствие с программой единого танка НАТО  ней предполагались постройка прототипов французской и западногерманской конструкции, проведение их сравнительных испытаний и принятие на вооружение лучшей машины. В конечном итоге и этот план потерпел фиаско: на вооружение армий двух стран поступили разные танки: в Западной Германии — «Леопард-1», во Франции — АМХ-30.

Характеристики обеих машин близки, они даже похожи внешне. Однако, если «Леопард-1» рассматривался как танк обороны, то АМХ-30 планировалось использовать прежде всего как танк наступления. К концу 1960-х годов сухопутные войска Франции должны были иметь в своем составе только механизированные подразделения, оснащенные исключительно бронетехникой — боевыми машинами пехоты, пушечными бронеавтомобилями и основными боевыми танками. Командование вооруженных сил исповедовало сугубо наступательную военную доктрину.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Крейсера «Адмирал Макаров», «Паллада», «Баян»

Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.