Приписки — наша сила!

Провести серьезный анализ эффективности действий советских партизан по данным штабов партизанского движения не представляется возможным, поскольку указанные ими цифры являются дезинформацией. Судите сами.

«Если верить официальным советским источникам, то за период с июня 1941 по июнь 1944 года белорусскими народными мстителями было убито, ранено и взято в плен более 500 тыс. оккупантов и коллаборационистов, подорвано 11 128 вражеских эшелонов, выведено из строя 18 700 автомашин, 1355 танков и бронетранспортеров, уничтожено 305 самолетов и т. д.

Даже, если эти цифры несколько /выделение мое — М. П./ преувеличены, они не оставляют сомнения в том, что советское партизанское движение стало на определенном этапе действительно массовым и всенародным».

Романько О. В., с. 119

Цифры эти не оставляют сомнения в том, что состряпавшие их «математики» всех остальных считали идиотами. Каким образом беларуские партизаны могли уничтожить, ранить и пленить полмиллиона врагов, если ВСЯ группировка рейха на территории БССР составляла в 1942 году около 160 тысяч, а к весне 1944 года увеличилась лишь вдвое (с учетом войск группы армий «Центр», отступивших с территории РСФСР). Выходит, «народные мстители» истребили как минимум 3 (три!) комплекта войск противника на центральном направлении? Почему же, в таком случае, Красная Армия не заняла беспрепятственно Беларусь еще в январе — феврале 1944 года? И с кем она воевала в ходе операции «Багратион»?

Приписки — наша сила!

Минирование ненужного моста

Кто сейчас поверит в то, что партизаны уничтожили во второй половине 1941 года почти половину бронетехники от всей имевшейся тогда в «панцерваффен»? Откуда эта бронетехника взялась в глубоком тылу противника в таком количестве? Интересно было бы также узнать, какими средствами партизаны уничтожили три полные эскадры Люфтваффе?? Неужели зенитными ракетами? Так ведь не было тогда зенитных ракет вообще. И зенитной артиллерии у партизан тоже не было. Впрочем, что там Беларусь!

«Партизаны Карело-Финской ССР»[21] умудрились только безвозвратно изничтожить 13 407 супостатов (см. БСЭ, том 19, М., 1975, с. 234), а их коллеги в Латвии[22] умудрились намолотить 30 000 врагов![23]

Не отстали по результатам боевой деятельности от беларуских партизан партизаны украинские — 464 682 врага убитыми и раненными, а по уничтоженной бронетехнике вообще всех переплюнули — 1566 единиц! (там же). Учитесь, товарищи, вот как надо!

27 026 убитых и раненых оккупантов и их пособников числится на счету «молдавских партизан». При общей численности советских партизан в Молдавии в 2892 человека, выходит по 9 «фашистов» на одного «мстителя»!

Партизаны Ленинградской области уничтожили 104 242 оккупанта и их «холуев», а уж бронетехники — как во всей танковой группе Клейста в 1941 году — 280 единиц. Непонятно только, почему в таком случае блокада Ленинграда не ликвидировалась сама собой. Чуть меньше истребили врагов их соседи, «мстители» Калининской области (ныне Тверской) — 91 130 человек убитыми и ранеными.

Смоленское партизанское движение существовало до лета 1942 года. Но «герои-смоляне» сумели убить и ранить 112 680 врагов (6 расчетных дивизий Вермахта по штатам 1942 года), да еще бронетехники набили 537 единиц. Теперь вам понятно, почему немцы не взяли Москву?

Партизаны Орловщины уничтожили и ранили 154 275 человек, а также вывели из строя 331 единицу бронетехники. Жаль только, что командование 9-й армии фельдмаршала Вальтера фон Моделя, действовавшей в их полосе, об этом не знало, а то бросилось бы наутек.

Скромно, очень скромно заявили о себе партизаны Крыма — всего-навсего 30 000 убитых и раненых врагов, преждевременно возмечтавших «оттянуться» на берегах Тавриды.

Ну, а партизаны Краснодарского края, прежде чем они тихо исчезли, успели убить и ранить 15 586 оккупантов и их прихлебателей. Борис Соколов пишет:

«Всего же советские партизаны на Украине, если верить отчету Украинского штаба партизанского движения, вывели из строя несколько сот тысяч солдат и офицеров противника, 5 тысяч эшелонов, 2300 мостов, 1500 бронемашин и танков, 211 самолетов, 13 тысяч автомобилей и много другой техники. Несомненно, эти данные столь же недостоверны, как и данные по Белоруссии.

Замечу также, что к 1 декабря 1942 года, когда Украинский штаб поддерживал связь только с 57 отрядами в 7823 человека, число уничтоженных партизанами на Украине за 17 месяцев боевых действий немецких солдат и офицеров определялось в 42 088 человек (в том числе 6 генералов), „предателей и полицаев“ они истребили 3731 человек, а также уничтожили 49 штабов, 24 самолета и 202 танка и бронемашины. Каким образом за последующие 17 месяцев немецкие потери в людях и технике достигли в этом регионе величины в 5–10 раз большей, остается загадкой».

Соколов Б. В., с. 113

«Столь же фантастичны цифры и по другим регионам. В Ленинградской области до марта 1944 года партизаны будто бы уничтожили 104 242 немецких солдата и офицера, вывели из строя 1050 паровозов и 18 643 железнодорожных платформ, вагонов и цистерн. На Украине партизаны якобы уничтожили 310 000 немцев, вывели из строя 4060 паровозов, 39 700 товарных вагонов, взорвали 810 танков и броневиков, 324 орудия и 108 самолетов.

За 26 месяцев партизанской войны в Крыму, по заявлениям партизан, ими было убито 18 910 вражеских офицеров и солдат».[24]

В общем, набирается, самое малое (так как в одних случаях указаны только убитые, а в других — убитые и раненые) 1 миллион 27 тысяч солдат и офицеров противника (включая войска союзников Германии и так называемых «предателей»). Если учесть, что реально воевало на всей оккупированной территории не более 200 тысяч партизан, на каждого «мстителя» приходится не менее 6 убитых и раненых врагов. Сказать, что это выдумка, значит, выразиться слишком мягко. Известно, что на фронте соотношение потерь в живой силе от начала и до конца войны было в пользу немцев. В первый период (до битвы на Курской дуге) примерно 1:10, во второй период примерно 1:4. Так это на фронте! А здесь партизаны, которые и воевать толком не умели, и тяжелого вооружения у них не было, и авиация их не поддерживала.

Одним словом, дикое вранье.

Похожие книги из библиотеки

Вооруженные силы Японии

Книга дает обширный справочный материал о состоянии вооруженных сил Японии. По сравнению с первым изданием справочник значительно обновлен и дополнен, особенно в части описания технических родов войск. Тактический раздел справочника пополнен описанием действий дивизии. Книга рассчитана на командный начальствующий состав кадра и запаса РККА.

Panzerjager Tiger (P) «Ferdinand»

Эта книга — первая монография на русском языке, полностью посвящённая боевому применению САУ «Фердинанд» и «Элефант». В ней на основе большого количества опубликованных и архивных источников подробно описано участие самоходок в боях на Курской дуге, территории Украинской ССР, Итальянском театре военных действий — вплоть до падения Берлина в 1945 г. Ряд документов и фотографий публикуются впервые. Многие известные эпизоды истории детищ Фердинанда Порше раскрываются автором в свете новых данных, кроме того впервые прослеживается их мифический боевой путь, снимающий с этих истребителей танков флёр легендарности.

Истребители Первой Мировой войны Часть 1

Уже в первый же год войны самые упорные скептики были вынуждены признать, что самолет стал неотъемлемым участником боевых операций, а его роль в войне неуклонно росла. Самолет уже использовали не только для корректировки артиллерийского огня, разведки или связи, но самолет теперь превратился в самостоятельное оружие, способное бороться с самолетами противника.

Описаны истребители Франции и Германии (начало).

Северная война 1700-1721 [Полководческая деятельность Петра I]

В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.