НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Убедимся теперь в том, что выведенная формула боя: «нанести неотбиваемый удар» + «и не пропустить удар» — действительно выражает суть ведения боя, выражает универсальный алгоритм достижения победы.

Краткость и афористичность нашей формулы, разумеется, не исключает, например, детальной разработки тактики и стратегии предстоящего боя и последующего планомерного воплощения этих разработок в жизнь.

Наш подход, разумеется, не отрицает значения учета состояния соперников, выявления их сильных и слабых сторон, составления плана (или хотя бы эскиза) предстоящего боя. Без учета этих факторов удар просто не может стать «неотбиваемым».

Однако выведенная нами формула боя, не вдаваясь в детали и технологию подготовки к поединку, выражает суть поединка предельно кратко, а значит, не «умножает сущности», 2 что является убедительным признаком достаточно глубокого понимания нами сути изучаемого предмета. Ведь в нашем подходе достаточно определения всего трех понятий, входящих в формулу боя: «нанести», «неотбиваемый» и удар». Эта предельная лаконичность и свобода от сложных и громоздких понятий типа «тактики», «стратегии» и им подобных и есть главное свидетельство и доказательство истинности нашего подхода. Суть боя, которая предельно ясно определена в нашей формуле боя, не затуманивается излишним теоретизированием, уводящим в сторону от главного.

Эта формула лишена громоздкости и излишней «теоретичности», а объем используемой терминологии сведен к минимуму — к трем словам.

Она также лишена какого бы то ни было налета мистицизма, присущего иным школам боевых искусств. Все понятия, используемые в ней, предельно ясны и рациональны, теория в целом не требует каких-либо предварительных познаний и доступна даже абсолютно несведущему человеку.

Нанесение удара более не является проявлением некоего мистически окрашенного «просветленного» состояния бойца, достигаемого при «выходе в астрал». В нашей формуле «неотбиваемость» удара является естественным отражением опыта, приобретенного бойцом в результате многолетних тренировок. А «раскрытие» соперника, превращение его в неспособный к защите мешок даже если и происходит «неосознанно», «незапланированно», рефлекторно, то не из-за некоего приобщения бойца к «мировому разуму», а является следствием тысячекратных повторений на тренировках всевозможных боевых ситуаций. В итоге любые реакции бойца на действия соперника, включая и превращение его в подобие «груши», становятся рефлекторными и могут протекать без участия сознания. В нашем подходе эта «отстраненность» сознания достигается не в результате поклонения чужим божкам и многолетней жизни пещерного отшельника (к чему часто призывают восточные гуру). Рефлекторные реакции на действия соперника являются нормальным рациональным отражением того простого факта, что в любой сфере деятельности человека (не только в единоборствах) любые навыки после многократного повторения становятся автоматическими и не требуют более постоянного контроля и осмысления при их использовании.

Для того чтобы избежать возможной путаницы, еще раз напомним, что «неотбиваемый удар» — не «коронный» или один — единственный удар, на который делается ставка. Такой взгляд на нашу формулу был бы крайне ошибочным, а следование ему, например, при встрече с опытным соперником, который без труда смог бы определить ваши намерения, могло бы привести к печальным последствиям.

Речь идет о таком ударе или связке ударов из арсенала бойца, которые наносятся в тот момент, когда соперник действиями бойца сознательно (или рефлекторно) превращен в подобие «груши» и не способен этот удар (связку ударов) отразить. «Превращение» это достигается в результате маневров и перемещений, ложных движений и финтов, а не после «стояния» и «рассматривания», о которых шел разговор в начале главы. При этом то, какой конкретно удар будет нанесен, определяется исключительно возникшей в бою ситуацией, а не одними только предпочтениями бойца.

Похожие книги из библиотеки

Битва за звезды-2. Космическое противостояние (часть I)

Перед вами книга, рассказывающая об одном из главных достижений XX века — космонавтике, которую весь мир считает символом прошлого столетия. Однако космонавтика стала не только областью современнейших исследований науки и достижений техники, но и полем битвы за космос двух мировых сверхдержав — СССР и США. Гонка вооружений, «холодная война» подталкивали ученых противоборствующих систем создавать все новые фантастические проекты, опережающие реальность.

Данный том посвящен истории бурного развития космонавтики во второй половине XX века, альтернативным разработкам и соперничеству между Советским Союзом и США.

Книга будет интересна как специалистам, так и любителям истории.

Сверхмалые субмарины и человеко-торпеды. Часть 2

Продолжение выпуска № 21. Сверхмалые ПЛ и человеко-торпеды Японии и Великобритании.

Як-1/3/7/9 во второй мировой войне. Часть 1

К началу 1939 года в Советском Союзе остро встал вопрос создания современного истребителя. Потенциальные противники обзавелись новыми машинами Bf 109 и А6М Zero, в то время как советские ВВС продолжали летать на «ишаках» и «чайках». Все больше и больше специалистов понимало необходимость работ над новым истребителем и с их мнением уже приходилось считаться.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Gloster Meteor

Идея оснастить самолет реактивной силовой установкой начала витать в воздухе после Первой Мировой войны. В течение 1920-х годов предпринимались попытки разработать новые типы двигателей для авиации – ракетные или газотурбинные, но последние всё ещё требовали использования обычных пропеллеров.

В начале 1930-х годов молодой английский инженер Френк Уиттл, служивший тогда в Королевских ВВС Великобритании (RAF), в частном порядке приступил к работам над новым двигателем. Отношение к идеям Уиттла у военных было неоднозначным. Большую поддержку оказала RAF, а Министерство авиации отвергло предложения изобретателя, позволив ему взять патент на своё имя. Суть патента состояла в том, что газовая турбина вращала вместо обычного винта ряд импеллеров в закрытом канале. В марте 1936 года Уиттл основал фирму «Пауэр джетс» (Power Jets Ltd.), чтобы воплотить свой проект в металле. Параллельно с разработкой двигателя он пытался найти подходящий самолёт для его установки.

В 1939 году Уиттл познакомился с Джорджем Картером, главным конструктором фирмы Глостер Эйркрафт, и их последующие встречи показали, что появление реактивных боевых самолётов не за горами. К этому времени Министерство авиации резко изменило свои взгляды и проявило крайнюю заинтересованность в работах Уиттла.. В результате Глостер получила заказ на разработку новой машины, которая являлась летающим стендом для отработки реактивного двигателя и, кроме того, при незначительных доработках могла превратиться в полноценный боевой самолёт для RAF.