Реформа морской пехоты

1796–1798 гг.

Библиография и источники.

Устав Военного флота. СПб., 1797.

Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. T. XLIV. Ч. I. Отд. II. СПб., 1830.

Книга Высочайших приказов за 1798 год. СПб., 1798.

Штат одного флотского батальона, который состоит из одной гренадерской и пяти фузелерных рот. // Штаты Российских флотов, содержащихся на Балтийском, Черноморском и Каспийском морях. СПб., 1 января 1798 г.

Сытинский Н.А. Очерк истории 90-го пехотного Онежского полка. СПб., 1903.

Император Павел I. Портрет кисти С.С. Щукина. 1797 г. (ГЭ).

Император Павел I. Портрет кисти С.С. Щукина. 1797 г. (ГЭ).

Недолгое царствование Павла I ознаменовалось коренной ломкой всех прежних екатерининских порядков. В том числе реформы коснулись и морских батальонов, переименованных теперь во флотские. Уже 13 ноября 1796 г. 1-й и 2-й морские полки и Черноморский гренадерский корпус император велел передать в ведение Адмиралтейств-коллегии, в связи с чем в январе 1797 г. их разбили по образцу корабельных солдат на 4 отдельных батальона при Балтийском гребном флоте и столько же батальонов при Черноморском гребном флоте. В соответствии с заведенным Павлом I порядком эти 8 новых батальонов назывались по именам своих командиров. Прежним 2 адмиралтейским и 8 флотским батальонам Балтийского флота император 17 ноября 1796 г. повелел «быть всем гренадерским».

25 февраля 1797 г. вместо старого петровского морского устава 1720/1724 года был издан новый «Устав военного флота». В нем со свойственной Павлу педантичностью подробно расписывались все обязанности морских солдат и офицеров. Во время сражения кораблей на дальней дистанции солдаты флотских батальонов придавались расчетам палубных пушек. При сближении на расстояние ружейного выстрела по команде «Временные от пушек служители отделитесь по своим местам!» солдаты с личным оружием занимали места по расписанию на баке, шкафутах, юте, грот-марсе, фор-марсе, бизань-марсе и на шканцах. Дополнительно на марсах размещались «корабельные егеря» из юнг, обученных прицельной стрельбе в береговых училищах. Для абордажного боя Устав предписывал заранее готовить на корабле партии по 25 человек, «состоящие из храбрых, проворных и расторопных матросов и солдат». Причем передовая партия набиралась только из матросов, а резервная — «из гренадеров; а когда их не будет, то из лучших мушкетеров» (глава IV части IV Устава). Вооружение абордажных партий кроме солдатских ружей со штыками и шпаг состояло из абордажных палашей, пистолетов, мушкетонов (карабинов с раструбом ствола для стрельбы картечью), абордажных пик, интрепелей (абордажных боевых топоров), а также ручных гранат с фитильными запалами.

Офицеры флотских батальонов в мирное время проводили учения солдатских команд с ружейной стрельбой, а также обучали их быстрому и организованному передвижению по кораблю. Кроме того, офицеры отвечали за содержание караулов на борту, а также надзирали за своими солдатами, их боеприпасами и оружием (глава VII части II Устава). Многосложные обязанности батальонного командира расписывались в главе IX части I Устава. Причем при высадке десанта на берег, «когда других старших береговых начальников не случится», на него возлагалось общее командование «солдатскими батальонами; и тогда он обязан уже во всем поступать по Сухопутному уставу». Последнее, правда, несколько осложнялось отменой по высочайшему повелению 5 июня 1797 г. во флотских батальонах знамен, а также упразднением батальонных шефов и музыкантских команд.

Введение нового Устава сопровождалось грандиозной военно-морской реформой. 1 января 1798 г. император утвердил новые штаты российских флотов, ставшие судьбоносными для гребных батальонов. «Как для приведения гребных флотов Балтийского и Черноморского в движение весьма было недостаточно тех баталионов, которые считались под именем гребных», то их решили совсем упразднить, «а на случай надобности к содействию гребными флотами при выходе их в море сухопутные войска заимствовать из армии». В соответствии с этим 4 батальона Балтийского гребного флота (из бывших 1-го и 2-го морских полков) и 4 батальона Черноморского гребного флота (из бывшего Черноморского корпуса) поступили в гарнизонную пехоту. На Балтийском море батальоны генерал-майора Болотникова, подполковника Демидова и подполковника Бушена составили гарнизонный полк генерал-майора Болотникова в Роченсальме, а батальон полковника Горожанского присоединили к гарнизонному полку генерал-майора Беклешова в Кронштадте. На Черном море батальоны подполковника Ечлювлева и майора Перскова составили гарнизонный полк генерал-майора Чирикова в Севастополе, батальон подполковника Кобла развернули в гарнизонный полк полковника Вяземского в Николаеве, а батальон майора Люберха поступил на укомплектование прочих. Так завершилась история морских батальонов российского гребного флота.

Вместе с гребными упразднили и 3 адмиралтейских батальона (2 на Балтике и 1 на Черном море). «Вместо адмиралтейских батальонов, которые для Адмиралтейств-коллегии ни мало не нужны, ибо она сообразно с изданными узаконениями офицеров из оных ни в какие комиссии послать не может», император велел «учредить две команды военных служителей, а с ними комиссионеров для посылок к заготовлению провианта, провизии, лесов и других надобностей».

Марсово поле с обелиском «Румянцева победам». Картина кисти И.-Г. Майера. Около 1800 г. (ГРМ).

Марсово поле с обелиском «Румянцева победам». Картина кисти И.-Г. Майера. Около 1800 г. (ГРМ).

Из личного состава упраздняемых батальонов были сформированы комиссионерная военная команда для Санкт-Петербургского Адмиралтейства (2 подполковника, 4 майора, 6 капитанов, 6 поручиков, 6 подпоручиков, 30 унтер-офицеров, 500 служителей и 44 денщика; всего 598 человек) и меньшая военная команда для Черноморского Адмиралтейства (1 подполковник, 2 майора, 4 капитана, 4 поручика, 4 подпоручика, 18 унтер-офицеров, 400 служителей и 26 денщиков; всего 459 человек).

Одновременно с этими сокращениями на Балтике увеличили число флотских батальонов. По новому расписанию Балтийский флот состоял из трех дивизий по три эскадры, для каждой из которых полагался свой батальон. Таким образом, вместо прежних 8 флотских батальонов теперь их требовалось 9. В связи с этим 4-й и 5-й батальоны, находившиеся в Ревеле, выделили необходимое число солдат для формирования нового 6-го батальона, а прежний 6-й, располагавшийся в Кронштадте, был переименован в 9-й. В связи с переводом на гренадерское положение каждый флотский батальон включал теперь 1 гренадерскую роту (флигель-роту) и 5 фузелерных и насчитывал 1072 человека. Общая же штатная численность балтийской морской пехоты составляла 9738 человек.

Завершив реформу, император 6 ноября 1798 г. издал приказ: «Усмотрено, что Морские баталионы именуются еще нумерами, то сим подтверждаю, чтоб им называться именами командиров оных». В результате на Балтике морская пехота распределялась по флотским дивизиям следующим образом: в дивизии «Белого флага» — батальоны майора Жегалова, майора Салтыкова и подполковника Герценберга; в дивизии «Красного флага» — батальоны майора Чаплина 1-го, майора Чаплина 2-го и майора Стрельникова; в дивизии «Синего флага» — батальоны майора Горохова, майора Еремеева и майора Качалова.

Черноморский флот свели всего в одну дивизию трехэскадренного состава. Соответственно количество батальонов осталось прежним — три батальона (подполковника Скипора, майора Буаселя и майора Бриммера) штатной численностью 3216 человек.

Для солдатской команды Каспийской флотилии в Астрахани император утвердил особый штат: 1 поручик, 1 подпоручик, 10 унтер-офицеров, 70 рядовых и 2 денщика.

Реформа морской пехоты 1796–1798 гг.

Похожие книги из библиотеки

Ракетный центр Третьего рейха. Записки ближайшего соратника Вернера фон Брауна. 1943–1945

Карьера профессионального ракетчика Дитера Хуцеля началась на немецком острове Узедом в Балтийском море в местечке Пенемюнде, где создавались совершенно новые типы оружия. Как молодой специалист по ракетостроению он был отозван с Восточного фронта и к концу Второй мировой войны стал главным помощником блестящего ученого, технического вдохновителя ракетного центра Вернера фон Брауна. Хуцель был очевидцем производившихся на острове разработок и испытаний, в частности усовершенствования грозной ракеты Фау-2 (оружия возмездия), которую называли «чудо-оружие Третьего рейха». Автор подробно рассказывает о деятельности исследовательского центра, о его сотрудниках, о работе испытательных стендов, об эвакуации центра и о своей миссии по сокрытию важнейших документов Пенемюнде от наступающих советских войск.

Пистолеты, револьверы

История стрелкового оружия, в данном случае пистолетов и револьверов, разительно отличается от развития других отраслей военного дела, да и вообще науки и техники. Принято считать, что прогрессу непременно сопутствуют крупные открытия, изобретения, разработки принципиально новых конструкций, которые и являются его олицетворением. В интересующей же нас разновидности оружия все нередко бывает как раз наоборот, и многие образцы, появившиеся в последнее время, представляют собой всего лишь повторение пройденного, естественно, на более высоком техническом уровне.

Боевые машины пехоты НАТО

Парижский договор 1990 года об обычных вооруженных силах в Европе дал следующее определение боевой машины пехоты: «БМП — это боевая бронированная машина... для транспортировки боевого пехотного отделения, которая обычно обеспечивает десанту возможность вести огонь из машины под прикрытием брони и которая вооружена встроенной или платно устанавливаемой пушкой калибра не менее 20 мм и иногда пусковой установкой противотанковых ракет». Отвлекаясь от этого определения — скорее юридического, нежели военно-технического, — БМП можно определить как транспортно-боевую машину, обеспечивающую мотопехоте возможность передвижения и ведения боя в тесном взаимодействии с танками. При этом речь идет о современном поле боя, отличающемся высокой насыщенностью огневыми средствами, быстрыми и внезапными изменениями обстановки.

Бронеавтомобили Красной Армии 1918-1945

На вооружении Красной Армии бронеавтомобили появились гораздо раньше танков. Процесс создания броневых частей начался вскоре после Октябрьской революции. Так, уже 20 декабря 1917 года открылся 2-й «Броневой съезд», депутаты которого в основном придерживались большевистской ориентации и представляли далеко не все броневые части Русской армии. Съезд избрал из своего состава исполнительное бюро, которое 31 января 1918 года распоряжением Совнаркома было преобразовано в Центральный совет броневых частей — Центробронь — для управления всеми броневыми силами РСФСР и создания красных бронеотрядов. С этой целью Центробронь занялся демобилизацией бронедивизионов и инвентаризацией их имущества.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»