НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Убедимся теперь в том, что выведенная формула боя: «нанести неотбиваемый удар» + «и не пропустить удар» — действительно выражает суть ведения боя, выражает универсальный алгоритм достижения победы.

Краткость и афористичность нашей формулы, разумеется, не исключает, например, детальной разработки тактики и стратегии предстоящего боя и последующего планомерного воплощения этих разработок в жизнь.

Наш подход, разумеется, не отрицает значения учета состояния соперников, выявления их сильных и слабых сторон, составления плана (или хотя бы эскиза) предстоящего боя. Без учета этих факторов удар просто не может стать «неотбиваемым».

Однако выведенная нами формула боя, не вдаваясь в детали и технологию подготовки к поединку, выражает суть поединка предельно кратко, а значит, не «умножает сущности», 2 что является убедительным признаком достаточно глубокого понимания нами сути изучаемого предмета. Ведь в нашем подходе достаточно определения всего трех понятий, входящих в формулу боя: «нанести», «неотбиваемый» и удар». Эта предельная лаконичность и свобода от сложных и громоздких понятий типа «тактики», «стратегии» и им подобных и есть главное свидетельство и доказательство истинности нашего подхода. Суть боя, которая предельно ясно определена в нашей формуле боя, не затуманивается излишним теоретизированием, уводящим в сторону от главного.

Эта формула лишена громоздкости и излишней «теоретичности», а объем используемой терминологии сведен к минимуму — к трем словам.

Она также лишена какого бы то ни было налета мистицизма, присущего иным школам боевых искусств. Все понятия, используемые в ней, предельно ясны и рациональны, теория в целом не требует каких-либо предварительных познаний и доступна даже абсолютно несведущему человеку.

Нанесение удара более не является проявлением некоего мистически окрашенного «просветленного» состояния бойца, достигаемого при «выходе в астрал». В нашей формуле «неотбиваемость» удара является естественным отражением опыта, приобретенного бойцом в результате многолетних тренировок. А «раскрытие» соперника, превращение его в неспособный к защите мешок даже если и происходит «неосознанно», «незапланированно», рефлекторно, то не из-за некоего приобщения бойца к «мировому разуму», а является следствием тысячекратных повторений на тренировках всевозможных боевых ситуаций. В итоге любые реакции бойца на действия соперника, включая и превращение его в подобие «груши», становятся рефлекторными и могут протекать без участия сознания. В нашем подходе эта «отстраненность» сознания достигается не в результате поклонения чужим божкам и многолетней жизни пещерного отшельника (к чему часто призывают восточные гуру). Рефлекторные реакции на действия соперника являются нормальным рациональным отражением того простого факта, что в любой сфере деятельности человека (не только в единоборствах) любые навыки после многократного повторения становятся автоматическими и не требуют более постоянного контроля и осмысления при их использовании.

Для того чтобы избежать возможной путаницы, еще раз напомним, что «неотбиваемый удар» — не «коронный» или один — единственный удар, на который делается ставка. Такой взгляд на нашу формулу был бы крайне ошибочным, а следование ему, например, при встрече с опытным соперником, который без труда смог бы определить ваши намерения, могло бы привести к печальным последствиям.

Речь идет о таком ударе или связке ударов из арсенала бойца, которые наносятся в тот момент, когда соперник действиями бойца сознательно (или рефлекторно) превращен в подобие «груши» и не способен этот удар (связку ударов) отразить. «Превращение» это достигается в результате маневров и перемещений, ложных движений и финтов, а не после «стояния» и «рассматривания», о которых шел разговор в начале главы. При этом то, какой конкретно удар будет нанесен, определяется исключительно возникшей в бою ситуацией, а не одними только предпочтениями бойца.

Похожие книги из библиотеки

Порядок в танковых войсках? Куда пропали танки Сталина

Один из парадоксов истории заключается в том, что мы невольно оцениваем события далекого и не очень прошлого по меркам сегодняшнего дня. Так, к далекому 1941 году подходят с мерками СССР времен его расцвета. Книга Д. Шеина и А. Уланова позволяет нам увидеть настоящий сорок первый и танковые войска Красной армии такими, какими они 70 лет назад встретили агрессора на границе. Эта книга стала плодом многолетних архивных исследований независимых экспертов. Она позволит по-новому взглянуть на привычные и казавшиеся незыблемыми факты и пересмотреть устоявшиеся оценки известных событий (Алексей Исаев).

Бронеколлекция 2003 № 01 (46) Амфибии Красной Армии

5 февраля 1932 года советская внешнеторговая фирма АРКОС (Arcos Ltd. — All Russian Cooperative Society Limited) заказала фирме Vickers восемь плавающих танков. Первая машина была поставлена 21 июня, а последняя — 22 октября того же года.

После поступления первых закупленных танков, их испытаний и всестороннего изучения началось интенсивное проектирование отечественных образцов. При этом никакой лицензии не приобреталось.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Авиация Японии во Второй Мировой войне. Часть третья: Накадзима - Тачикава

Новый выпуск серии «История авиационной техники», подготовленный по материалам зарубежной печати, продолжает знакомить читателей с боевыми самолетами периода второй мировой войны и является как-бы приложением ко второй части монографии «Самолетостроение в СССР», выпущенной ЦАГИ и полностью посвященной истории создания советских самолетов в период Великой Отечественной войны.

Как известно, до недавнего времени в отечественной печати практически не было достаточно полных публикаций о самолетах наших союзников и противников. И хотя необходимость издания такой работы назрела уже давно, мы лишь недавно получили возможность заняться ею всерьез.

Предлагаемый вашему вниманию сборник состоит из трех частей, издаваемых последовательно и отражает развитие авиационной науки и техники Японии с середины тридцатых годов до ее капитуляции 1 сентября 1945 г.