Стрелковые дивизии

На протяжении всей войны стрелковая дивизия[323] была самым крупным и распространенным пехотным соединением[324] Красной Армии, обладающим фиксированной организационной структурой. Дивизия служила основным тактическим элементом стрелковых корпусов и полевых (общевойсковых) армий, хотя иногда дивизии действовали, находясь в прямом подчинении у фронта. Когда началась война, стрелковые дивизии состояли из трех стрелковых полков, двух артиллерийских полков и большого количества вспомогательных частей, имея по штату численность в 14 000 бойцов с 16 легкими танками (см. таблицу 6.2).

Однако, как и в случае с остальной войсковой структурой Красной Армии, эти дивизии оказались слишком громоздкими для того, чтобы их неопытный командный состав мог эффективно управлять ими в бою, а их тыловое обеспечение не соответствовало требованиям современной мобильной войны. В результате к концу лета и осенью 1941 года Народный Комиссариат Обороны (НКО) уменьшил организационную структуру своих стрелковых дивизий и начал формировать вместо них меньшие по численности стрелковые бригады — в действительности же предельно облегченные дивизии. Хотя малая численность сделала эти соединения идеальным средством для обучения командного состава Красной Армии управлению войсками дивизионного уровня и ниже, эти слабые стрелковые дивизии не обладали достаточной огневой мощью и подвижностью для ведения мобильных оборонительных или наступательных действий высокой интенсивности. В итоге они зачастую несли катастрофические потери от более опытного и сильного вермахта.

Поэтому весной 1942 года НКО перестал формировать стрелковые бригады и начал преобразовывать их в полнокровные дивизии, постепенно повышая их огневую мощь и тыловое обеспечение путем добавления к организационной структуре такой дивизии нового вооружения и вспомогательных структур.

В результате к февралю 1943 года стрелковые дивизии состояли из трех стрелковых полков, артиллерийского полка, учебного батальона и ряда меньших вспомогательных частей, включая противотанковый и саперный (инженерный) батальоны. Каждый полк, в свою очередь, состоял из трех стрелковых батальонов, одной четырехорудийной батареи 76-мм полевых орудий, шестиорудийной противотанковой 45-мм батареи, минометной батареи с шестью 120-мм минометами и роты автоматчиков. Стрелковые батальоны, в свою очередь, состояли из трех стрелковых рот, пулеметной роты, минометной роты с девятью 82-мм минометами и взвода противотанковых пушек из двух 45-мм орудий. Дивизионная артиллерия состояла из двенадцати 76-мм и двенадцати 122-мм орудий, разделенных на три дивизиона.

Организованная таким образом дивизия насчитывала 9435 бойца, имея на вооружении 12 орудий 122-мм калибра, 32 орудия 76-мм калибра, 106 минометов калибром 122 и 82 (а иногда и 50) мм, 48 противотанковых 37-мм или 45-мм пушек, 212 противотанковых ружей, 6484 винтовки и карабина, 727 автоматов, 494 легких пулемета и 111 тяжелых (станковых) пулеметов, 123 автомашины и 1700 лошадей.[325] На протяжении первой половины 1943 года НКО слегка снизил штатную численность стрелковой дивизии, но повысил ее огневую мощь, увеличив число автоматов на 50 процентов. В целом число стрелковых дивизий в Красной Армии увеличилось с 198 на 22 июня 1941 года до 489 на 31 декабря 1943 года.

Для отличия стрелковых дивизий, хорошо проявивших себя в боях, летом 1941 года НКО наградил три из них званием гвардейских. В продолжение этой практики до 31 декабря гвардейские звания получили в общей сложности 10 стрелковых дивизий (с 1-й по 10-ю): бывшие 100-я, 127-я, 153-я, 161-я, 107-я, 120-я, 64-я, 316-я, 78-я и 52-я соответственно. Эти новые гвардейские дивизии имели штат в 10 670 бойцов, в декабре 1942 года им был добавлен 36-пушечный артиллерийский полк. Таким образом, они были несколько сильнее обычных советских стрелковых дивизий. Однако безотносительно к своим званиям и обозначениям большинство стрелковых дивизий Красной Армии на протяжении всей войны имели существенно меньшую численность (иногда всего 1500 бойцов) и гораздо более слабую артиллерийскую поддержку. Число гвардейских стрелковых дивизий в Красной Армии продолжало расти: на 1 февраля 1943 года их было 99, на 1 июля — 96, на 31 декабря — 97.

Когда началась война, Красная Армия имела всего три мотострелковые дивизии. Одна из них, знаменитая 1-я Московская мотострелковая дивизия, находилась в составе базирующегося в Москве 7-го механизированного корпуса, а две другие — на Дальнем Востоке. После того, как 1-я Московская мотострелковая дивизия была в начале июля 1941 года уничтожена в боях под Оршей и Смоленском, НКО переформировал ее, превратив в августе 1941 года в 1-ю танковую дивизию, в сентябре — в 1-ю мотострелковую дивизию, а вскоре она стала 1-й гвардейской мотострелковой дивизией, каковой и пробыла до середины 1943 года.

Хотя 82-я мотострелковая дивизия, приданная в начале войны Забайкальскому военному округу, называлась мотострелковой, она имела структуру обычной моторизованной дивизии. После того, как в октябре 1941 года она была переброшена на запад к Москве, НКО реорганизовал дивизию в обычную стрелковую. Наконец, в конце сентября 1941 года 10-я танковая дивизия была преобразована в 107-ю мотострелковую; в середине 1942 года она стала обычной стрелковой дивизией. Еще две другие мотострелковые дивизии, имевшиеся в Красной Армии в июне 1941 года, 36-я и 57-я, являлись остатками более старого механизированного корпуса формирования 1940 года. До конца войны обе они оставались на Дальнем Востоке.

Таким образом, к началу 1943 года Красная Армия имела три мотострелковые дивизии: 1-ю гвардейскую Московскую и две мотострелковые дивизии на Дальневосточном театре.

В июне 1941 года Красная Армия также имела специализированные горнострелковые дивизии, структура которых была несколько проще, чем у стандартных стрелковых. Они были оснащены для ведения боевых действий в горной местности. Девятнадцать таких дивизий дислоцировались на Южном фронте, в Северо-Кавказском, Закавказском, Среднеазиатском и Дальневосточном военных округах и при отдельной 9-й армии[326] в Крыму. Каждая такая дивизия состояла из четырех горнострелковых полков, двух полков горной артиллерии, противотанковой батареи, саперного батальона и службы тыла. Вместо обычного вооружения стрелковой дивизии горнострелковые дивизии имела двадцать пять горно-вьючных 122-мм гаубиц, шестнадцать горных 76-мм орудий, восемь противотанковых 45-мм пушек и восемь 37-мм зенитных орудий, а также двенадцать 107-мм горных минометов, шестнадцать 82-мм и шестьдесят 50-мм минометов.[327] Хотя горнострелковые дивизии не уступали в живой силе стандартным стрелковым дивизиям, они были намного более хрупкими, нежели их линейные аналоги.

После того, как наступающий вермахт уничтожил в ходе операции «Барбаросса» большую часть этих горнострелковых дивизий, НКО либо расформировал оставшиеся, либо преобразовал их в обычные стрелковые, оставив лишь несколько таких дивизий в горных районах Кавказа.

Кроме того, в Красной Армии также имелось небольшое число горнострелковых бригад, полков и отдельных отрядов. В целом количество горнострелковых дивизий сократилось с 19 на 22 июня 1941 года до 4 на 31 декабря 1943 года.

Похожие книги из библиотеки

Линейные корабли типа “Иоанн Златоуст”. 1906-1919 гг.

В книге на основе документов из фондов РГА ВМФ рассказывается об истории проектирования, строительства и службе последних линкоров-додредноутов “Иоанн Златоуст” и “Евстафий”. Именно на эти корабли легла вся тяжесть кампаний 1914–1915 гг. на Черном море по пресечению операций германо-турецкого крейсера “Гебен”, которую они с честью выдержали.

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 1

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Удар и защита [От стрелы и щита до танка]

Удар и защита

Во всякой битве каждый боец старается нанести противнику такой удар, чтобы тот свалился на землю замертво или хотя бы раненный. Победа в бою достается тому войску, которое своими ударами успеет настолько обессилить другое войско, что оно уже не может более сопротивляться.

Удар — главное дело в бою!

Но не единственное. От всякого удара есть защита. Чем лучше защита, тем меньше вреда от удара.

Поэтому второе важное дело в бою — защита.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.