Глав: 8 | Статей: 117
Оглавление
Официальная история партизанского движения на территории СССР, оккупированной войсками Германии и ее союзников, полностью мифологизирована. Вместо критического анализа реальных событий, их особенностей, причин и последствий, читателям предлагаются выдумки бывших партизанских начальников, партийных идеологов, советских историков и литераторов.

Автор книги, состоящей из 26 глав, последовательно опровергает эти мифы. Свои рассуждения и выводы он подтверждает ссылками на исследования историков, воспоминаниями участников и очевидцев описываемых событий, подлинными документами, а также статистическими данными.

Кто хотел устранить Кубе

Кто хотел устранить Кубе

Как уже сказано, в 1942 году Кубе совместно с лидерами беларуских националистов приступил к созданию Беларуского корпуса самообороны («Беларускі корпус самааховы») — БКС. В этом деянии Гиммлер ощутил явную угрозу — создание национальных вооруженных формирований, подчиняющихся комиссару «Вайссрутении», могло ослабить позиции СС в регионе. В Берлине решили «убрать» Кубе, но — руками «крайних».

Однако до тех пор, пока начальником полиции СС округа «Беларусь» был Карл Ценнер, лично преданный Кубе, устранить его в Минске было сложно, приходилось дожидаться очередной «поездки по стране». В этом случае через немецкую агентуру партизанам (или спецгруппам НКВД) «подкидывали» время, место и маршрут движения «первого лица». Но до поры до времени у «мстителей» по разным причинам ничего не получалось.

Вот что пишут о Кубе «партийные историки»:

«Понятна ненависть, которую он вызывал в народе. Поэтому многочисленные крестьянские сходы в освобожденных деревнях, суды партизанских отрядов и групп сопротивления в городах требовали покарать Кубе. Это был голос народа, и к нему нельзя было не прислушаться, чем и объясняется то, что в 1942 году как в Москве, так и в Белоруссии было принято решение о ликвидации Кубе».

Дамаскин И. А. 100 великих операций спецслужб, с. 318

Ложь! Не было никаких «сходняков» в деревнях и селах. И гонцов в Кремль, чтобы усатый гений помог устранить «фрица-кровопийцу» никто не посылал. Главный «пахан» партийной «номенклатуры» самолично потребовал уничтожения нацистского руководителя «генерального округа Беларусь».


Бывший особняк Янчевского, где жил Кубе. Спальня комиссара, в котором он погиб от взрыва мины, это три окна справа на втором этаже

17 февраля 1943 года Кубе случайно избежал засады в лесу под Ляховичами, организованной спецгруппой НКВД имени Л. П. Берии во главе с Кириллом Орловским. Затем избежал взрыва своего автомобиля в Барановичах. 10 июня 1943 года отсутствовал в составе колонны высших должностных лиц комиссариата, направлявшихся в Слуцк (погибли областной комиссар Людвиг Эренлейтер, начальник областной жандармерии обер-лейтенант Карл Кала и ряд других чиновников. Правительственный инспектор Генрих Лозе был ранен). В начале сентября Кубе не явился на банкет офицеров СД — и правильно сделал, так как избежал взрыва.


Удостоверение сотрудника GFP (тайной полевой полиции) Отто Шульце, под именем которого действовал Карл Кляйнюнг

Но еще в мае 1942 года Гиммлеру удалось провести на пост главы полиции округа «Беларусь» вместо Ценнера (смещенного «за потворствование беларуским националистам») верного рейхсфюреру Вальтера Шимана — бывшего фюрера СС и начальника полиции сектора «Саратов». Агенты-двойники СД и гестапо тут же установили контакты с представителями разведывательно-диверсионных групп НКВД, предоставляя им полную информацию о Кубе.

Отмечу весьма красноречивую деталь: уже на второй день (!) после гибели Кубе минское СД представило своему руководству в Берлине рапорт, в котором есть всё — вплоть до указания места, откуда самолет забрал Марию Осипову и Елену Мазаник и увез в Москву. Кроме того, наивно думать, что в резиденцию Кубе можно было пронести взрывное устройство без молчаливого согласия немецкой службы безопасности.

Известно, что охоту на Кубе вели сразу 12 спецгрупп НКВД: «Артур», «Дима», «Юрий», «Местные» и другие. Но главную роль в операции сыграли два человека: сотрудник НКВД Николай Хохлов (кличка «Свистун») и агент НКВД, немецкий капрал Карл Кляйнюнг (кличка «Виктор»). Именно они выбрали исполнителем диверсии (среди 40 «перспективных» служащих резиденции Кубе из числа «местных») 25-летнюю горничную Елену Мазаник. Хохлов заставил ее сделать это.

Вся «работа» Марии Осиповой — связной чекистской группы «Артур» — свелась к тому, что она по приказу Хохлова принесла из леса магнитную мину, которую Мазаник установила под кроватью Кубе и привела в действие часовой механизм. Взрыв произошел в ночь с 21 на 22 сентября 1943 года. Но после войны советские партийные пропагандисты изобразили Осипову подпольщицей и главным организатором диверсии.

Во-первых, благодаря этому целенаправленную террористическую акцию советских спецслужб, осуществленную по приказу Москвы, удалось объявить результатом совместных действий подполья и партизан — то есть, «святой местью разгневанного народа».

Во-вторых, Николай Хохлов до начала 1954 года продолжал выполнять задания руководства МГБ. Раскрывать секретного действующего агента нельзя. А потом и вовсе случился конфуз. Хохлову поручили ликвидацию председателя антисоветской эмигрантской организации Народно-трудовой союз (НТС) Григория Околовича. Но Хохлов вместо того чтобы прикончить «врага-эмигранта» явился к нему, рассказал обо всем, и раскрыл себя резидентуре ЦРУ в ФРГ. Разразился грандиозный скандал. Хохлова в СССР заочно приговорили к смерти, агенты МГБ и КГБ дважды пытались его убить[79].


Мария Осипова


Николай Хохлов (фото 1990-х гг.)


Елена Мазаник

Поэтому не приходится удивляться, что этот ключевой персонаж в операции по ликвидации Кубе десятки лет оставался неизвестным советским гражданам. Вместо него выставляли Марию Осипову (1909–1999) — завербованную чекистами бывшую преподавательницу юридического института в Минске, исполнявшую скромную роль связной.

Заняв место Кубе, Курт фон Готтберг достаточно быстро понял, что покойный комиссар вел правильную политику и стал продолжателем его начинаний, да было уже поздно.


Курт фон Готтберг, организатор карательных акций на территории Беларуси

Итак, два вывода.

Первый: к ликвидации Кубе партизаны (а также подпольщики) не имеют никакого отношения. Это дело рук советских чекистов.

Второй: охоту на Кубе чекисты вели по требованию Москвы, так как своей национальной политикой в Беларуси он путал карты и Пономаренко, и Берии, и Сталину, и всей «родной коммунистической партии»[80].

Официальные отечественные историки и, особенно, пропагандисты в погонах и без погон до сих доказывают «необходимость и большое политическое значение ликвидации Кубе». Но вот что пишет по этому поводу Олег Усачев:

«Для обоснования необходимости убийства „палача белорусского народа Кубе“ (даже жестокого Коха никто не называл палачом украинского народа) советская пропаганда бесполезный приказ Сталина подменила решением мифического суда народа, не указывая время, место, состав суда. Только в антиисторическом художественном фильме „Часы остановились в полночь“ (1958 г.) было показано заседание этого суда-призрака. Удивительно, но в отечественной прессе и сегодня ссылаются на решение этого суда-миража»…

Усачев О. И. Кто, как и зачем убил Вильгельма Кубе, с. 290–291

Единственное реальное последствие убийства генерального комиссара округа «Беларусь» — расстрел в Минске по приказу Курта фон Гоггберга 300 заложников (точное число казненных установил после войны суд в городе Кобленц). Можно сделать обоснованный вывод: и эти 300 минчан стали жертвами сталинских террористов. Они прекрасно знали, что расправа с заложниками неизбежна. Более того, именно такая расправа была их целью.

Оглавление книги


Генерация: 0.380. Запросов К БД/Cache: 3 / 1