4. Организация системы противотанковых заграждений

Необходимость увязки системы противотанкового огня и противотанковых заграждений настоятельно подтверждена опытом войны. Так, в директиве командующего артиллерией 1-го Украинского фронта от 20.4 1944 г. указывалось: «Систему противотанкового огня увязать с искусственными и естественными препятствиями и заграждениями. Искусственные заграждения (минные поля, эскарпы, проволочные заграждения) устанавливать по требованию командующих артиллерией дивизий и комендантов противотанковых опорных пунктов».

Роль инженерных заграждений в борьбе с танками в прошлом была значительной. Из общего числа уничтоженных танков противника в оборонительных боях под Курском (июль 1943 г.) на минных полях подорвалось около 10 %. В Балатонской операции с 6 по 15 марта 1945 г. только на минных полях, установленных в ходе боя подвижными отрядами заграждений, подорвалось 130 танков и штурмовых орудий.

В настоящее время предусматривается создание единой системы заграждений, в том числе и противотанковых, вплоть до постановки фугасов.

Основным видом противотанковых заграждений и в условиях ядерной войны являются минно-взрывные заграждения, которые в свою очередь прикрываются огнем и противопехотными заграждениями. Устройство заграждений имеет большое значение не только с точки зрения прямого поражения бронированных машин, но и для создания условий, вынуждающих танки замедлять ход, маневрировать, останавливаться, что в значительной мере повышает эффективность огня по ним.

На направлениях маневра своих войск устраиваются противотанковые мины со специальными взрывоустойчивыми взрывателями и управляемые минные поля.

По взглядам командования армий США, минные поля устанавливаются по стандартной схеме с расходом 1100 противотанковых мин на 1 км фронта. Минное поле обычно состоит из трех полос по два ряда мин в каждой полосе. Расстояния между рядами 6, между полосами 18 шагов. Общая глубина такого поля составляет 40–50 м, что позволяет его простреливать всеми видами огня. На важнейших направлениях плотность мин может быть повышена до 1500 на 1 км фронта, а на других снижена до половинной нормы. Принимаются также меры по усилению таких минных полей и затруднению их преодоления: часть противотанковых мин (10–20 %) устанавливается на неизвлекаемое положение, изменяется количество полос, могут устанавливаться осколочные (выпрыгивающие) и фугасные противопехотные мины с плотностью 2000–4000 на 1 км фронта, а также сигнальные и напалмовые мины.

Американские военные специалисты считают, что при наличии времени позиции противотанковых средств с круговым обстрелом должны опоясываться по возможности вкруговую противотанковыми заграждениями. При недостатке времени между позициями противотанковых средств возможно применение мин внаброс. Общая система заграждений может усиливаться химическими минами (фугасами) и отдельными ядерными фугасами.

В западногерманской военной печати указывается на необходимость широкого применения переносных заграждений и отсечных минных заграждений для установки в узких дефиле, на шоссе, в местах, которые противник не может обойти. Кроме того, предусматривается создание инженерных резервов и подвижных отрядов заграждений для установки минных полей с машин или вертолетов в ходе боя на обозначившихся направлениях опасных танковых атак противника.

Похожие книги из библиотеки

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 1

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Тяжёлый танк КВ, часть 1

Номер 6 (69) за 2006 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор». В номере рассказывается об истории создания и конструкции тяжёлого танка КВ.

«Дирежаблестрой» на Долгопрудной: 1934-й, один год из жизни

Эта книга об уникальном советском предприятии, занимавшемся производством дирижаблей. 1934-й год выбран автором не случайно. В недолгой летописи «Дирижаблестроя» он наполнен рядом примечательных событий – успехами и неудачами в деле постройки дирижаблей, важными вехами истории будущего города Долгопрудного. Автор рассказывает не только о конструировании, производстве и испытаниях летательных аппаратов, но и описывает общественную, бытовую жизнь предприятия и посёлка на базе статей из местной газеты «Советский дирижаблист», которая начала выходить в январе 1934 г. Таким образом, книга эта – не просто повествование о недолгой, но романтической эпохе дирижаблестроения, но и уникальный срез повседневной жизни того времени.

Средний танк Pz.IV. «Рабочая лошадка»

Panzer IV — под таким названием эта боевая машина была почти неизвестна бойцам и командирам Красной Армии. Да и теперь, спустя 60 лет после окончания Великой Отечественной войны, сочетание немецких слов «панцер фир» вызывает недоумение у многих. Как тогда так и сейчас этот танк более известен под «русифицированным» названием Т-IV, нигде за пределами нашей страны не применяющимся.

Pz. IV — единственный немецкий танк, находящийся в серийном производстве всю Вторую мировую войну и ставшим самым массовым танком Вермахта. Его популярность у немецких танкистов была сравнима с популярностью Т-34 у наших и «Шермана» у союзников. Хорошо конструктивно отработанная и исключительно надежная в эксплуатации, эта боевая машина в полном смысле слова была «рабочей лошадкой» Панцерваффе.