Беларусь

Выдуманная численность советских партизан чуть ли не в миллион, если верить сводным данным по регионам, служит главным основанием для мифа о «всенародном подъеме». Писали без тени сомнения о том, что в одних только Беларуси и Украине партизан было 400 и 200 тысяч человек соответственно, потом число украинцев, подавшихся в партизаны, довели до 500 тысяч!

Но все познается в сравнении. Численность взрослых граждан в БССР составляла около 6 млн человек, на Украине — не менее 20 миллионов (остальные регионы не учитываю, а ведь это еще часть РСФСР, включая Северный Кавказ и Калмыкию, Прибалтика, Молдавия). Партизан же набралось, даже по лживой официальной статистике — менее 1 миллиона. Вот вам и «всенародный подъем»! Итак, БССР:

«…несложные подсчеты показывают, что из 6 млн 122,7 тыс. человек взрослого населения БССР (18 лет и старше к началу войны), в 1941–42 годы более или менее активное участие в борьбе с немцами приняли максимум 114 тысяч — не более 1,86 %».

Горела ли земля под ногами оккупантов? Альманах «Деды». Выпуск 3. 2010, с. 138

К тому же надо учесть, что большинство из этих 114 тысяч партизан периода 1941–1942 годов беларусами не являлись.

Как уже сказано выше, официальная советская цифра о численности партизан на оккупированной территории — миф.

Беларусь

Партизанский парад в Минске (июль 1944 г.)

Первые сомнения возникают, когда выясняется, что И. Г. Старинов почему-то исчислял после войны общую численность партизан на всей советской оккупированной территории лишь в 250 тысяч человек (напомню — немцы в годы войны полагали, что «мстителей» было не более 100 тысяч). Отчего такая разбежка с официальной статистикой? Оттого, что Старинов в годы войны находился «ближе к эпицентру» и его цифры более правдоподобны, нежели официальная «цифирь».

Следующее сомнение появляется, когда обращаешь внимание на события в Беларуси в конце 1943 — середине 1944 года: что-то незаметно там партизанской массы в 400 тысяч. Как известно, в Западной Беларуси (преимущественно для борьбы с польской Армией Краёвой) было сконцентрировано порядка 20 тысяч человек (из них 8 тысяч перебросили из Восточной Беларуси). В тот же период в Витебской области было сконцентрировано до 17 тысяч человек. А в Минск летом 1944 года вошли около 35 тысяч партизан. Наибольшие потери партизанские формирования понесли в тот же период — конец 1943 — середина 1944 года, и оцениваются они П. К. Пономаренко в 30 тысяч человек потерянных безвозвратно. Всего — 102 тысячи. Где же остальные?

Исследователи совершают крупную ошибку, когда оперируют цифрами, вышедшими из-под пера начальника ЦШПД — именно Пономаренко «изваял» численность беларуских партизан в 300–400 тысяч человек, и эти цифры до сих пор бездумно используют историки. Откуда и каким образом они были получены?

На мой взгляд, достаточно просто. Ключ — в докладе того же Пономаренко «главковерху» Сталину за 1943 год (многие ошибочно принимают его выкладки об «учтенных резервах» заданные по всей оккупированной территории, тогда как они касаются в основном БССР, это видно по фразе «…первичных подпольных партийных организаций по Белоруссии — 472 с количеством коммунистов — 4395 человек»):

«По состоянию на 1 июня 1943 года на связи у штабов партизанского движения имеется партизанских отрядов 1061 с количеством партизан 142 006 /уже можно сделать вывод о „липовости“ этих цифр, так как в среднем получается почти полторы тысячи человек на отряд, а они в действительности насчитывали в среднем 100–200 человек — М. П./… Учтенные резервы партизанского движения, готовые в любую минуту взяться за оружие /выделение мое — М. П./, составляют 215 400 человек».

Соколов, с. 61

Тот, кто когда-нибудь работал в органах государственного управления и составлял всевозможные отчеты, знает, что составляются они регулярно (ежегодно, ежеквартально, ежемесячно). Пономаренко на следующий год должен был повторить свой отчет о количестве действующих партизан. Новые цифры, как несложно догадаться, должны были демонстрировать рост численности борцов с оккупантами.

Пономаренко, сказав в 1943 году «а», оказался в том положении, когда «слово — не воробей». Если бы он через год представил Сталину отчет с реальными, мало вдохновляющими цифрами (не показывающими сколько-нибудь заметного роста «народного гнева» на оккупированных территориях), то рисковал услышать примерно такой монолог, произнесенный с характерным кавказским акцентом:

— Товарищ Пономаренко! Вот вы год назад сообщали Политбюро о том, что «готовы взяться за оружие в любой момент 215 400 человек». А сегодня из вашего отчета видно, что «горевшие желанием вступить в ряды партизан» граждане до сих пор в эти ряды не вступили. Как это понимать?

Беларусь

Группа партизан в Минске после освобождения города (июль 1944 г.)

Беларусь

Партизаны входят в Киев, покинутый оккупантами

Пантелеймон Кондратьевич — опытный номенклатурщик — прекрасно знал, что так оно и будет. Поэтому у него был только один выход — искусственно увеличивать численность граждан «добровольно влившихся в ряды борцов», исходя из своих же прошлогод-…

<В оригинале отсутствуют стр. 74–75. Если у Вас есть недостающие страницы — Polochanin72@gmail.com>.

«Цифра в 220 тысяч участников партизанского движения, которую Хрущев огласил на XVI съезде компартии Украины (январь 1949 г.), вскоре перестала удовлетворять новых руководителей, так как в сравнении с Беларусью, где партизан насчитали вдвое больше, республика представала в невыгодном свете. Накануне 20-й годовщины Победы киевский филиал Всесоюзного института истории партии начал собирать в областях сведения об участии граждан Украины в партизанском движении и подполье. Однако сведения, полученные из областных архивов, вызвали в Киеве беспокойство. Например, в Запорожской области сумели отыскать только 337 партизан и 44 подпольщика, а также 285 лиц, помогавших им в годы войны. Директор института Иван Назаренко не смог скрыть разочарования и раздраженно написал на документе: „Неужели было так?“

В Запорожье послали сотрудника института, который „объяснил задание ЦК“ местному руководству. Пересчитали… и нашли еще 192 056 участников (!) „всенародной борьбы 1941 года“, многие из которых, как утверждалось позже, стали партизанами и подпольщиками. Благодаря такой алхимии была выведена новая, абсолютно фантастическая цифра: 501 тысяча украинских партизан и 100 тысяч подпольщиков!

Умножая число украинских партизан, власть одновременно стремилась не акцентировать внимание на их национальном составе, поскольку этнических украинцев среди партизан было пропорционально намного меньше, чем в республике. Украинцы, составлявшие 72 % населения УССР, даже на завершающем этапе войны в партизанских отрядах редко дотягивали до 50 % общей численности. Например, в соединении Николая Попудренко было 43 % русских, 41 % украинцев и 10 % беларусов. В соединениях Сидора Ковпака и Федора Ушакова украинцы своей численностью тоже уступали русским. Соответственно и крестьян, из которых на 2/3 состояло население Украины, в партизанских отрядах было не более 50 %».

Украина в советский период делилась на 25 областей. Если реальную численность украинских партизан и подпольщиков Запорожской области (напомню — 337 и 44 человека) принять за среднюю по всем областям, то общую картину иначе как скандальной не назовешь — всего 8400 партизан и 1100 подпольщиков (плюс еще 7100 лиц, помогавших им). Но на самом деле меньше, так как в ряде областей УССР советских партизан не было вообще.

Как видим, ближе всего к истине цифры И. Г. Старинова. Общая численность советских партизан на всех оккупированных территориях не превышала 200 тысяч человек. Советское партизанское движение, якобы не имевшее себе равных в Европе, на самом деле численно уступало и югославскому, и итальянскому, и французскому.

Похожие книги из библиотеки

Panzerjager Tiger (P) «Ferdinand»

Эта книга — первая монография на русском языке, полностью посвящённая боевому применению САУ «Фердинанд» и «Элефант». В ней на основе большого количества опубликованных и архивных источников подробно описано участие самоходок в боях на Курской дуге, территории Украинской ССР, Итальянском театре военных действий — вплоть до падения Берлина в 1945 г. Ряд документов и фотографий публикуются впервые. Многие известные эпизоды истории детищ Фердинанда Порше раскрываются автором в свете новых данных, кроме того впервые прослеживается их мифический боевой путь, снимающий с этих истребителей танков флёр легендарности.

Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939-1945)

В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.