Главная / Библиотека / Танки на Халхин-Голе /
/ Боевые действия в августе 1939 года

Глав: 13 | Статей: 13
Оглавление
Боевым крещением советских бронетанковых войск стала «необъявленная война» 1939 года на Халхин-Голе, где наши танки и бронеавтомобили впервые применялись массово, вынеся главную тяжесть боев. Это их контрудар предотвратил катастрофу и спас войска Жукова от окружения, ликвидировав опаснейший японский прорыв в районе горы Баин-Цаган. Именно танковые и мотоброневые бригады сыграли решающую роль в генеральном наступлении Красной Армии и разгроме вражеской группировки. Не случайно среди Героев Советского Союза, удостоенных Золотой Звезды за Халхин-Гол, больше всего танкистов, а в качестве памятника той войне на пьедестале установлен танк БТ-5. Но за победу пришлось заплатить очень высокую цену — 253 сгоревших танка и 133 бронеавтомобиля. Впрочем, и японские потери были велики — всего за три дня «самураи» лишились 44 из 73 своих танков, после чего оба их танковых полка были выведены в тыл и в боевых действиях больше не участвовали…

В новой книге ведущего военного историка вы найдете исчерпывающую информацию о боевом применении бронетехники на Хасане и Халхин-Голе — о первой громкой победе советских танкистов, маршала Жукова и сталинской Красной Армии. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.
Максим Коломиецi

Боевые действия в августе 1939 года

Боевые действия в августе 1939 года

К началу августа группировка советских войск на Халхин-Голе была значительно усилена. В конце июля из Забайкальского военного округа к месту боев была переброшена 6-я танковая бригада 20-го танкового корпуса, имевшая в своем составе 233 БТ-7, 12 БТ-7А, 9 ХТ-26, 5 бронеавтомобилей БА-20 и 10 БА-10. Бригада прибыла в составе четырех танковых батальонов, без стрелково-пулеметного батальона. Командиром бригады был полковник М. И. Павелкин.



Михаил Иванович Павелкин.

Родился в 1900 году. В Красной Армии с 1920 года. С 1938 года — командир 6-й танковой бригады 20-го танкового корпуса. В годы Великой Отечественной войны — командир танкового корпуса, командующий бронетанковыми и механизированными войсками Крымского, Закавказского и 3-го Украинского фронтов, начальник Горьковского, а затем Московского автобронетанковых учебных центров. Уволен в запас в 1955 году.

К 5 августа в районе Халхин-Гола была сосредоточена 57-я стрелковая дивизия полковника Галанина из Забайкальского военного округа. Она имела 80, 127 и 243-й стрелковые и 105-й артиллерийский полки, танковый батальон (17 танков) и другие подразделения.

Еще 29 июня 1939 года дивизия получила приказ о приведении в боевую готовность. Одновременно с этим из ее частей было взято большое количество командно-начальствующего состава всех специальностей, автотранспорта, тракторов и другого имущества. Все это было направлено на укомплектование других подразделений, находящихся в районе боевых действий на Халхин-Голе. В целом, во время развертывания дивизии до штатов военного времени «чувствовалась некоторая лихорадочность и неорганизованность, чему способствовали недостаточно ясные, местами противоречивые телеграммные распоряжения некоторых отделов штаба Забайкальского военного округа».

Во время погрузки дивизии в эшелоны для отправки к месту боев, части первоначально были ориентированы на то, что переброска идет для проведения больших учебных сборов. Поэтому подразделения взяли с собой большое количество учебных пособий, которые, впоследствии, пришлось оставить.

С 5 по 18 августа дивизия находилась во втором эшелоне и усиленно, по 10–12 часов в день, готовилась к боям.

Кроме того, в начале августа в состав 1-й армейской группы прибыли 1-й стрелковый полк 152-й стрелковой дивизии и 212-я авиадесантная бригада.

В конце июля советское командование начинает разрабатывать план наступательной операции, которая должна была закончиться разгромом японских войск. Предполагалось охватом с флангов окружить и уничтожить все японские части на восточном берегу Халхин-Гола. Для осуществления этой задачи предусматривалось активно использовать танковые и мотоброневые части, имевшиеся в составе 1-й армейской группы.

Для проведения операции создавались три группы войск. Центральная группа (36-я моторизованная и 82-я стрелковая (без одного полка) дивизии) должна была сковать японские войска и не дать им возможности маневрировать, а северная и южная группы наносили фланговые удары и окружали японскую группировку.

Южная группа под командованием полковника М. И. Потапова действовала в составе 57-й стрелковой дивизии, 8-й мотоброневой бригады, 6-й танковой бригады (без одного батальона) 8-й кавалерийской дивизии МНРА, 1-го дивизиона 185-го артполка, дивизиона СУ-12 и стрелково-пулеметного батальона 11-й танковой бригады, 37-го противотанкового дивизиона, роты ХТ-26. Подвижными частями группы, наступавшими в направлении Номун-Хан-Бурд-Обо, командовал полковник М. Ф. Терехин — командир 20-го танкового корпуса Забайкальского военного округа.

Северная группа, которой командовал полковник И. П. Алексеенко (командир 11-й танковой бригады), включала в свой состав 7-ю мотоброневую бригаду, 601-й стрелковый и 82-й гаубичный полки 82-й стрелковой дивизии, два танковых батальона 11-й танковой бригады, 87-й противотанковый дивизион и 6-я кавалерийская дивизия МНРА. Группа должна была наступать в направлении озер 6 км северо-западнее Номун-Хан-Бурд-Обо. В резерве 1-й армейской группы была 212-я авиадесантная, 9-я мотоброневая бригады и танковый батальон 6-й танковой бригады. Всего группировка советско-монгольских войск насчитывала более 57 тысяч человек, 438 танков, 385 бронеавтомобилей, 542 орудия. Начало наступления было назначено на 20 августа.



Трофейный японский легкий танк Тип 94 «ТК» из состава 3-го танкового полка Квантунской армии, вид спереди (АСКМ).

Японское командование также усилило свою группировку на Халхин-Голе. 10 августа в составе Квантунской армии была сформирована 6-я армия (по сути — корпус), которая объединила все части, действующие в районе Халхин-Гола. Командующим армией был назначен генерал Огису Риппо. 6-я армия включала в себя целиком 7 и 23-ю пехотные дивизии, подразделения 8-го (Хайларского) гарнизона, артиллерийские, транспортные части и дивизию Маньчжоу-Го. В августе на ее усиление были переброшены части 2, 4 и 1-й пехотных дивизий, которые приняли участие в боях на заключительном этапе операции. Всего 6-я армия к 20 августа насчитывала около 65 тысяч человек и более 300 орудий. Танков армия практически не имела, так как части 1-й механизированной бригады еще в середине июля убыли в Кунчулинг. Лишь в составе разведывательного отряда 23-й дивизии было несколько машин.

Командование 6-й армии также планировало свою наступательную операцию. Предполагалось нанести главный удар по правому флангу советско-монгольских войск, обойти их, прижать к болотистым берегам Хайластын-Гол и уничтожить. Начало наступления было назначено на 24 августа.

20 августа, в 6.15 советская артиллерия и авиация нанесли мощный удар по позициям японских войск. В 9.00 началась атака пехоты по всему фронту. Однако в первый же день наступления был выявлен целый ряд недостатков в подготовке операции. Так, 6-я танковая бригада задержалась на переправе и опоздала на 4 часа, в этот день не приняв участия в бою. На участке северной группы части не смогли прорвать оборону противника, так как его позиции на высоте «Палец» были оценены неверно.

7-я мотоброневая бригада, долгое время находившаяся на горе Баин-Цаган, считала, что на высоте имеется до 2-х рот японцев. В действительности там оказался сильный опорный пункт, который пришлось уничтожать несколько дней. Вообще, разведка при подготовке к наступательной операции была проведена из рук вон плохо. Многие части вообще не имели сведений о характере обороны противника. Например, в штабе 57-й дивизии вообще не было никаких данных о противостоящих дивизии японских частях. Такие данные командир дивизии не смог получить ни в разведотделе штаба 1-й армейской группы, ни в штабе соседней 8-й кавдивизии МНРА. Организовать свою разведку комдив не смог — было запрещено командованием 1-й армейской группы, чтобы противник не обнаружил наших планов наступательной операции.

За первый день боев войска южной группы овладели большими песчаными буграми (10 км юго-восточнее Номонхан-Бурд-Обо). Центральная группа продвинулась на 0,5–1 км, северная группа правым флангом вышла на пески в 4 км восточнее Баин-Цаган), левым флангом — к государственной границе.



Трофейный японский легкий танк Тип 94 «ТК» 3-го танкового полка Квантунской армии, вид сзади. Видна табличка с военным номером танка — 225. Рядом легковой автомобиль Chevrolet 1938 года модель Master series НА (АСКМ).


Командир Красной Армии осматривает трофейный японский танк Тип 94 «ТК» 3-го танкового полка Квантунской армии. Сентябрь 1939 года (АСКМ).


Советские кинооператоры осматривают трофейный японский танк Тип 94 «ТК» из состава 3-го танкового полка Квантунской армии. Сентябрь 1939 года. Хорошо видно, что танк имеет трехцветный камуфляж (АСКМ).

21 августа войскам была поставлена задача — окружить японскую группировку. В этот день в бою участвовала и 6-я танковая бригада. К вечеру бронемашины 8-й мотоброневой бригады вышли к линии границы, а 57-я стрелковая дивизия заняла большие и малые пески. Путь противнику на восток был отрезан.

82 и 36-я дивизии в этот день продвинулись незначительно. Части северной группы также имели небольшой успех. В течение дня они несколько раз атаковали опорный пункт японцев на высоте «Палец», но безуспешно. Командование 1-й армейской группы проявляло беспокойство за северный участок, так как опорный пункт на высоте «Палец» не давал возможности завершить окружение. Поэтому на усиление северной группы была выдвинута 9-я мотоброневая бригада, которая во второй половине дня вышла в район двух озер в 5 км северо-западнее Номонхан-Бурд-Обо и отрезала пути отхода противнику. Однако командир бригады стянул части бригады за ночь и занял круговую оборону, а японцы, пользуясь большими промежутками между советскими подразделениями, стали выводить из окружения людей и технику. Остальные силы северной группы в это время продолжали блокировать опорный пункт противника на высоте «Палец». Он представлял собой хорошо укрепленный район с круговой обороной диаметром до 1,5 км и состоял из окопов, «лисьих нор» (убежищ), ходов сообщения, укрытий для машин и лошадей, проволочных заграждений. Часть блиндажей имела даже бетонированные перекрытия. Район обороняли части 23-й пехотной дивизии: разведотряд, рота пехоты, саперная рота, 2 батареи 75-мм и 8 37-мм противотанковых орудий. Японцы здесь сопротивлялись с 20 по 22 августа, и только 23-го были уничтожены. Для ликвидации этого опорного пункта дополнительно были привлечены дивизион 152-мм гаубиц и дивизион 76-мм орудий обр. 1902/30 года, после чего остатки японцев пришлось добивать «штыком и гранатой». После боев более 600 трупов было извлечено из окопов и блиндажей.

В течение 22 августа советские части продолжали сжимать кольцо и уничтожать отдельные узлы сопротивления. Каждую огневую точку приходилось штурмовать, орудия стреляли в упор, огнеметные танки выжигали японцев из окопов и блиндажей, затем пехота с танками завершала уничтожение.


Экипаж танка БТ-7 — участники боев с японцами на реке Халхин-Гол. Август 1939 года, предположительно 11-я танковая бригада (АСКМ).

К вечеру 23 августа окружение японской группировки было завершено.

Следует отметить, что из-за плохого взаимодействия различных родов войск в ходе боев случались и трагические ЧП. Так, 23 августа в 14.00 7 танков БТ-7 роты старшего лейтенанта Хлопова из состава 6-й танковой бригады получили задачу — отрезать путь отхода японцам вдоль южного берега реки Хайластын-Гол. Командир батальона 602-го стрелкового полка капитан Гусев принял эти танки за японские и приказал командиру батареи 45-мм противотанковых орудий младшему лейтенанту Мигачеву «уничтожить танки противника, идущие вдоль реки». Командир батареи по телефону запросил у Гусева подтверждение, что это японские танки. Получив утвердительный ответ, Мигачев дал приказание открыть огонь и с 200 м первыми 3 снарядами расстрелял 3 танка, а затем и оставшиеся 4. В результате, все 7 танков сгорели, погиб 21 танкист.

24 августа японцы перешли в запланированное наступление. Два пехотных и кавалерийских полка атаковали 80-й стрелковый полк 57-й стрелковой дивизии северо-восточнее больших песков, но были отброшены. 57-я дивизия потеряла за этот день 285 человек убитыми и ранеными и 4 танка.

Дня усиления северной группы были подтянуты 212-я авиадесантная бригада и две роты пограничников, которые заняли разрыв между частями группы и 6-й кавалерийской дивизией МНРА. К южной группе был подтянут 1-й стрелковый полк 152-й стрелковой дивизии.

25 августа японцы вновь пытались атаковать 80-й стрелковый полк, но безуспешно. Окруженный со всех сторон — с востока 57-й стрелковой дивизией, с юга и запада — 82-й стрелковой дивизией и 127-м полком, перерезавшим пути отхода, противник начал пытаться вырваться из окружения, отказавшись от дальнейших атак.


Бойцы Красной Армии осваивают новое «транспортное средство» — телегу с запряженным в нее верблюдом, август 1939 года. Такие упряжки использовались в составе кавалерийских дивизий Монгольской Народно-Революционной Армии (АСКМ).


Трофейный японский штабной автомобиль Тип 96 (заводское обозначение Isuzu К10). Август 1939 года. Обратите внимание на цепь для улучшения проходимости, надетую на среднее колесо (АСКМ).


Еще один штабной японский автомобиль Тип 96 (Isuzu К10). Сентябрь 1939 года. В отличие от такой же машины, изображенной на предыдущей фотографии, этому автомобилю повезло меньше — он получил сильные повреждения, видимо от артогня (АСКМ).

27 августа до батальона японцев начали в беспорядке отходить на восток по долине Хайластын-Гола, но встреченные артогнем, частями 127-го стрелкового полка и 9-й мотоброневой бригады были частично уничтожены, а частично отошли на северный берег.

В этот же день группа пехоты с батареей пыталась выйти по тому же пути, но встреченная артиллерийским огнем в беспорядке отошла на северный берег, где была уничтожена 9-й мотоброневой бригадой.

В свою очередь, 82 и 57-я стрелковые дивизии перешли в наступление и к 12.00 27 августа вышли на южный берег Хайластын-Гола, соединившись с частями северной группы. К утру 28 августа все очаги обороны японцев на южном берегу Хайластын-Гола были уничтожены. Остался очаг на северном берегу, на высоте «Ремизова», наиболее укрепленный и отчаянно сопротивляющийся. Он был блокирован со всех сторон частями 601, 602, 602, 127, 293, 149, 24-го стрелковых полков, 5-й стрелково-пулеметной и 9-й мотоброневой бригад.

Остальные советские части занимали фронт вдоль границы, не допуская подхода резервов противника.

28 августа, после сильной артподготовки, 24-й мотострелковый полк взял высоту «Ремизова». После этого всю ночь и весь день 29 августа шли бои по уничтожению японцев, еще остававшихся в «лисьих норах» и блиндажах — приходилось с боем брать каждый окоп, японцы сопротивлялись отчаянно, в плен никто не сдавался.

В ночь на 30 августа различные по численности группы японцев пытались уйти из окружения, но уничтожались советскими частями. Одна из групп вышла ночью на слабо охраняемые тылы 9-й мотоброневой бригады и уничтожила 26 грузовиков с боеприпасами и другим имуществом.

Днем 30 августа еще продолжалась ликвидация остатков японских частей и только к утру 31 августа они были уничтожены полностью.

С 1 сентября советские войска приступили к организации охраны и обороны границы.

1-2 сентября на линии фронта велась ружейно-пулеметная и артиллерийская перестрелка. 4 сентября до батальона японской пехоты атаковали позиции 80-го стрелкового полка на высоте Эрис-Урнин-Обо, но были отбиты, потеряв 6 убитых и 2 пленных.

8 сентября 2 батальона японцев атаковали 8-ю роту 603-го стрелкового полка и к 8.00 окружили ее на юго-восточных склонах высоты Эрис-Улин-Обо. В результате контратаки 603-го стрелкового полка при поддержке разведывательного, танкового батальонов и артиллерии 57-й стрелковой дивизии японские части были отброшены, окружены и уничтожены к утру 9 сентября. Их потери составили 450 убитых, 4 пленных (из них 1 бывший белогвардеец), 8 станковых, 14 ручных пулеметов, 2 37-мм противотанковых орудия и 1 автомашина.

Последнее боевое столкновение на реке Халхин-Гол произошло 13 сентября, когда до батальона японцев атаковали позиции 8-й роты 603-го стрелкового полка, но были отбиты ружейно-пулеметным огнем.

15 сентября в Москве было подписано соглашение между СССР, Монгольской Народной Республикой и Японией, по которому все боевые действия в районе реки Халхин-Гол прекращались с 13.00 16 сентября.


Боевые действия на реке Халхин-Гол 20–22 августа 1939 года (схему выполнил Павел Шиткин).


Боевые действия на реке Халхин-Гол 23–25 августа 1939 года (схему выполнил Павел Шиткин).


Боевые действия на реке Халхин-Гол 26–31 августа 1939 года (схему выполнил Павел Шиткин).


Советские танкисты осматривают трофейный танк Тип 95 «Ха-Го» (военный № 114) из состава 4-го танкового полка Квантунской армии. Машина была захвачена в бою 3 июля 1939 года взводом лейтенанта Алымова (2-я рота 24-го танкового батальона 11-й танковой бригады). Зимой 1939–1940 года этот танк проходил испытания на полигоне в подмосковной Кубинке (АСКМ).


Тот же трофейный танк Тип 95 «Ха-Го», что и на предыдущем фото. Эта машина с так называемой «маньчжурской» подвеской — в каждой тележке между опорными катками установлен дополнительный каток небольшого диаметра (АСКМ).

Результаты операции

После окончания боевых действий между представителями 6-й японской армии и 1-й армейской группы прошли переговоры о линии границы, об обмене пленными и о выдаче трупов погибших. На последнем пункте особенно настаивала японская сторона. Вопрос о передаче трупов был самым трудным на переговорах. Дело в том, что представители Квантунской армии не хотели сообщать, какое количество тел убитых они хотели бы получить. Тогда бы их заявка фигурировала как официальный документ. В конечном итоге договоренность была достигнута и 10 специально созданных японских команд (по 100 человек в каждой) начали процесс эксгумации, продолжавшийся 10 дней. Всего японской стороне было выдано 6281 тело погибших, а японцы передали 38 трупов советских солдат, похороненных на их стороне. В дневниках писателя К. Симонова, бывшего в те дни на Халхин-Голе, о раскопках японцами могил своих солдат сказано следующее: «Трупов было такое множество, смрад стоял такой страшный, солнце палило так немилосердно, что солдатам уже ничто не могло помочь, даже надетые на рот и нос просмоленные черные повязки. Солдаты знали теперь только одно: как бы поскорей развязаться с тем или иным погребением и закончить работу, назначенную им на сегодняшний день.

Вместе с лопатами теперь в ход пошли железные крюки, которыми подцепляли трупы. Лопатами рыли теперь уже вовсю, с маху кроша землю и тела. Крюками поддевали, как дрова, и швыряли в машины полусгнившие лохмотья человеческих тел».

Командование 1-й армейской группы оценивало общие потери японцев на Халхин-Голе в 52–55 тысяч человек, из них не менее 22–23 тысяч убитыми. На самом деле, по официальному докладу штаба Квантунской армии, потери японцев составили 8632 убитых и 9087 раненых из 75 736 человек, принимавших участие в конфликте. Больше всего потеряла 23-я пехотная дивизия (5224 убитых и 5561 раненый из 14 137 человек) и 7-я пехотная дивизия (1505 убитых и 1851 раненый из 10308 человек).

В докладе г. Жукова об итогах операции потери советских частей оценены в 3279 убитых и 15 265 раненых. Однако по самым последним данным, потери советских войск составили 9703 человека убитых, пропавших без вести и умерших от ран и 15952 человека раненых. Части Монгольской Народно-Революционной Армии за все время конфликта потеряли 556 человек, из них 165 убитых.

Потери в технике составили: 7,62-мм винтовок АВС-36 — 198, 7,62-мм винтовок Мосина — 1192 (631 безвозвратно), пулеметов «Максима» — 225 (38 безвозвратно), пулеметов ДП — 2264 (308 безвозвратно), 12,7-мм пулеметов ДК — 1 (безвозвратно), 82-мм минометов — 8 (безвозвратно), 45-мм противотанковых орудий — 20 (8 безвозвратно), 76-мм полковых орудий обр. 1927 года -14 (7 безвозвратно), 76-мм орудий обр. 1902/30 года — 11 (2 безвозвратно), 107-мм орудий обр. 1910/30 года — 4, 122-мм гаубиц 1910/30 года — 31 (5 безвозвратно), 152-мм гаубиц — 6, грузовых автомобилей — 496 (118 безвозвратно), специальных автомобилей — 99 (17 безвозвратно), легковых автомобилей — 32, тракторов — 40 (4 безвозвратно), мотоциклов — 25 (6 безвозвратно).

Потери в бронетанковой технике (машины сгоревшие, окончательно разбитые и отправленные в капитальный ремонт) составили: БТ-7 линейные — 30, БТ-7 радийные -27, БТ-7А — 2, БТ-5 линейные — 127, БТ-5 радийные — 30, Т-26 — 8, БХМ-3 (ХТ-26) -10, ХТ-130 — 2, Т-37 — 17, БА-3 — 8, БА-6 -44, БА-10 — 41, ФАИ — 21, БА-20 — 19, тягачи «Комсомолец» — 9, СУ-12 — 2.

Кроме того, довольно большое количество танков было подбито и восстановлено в ходе боев, однако оценить их количество довольно сложно.

Самые большие потери понесла 11-я танковая бригада, вынесшая на своих плечах основную тяжесть боев. За все время боев только безвозвратно она потеряла: БТ-7 — 38[8], БТ-5 — 76, Т-37 — 4, БХМ-3 (ХТ-26) — 7, ФАИ — 7.

За мужество, проявленное в боях на Халхин-Голе, 73 бойца и командира Красной Армии было удостоено звания Героя Советского Союза, из них 21 человек получил это звание посмертно. Среди удостоенных высокого звания больше всего было танкистов (33), которые опередили по количеству награжденных даже летчиков (23).




Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.213. Запросов К БД/Cache: 3 / 1