Ракетная артиллерия (гвардейские минометы)

Новейшим и наиболее эффектным оружием в арсенале артиллерийских средств Красной Армии были ракетно-пусковые установки, официально именуемые «гвардейскими минометами», в народе же прозванные «катюшами». Впервые гвардейские минометы появились в середине 1941 года как «секретное оружие», но к началу 1943 года в состав Красной Армии уже входили сотни таких установок, организованных в дивизии, бригады, полки и отдельные дивизионы.[547]

Формирование советских ракетно-артиллерийских войск началось вскоре после начала войны. В июле были созданы первые батареи установок БМ-13, в начале августа — еще пять, и две — в конце этого месяца. В августе и сентябре были сформированы первые восемь полков на установках БМ-8 либо БМ-13, все они сразу же пошли в бой.[548] В конце августа НКО принялся сводить отдельные ракетные батареи в отдельные дивизионы, обозначив первые два номерами 42 и 43.

Первые экспериментальные ракетно-артиллерийские батареи состояли из трех огневых взводов с семью установленными на грузовиках пусковыми системами БМ-13 и одной 122-мм гаубицей для установочного огня. Кроме них, в батарее имелся штабной взвод, небольшая служба снабжения и тыла, а также 44 грузовика, способных перевозить 600 ракет, три заправки горючесмазочных материалов и семидневный запас пайков. Каждая батарея могла выпустить одним залпом 112 ракет М-13, начиненных бризантной взрывчаткой.[549] Однако опыт боев показал, что отдельными ракетными батареями, насчитывавшими от 6 до 9 установок БМ-13, трудно управлять в бою, плотность их огня не причиняла значительного ущерба противнику, а 122-мм гаубица оказалась по сути бесполезна. Поэтому 8 августа Ставка приказала НКО начать формирование восьми новых полков ракетной артиллерии, оснащенных как пусковыми установками БМ-13, так и более легкими БМ-8.[550]

Эти полки нового штата, которые НКО назвал полками гвардейских минометов, состояли из трех дивизионов установок М-13 или М-8, каждый из которых имел три огневых батареи по четыре установки, а также зенитного дивизиона и небольшой службы тыла. Общая численность полка составляла 36 «катюш». В полном залпе полк БМ-8 выпускал по противнику 576 ракет калибром 82 мм, по 1,4 фунта взрывчатки в каждой, а полк БМ-13 — 1296 ракет калибром 132 мм, несущих по 10,8 фунтов взрывчатки. Эти ракетные установки, хоть и отличались низкой точностью, идеально подходили для накрытия широких площадей массированным, интенсивным, пусть и не слишком метким огнем. Когда из них стреляли ночью, жуткий вой, впечатляющие вспышки и обрушиваемый на головы противника беспорядочный огонь вселяли ужас в сердце врага.[551]

НКО формировал эти новые части очень быстро, к концу сентября отправив фронтам в целом девять полков.[552] Организовывало эти полки 1-е Московское Краснознаменное артиллерийское училище, а позже — московский и казанский центры формирования частей гвардейских минометов. 8 сентября ГКО создал должность командующего силами гвардейских минометов в ранге заместителя Народного Комиссара Обороны, а также подчиненное ему Главное управление гвардейскими минометными частями в структуре НКО.[553] Позднее в октябре и ноябре было создано 14 полков гвардейских минометов и 19 отдельных дивизионов.

Во время хаотических и зачастую отчаянных боев в период между Смоленским сражением и битвой за Москву с сентября по ноябрь командующие фронтами и армиями использовали свои ракетные установки, рассеяв их по всему фронту и тем самым сводя на нет их потенциальное боевое воздействие. В итоге Ставка приказала действующим фронтам для повышения боевой эффективности частей гвардейских минометов создать из них оперативные группы и потребовала от всех действующих армий к 11 января 1942 года сделать то же самое.[554] Однако этими мерами проблему решить не удалось. Хуже того, в ноябре-декабре НКО расформировал 9 из 14 полков гвардейских минометов и создал вместо них 28 отдельных дивизионов с двумя батареями в каждом, чем еще больше снизил боевую эффективность этих войск.[555] В итоге, к концу года в структуру Красной Армии входило восемь полков гвардейских минометов и 73 отдельных дивизиона гвардейских минометов.

Некоторые меры для более эффективного сосредоточения ракетных войск были наконец-то предприняты 14 января 1942 года, через четыре дня после того как Ставка издала свою знаменитую директиву от 10 января, в которой резко критиковала боевую отдачу артиллерии Красной Армии во время контрнаступления под Москвой и требовала от всех действующих фронтов и армий использовать артиллерию во всех будущих наступательных операциях, сосредотачивая ее в «артиллерийских наступлениях».[556] После этого НКО сформировал 20 новых полков гвардейских минометов БМ-8 и БМ-13, способных выпустить в одном залпе 384 ракеты М-13 или М-8. Эти полки состояли из трех дивизионов по две батареи в каждом при общей численности 20 пусковых установок.[557] Кроме того, 25 февраля ГКО приказал НКО организовать производство еще 1215 пусковых установок, в том числе 405 БМ-8 и 810 БМ-13, оснастив ими с марта по май еще 50 полков. Вскоре после этого конструкторам оружия была поставлена задача начать разработку еще двух типов ракет — 132-мм М-20 и 300-мм М-30.[558]

Эти меры привели к увеличению числа полков гвардейских минометов в Красной Армии с 8 на 1 января 1942 года до 70 на 1 июля, из них в составе действующих фронтов на 26 июня находилось 57 полков. Однако число дивизионов гвардейских минометов за тот же период снизилось с 74 до 42, так как многие из них были переданы вновь создаваемым танковым, механизированным и кавалерийским корпусам.[559]

4 июня гвардейские минометные войска вновь были реорганизованы, чтобы обеспечить более эффективную поддержку силам Красной Армии во время летне-осенней кампании. Зенитные взводы этих полков были заменены полными батареями с четырьмя 37-мм орудиями в каждой. Одновременно НКО сформировал 20 новых отдельных тяжелых дивизионов гвардейских минометов, оснащенных более мощными пусковыми установками с 300-мм ракетами М-30. Эти тяжелые дивизионы состояли из штаба и трех огневых батарей, имея в общей сложности 32 пусковые установки по четыре ракеты на каждой. Новые 300-мм ракетные снаряды несли по 64 фунта взрывчатки, один новый дивизион мог выпустить одним залпом 384 ракеты на расстояние в 1,74 мили [2,8 километра].[560] К 1 июля 1942 года гвардейские минометные силы Красной Армии включали в себя 70 полков и 52 отдельных дивизиона гвардейских минометов, в том числе и несколько дивизионов М-30.

В июле, после начала летней кампании, НКО сформировал еще 44 отдельных дивизиона гвардейских минометов М-30 с двумя огневыми батареями по 24 пусковых установки в каждом — всего 48 пусковых установок, которых могли давать залпы по 288 ракет.[561] Он также начал сводить новые тяжелые дивизионы гвардейских минометов в тяжелые полки гвардейских минометов, каждый из которых состоял из четырех тяжелых дивизионов гвардейских минометов, и к сентябрю 1942 года сформировал два таких полка. На 1 октября Красная Армия имела 79 полков гвардейских минометов с установками М-8 и М-13, 77 отдельных дивизионов М-30 и 36 отдельных дивизионов М-8 и М-13, при общей численности в 350 дивизионов.[562]

Гвардейские минометы сыграли лишь ограниченную роль в оборонительных боях во время проводимой немцами операции «Блау», но Ставка отвела им куда более значительную роль в проводимых в ноябре 1942 года наступлениях в районах Ржева и Сталинграда. Например, она выделила Западному и Калининскому фронтам для использования в операции «Марс» 103 ракетных дивизионов, в том числе 47 дивизионов М-30, а Юго-Западному, Донскому, Сталинградскому и Закавказскому фронтам для применения в операциях «Уран» и «Сатурн» — 130 дивизионов, в том числе 20 дивизионов М-30.[563]

Накануне этих новых наступлений возросшее производство ракетных установок позволило формировать бригады и дивизии гвардейских минометов, Сперва, до начала наступательных операций, штабы частей гвардейских минометов и оперативных групп гвардейских минометов в составе действующих фронтов сформировали десять тяжелых бригад гвардейских минометов, каждая из которых состояла из пяти тяжелых полков М-30, но имела урезанную службу материально-технического обеспечения.

После начала ноябрьских операций НКО в соответствии с директивой Ставки от 26 ноября приказал своему Управлению частей гвардейских минометов сформировать к 10 января 1943 года три новых тяжелых дивизии гвардейских минометов, а несколько позже — и четвертую. Они получили номера с 1-й по 4-ю. Такая дивизия состояла из штаба, двух тяжелых бригад гвардейских минометов М-30, в свою очередь, подразделявшихся на шесть дивизионов М-30, четыре полка М-13 и подразделения управления огнем. Всего дивизия имела 576 пусковых установок М-30 и 96 машин БМ-13, способных обрушить на противника одним залпом 3840 ракет (2304 М-30 и 1536 М-13) или 230 тонн взрывчатки.[564] В то же время НКО реорганизовал по аналогичному образцу и тяжелые бригады гвардейских минометов М-30 в составе дивизий.[565]

В декабре 1942 года НКО сформировал 11 новых бригад гвардейских минометов М-30 и 47 новых полков гвардейских минометов М-13, увеличив к 1 января 1943 года общую численность гвардейских минометных войск до четырех дивизий, 11 бригад, 91 отдельного полка и 51 дивизиона. К этому времени была также разработана новая ракетная пусковая установка М-31, обладавшая большей мощностью, нежели М-30. Дальность стрельбы увеличилась до 4325 метров, а диаметр разрыва — до 7-8 метров. С начала 1943 года эта установка выпускалась в огромных количествах.[566]

Старания НКО увеличить мощность и количество своей ракетной артиллерии не ослабли и в 1943 году. Уже в январе-феврале были сформированы еще три дивизии гвардейских минометов — 5-я, 6-я и 7-я. Более мощные и лучше управляемые, нежели их предшественницы, эти дивизии состояли из трех тяжелых бригад М-30 или М-31, в свою очередь, подразделявшихся на четыре дивизиона с тремя батареями в каждом при общей численности в 864 пусковых установки. В то время как бригада была способна выпустить одним залпом 1152 ракеты, дивизия могли обрушить на врага в одном опустошительном залпе 3456 ракет из 864 ракетных пусковых установок — на 474 ракеты меньше, нежели дивизия прежнего штата, но общим боевым весом в 320 тонн, то есть на 90 тонн больше прежнего.[567] Тогда же НКО одобрил новую единообразную организацию полков гвардейских минометов М-13 и М-8, придаваемых танковым армиям, танковым, механизированным и кавалерийским корпусам.

Основываясь на боевом опыте зимней кампании, ГКО приказом от 29 апреля 1943 года предписал централизовать артиллерийский огонь в рамках своей концепции «артиллерийского наступления». Одновременно командующий частями гвардейских минометов и его управление были переданы под оперативное руководство командующего артиллерией Красной Армии, причем командующий реактивной артиллерией стал первым заместителем последнего, а начальники гвардейских минометных войск действующих фронтов равным образом стали заместителями начальников артиллерии фронтов.[568]

Многие дивизии гвардейских минометов на протяжении второй половины 1943 года были переданы артиллерийским корпусам прорыва, но при этом несколько из них остались вне оперативных структур. Например, в июле 1943 года четыре из семи дивизий гвардейских минометов РВГК были подчинены артиллерийским корпусам прорыва (2-я — 7-й корпусу, 3-я — 2-му корпусу, 5-я — 4-му корпусу и 7-я — 5-му корпусу), в то время как три (1-я, 4-я и 6-я) остались во фронтовом подчинении или под прямым управлением РВГК.[569]

В этот период полки и дивизионы гвардейских минометов все еще являлись основными «кубиками», составлявшими реактивную артиллерию РВГК. Полк состоял из трех дивизионов с двумя батареями из четырех установок в каждом, а также зенитного дивизиона.[570] В свою очередь дивизионы могли быть легкими и тяжелыми, первые имели по восемь более старых и легких машин М-8 и М-13 и минимальную противовоздушную защиту, вторые — по три батареи с 32 четырехракетными пусковыми станками.[571]

К 31 декабря 1943 года в войсковую структуру Красной Армии входило 7 дивизий, 13 бригад, 108 полков и 6 отдельных дивизионов гвардейских минометов. К этому времени, когда составлялись планы «артиллерийских наступлений» в поддержку крупных операций, представители Ставки в войсках и командующие фронтами Красной Армии традиционно включали массированный налет гвардейских минометов напрямую в планы артиллерийского наступления, и в первую очередь — в план артподготовки, предшествующей общей атаке. По завершении прорыва части гвардейских минометов, подчиненные танковым армиям, танковым, механизированным и кавалерийским корпусам, обеспечивали развитие успеха и поддерживали подвижные войска на протяжении всего наступления.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель ЛаГГ-3

Очередной номер журнала «Авиаколлекция» посвящён советскому истребителю ЛаГГ-3. Эта машина внесла заметный вклад в действия нашей авиации в первые годы Великой Отечественной войны. Вы познакомитесь с историей создания, описанием конструкции, модификациями и вариантами окраски этой машины.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Бронеколлекция 2003 № 01 (46) Амфибии Красной Армии

5 февраля 1932 года советская внешнеторговая фирма АРКОС (Arcos Ltd. — All Russian Cooperative Society Limited) заказала фирме Vickers восемь плавающих танков. Первая машина была поставлена 21 июня, а последняя — 22 октября того же года.

После поступления первых закупленных танков, их испытаний и всестороннего изучения началось интенсивное проектирование отечественных образцов. При этом никакой лицензии не приобреталось.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Неизвестный Антонов

Его называют «последним великим авиаконструктором XX века». Он создал 22 типа самолетов, в том числе самые большие и грузоподъемные в мире, ставшие «визитной карточкой» нашей страны. Именно его машине принадлежит абсолютный рекорд продолжительности активной службы — легендарный Ан-2 серийно выпускался более полувека! А всего на счету прославленного «антоновского» КБ около 500 авиационных рекордов, большинство из которых не побиты до сих пор.

Хотя Олег Константинович Антонов получил всемирное признание как конструктор гражданских и транспортных самолетов, его КБ активно работало и в военной области, о чем прежде не принято было упоминать. Лишь специалисты знают, что среди первых самостоятельных проектов Антонова были разработки фронтового реактивного истребителя и реактивного «летающего крыла». И даже «кукурузник» Ан-2 должен был иметь несколько боевых модификаций: ночной разведчик и корректировщик артиллерийского огня, высотный истребитель аэростатов и даже турбореактивный «стратосферный биплан» с «потолком» около 20 км!

В новой книге ведущего историка авиации подробно рассказано обо ВСЕХ самолетах великого авиаконструктора, как гражданских, так и военных, серийных и экспериментальных, общеизвестных и почти забытых — от планеров 1930-х годов до транспортных гигантов «Руслан» и «Мрия», равных которым нет в мире.