Глав: 8 | Статей: 117
Оглавление
Официальная история партизанского движения на территории СССР, оккупированной войсками Германии и ее союзников, полностью мифологизирована. Вместо критического анализа реальных событий, их особенностей, причин и последствий, читателям предлагаются выдумки бывших партизанских начальников, партийных идеологов, советских историков и литераторов.

Автор книги, состоящей из 26 глав, последовательно опровергает эти мифы. Свои рассуждения и выводы он подтверждает ссылками на исследования историков, воспоминаниями участников и очевидцев описываемых событий, подлинными документами, а также статистическими данными.

Действия партизан

Действия партизан

Нет смысла подробно описывать перипетии борьбы в этом регионе. Она мало отличалась от того, что происходило в Брянской области и БССР. Задачи были такие же: прервать коммуникации, атаковать вражеские гарнизоны.

Что касается эффективности этих действий, то партизаны не смогли оказать существенную помощь войскам Ленинградского, Волховского и Калининского фронтов в ходе многочисленных наступательных операций, предпринимавшихся советским командованием на северо-западном направлении.

В Полновском районе стояли вражеские гарнизоны (в Полне до 400 человек, в районе станции Ям — столько же). И хотя это самое «сердце» партизанской зоны, так они и стояли там до прихода Красной Армии в 1944 году.

Не сумели «ленинградцы» перерезать вражеские транспортные артерии. Часто приводимый в качестве примера эффективности партизанской разведки эпизод с переброской летом 1943 года 223-й пехотной дивизии Вермахта из-под Ленинграда по маршруту Новоржев — Идрица — Люблин — Мозырь — Полтава на самом деле яркий пример бессилия советских партизан в борьбе с вражеским транспортом.

Судите сами. С 25 по 30 мая 1943 года от станции Дно до станции Чихачево проследовали 224 вагона с войсками. 6 июня было установлено сосредоточение юго-западнее Новоржева немецкой дивизии неустановленной нумерации (вскоре в этом районе партизаны нашли солдатскую книжку рядового из 425-го пехотного полка 223-й пехотной дивизии). 11 июля 1943 года пленный солдат 344-го полка подтвердил факт переброски 223-й дивизии с мгинского направления под Новоржев.

С 16 по 19 июля происходило перемещение дивизии «неустановленной нумерации» от станции Локна к городу Опочка, а с 1 по 4 августа фиксировалось прибытие дивизии «неустановленной нумерации» в район поселка Идрица (позже удалось выяснить, что это все та же 223-я дивизия). 11 августа дивизия из Идрицы ушла и 15 августа появилась под Полтавой (Спириденков, с. 84).

Вот и задумайтесь: в течение 11 недель (с 25 мая по 4 августа 1943 года) немецкая дивизия перемещалась по железным дорогам через несколько партизанских зон, а партизаны не только не смогли, но даже не пытались как-то помешать этому перемещению.

Самой громкой акцией партизан Северо-Запада на вражеских коммуникациях, помимо участия в «Рельсовой войне» и «Концерте», считается операция по подрыву двух железнодорожных и одного шоссейного мостов через реку Неведрянка в районе деревни Савкино (операция «Савкинский мост»).

Поступил категорический приказ командования Калининского ШПД о подрыве мостов, а для руководства операцией прибыли уполномоченные ЦШПД подполковник А. И. Штрахов и майор И. И. Веселов. Поэтому калининским партизанам волей-неволей пришлось спланировать штурм укрепленного узла в районе мостов (без «стимула» от ЦШПД они никогда не взялись бы за такое предприятие).

Для решения задачи, которую вполне могла решить авиация за один налет, собрали 22 (!) отряда из шести калининских бригад (Ф. Т. Бойдина, С. Д. Буторина, Н. М. Вараксова, А. М. Гаврилова, В. Г. Семина и Н. В. Шаповалова) плюс один отряд из бригады имени К. К. Рокоссовского Белорусского ШПД. Общее число бойцов — свыше 3 тысяч человек, при одном 45-мм орудии. Часть этих сил должна была осуществлять вспомогательные акции — подрывать мосты по соседству, устроить заслоны на дорогах и т. п. Одновременно с атакой мостов планировалось уничтожение вражеских гарнизонов в селах Савкино и Могильно (их численность неизвестна). Непосредственно савкинские мосты обороняла охранная рота лейтенанта Альфонса (70 человек, 11 ручных и 4 станковых пулемета, 4 ротных миномета, 40 автоматов).


Немецкий солдат в плену у партизан. Жить ему осталось недолго

Судя по мемуарам советских авторов, серьезных сил немцев в Савкино, Могильно и Нащекино не оказалось, а вот позиции роты охраны лейтенанта Альфонса партизаны штурмовали всю ночь 31 марта 1943 года, до того момента, пока удалось подорвать оба железнодорожных моста. «Мстители» понесли тяжелые потери от пулеметного и минометного огня. Помимо рядовых бойцов погибли: уполномоченный Калининского ШПД майор И. И. Веселов, его ординарец И. Беляев, командиры взводов В. Антропов, Н. Березкин, А. Болотов, П. Кулешов, политрук Максименко. А толку? Через 15 дней немцы восстановили оба моста и движение на этом участке в полном объеме.

Существование партизан в районе от Луги до Невеля на протяжении двух с лишним лет было вызвано отсутствием у немцев сил для удаления этой «занозы». Войск не хватало на фронте. К примеру, с 7 января по 27 апреля 1942 года 16-я полевая армия Вермахта вела бои в Демянском котле, куда она попала из-за отказа фюрера отвести 16-ю армию за реку Ловать.

В «котле», помимо частей дивизии СС «Мертвая голова», находились еще пять армейских дивизий. Примерно в тот же период в сражении в районе Холма участвовали полицейские полки СС — те самые, которым полагалось бороться с партизанами. Отметим также, что хотя указанные наступательные операции советских войск происходили под самым носом у «ленинградцев» и «калининцев», действенной помощи от партизан Красная Армия так и не дождалась.

Как известно, 14 июля 1943 года был издан секретный приказ № 0042 начальника ЦШПД П. К. Пономаренко «О партизанской рельсовой войне на коммуникациях врага». Это означало подготовку всех партизанских сил к крупномасштабной операции по массовому уничтожению рельс, чтобы поставить противника в катастрофическое положение.

На рассматриваемом нами направлении началом операции определили первые числа августа (в отличие от Брянской области, где партизаны вышли на рельсы уже 22 июля). Почему действия «ленинградцев» и «калининцев» оказались приурочены именно к началу августа — непонятно: ведь еще 22-го июля перешли в наступление на мгинском направлении Ленинградский и Волховский фронты.

«В июле 1943 года для калининских партизан самолетами из-за линии фронта было заброшено 9565 кг тротила, 24 000 детонаторов, 10 000 метров огнепроводного шнура, 2515 метров пенькового тлеющего шнура и тысячи килограммов других боеприпасов. Впоследствии, в ходе самой операции, дополнительно было доставлено еще 5000 килограммов тротила, 10 500 детонаторов и 2000 метров огнепроводного шнура. На первый взгляд это очень большое количество средств минирования. Но если учесть то, что все это было распределено между 12 бригадами, то увидим, что каждая из них в отдельности получила весьма немного».

Спириденков, с. 248

К операции приступили в ночь с 3 на 4 августа.

«За одну ночь:

5-я Калининская бригада на отрезке железной дороги Себеж — Посинь вывела из строя 2200 рельсов;

7-я Калининская бригада на участке железной дороги Рига — Москва протяженностью в 6 километров взорвала практически все рельсы;

Белорусская бригада И. К. Захарова разрушила железнодорожное полотно на дороге Мариуполь — Ленинград между Идрицей и Дриссой, взорвав 830 рельсов;

Бригада Ф. Т. Бойдина на участке железной дороги Зилупе — Себеж уничтожила 667 рельсов;

Бригада В. М. Лисовского взорвала 1620 рельсов».

Спириденков, там же

Немцы бросили на ликвидацию последствий массированной атаки партизан все наличные силы. В Идрицкий и Себежский районы отправили три восстановительных поезда, четыре железнодорожных батальона и 465 рабочих-путейцев, мобилизовали население деревень, прилегавших к железной дороге. Ремонт путей шел за счет рельсов второй колеи, маневровых станционных путей, частичного завоза из Латвии, а также автогенной сварки разорванных рельсов на месте их подрыва. Несмотря на огромные разрушения, уже через трое (!) суток движение поездов было восстановлено. Все же немецкому командованию в те дни пришлось перебрасывать на фронт одну пехотную и две моторизованные дивизии не по железной дороге, а походным порядком.

Подрывать рельсы вместо эшелонов конечно проще и безопаснее. Но в результате противник не терял военных грузов, а диверсии не влияли на моральное состояние войск, перевозимых поездами. Кроме того, подрыв рельса 200-граммовой тротиловой шашкой к его разрушению не приводил, а только выбивал кусок длиной 25–35 сантиметров. Немцы опиливали такой рельс и сваривали его термитом или автогеном. Кроме того, они изготавливали стальные мостики П-образной формы длиной 80 сантиметров, которые накладывали на поврежденные рельсы, пропуская по ним поезда.

Повышенная активность партизан на железных дорогах привела к печальным последствиям для них самих.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.101. Запросов К БД/Cache: 3 / 0