1.4 K

Советское военное чудо 1941-1943. Возрождение Красной Армии

Противотанковая (истребительно-противотанковая) артиллерия

Противотанковая (истребительно-противотанковая) артиллерия

Поскольку в своей «молниеносной войне» немцы полагались в первую очередь на танковые войска, Красная Армия, если она надеялась победить вермахт и выиграть войну, должна была создать крупные и эффективные противотанковые (истребительно-противотанковые) артиллерийские силы. Как ярко продемонстрировали операции «Барбаросса» и «Блау», в 1941 и 1942 годах у Красной Армии такие силы отсутствовали.

Когда началась война, помимо легких противотанковых частей и подразделений в составе действующих фронтов и армий, наиболее важными противотанковыми силами Красной Армии являлись ее большие, но неэффективные истребительно-противотанковые бригады, десять из которых были сформированы в апреле 1941 года в резерве РГК и переданы приграничным военным округам вскоре после начала войны. Кроме того, в конце июня — начале июля НКО сформировал одиннадцатую противотанковую бригаду, но та просуществовала недолго.[491] Каждая такая бригада состояла из двух противотанковых полков, инженерно-саперного батальона для закладки мин, автотранспортного батальона и небольшой службы тыла при общей численности в 5309 бойцов и 120 противотанковых орудий, включая сорок восемь 76-мм противотанковых пушек, сорок восемь 85-мм противотанковых пушек и — теоретически — двадцать четыре 107-мм противотанковых пушки, а также шестнадцать 37-мм зенитных автоматов, двенадцать пулеметов ДШК, 706 грузовиков и других автомашин, 10 мотоциклов, 180 тракторов (в том числе 60 ремонтных летучек) и две бронемашины.[492]

Противотанковые полки этих бригад состояли из пяти противотанковых дивизионов, первый и второй из которых были вооружены 76-мм противотанковыми пушками, третий — 107-мм пушками, четвертый и пятый — 85-мм зенитными орудиями, используемыми в роли противотанковых. Помимо них в полку имелся зенитный дивизион.[493] Однако, поскольку НКО не имел этих самых 107-мм орудий, третий дивизион тоже оснащался 76-мм пушками. Эти противотанковые дивизионы состояли из трех батарей с четырьмя противотанковыми пушками в каждой при общей численности в 12 орудий в каждом дивизионе, а зенитный дивизион бригад состоял из двух батарей с четырьмя 37-мм зенитными орудиями и шестью пулеметами ДШК.[494]

Хотя на бумаге эти бригады выглядели мощными, на практике они обладали массой недостатков, в число которых входила неспособность вести артиллерийскую разведку и обнаруживать цели, острая нехватка тракторов и других машин, чрезмерное число подчиненных частей, делавшее невозможным действенное управление, а также неэффективность их 85-мм орудий против немецких танков.[495] В результате вторгшийся вермахт в первые же несколько недель войны сильно потрепал эти бригады, сразу же уничтожив четыре из них в ходе приграничных боев, после чего НКО было вынуждено реорганизовать оставшиеся в семь противотанковых артиллерийских полков.

После первоначального разгрома НКО мало-помалу восстановил противотанковые возможности Красной Армии, добавляя в свои полевые войска подразделения противотанковых ружей и пушек, одновременно формируя в составе РВГК множество меньших по численности полков и дивизионов противотанковой артиллерии. Этот процесс начался в конце июня — июле с формирования 20 истребительно-противотанковых полков примерно с такой же организацией, что и у полков прежних противотанковых бригад. Однако, поскольку эти полки проявили себя столь же плохо, как и первоначальные бригады, в середине июля началось формирование 15 противотанковых полков, состоящих из пяти четырехорудийных батарей. Каждый такой полк имел 20 противотанковых пушек — главным образом 85-мм пушек старого образца, так как 76-мм орудий по-прежнему не хватало.[496] Эту необычную практику подчинения батарей в противотанковых частях напрямую командованию полка НКО продолжал до самого конца войны.

Так как новые пятибатарейные противотанковые полки оказались слишком слабыми, чтобы уцелеть в бою с танковыми войсками вермахта, в сентябре 1941 года НКО начал формировать два новых вида противотанковых полков — тяжелые и легкие. Тяжелый полк состоял из шести батарей, имея в целом двадцать 76-мм и четыре 25-мм или 37-мм противотанковых пушки, а легкий полк имел четыре батареи при восьми 85-мм и восьми 37-мм или 45-мм пушках.[497] К концу года НКО создал 37 таких полков.

Значение, которое НКО придавал формированию противотанковых войск в 1941 году, подчеркивается их количеством — 72 созданных до конца года противотанковых полка включали в себя 2396 противотанковых пушек (в том числе 960 85-мм зенитных орудий), или 57 процентов артиллерии, поступившей за этот год в арсенал Красной Армии[498] (см. таблицу 8.2).[499] Однако к концу года вермахт уничтожил 28 из этих полков, и на 1 января 1942 года в войсковой структуре РВГК оставалось лишь 57 противотанковых полков, одна противотанковая бригада и один отдельный противотанковый дивизион.[500] Несмотря на трехкратное увеличение количества противотанковых артиллерийских полков, количество их противотанкового вооружения снизилось с 1360 орудий или 17,5 процентов всего арсенала артиллерийского вооружения на 22 июня до 1118 орудий или 11 процентов арсенала артиллерийского вооружения армии на 31 декабря.[501] Ставка справедливо сочла подобное положение нетерпимым.

Однако увеличение выпуска Советами к концу 1941 года нового образца 76-мм противотанковой пушки ЗиС-3 позволило НКО сформировать оснащенные этими орудиями новые противотанковые артиллерийские полки и заменить используемые против танков 37-мм и 85-мм зенитные орудия, передав 85-мм орудия на усиление зенитных частей. В декабре НКО сформировал один новый противотанковый полк и реорганизовал девять других, оснастив их новыми 76-мм орудиями ЗиС-3.

Эти полки обеспечили Красную Армию противотанковой поддержкой во время московского контрнаступления. Они состояли из шести батарей с четырьмя орудиями в каждой; пять таких батарей оснащались 76-мм противотанковыми пушками, а одна-25-мм или 37-мм противотанковыми пушками, всего в полку насчитывалось 24 орудия. После завершения Красной Армией зимней кампании НКО в апреле-мае 1942 года стандартизировал организацию противотанковых войск РВГК, расформировав последнюю противотанковую бригаду и преобразовав все противотанковые полки в пятибатарейные, по четыре 76-мм или 45-мм противотанковых пушки в каждой батарее.[502] Оснащенные 45-мм пушками полки НКО сохранил потому, что 76-мм орудий пока производилось недостаточно для оснащения ими всех противотанковых полков. Однако в начале июля 1942 года НКО компенсировал эту нехватку, добавив всем отличившимся в бою противотанковым полкам по шестой батарее и увеличив тем самым численность ряда противотанковых полков до 564 человек личного состава и 24 орудий.[503]

В мае 1942 года НКО переименовал свои истребительно-противотанковые полки в легкие артиллерийские, чтобы отличить их от истребительных полков, бригад и дивизий, которые он в апреле-мае 1942 года имел в структуре стрелковых войск и которые также предназначались для борьбы с бронетехникой противника (см. главу 6). Однако это изменение названия продержалось недолго, так как с уже 1 июля 1942 года НКО именовал все свои противотанковые и легкие артиллерийские войска истребительно-противотанковой артиллерией[504] — то есть артиллерией, истребляющей танки.[505]

Несмотря на стремление НКО стандартизировать в 1942 году организацию противотанковых артиллерийских полков, действующие фронты Красной Армии, да и сам Наркомат обороны то и дело формировали варианты полков, приспособленных для местных условий или для выполнения особых задач. Например, Ленинградский фронт сформировал 11 противотанковых полков РВГК, состоящих из четырех дивизионов, в этих полках имелось по тридцать шесть 76-мм и восемнадцать 45-мм пушек.[506] С другой стороны, Закавказский фронт сформировал в ноябре 1942 года два истребительно-противотанковых полка, состоящих из четырех батарей — по двенадцать 45-мм пушек на полк.[507]

В этот же период НКО сформировал два новых вида специализированных истребительно-противотанковых полков. В июне 1942 года были созданы три новых тяжелых истребительно-противотанковых полка, предназначенных специально для борьбы с тяжелыми немецкими танками. Каждый такой полк состоял из пяти батарей с пятнадцатью 107-мм противотанковыми пушками. В августе 1942 года для обеспечения стрелковых войск ближней противотанковой поддержкой были сформированы четыре противотанковых дивизиона, состоящих из трех батарей и имевших в целом двенадцать 76-мм противотанковых пушек на дивизион.[508]

Несмотря на энергичное восстановление противотанковых войск РВГК, Ставка считала, что для гарантии успеха в запланированных на ноябрь 1942 года наступлениях Красной Армии требуется еще большее количество более мощных и более эффективных истребительно-противотанковых сил. В результате, начав 31 октября формирование 18 новых артиллерийских дивизий, НКО включил в состав каждой из них три истребительно-противотанковых полка, каждый из которых имел шесть батарей при общей численности в двадцать четыре 76-мм пушки.[509]

Всего за 1942 год было сформировано 192 истребительно-противотанковых полка и четыре истребительно-противотанковых дивизиона РВГК, но к концу года отдельные дивизионы были включены в полки, увеличив численность всей противотанковой артиллерии РВГК на 1 января 1943 года до 249 полков, в том числе 171 отдельный и 78 — в составе артиллерийских дивизий. 95 из этих полков НКО выделил действующим фронтам. За тот же период НКО, несмотря на потерю в боях 31 истребительно-противотанкового полка, пятикратно увеличил численность противотанковых сил Красной Армии. Теперь общий арсенал вооружений РВГК насчитывал 4117 противотанковых пушек — 60 процентов от общего увеличения артиллерии РВГК.[510]

Количество и распределение истребительно-противотанковых полков РВГК среди действующих фронтов Красной Армии на 15 ноября 1942 года наглядно демонстрировали, где именно Ставка планирует проводить осенью свои важнейшие стратегические наступления либо контрнаступления: на Ржевско-Вяземском направлении силами Калининского и Западного фронтов, поддержанных Московской зоной обороны, и на Сталинградском направлении силами Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов. Одновременно Ставка также сосредоточила 55 из 60 истребительно-противотанковых полков у себя в резерве в Московском и Горьковском учебно-артиллерийских центрах, неподалеку от Западного стратегического направления (см. таблицу 8.3).

Помимо усиления истребительно-противотанковых артиллерийских войск РВГК проходило и наращивание армейских противотанковых сил. Между 1 апреля и 30 сентября 1942 года было создано 49 новых отдельных батальонов противотанковых ружей. Первые три таких батальона имели по три роты, вооруженных 72 противотанковыми ружьями, а остальные батальоны — по четыре роты или 108 противотанковых ружей, всего в батальонах насчитывалось 4212 противотанковых ружей.[511]

Это быстрое увеличение противотанковых сил в войсковой структуре Красной Армии не смогло помешать вермахту добиться успеха на начальном этапе операции «Блау», однако сыграло роль в его остановке в октябре и дало Красной Армии возможность провести в ноябре успешное Сталинградское наступление и последующее зимнее наступление. Однако срыв наступления Красной Армии в марте 1943 года убедил Ставку, что если Красная Армия намерена позже в том же 1943 году начать и довести до конца глубокие наступательные операции, ей потребуются более сильные и многочисленные истребительно-противотанковые войска.

На 1 января 1943 года истребительно-противотанковая артиллерия РВГК включала в себя 249 истребительно-противотанковых артиллерийских полков шести разновидностей, имевших от четырех до шести батарей и от 15 до 54 противотанковых пушек в каждом. В их числе был 171 отдельный полк и 78 полков в составе 26 артиллерийских дивизий, которые Ставка выделяла действующим фронтам в соответствии со своими стратегическими приоритетами и условиями местности (см. таблицу 8.4).[512] Кроме того, НКО создал четыре истребительно-противотанковых артиллерийских дивизиона с 12 противотанковыми пушками в каждом и 53 батальона противотанковых ружей двух видов, имевших от трех до четырех рот и от 72 до 108 противотанковых ружей.[513] Всего в арсенале РВГК на этот момент имелось 3224 противотанковых пушки, в том числе сорок пять 107-мм, 2276 — 76-мм и 1502 — 45-мм (60 процентов всего количества артиллерии РВГК), а также 4412 противотанковых ружей. 83 противотанковых артиллерийских полка, созданных на 1 января 1943 года в общевойсковых армиях, добавили к противотанковому вооружению Красной Армии еще 1992 пушки.[514]

На протяжении всего 1943 года НКО лихорадочно трудился над усилением противотанковых войск Красной Армии, вводя в состав общевойсковых и танковых армий истребительно-противотанковые артиллерийские полки, формируя истребительно-противотанковые бригады, увеличивая количество противотанковых пушек в отдельных истребительно-противотанковых полках РВГК, усиливая и улучшая мобильность своей истребительно-противотанковой артиллерии.

Процесс этот НКО начал 10 апреля 1943 года, когда добавил ко всем общевойсковым армиям новый вид тяжелых истребительно-противотанковых полков, а ко всем танковым армиям — более легкий их вариант, а также сформировав в составе РВГК истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. Тяжелые полки состояли из шести батарей с общей численностью по двадцать четыре 76-мм пушки в каждом, а легкие полки имели по пять батарей и двадцать 45-мм пушек. В конечном итоге все истребительно-противотанковые полки с 76-мм пушками были реорганизованы по первому типу, а оснащенные 45-мм пушками — по второму.[515]

Но самым важным было то, что апрельский приказ НКО создал в составе РВГК новые истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. Это были самые крупные противотанковые соединения, какие Красная Армия имела за время войны. Они состояли из трех истребительно-противотанковых полков с 20 пушками в каждом, разведывательного батальона, пулеметного взвода, инженерно-топографического взвода и взвода связи, а также небольшой транспортной службы. Два истребительно-противотанковых полка бригады имели по пять батарей с четырьмя 76-мм пушками, а третий — пять батарей с четырьмя 45-мм пушками. В бригаде численностью в 1297 человек личного состава насчитывалось сорок 76-мм и двадцать 45-мм противотанковых пушек, 60 противотанковых ружей, 30 ручных пулеметов, 115 грузовиков и 75 тракторов.[516]

Структуру этих бригад и полков НКО продолжал совершенствовать на протяжении всего 1943 года. Например, в июне он начал заменять в истребительно-противотанковых бригадах слабые 45-мм пушки новыми 57-мм противотанковыми пушками ЗиС-2, которые советская промышленность начала производить во все больших количествах, и в сентябре завершил этот процесс.[517] Вскоре после этого, 45-мм пушки были заменены 57-мм и в отдельных истребительно-противотанковых полках РВГК.

В июне НКО также начал сокращать численность личного состава и автотранспорта во многих специализированных и местных вариациях истребительно-противотанковых артиллерийских полков РВГК, а с июня по сентябрь расформировал истребительно-противотанковые дивизии и бригады в общевойсковых армиях — главным образом потому, что командующие армиями и корпусами применяли их как обычные пехотные соединения. 15 из этих бригад были преобразованы в обычные истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. В тот же период НКО расформировал истребительно-противотанковые дивизионы РВГК и отдельные батальоны противотанковых ружей, первые- потому что они оказались неэффективными против новых немецких тяжелых танков, а вторые — потому что теперь имелись в изобилии более мощные противотанковые пушки.

Боевой опыт Красной Армии во второй половине 1943 года показал, что истребительно-противотанковые бригады и полки являлись наиболее эффективными инструментами для борьбы с танками вермахта. Поэтому в декабре НКО добавил к полкам части истребительно-противотанковых бригад шестую батарею, увеличив численность таких бригад с 60 до 72 пушек.[518]

В результате этих мер на 31 декабря 1943 года в составе Красной Армии имелось 50 истребительно-противотанковых артиллерийских бригад, 135 отдельных истребительно-противотанковых артиллерийских полков и четыре отдельных истребительно-противотанковых дивизиона РВГК (см. таблицу 8.5). К этому времени общая численность противотанковой артиллерии РВГК поднялась до 6692 пушек, включая тридцать 107-мм пушек, 5228 — 76-мм пушек, 1132 — 45-мм[519] пушки и 302 — 45-мм противотанковых пушки, то есть 37,8 процента от всего артиллерийского оружия РВГК. Это знаменовало более чем двукратное увеличение по сравнению с 1 января 1943 года (3224 орудий) и шестикратное — по сравнению с первым 1941 годом (1360 орудий на 22 июня 1941 года и 1188 орудий на 1 января 1942 года).

Наряду с увеличением танковых и механизированных войск Красной Армии это резкое возрастание количества, численности и эффективности противотанковых войск РВГК с января 1942 года по 31 декабря 1943 года превратило Красную Армию в мощную наступательную силу, готовя гибель вермахту, его танковым войскам и немецкому блицкригу.

Похожие книги из библиотеки

Экипажи германских субмарин 1933-1945

Вряд ли какое-нибудь элитное формирование вооруженных сил Третьего Рейха понесло в войну потери большие, чем потери среди экипажей подводных лодок кригcмарине. В войну погибло примерно 75–80 % германских подводников, однако боевой дух питомцев Дениц оставался на исключительно высоком уровне до самого последнего дня войны в Европе. В массе своей германские подводники сохранили столь не типичный для Второй мировой войны дух рыцарства, хотя, конечно, и среди них встречались исключения.

Действия субмарин могли быть успешными только если команда действовала как единое целое, здесь каждый моряк зависел друг от друга. Экипажам лодок (48 человек на типе VII и 55 — на типе IX) по многу недель приходилось проводить в тесноте, без дневного света, а часто вообще в темноте, в жутких погодно-климатических условиях Атлантики, выполняя при этом такую необходимую для Рейха и крайне опасную для команды работу. Особые условия существования вырабатывали особые отношения внутри трудовых коллективов подводных лодок, тот самый элитный боевой дух.

После войны многие с позволения сказать «историки» пытались преуменьшить достижения людей Деница на ниве подводной войны. Более компетентный по сравнению с «историками» человек по фамилии Черчилль оценил работу U-ботов очень высоко:

— В войну я реально боялся одной-единственной угрозы — германских U-ботов.

Военный канон в ста главах

Трактат Цзе Сюаня «Военный канон в ста главах» никогда не издавался за пределами Китая, но его значение трудно переоценить. Это настоящая энциклопедия китайского военного искусства и даже, можно сказать, всей китайской мудрости. Автор разъясняет сто важнейших понятий китайской стратегии, давая читателю очень редкую в китайской литературе возможность получить непосредственное и вместе с тем точное и полное представление о принципах китайской стратегической мысли. Книга будет полезна всем, кто интересуется цивилизациями Востока и военной стратегией.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Отечественные автоматические винтовки

В этой книге приводится информация о всех типах автоматических самозарядных винтовок, созданных в России в период с конца XIX века по сегодняшний день. Даются биографические справки о создателях данного вида оружия, описываются основные конструктивные особенности представленных образцов, рассматриваются перспективы развития данного класса оружия. Издание рассчитано на широкий круг читателей, интересующихся военной техникой