«ВЕЛИКАЯ ИДЕЯ»

Так уж повелось, что весьма значительная часть нашего общества если не исповедует, то, по меньшей мере, симпатизирует «великой» блатной идее. Идея эта столь же проста и привлекательна для неокрепших умов, сколь бесчеловечна. Состоит она в констатации того факта, что, помимо известных науке человеческих рас, существует еще особая раса этаких «сверхсуществ». В отличие от нас, «простых» людей («быков» по их терминологии), обреченных на жалкое прозябание и обязанных всю жизнь трудиться в поте лица, эти «суперлюди» рождены для того, чтобы приходить и брать то, что создано нами, «быками».

По праву рождения, только оттого, что они когда-то сказали себе, что стоят «выше» нас, любой такой «сверхчеловек» имеет право отнять, украсть, ограбить, убить, не испытывая ни малейшего угрызения совести по отношению к «ничтожным» людишкам. При этом совершенно необязательно, чтобы поклонник блатной идеи был исколот татуировками и отсидел в зоне несколько сроков. Трагедией нашего общества является то, что даже маменькины сынки, часть «золотой» молодежи для того, чтобы прослыть «своим», порой мечтают об уголовной «романтике», блатном «братстве» и других атрибутах этой идеи.

Идея о «сильном» человеке, способном брать у жизни все, невзирая на чужую боль, к сожалению, находит немалую поддержку в нашем обществе не только у зеленых юнцов. Барды посвящают «благородным» преступникам песни, режиссеры снимают фильмы об «отважных» бандитах, поэты слагают стихи. Правда, когда они сами становятся жертвой ограбления, эти популяризаторы блатных ценностей почему-то бегут в милицию, вместо того, чтобы сложить очередной гимн человекоподобным существам, освободившим их от лишних ценностей.

Выражается это влияние блатной идеи также и в том, что огромная часть тех, кто провоцирует опасные ситуации, вольно или невольно примеряют к себе роль такого сверхчеловека, для которого не существует чужих страданий, нет вопроса, можно ли причинять вред другим людям.

Адепт блатной идеи (тайный или явный) ощущает свое право «давить» мелких людишек, над которыми он «вознесся», «воспарил», сказав себе однажды: «Мне дозволено все, а они — твари дрожащие».

Добро всегда торжествует — рано или поздно носители подобных идей получают заслуженное вознаграждение в виде многолетнего лишения свободы. Беда в том, что на пути к своему уголовному пьедесталу такой «сверхчеловек» способен искалечить жизни других людей, и никто из нас не гарантирован от встречи с таким «супергероем», утверждающим свое право быть «выше» других путем насилия, унижения, преступлений.

Нормальный человек, которому претит всякое насилие, способен потеряться, увидев перед собой подобного «отморозка», уверовавшего в свое право безнаказанно творить зло. Готовность подонка совершить любое злодеяние только потому, что ему «так хочется», способна иной раз парализовать даже опытного бойца.

Единственным выходом, гарантирующим сохранение внутренней, психологической готовности к вступлению в справедливый бой против мерзавцев, презревших человеческий закон, является четкое осознание того, что вред, который боец причинит преступнику, является абсолютно обоснованным.

Тот, кто поставил себя «выше других», кто причислил себя к особой расе, тем самым лишил себя права считаться человеком, превратил себя в омерзительную гадину, к которой надо относиться, как к гадине, а не как к человеку.

Если вы не испытываете угрызений совести от того, что прихлопнули комара, сосущего кровь, бросили камень в бешеную собаку, раздавили готовую напасть змею, то почему вы должны испытывать мучения от необходимости причинить любой вред нелюдю, готовому просто так, ради собственного удовольствия унизить, искалечить, лишить жизни вас, ваших родных и близких?

Не так-то просто противостоять отбросу общества, искренне уверовавшему в свое право ломать чужие жизни, подонку, не испытывающему жалости или простых человеческих чувств. Своими мыслями, поступками, делами он давно уже стоит одной ногой в зазеркальном уголовном мире, ничто не удерживает его в мире человеческом.

И тем более важно овладеть готовностью вступить с этой гадиной в бой, и одержать верх.

Похожие книги из библиотеки

Военная педагогика

В учебнике излагаются основы педагогики и, с учетом достижений современной педагогической науки и опыта практической деятельности, рассматриваются вопросы теории и практики обучения и воспитания военнослужащих.

Основное внимание в издании уделено специфике и особенностям военно-педагогического процесса в Вооруженных Силах Российской Федерации, практическим аспектам деятельности офицера по обучению и воспитанию подчиненного личного состава. Излагаются цели, задачи, принципы, методы, формы обучения и воспитания военнослужащих.

Учебник рассчитан на курсантов, слушателей, адъюнктов, преподавателей военных вузов, командиров, начальников, воспитателей, других должностных лиц Вооруженных Сил и иных силовых ведомств; лиц, проходящих и проводящих военную подготовку в учебных заведениях и всех интересующихся как военной педагогикой, так и педагогическими проблемами в целом.

Линкоры кригсмарине

Fleet-in-being. Труднопереводимое, но всем понятное английское выражение – флот воюет самим фактом своего существования, не ввязываясь в сражения. Такой стратегии придерживалось командование Флота Открытого моря в годы Первой мировой войны, когда германский флот количественно уступал британскому. Немцы сумели построить немалое количество дредноутов, по своим боевым качествам даже превосходивших британские, однако численность современных линкоров в составе Флота Открытого моря составляла всего 2/ 3 от численности дредноутов Гранд Флита. Германские линкоры почти не выходили в море, но одним фактом своего существования доставляли британским адмиралам постоянную головную боль. Все операции британский флот был вынужден проводить с учетом возможности появления грозного противника в лице дредноутов Флота Открытого моря.

«Штурмгешютце» в бою

Фельдмаршал фон Манштейн отзывался об этой самоходке как о «лучшем средстве поддержки пехоты».

В Красной армии ее называли «артштурмом» и ненавидели не меньше «тигров» — эта приземистая малозаметная машина с мощным орудием и хорошей бронезащитой была крайне опасным противником.

«Артштурм», или правильнее «Штурмгешютц» (Sturmgeshutz — «штурмовое орудие») по праву считается наиболее универсальной и массовой самоходкой Вермахта, более того — самой массовой немецкой бронированной машиной Второй мировой войны. Созданные на базе популярного в войсках танка Pz. III, хорошо конструктивно отработанные, простые и надежные, StuG. III находились в производстве и на вооружении фактически всю войну — с 1940 по 1945 год, — став незаменимой «рабочей лошадкой» Вермахта.

Новая книга ведущего отечественного специалиста по истории бронетехники — единственное на сегодняшний день серьезное исследование создания, производства, модернизаций и боевого применения немецких штурмовых орудий — «Sturmgeshutze».

Оружие россии. Стрелковое оружие и средства ближнего боя

Краткий проспект стоящего на вооружении в России стрелкового оружия и средств ближнего боя. Издано редакцией журнала "Военный парад".