16-й ГвИАП

Третьим полком, применившим P-39D в ходе «Битвы за Кубань», был самый именитый полк советских ВВС – 16-й ГвИАП. Второй по количеству одержанных побед (697), в нем были воспитано самое большое количество ГСС (15), включая двух летчиков получивших это звание дважды и одного – трижды. Всего в истории СССР было три человека – трижды ГСС – маршал Жуков получил третью Звезду в 1945 году, а уникальную четвертую – в 1956 году.

Полк начал свою историю как 55-й ИАП в 1939 году. С началом войны сражался на Южном фронте. С 7 марта 1942 года стал 16-м ГвИАП.

Весной 1942 года летчики полка сдали свои последние И-153 и И-16, получив новенькие Як-1 (при этом МиГ-3 все еще оставались на вооружении). В начале января 1943 года 16-й ГвИАП был отправлен в 25-й ЗАП для переобучения на Р-39. Одновременно перешли и на трехэскадрильную систему – полк получил 14 P-39L-1, 7 Р-39К-1 и 11 P-39D-2. 8 апреля 16-й ГвИАП вернулся на фронт на аэродром «Краснодар» и начал боевые вылеты на следующий день.

Итоги боёв за апрель: с 9 по 30-е выполнено 289 самолёто-вылетов «Аэрокобр» и 13 – «Киттихауков», проведено 28 воздушных боев. Сбито Ме-109Е – 14, Me-109F -12, Ме- 109G – 45, FW-190 – 2, Ju-88 – 4, Do-217 – 1, Ju-87 – 1. Из них гвардии капитан А.И. Покрышкин сбил 10 «мессершмитгов», гвардии старший лейтенант В.И.Фадеев -12 Ме- 109, гвардии старший лейтенант Г.А.Речкалов – 7 «мессеров» и 1 Ju-88.

Столь точная градация «мессершмиттов» по модификациям объясняется тем, что в тот период лётчикам официально засчитывались лишь самолёты, сбитые над советской территорией. Уничтоженные за линией фронта в расчет, как правило, не принимались. Таким образом, например, только А.И.Покрышкин «недосчитался» 13 «немцев» (к концу войны он имел 72 фактически сбитых, но из них лишь 59 «официальных»). На боевой счёт лётчика вражеский самолёт записывался после подтверждения наземными войсками его падения, с указанием места, типа, номера. Часто в полки доставлялись даже таблички с моторов.

За этот же период полк потерял 18 «Аэрокобр» сбитыми и не вернувшимися с боевых заданий, 2 – в авариях и 11 лётчиков. За апрель был пополнен 19 «Аэрокобрами» (из них P-39D-2 №№ 41-38416,429,458, 520) и 4 Р-40Е, полученными от 45 ИАП, 84 ИАП и 25 ЗАП. Последней, 5 июня, получена 41-38423.

Покрышкин был удостоен звания ГСС 24 апреля, тогда же сменил свою старую Р- 39D-2 «белая 13» на новую модели N (знаменитая «белая 100»), Уже 24 августа получил вторую Звезду Героя за 455 боевых вылета и 30 личных побед.

Третьим асом ВВС КА был Григорий Речкалов. Интересно, что его не хотели брать в летное училище по медицинским причинам. Начал воевать с лет-а 1941 года в 55-м ИАП, летая на И-16 и И-153. Речкалов одержал три победы, но в одном из вылетов был сбит и надолго попал в госпиталь.

В полк вернулся только летом 1942 года. Одержал несколько побед, летая на Як-1, а позже и на Р-39. 24 мая получил звание ГСС за 194 боевых вылета и 14 побед (из них 2 – в группе), в июне стал командиром 1-й эскадрильи 16-го ГвИАП.

В 1943 году наравне с Речкаловым и Покрышкиным в полку блистала «звезда» Вадима Фадеева, который имел прозвище «Борода». Войну начал младшим лейтенантом на И-16 на Южном Фронте.

В ноябре 1941 года во время боев за Ростов-на-Дону самолет Фадеева был поражен зенитным огнем и летчик был вынужден посадить свой И-16 на ничейной земле. Летчик под градом пуль побежал в сторону советских позиций, а потом с пистолетом в руках возглавил контратаку!

В декабре 1941 года был переведен в 630- й ИАП, где летая на «Киттихауке» одержал свою первую победу. В конце 1942 года Фадеев был направлен в 16-й ГвИАП. Вскоре стал асом и вообще легендарной личностью. В конце апреля 1943 года ему было присвоено звание капитана и он стал командовать 3-й эскадрильей. На тот момент он налетал 394 боевых вылета, одержав 20 побед (из них 3 – в группе) в 43 боях.

Вадим Фадеев погиб 5 мая 1943 года, когда его звено было атаковано восьмеркой Ме-109. Тяжело раненный летчик смог посадить поврежденный самолет, но умер в кабине, раньше, чем к самолету подбежали советские солдаты. 24 мая ас был посмертно удостоен звания Герой Советского Союза.

Всего за несколько недель до прихода Фадеева в полку появился Александр Клубов. Летную школу он закончил в 1940 году, однако на фронт попал только в августе 1942 года. За следующие 50 вылетов он уничтожил шесть самолетов на земле и четыре в воздухе, пока не был сбит 2 ноября над Моздоком. Хотя летчик смог воспользоваться парашютом, но сильно обгорел и следующие несколько месяцев провел в госпитале (однако шрамы на лице остались на всю жизнь). По возвращению получил звание капитана и стал заместителем командира эскадрильи.

К началу сентября 1943 года Александр Клубов совершил 310 боевых вылета и одержал 33 победы (из них 19-в группе). Во время Ясско-Кишиневской операции одержал 13 побед за одну неделю.

Клубов погиб 1 ноября 1944 года во время тренировочного полета в ходе переучивания с Р-39 на Ла-7. На тот момент на его счету было 50 побед (из них 19-в группе), одержанных в 457 боевых вылетах. Посмертно 27 июня 1945 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

2 мая 1944 года 9-я ГвИАД, в этот момент возглавляемая Покрышкиным, вернулась на фронт и участвовала в заключительной фазе Ясско-Кишиневской операции, потом была Львовско-Сандомирская и наконец Берлинская операции.

Примерно в конце 1944 года началось сильное давление на Покрышкина верховным командованием с целью перевооружения с закоокеанских «Аэрокобр» на отечественные Яки. Сам ИАП был против этого, его поддерживало большинство летчиков (особенно после гибели Клубова).

Новый командир 16-го ГвИАП Речкалов был в очень плохих отношениях с Покрышкиным и вскоре он был снят с должности и заменен на командира 100-го ГвИАП Бориса Глинку. Несмотря на это Речкалов все таки получил 1 июля вторую Звезду Героя (за 52 победы, из них 6 – в группе). Через две недели Борис Глинка был ранен в воздушном бою и сильно пострадал при покидании «Аэрокобры». Ранения были настолько серьезные, что до конца войны он больше в строй не вернулся. Ставить на командование 16-м ГвИАП был просто некого и Покрышкин скрепя сердце согласился на возвращение Речкалова.

Всего на момент окончания войны Григорий Речкалов выполнил 450 боевых вылета и в 122 боях одержал 62 победы (из них 6 – в группе). Стоит отметить, что противостояние двух асов продлилось всю жизнь и даже выплеснулось на страницы их мемуаров.

В феврале 1945 года 9-я ГвИАД была переброшена через всю Германию в поисках лучшего аэродрома. Покрышкин нашел оригинальное решение этой проблемы, приспособив для базирования самолетов дивизии несколько полос автобанов.

После Речкалова (отправленного на штабную должность в феврале 1945 года) командиром 16-го ГвИАП стал инспектор по пилотированию 9-й ГвИАД Иван Бабак. Он командовал полком до 22 апреля, когда был сбит зениткой и попал в плен.

Покрышкин продолжал летать до самого конца войны, выполнив всего 650 боевых вылетов и участвуя в 156 боях. Его официальный счет составляет 65 побед (из них 6 – в группе), однако некоторые исследователи доводят его счет до 72 личных. 30 летчиков под его командованием получили звание ГСС, а несколько – даже дважды.

Подполковник Иван Любимов командовал 11-м ГвИАП ВВС ЧФ в конце 1943 года, а в октябре стал командовать 4-й ИАД ВВС ЧФ. Он совершил 115 боевых вылета и одержал 10 побед (из них 4 – па Р-39). Все победы одержал после того как в начале войны у него была ампутирована нога.

Подполковник Иван Любимов командовал 11-м ГвИАП ВВС ЧФ в конце 1943 года, а в октябре стал командовать 4-й ИАД ВВС ЧФ. Он совершил 115 боевых вылета и одержал 10 побед (из них 4 – па Р-39). Все победы одержал после того как в начале войны у него была ампутирована нога.

Летчик на этой фотографии обычно идентифицируется как капитан Дмитрий Зюзин из 11 ГчИАП ВВС ЧФ. Он выполнил 535 боевых вылета, одержал 15 побед, став ГСС. В августе 1945 года Зюзин участвовал в короткой войне с Японией.

Летчик на этой фотографии обычно идентифицируется как капитан Дмитрий Зюзин из 11 ГчИАП ВВС ЧФ. Он выполнил 535 боевых вылета, одержал 15 побед, став ГСС. В августе 1945 года Зюзин участвовал в короткой войне с Японией.

Похожие книги из библиотеки

Танки ленд-лиза в бою

Ленд-лиз остаётся одной из самых спорных и политизированных проблем отечественной истории со времён советского агитпропа, который десятилетиями замалчивал либо прямо фальсифицировал подлинные масштабы и роль помощи союзников: даже в мемуарах наши лётчики и танкисты зачастую «пересаживались» с «импортной» на отечественную технику

Причём больше всего не повезло именно ленд-лизовским танкам, незаслуженно ославленным как жалкие «керосинки» с «картонной» бронёй и убогими «пукалками» вместо орудий. Да, лёгкий американский Стюарт по понятным причинам был слабее среднего Т-34, но в то же время на порядок лучше лёгких Т-60 и Т-70, вместе взятых! И вообще, если ленд-лизовские танки были так уж плохи — почему Красная Армия широко применяла их до самого конца войны в составе гвардейских мехкорпусов на направлениях главных ударов?

В своей новой книге ведущий специалист по истории бронетехники опровергает расхожие идеологические штампы, с цифрами и фактами доказывая, что «шерманы» и «валентайны», бок о бок с ИСами и «тридцатьчетвёрками» дошедшие до Берлина, также заслужили добрую память и право считаться символами нашей Победы.

Содержит таблицы.

* * *

Советские супертанки

Развитие конструкций танков на рубеже 20-х —30-х годов, при фактически полном отсутствии эффективных средств противотанковой обороны, привело к созданию супертанков — тяжелых многобашенных боевых машин. Действительно, при почти одинаковой толщине брони тяжелый танк логично должен был отличаться от легкого более мощным вооружением. Поэтому английский (а англичане тогда были законодателями моды в танкостроении) тяжелый танк «Индепендент», послуживший прототипом для советского тяжелого танка Т-35, в качестве основного вооружения нес 47-мм пушку, такую же, как и легкий «Виккерс 6-тонный», но вооружался еще четырьмя пулеметами во вращающихся башнях.

Советские конструкторы пошли дальше: в главной башне танка Т-35 устанавливалась 76-мм пушка, предназначенная для действий по полевым укреплениям в основном фугасными снарядами. Борьба с танками возлагалась на две средние башни с 45-мм пушками, по пехоте должны были «работать» пулеметы в двух малых башнях. В те годы супертанк виделся именно таким — ощетинившимся стволами пушек и пулеметов «сухопутным броненосцем». Однако, в отличие от корабля-броненосца, командир такой боевой машины просто физически не мог справиться с его управлением. Находясь в главной башне, имея ограниченный сектор обзора, командир должен был держать в уме сектора обстрела средних башен, которых он не видел, да еще и давать команды механику-водителю на остановку для выстрела, не зная, можно ли в данный момент вести огонь из нужной башни, и если можно, то куда.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Секретное оружие Гитлера. 1933-1945

«Секретное оружие Гитлера. 1933-1945» — книга, которая описывает основные аспекты развития секретного оружия Германии в 1933-1945 годах. Данное пособие полностью исследует программу вооружения Германии: от сверхтяжелого танка Р1000 «Ratte» (Ратте) до высокоэффективной миниатюрной подводной лодки «Seehund» (Зеехунд). Книга насыщена различной информацией и секретными данными немецкого вооружения в годы Второй мировой войны. Повествует о том, как испытывались в бою истребители с реактивным двигателем, описывает боевую мощь противокорабельной ракеты воздушного базирования Hs 293.

Кроме того, пособие включает большое количество показательных иллюстраций, сводных таблиц, карт боевых действий.

Авианосцы, том 2

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.