Глав: 13 | Статей: 13
Оглавление
Боевым крещением советских бронетанковых войск стала «необъявленная война» 1939 года на Халхин-Голе, где наши танки и бронеавтомобили впервые применялись массово, вынеся главную тяжесть боев. Это их контрудар предотвратил катастрофу и спас войска Жукова от окружения, ликвидировав опаснейший японский прорыв в районе горы Баин-Цаган. Именно танковые и мотоброневые бригады сыграли решающую роль в генеральном наступлении Красной Армии и разгроме вражеской группировки. Не случайно среди Героев Советского Союза, удостоенных Золотой Звезды за Халхин-Гол, больше всего танкистов, а в качестве памятника той войне на пьедестале установлен танк БТ-5. Но за победу пришлось заплатить очень высокую цену — 253 сгоревших танка и 133 бронеавтомобиля. Впрочем, и японские потери были велики — всего за три дня «самураи» лишились 44 из 73 своих танков, после чего оба их танковых полка были выведены в тыл и в боевых действиях больше не участвовали…

В новой книге ведущего военного историка вы найдете исчерпывающую информацию о боевом применении бронетехники на Хасане и Халхин-Голе — о первой громкой победе советских танкистов, маршала Жукова и сталинской Красной Армии. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.
Максим Коломиецi

Квантунская армия

Квантунская армия

После поражения России в войне 1904–1905 годов Япония по условиям Портсмутского мирного договора получила Ляодунский (Квантунский) полуостров с военно-морскими базами в Дайране и Порт-Артуре, Южно-Маньчжурскую железную дорогу, а также половину острова Сахалин. В 1919 году для обеспечения японских интересов в данном регионе была сформирована Квантунская армия. Она должна была защищать Квантунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу. К началу 1931 года армия состояла из 2-й пехотной дивизии и шести батальонов железнодорожной охраны, всего около 15 тысяч человек.

К этому времени в Китае сложилась довольно сложная политическая обстановка. После революции 1925–1927 годов власть в стране захватили сторонники национальной партии (гоминьдан) во главе с Чан Кай-ши. Однако правительство гоминьдана, располагавшееся в Нанкине, не имело реальной власти во всей стране.


Японские войска в Маньчжурии — танки Тип 94 «ТК» и грузовик Тип 94. Осень 1938 года (ЯМ).

Оно вело упорную борьбу и против правителя Маньчжурии Чжан Сюэ-ляна, и против так называемых «советских» районов, контролируемых частями китайской красной армии в Южном и Центральном Китае. Пользуясь разобщенностью страны, в которой полыхала гражданская война, Генеральный штаб Японии разработал операцию по захвату Маньчжурии. К операции привлекались все силы Квантунской армии. Кроме того, приводились в боевую готовность 19 и 20-я пехотные дивизии, расположенные в Корее, а в метрополии были подготовлены к отправке в Китай одна дивизия и пехотная бригада. Несмотря на огромное численное превосходство китайских войск — армия Чжан Сюэ-ляна насчитывала около 300 тысяч человек — японское командование не сомневалось в успехе.

Боевые действия начались утром 19 сентября 1931 года, а к концу октября почти вся Южная Маньчжурия была захвачена японскими войсками. 4 февраля 1932 года Квантунская армия вступила в Харбин. Плохо вооруженные, слабо подготовленные войска Чжан Сюэ-ляна не смогли оказать достойного сопротивления противнику.

18 февраля того же года была провозглашена независимость нового государства Маньчжоу-Го, в состав которого вошли все провинции Маньчжурии — Хейлунцзян, Гирин и Ляонин. Новое государство возглавил бывший китайский император Пу И, свергнутый во время революции 1911 года. Фактически же Маньчжоу-Го было полностью под контролем Японии, и на его территории размещались части Квантунской армии. А 31 мая 1933 года в местечке Тангу китайское правительство подписало с японским командованием соглашение о перемирии. Китайское правительство признавало японский контроль над Маньчжурией и частью Северного Китая.


Колонна японских легких танков Тип 94 «ТК» одной из пехотных дивизий. Маньчжурия, 1938 год (ЯМ).

Возобновление боевых действий против Китая в июле 1937 года потребовало от японского командования увеличить численность своей армии. К началу 1939 года число пехотных дивизий возросло с 30 (в 1937 году) до 41. Из них 25 находились в Китае, остальные в метрополии и Корее.

К этому же времени Квантунская армия состояла из управлений 3,4 и 5-й армий (по составу фактически являлись корпусами), восьми пехотных дивизий (1, 2, 4, 7, 8, 11, 12, 23), 3-й кавалерийской бригады, восьми отдельных гарнизонов, артиллерийского корпуса и 1-й механизированной бригады (3 и 4-й танковые полки). Всего Квантунская армия насчитывала 270 тысяч человек, около 200 танков и 1052 орудия. Командовал армией генерал Уэда Кенкичи.

Ввиду того, что в отечественной литературе достаточно мало написано о структуре и вооружении японской армии 1930-х годов, автор счел необходимым остановиться на этом немного подробнее.

ПЕХОТА. До 1937 года японские пехотные дивизии формировались по двум штатам: Тип «А-1» — 29400 человек, и усиленная типа «А» — 24600 человек (в западной литературе такие дивизии иногда называют «старыми регулярными»). Как правило, такие дивизии комплектовались наиболее подготовленными кадрами и современным вооружением. Они состояли из двух пехотных бригад (всего четыре полка), а в составе дивизии типа «А-1» имелся еще и танковый отряд. В составе Квантунской армии имелось шесть таких дивизий, которые предназначались в первую очередь для боевых действий против СССР.



13,2-мм пулеметы «Гочкис» на импровизированных полевых станках (показаны стрелками). Эти пулеметы были захвачены частями Красной Армии в боях на Халхин-Голе в августе 1939 года (АСКМ).

Все возрастающий масштаб военных операций в Китае потребовал от японского Генерального штаба увеличения количества соединений. Поэтому с начала 1938 года стали формировать дивизии так называемой «второй волны», имевшие в своем составе только три пехотных полка, всего 13000-16000 человек. Из-за недостатка сил и средств эти соединения часто комплектовались резервистами и солдатами старших возрастов и оснащались устаревшими образцами вооружения.

В боях на Халхин-Голе участвовали подразделения двух японских дивизий — 7 и 23-й, поэтому мы остановимся на них несколько подробнее.

7-я пехотная дивизия была сформирована задолго до 1931 года и относилась к так называемым «старым регулярным дивизиям». Она состояла из двух бригад по два пехотных полка — 13-й (25, 26-й пехотные полки) и 14-й (27, 28-й пехотные полки), 7-го кавалерийского полка, 7-го инженерного полка, 7-го полка полевой артиллерии (четыре дивизиона по две батареи в каждом), 7-го транспортного полка, 7-го дивизионного госпиталя и подразделений обеспечения, всего 24 тысячи человек, 102 орудия, 12 танкеток. К маю 1939 года командиром дивизии был генерал-лейтенант Кунисаки Побору.

23-я дивизия была сформирована в районе Кумомото на острове Кюсю в апреле 1938 года и относилась к дивизиям «второй волны». К началу 1939 года она состояла из 64, 71, 72-го пехотных полков, 23-го разведывательного отряда (кавалерийский эскадрон и рота танкеток), 13-го полка полевой артиллерии (девять батарей), 23-го инженерного полка (две роты) и транспортного полка (две роты автомобилей), всего 14 тысяч солдат и офицеров, 60 орудий, 7 танкеток. Командиром дивизии был назначен генерал-лейтенант Мичитаро Комацубара, считавшийся в японской армии экспертом по России.



Генерал-лейтенант Мичитаро Комаиубара.

Родился в 1885 году. В 1906 году закончил военную академию. С 1919 по 1921 год был помощником японского военного атташе в Советской России, летом 1922 года посетил японские части в Сибири и на Дальнем Востоке. В 1927–1930 годах — военный атташе в Москве. С 1932 по 1935 год работал в Харбине, где возглавлял отдел японской военной разведки, занимающийся Советским Союзом. С августа 1934 года — генерал-майор, в 1937–1938 годах командовал японскими частями в Кирине. С ноября 1937 года — генерал-лейтенант. Свободно говорил по-русски. В ноябре 1939 года снят с должности командира 23-й дивизии, в январе 1940 года вновь возвращен на этот пост. Умер в октябре 1940 года.

Кроме того, в августе 1939 года в район Халхин-Гола были подтянуты части 1, 2 и 4-й пехотных дивизий (их штатная структура была аналогична 7-й пехотной), однако в боях они почти не участвовали.

Основным оружием японской пехоты были 6,5-мм винтовки и карабины Тип 38, более известные в нашей литературе как «Арисака». Офицеры и солдаты технических частей имели 7-мм пистолеты «Намбу» и револьверы «образца 26 года» (1893 г.) японского производства, а также «маузеры» и «браунинги». Кроме того, обязательной принадлежностью японского офицера был армейский меч Тип 94, Тип 95 или Тип 98, или сабля «образца 32 года» (1899 г.).

В качестве автоматического оружия использовались 6,5-мм легкие (ручные) пулеметы «образца 11 года» (1922 г.) и Тип 96. Обычное пехотное отделение из 14 человек имело два таких пулемета. Пулеметные роты пехотных батальонов вооружались тяжелыми (станковыми) 6,5-мм пулеметами «образца 03 года» (1929 г.) и 7,7-мм Тип 92.


Учения 23-й пехотной дивизии. Расчеты 37-мм орудий «Образца 11 года» (1922 г.) на позиции. Район Хайлара, зима 1938–1939 года (ИП).

Тяжелое вооружение пехотных частей состояло из 50-мм гранатометов «образца 10 года» (1921 г.) и Тип 89, 70-мм минометов «образца 11 года» (1922 г.) и 81-мм минометов Тип 97 и Тип 99. Батальонная артиллерия была представлена взводом 70-мм пехотных орудий Тип 92 (могли вести огонь под углами возвышения до 70 градусов, т. е. фактически являясь пушкой-гаубицей), в составе полка было по одной батарее 37-мм противотанковых орудий Тип 94 и 75-мм горных пушек «образца 41 года» (1909 г.). Всего пехотный полк имел 8 70-мм орудий Тип 92, 6 37-мм Тип 94 и 4 75-мм «образца 41 года». Кроме того, в подразделениях 7 и 23-й дивизии имелись 37-мм пехотные орудия «образца 11 года» (1922 г.), которые могли использоваться и как противотанковые.

ПРОТИВОТАНКОВЫЕ СРЕДСТВА. Основным противотанковым средством японской армии была 37-мм противотанковая пушка Тип 94, пробивавшая на дистанции 500 м броню до 40-мм. Кроме того, в частях 7 и 23-й дивизий в небольшом количестве имелись 20-мм автоматические пушки Тип 97.[1] Кроме того, в ходе боев достаточно эффективными противотанковыми средствами оказались 20-мм зенитные орудия Тип 98 и 13,2-мм пулеметы Гочкиса. Последние, судя по фотографиям, устанавливались в шаровых установках на импровизированных полевых станках.

В качестве ручных противотанковых средств японские пехотинцы использовали противотанковые мины, связки ручных гранат и бутылки с бензином.

Гранаты и мины обычно связывались по 4–8 штуки колышками укреплялись на земле перед пехотными окопами на дистанции до 100 м. Взрыв осуществлялся при помощи, проведенной к окопу проволоки. Этот способ давал неплохие результаты. Например, после боя 3 июля в районе горы Баин-Цаган из двадцати осмотренных подбитых танков БТ-5 11-й танковой бригады четыре имели поражения от мин. Кроме того, мины иногда подкладывались под танки из одиночного окопа при помощи бамбукового шеста длиной 4–5 м. Впрочем, эффективность этого способа была довольно низкой, а мощности заряда мины часто не хватало для разрыва гусеницы. Согласно японским данным, их противотанковые мины Тип 93 «…снаряженные небольшим количеством взрывчатого вещества, были неэффективны при использовании их в песках. Танки или обходили, или просто вдавливали их в подобный пеплу грунт. Часто мины вообще не взрывались».



Основной противник советских танков в боях на Халхин-Голе — японская 37-мм пушка Тип 94 (ЯМ).

Что касается бутылок с бензином, то у их появления была своя предыстория. Еще в июле 1937 года майор Нишиура Сусуми, находившийся в командировке в Испании, сообщил в японский Генеральный штаб об успешном использовании бутылок с бензином против танков. Однако опыты, проведенные на полигоне в Японии, дали отрицательный результат. Дело в том, что в качестве мишеней использовались танки с «холодными» (неработающими) двигателями, к тому же дизельными. Но некоторым японским офицерам понравилось новое средство борьбы с танками. Например, командир 1-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Кавамура Киосуке приказал распространить в своих подразделениях рекомендации по техническому использованию бутылок с бензином, получивших в японской армии название «кенбин».

Однако во время боев на Халхин-Голе не было никаких директив по поводу изготовления бутылок с бензином. Многие офицеры считали, что этот способ борьбы с танками был придуман японскими солдатами-умельцами спонтанно, во время боев. Однако в 1977 году выяснилось, что 20-летний Окано Кацума и еще два солдата «изобрели» этот способ противотанковой борьбы во время боев 28–29 мая 1939 года. Во время одной из своих поездок на грузовике они повстречались с советским танком (Т-37. — Прим. автора) и, пытаясь от него скрыться, скинули с кузова две канистры с бензином в сторону преследователей. Когда танк наехал на одну из канистр, неожиданно вспыхнуло пламя, охватившее и танк. «Так мы узнали, — сказал Окано, — что бензин может поджечь танк». Видимо, этот случай послужил началом спонтанного производства противотанковых бутылок.

Впервые в большом количестве японцы применили новое средство противотанковой борьбы 3–4 июля во время боев в районе Баин-Циган. Особенно широко использовали бутылки солдаты 26-го пехотного полка 7-й пехотной дивизии. Его командир, полковник Суми Шиничиро, еще до начала боев отдал приказ собрать пустые бутылки из-под сидра (по размеру они примерно соответствовали современным бутылкам из-под шампанского — Прим. автора), которые наполнялись на 1/3 песком (для балласта) и бензином. Горлышко затыкалось куском хлопчатобумажной ткани, одновременно служившей фитилем, который нужно было поджечь перед броском бутылки в цель. Однако в районе Халхин-Гола, в степи, где всегда дует ветер, поджечь фитиль (или даже просто закурить) было совсем непросто. В японских документах о действиях солдат с бутылками, названными «никухаку» («человек-снаряд»), говорится с большим пафосом: «Они были как жалящие мухи и от них не было спасения».


Командир Красной Армии изучает 20-мм автоматическую пушку, захваченную в боях 20–31 августа 1939 года на реке Халхин-Гол (ЦМВС).

В докладе командира 26-го пехотного полка сказано, что за первый час боя 3 июля бутылками было уничтожено более 10 вражеских танков. Однако советские оценки «никухаку» не так высоки. Вот что об этом сказано в документах:

«Впереди позиций рот и взводов в индивидуальных окопах располагались „поджигатели“ с запасом обыкновенных винных бутылок, наполненных бензином и закрытых пробками с фитилями. Бутылки забрасывали на танки, вызывая пожар, выскакивающие экипажи расстреливались. Этот способ борьбы мало эффективен. Из осмотренных 20 танков 11-й танковой бригады, подбитых во время июльской операции (речь идет о бое 3 июля. — Прим. автора), установлено, что только два танка подожжены до того, как они были подбиты артиллерийским огнем».

АРТИЛЛЕРИЯ. Основным вооружением японской дивизионной артиллерии были 75-мм орудия Тип 90, Тип 94, а также 75-мм гаубицы Тип 94, 105-мм Тип 91, 122-мм «образца 38 года» (1905 г.) и 150-мм «образца 4 года» (1914 г.). Дивизии второй волны часто оснащались устаревшими 75-мм полевыми орудиями «образца 38 года» (1905 г.). Так, артиллерийский полк 23-й пехотной дивизии имел 24 75-мм орудия «образца 38 года» и 12 122-мм гаубиц «образца 38 года».

Наиболее совершенной из артсистем была пушка Тип 90 (дальность стрельбы 14 000 м, у остальных от 8300 до 10 700 м). Причем в отличие от других, модернизированный вариант орудия Тип 90 был приспособлен для буксировки мехтягой (тягачами), что позволяло значительно повысить его мобильность на поле боя. В частности, во время боев на Халхин-Голе в августе 1939 года батарея орудий Тип 90 в течение короткого времени, непрерывно маневрируя, сумела подбить 5 советских танков. Из дивизионных артиллерийских частей в районе Халхин-Гола действовали 7-й полк полевой артиллерии из состава 7-й пехотной дивизии и 23-й полк полевой артиллерии 23-й пехотной дивизии.


20-мм автоматическая зенитная пушка Тип 98. В ходе боев на Халхин-Голе такие орудия использовались и как противотанковые (ЯМ).

Части Артиллерийского корпуса, непосредственно подчиненные штабу Квантунской армии, вооружались 75-мм орудиями Тип 90, Тип 94, 105-мм пушками «образца 14 года» (1935 г.) и Тип 92, 150-мм орудиями Тип 89 (в советских документах того времени часто именовались «порт-артурскими пушками») и 150-мм гаубицами Тип 96. Последние, согласно оценке японских офицеров, оказались наиболее удачными орудиями крупного калибра.

Советские военные специалисты высоко оценивали 105-мм пушки Тип 92, которые обладали большей дальностью стрельбы, чем отечественные 107-мм орудия обр. 1910/30 гг. (у японского орудия 18200 м, у советского 16000 м).

Артиллерийский корпус Квантунской армии на Халхин-Голе был представлен следующими частями: 3-й тяжелой артиллерийской бригадой, 1-м тяжелым полком полевой артиллерии (командир полковник Мишима Гиичиро, 1600 человек, 16 150-мм орудий Тип 96, 100 тракторов, 104 грузовика, 21 легковой автомобиль, 10 машин передовых артиллерийских наблюдателей, три ремонтных летучки и шесть мотоциклов), 7-м тяжелым полком полевой артиллерии (командир полковник Такатсукаса Нобутеру, 16 105-мм орудий Тип 92, остальной состав такой же, как в 1-м полку), 13-м полком полевой артиллерии, 1-м отдельным полком полевой артиллерии, полком горной артиллерии, 1-м полком артиллерийской разведки, отдельным аэростатным отрядом, 10-м зенитно-артиллерийским и 2-м минометным полками. Кроме того, в начале июля в район боевых действий прибыл спешно сформированный отдельный моторизованный полк тяжелой артиллерии полковника Сомея Йошио (600 человек, 4 150-мм орудия Тип 89 и 2 береговых орудия, снятых с укреплений Порт-Артура по директиве командования Квантунской армии).

Также уже в ходе боев на Халхин-Голе японские части получили несколько батарей 37-мм противотанковых орудий Тип 94 из состава 1-й пехотной дивизии.


Японский артиллерийский тягач Тип 92 (5-тонный) со 105-мм пушкой «образца 14 года» (1935 г.) на прицепе. Маньчжурия, зима 1938 года (АСКМ).

ТАНКОВЫЕ ЧАСТИ. Работы по созданию танковых сил начались в Японии на рубеже 1920-х годов. Сначала танки закупались в Англии и Франции, но уже с начала 1930-х годов на вооружение японской армии стали поступать машины собственного производства. Первым японским танком стал средний Тип 89, выпускавшийся с 1931 года. По существу, это была переработанная и несколько улучшенная версия английского «Виккерс МкС». Всего до 1937 года было изготовлено 230 машин Тип 89 двух основных серий — Тип 89 «Ко» («А») и Тип 89 «Оцу» («Б»). Они отличались между собой формой башни, лобового листа корпуса, силовой установкой (на Тип 89 «Ко» карбюраторный двигатель, на Тип 89 «Оцу» — дизель), элементами подвески и т. д.

По своим характеристикам оба варианта были практически одинаковы: масса 14–15 т, броня 11–17 мм, вооружение 57-мм пушка Тип 90 (позднее 57-мм орудие Тип 97) и два 6,5-мм пулемета Тип 91, скорость 27–30 км/ч, экипаж 4 человека, запас хода 160–230 км. К концу 1930-х годов этот танк уже являлся устаревшим, да к тому же на тот момент 57-мм японские танковые пушки не имели бронебойных снарядов. Если Тип 89 мог с успехом использоваться против китайских частей, слабо оснащенных современной противотанковой артиллерией, то против частей Красной Армии он был практически бессилен.

В 1934 году был запущен в производство легкий танк Тип 94 «ТК» оригинальной японской разработки. Это была небольшая машина массой 3,4 т с экипажем из 2 человек и 8-12 мм броней, вооруженная 6,5-мм пулеметом Тип 91 (с 1937 года на части машин устанавливался 7,7-мм Тип 97). Карбюраторный двигатель мощностью 32 л.с. обеспечивал танку скорость до 45 км/ч. В больших количествах Тип 94 поступали в пехотные дивизии, сформированные по штатам «А-1» и «А», где использовались для разведки и связи. По своим боевым качествам Тип 94 был равнозначен советским Т-37А и Т-38, но в отличие от них не умел плавать.

Тремя годами позже в серию пошел легкий танк Тип 97 «Те-Ке», созданный на основе Тип 94. По сравнению с предшественником, он имел большую массу (4,8 т), более толстую броню (до 16 мм) и более мощный двигатель (65 л.с.). Вооружение машины состояло из 37-мм пушки Тип 94 или 7,7-мм пулемета Тип 97. По своим характеристикам «Те-Ке» был неплохим разведывательным танком.


150-мм орудие Тип 89 в транспортном положении. Эта пушка была захвачена в боях на Халхин-Голе танкистами 11-й танковой бригады в августе 1939 года (АСКМ).

В 1936 году на вооружение танковых частей стал поступать самый массовый танк японской армии Тип 95 «Ха-Го». При массе 7,4 т машина имела 6—12 мм броню и вооружалась 37-мм пушкой Тип 94 (позже Тип 97) и двумя 6,5-мм пулеметами Тип 91. Дизельный двигатель в 120 л.с. обеспечивал танку скорость до 50 км/ч. Экипаж состоял из трех человек.

Для боевых действий в Маньчжурии выпускалась специальная версия Тип 95 с усиленной подвеской (между опорными катками устанавливались дополнительные каточки). Эта версия «Ха-Го» называлась «Маньчжурской». Танк был прост в эксплуатации и неплохо проявил себя во время боев в Китае. В 1937 году компания «Мицубиси» начала производство нового среднего танка Тип 97 «Чи-Ха». При массе в 14 т машина имела броню 20–25 мм, экипаж из 4 человек и вооружалась 57-мм пушкой Тип 97 и двумя пулеметами. В отличие от других японских танков того времени, «Чи-Ха» оснащались радиостанцией с поручневой антенной на башне. К 1939 году это был наиболее мощный японский танк[2].

В большинстве своем, японские танки имели такое же («Чи-Ха» даже более мощное) бронирование, как у советских БТ-5, но уступали «бетешкам» по вооружению, приборам наблюдения и прицеливания, удобству работы экипажей, а также по маневренным качествам. Кроме того, советская 45-мм танковая пушка обр. 1934 года позволяла успешно бороться с японскими танками даже бронеавтомобилям БА-6 и БА-10.

Организационно к 1939 году японские танковые части имели 4 танковых полка и около 30 отдельных отрядов, действовавших в составе пехотных дивизий. Всего к этому времени промышленность изготовила около 2000 танков, в войсках же имелось всего чуть более 600 машин.


Трофейные японские орудия: на переднем плане 150-мм гаубица Тип 96, на заднем -105-мм пушки Тип 92 из состава 7-го тяжелого полка полевой артиллерии Квантунской армии. Сентябрь 1939 года (АСКМ).

Фактически все танки Квантунской армии были сосредоточены в 1-й механизированной бригаде (иногда в литературе называется Кунгчулингской танковой бригадой по месту дислокации: городу Кунгчулинг. — Прим. автора), состоявшей из 3 и 4-го танкового полков, всего около 100 танков. Кроме танковых полков, в составе бригады имелась разведывательная рота, рота связи, ремонтная рота и транспортное подразделение. Командиром бригады был назначен генерал-лейтенант Масаоми Ясуока[3].

Каждый танковый полк состоял из трех линейных танковых рот и роты танкового резерва, всего 50 боевых машин. Командиром 3-го танкового полка был полковник Киетаки Йошимару[4], 4-го — полковник Йошио Тамада[5].

Однако к лету 1939 года части 1-й механизированной бригады находились еще в стадии формирования, в них не хватало техники и подготовленных кадров. Всего в боях на Халхин-Голе использовалось 87 танков из состава 3 и 4-го танковых полков -10 Тип 94 «ТК», 34 Тип 89,4 Тип 97 «Те-Ке», 35 Тип 95 «Ха-Го» (с Маньчжурской подвеской) и 4 Тип 97 «Чи-Ха». Причем для танков «Чи-Ха» это было первое боевое применение.

Кроме боевых машин 1-й механизированной бригады, в начале боев на Халхин-Голе использовались несколько танков Тип 94 «ТК» из разведотряда 23-й пехотной дивизии.


Разгрузка танков Тип 89, прибывших из Японии на укомплектование танковых частей Квантунской армии. Порт-Артур, 1937 год (АСКМ).

ТРАНСПОРТ. Основным армейским грузовым автомобилем японской армии был трехосный Тип 94 и его двухосный вариант Тип 93, которые производились на заводах нескольких фирм под маркой Isuzu. На их базе было выпущено большое количество различных спецмашин — ремонтные летучки, заправщики, мастерские и т. п. Но из-за обширного района боевых действий в Китае этих машин катастрофически не хватало. Поэтому довольно широко использовались обычные коммерческие грузовики — японские «тойоты», «ниссаны», импортные американские «форды» и другие.

Стандартными легковыми автомобилями японской армии были двухосный (4х4) фирмы Kurogane Тип 95 и трехосный (6х4) Тип 96 фирмы Isuzu. Автомобиль Тип 95 интересен тем, что по своему назначению, компоновке и характеристикам являлся первым в мире армейским джипом. Обе машины, Тип 95 и Тип 96, пользовались в частях Квантунской армии большой популярностью благодаря высокой проходимости и подвижности. Кроме того, в армии в большом количестве применялись и гражданские легковые автомобили, в основном американские «форды».

Тракторная техника была представлена различными гусеничными тягачами: Тип 94 и Тип 98 «Сикэ» (4-тонные), Тип 92 (5-тонный), Тип 98 (6-тонный), Тип 92 (8-тонный) и Тип 95 «Хофу» (13-тонный). Главным образом тягачи использовались в артиллерийских частях центрального подчинения, а также в небольших количествах в танковых подразделениях (в основном 8-тонные Тип 92).

Мотоциклетная техника была представлена четырьмя типами мотоциклов с коляской — лицензионным вариантом «Харлей-Дэвидсон» (производился в Японии с 1928 года), а также разработанными на его базе японскими моделями Тип 93, Тип 95 и Тип 97. Любопытно, что мотоциклы Тип 97 имели дополнительный привод на колесо коляски, который при необходимости мог отключаться. Благодаря этому, мотоцикл имел очень неплохую проходимость. Например, в отчете об испытаниях трофейного Тип 97 в Советском Союзе сказано, что мотоцикл с включенным приводом «преодолевает на первой передаче загрязненные участки дороги, по которой не могли ходить автомобили ЗИС-5 и ГАЗ-АА».

Однако, несмотря на имевшиеся в войсках неплохие образцы автотракторной техники, оснащенность японской армии транспортом была довольно низкой. Например, при переброске частей 23-й пехотной дивизии в район Халхин-Гола в мае 1939 года японскому командованию пришлось мобилизовать 200 гражданских грузовых автомобилей в Хайларе.

Армия Маньчжоу-Го. Два слова о японских союзниках — армии государства Маньчжоу-Го. Подробными сведениями ее о боевом составе автор не располагает. Известно, что к 1935 году Маньчжоу-Го имела 26 пехотных и 7 кавалерийских бригад общей численностью около 70 тысяч человек. Для вооружения частей использовалось трофейное китайское вооружение или устаревшее японское. При штабе армии находилось большое количество японских военных советников. В боях на Халхин-Голе участвовали 4, 5, 8, 12 полки Маньчжурской конницы, именуемые в советских документах «баргудскими» (Барга — область на северо-западе Китая, населенная баргудами, народности, родственной бурятам. — Прим. автора). Боевой состав полков был небольшой — от 400 до 500 человек, каждый их них имел одну артиллерийскую батарею (4 орудия). Однако боеспособность Маньчжурских полков была очень низкой, многие китайские солдаты добровольно сдавались в плен частям Красной Армии.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.252. Запросов К БД/Cache: 3 / 1