Глав: 8 | Статей: 117
Оглавление
Официальная история партизанского движения на территории СССР, оккупированной войсками Германии и ее союзников, полностью мифологизирована. Вместо критического анализа реальных событий, их особенностей, причин и последствий, читателям предлагаются выдумки бывших партизанских начальников, партийных идеологов, советских историков и литераторов.

Автор книги, состоящей из 26 глав, последовательно опровергает эти мифы. Свои рассуждения и выводы он подтверждает ссылками на исследования историков, воспоминаниями участников и очевидцев описываемых событий, подлинными документами, а также статистическими данными.

Антипартизанские действия немцев

Антипартизанские действия немцев

Беспроблемное существование партизан впервые было серьезно потревожено в декабре 1942 года в ходе проведения карательных экспедиций «Нюрнберг», «Шнеехазе» («Снежный заяц») и «Зимнее волшебство», в ходе которых наносились удары по Россонской и Освейско-Себежской партизанским зонам. План экспедиций представил новому командующему группой армий «Север» Кюхлеру лично обергруппенфюрер СС Бах-Зелевски.

Это был период, когда немцы полагали, что фронтальный удар ограниченными силами, с последующим проникновением в глубь партизанской зоны приводит к полному разгрому противника. А поскольку на совещаниях по координации действий немецких гарнизонов в период проведения акций присутствовал капитан полиции Карл Миллер (советский разведчик из бригады НКВД М. С. Прудникова «Неуловимые»), не удивительно, что операция «Нюрнберг» разгромом партизан не завершилась.

В ней участвовали пять полицейских полков СС, 14 отдельных батальонов и несколько местных гарнизонов, общей численностью менее 20 тысяч человек. Приличная концентрация войск принесла лишь тактический успех — часть партизанских отрядов удалось окружить в треугольнике Полоцк — Витебск — Невель. Но ядро партизанских сил, хотя и с большими потерями, вырвалось из кольца в январе 1943 года. Как всегда, пострадало мирное население.

Поскольку в ходе операции «Нюрнберг» уничтожить партизан не удалось, решено было вслед за ней провести операцию «Шнеехазе».

В рамках ее планировалось очистить от партизан треугольник Невель — Полоцк — Себеж (несколько севернее от места предыдущей акции) путем расчленения партизанской зоны на четыре части и уничтожения окруженных отрядов. Кроме того, планировалось восстановить нормальное движение по железной дороге Полоцк — Идрица и автомобильному шоссе Полоцк — Себеж. Однако на этот раз немцы привлекли слишком мало сил. Это подразделения 601-го полка 201-й охранной дивизии, 2-го велосипедного полка 8-й легкой пехотной дивизии, 409-го отдельного горно-егерского полка и 481-го отдельного гренадерского артиллерийского полка. Привлекались также сводные отряды полиции из гарнизонов Идрицы, Невеля, Нищи, Опочки, Освеи, Полоцка, Рудни, Себежа, Стеймаков, Суток и других населенных пунктов. Общая численность группировки, наступавшей на партизанскую зону с запада, составила до 5 тысяч человек.

В конце января группировка карателей со стороны Себежа, Невеля, Идрицы и Дретуни повела наступление в направлении Россон, расчищая дороги и восстанавливая разрушенные мосты. Отмечу, что мосты были взорваны внутри партизанской зоны, где немцев не было, видимо, для затруднения продвижения противника, но в Калининский ШПД партизаны доложили о подрыве «стратегических мостов». Немцы две недели продвигались в глубь зоны по плану, занимая деревни одну за другой.


Пленные партизаны. Их судьба очевидна

Партизанские донесения рисуют драматическую картину ожесточенных сражений партизан с превосходящими силами врага, упорные многочасовые бои, неоднократное «отбрасывание карателей» и т. п. В таком же духе эти события освещаются в послевоенных исследованиях и мемуарах. Но все это выдумки. Наглядное представление о реальности дает фрагмент из боевого приказа командующего объединенной партизанской группировки А. В. Романова 9 февраля 1943 года на совещании командиров бригад в штабе по координации действий:

«Противник бросил против нас крупные силы и, не встречая должного сопротивления, продвигается на запад. Отдельные командиры, вместо того, чтобы вести бои с противником, уходят, не принимая боя. Дальше уходить некуда. Учтите, товарищи, что над нами нависла угроза ликвидации партизанского края, потери всех баз и разгрома партизанских бригад. Кроме этого, мы бросаем население, которое нас вспоило и вскормило, на произвол судьбы, и хуже всего, кто-то распространяет слухи, что немцы ничего не будут делать населению».

Спириденков, с. 222–223

Вот так «героически» защищали партизаны россонскую зону от карателей. Сказки о том, что в середине февраля 1943 года партизаны «остановили продвижение противника, а затем перешли в наступление, освобождая потерянные ранее населенные пункты» так сказками и остались. Просто немцы все что планировали — выполнили, те пункты, которые собирались занять — заняли, хотели проникнуть в глубь партизанской зоны — проникли. Однако тут же выяснилось вот что:

а) наличных сил недостаточно для полного уничтожения партизан;

б) армейские подразделения, привлеченные к операции, надо вернуть на фронт, поэтому использовать их для контроля занятой территории невозможно;

в) собственных сил (подразделений охранной дивизии, полицейских полков и др.) для закрепления на занятой территории недостаточно.

Но, поскольку операция кончилась, все войска группировки вернулись в места своей дислокации. Германское командование занялось «осмыслением полученного опыта».

Партизанские командиры тем временем стали строчить геройские рапорты начальству. Общая схема их одна и та же: факт потери подконтрольного населенного пункта объяснялся «превосходящими силами противника», с которым партизаны якобы вели «многочасовые бои», так что захват каждой деревни давался карателям «большой кровью».

Вот пример с деревней Павлово, которую «героически защищали» отряды 1-й бригады Ф. Т. Бойдина, 3-й бригады А. М. Гаврилова, 5-й бригады В. И. Марго и отряд автоматчиков В. П. Самсона. Враг якобы овладел деревней «после 7-часового боя», потеряв 160 солдат убитыми и ранеными (общее число врагов, убитых в районе Павлово партизаны определили в 300 человек), были уничтожены 20 конных повозок и 1 танк. Потери партизан убитыми — 40 человек (о раненых не говорится). Соотношение потерь — 1:7,5 в пользу партизан. Понятно, что это просто фантастика.

Когда же каратели начали возвращаться в места своей постоянной дислокации, в Центр пошли доклады об «освобождении N-ского населенного пункта», с намеком на то, что сделано это было с боем. К примеру, 12 февраля 1943 года «белорусские партизаны совместно с 3-й Ленинградской бригадой А. М. Гаврилова освободили поселок Россоны». На самом деле первого противника в тот день на том направлении (обоз 601-го пехотного полка) «гавриловцы» встретили под вечер уже за Россонами, на дороге в Альбрехтово.

Еще продолжалась операция «Шнеехазе», а немцы запланировали новую — «Зимнее волшебство». 4 февраля 1943 года обергруппенфюрер СС Фридрих Еккельн издал приказ о создании двух боевых групп для уничтожения партизан на стыке границ БССР, Латвийской ССР и РСФСР. Командиром 1-й группы был назначен начальник СС и полиции Латвии бригаденфюрер СС генерал-майор полиции Вальтер Шредер. Командиром 2-й — начальник шутцполиции штандартенфюрер СС полковник полиции Макс Кнехт. Группа Кнехта включала, помимо штабной группы, четыре латышских полицейских батальона, взвод из состава батареи ПВО, 10-й моторизованный взвод фельджандармерии и сигнальный взвод. Общая численность группы — 2,5 тысячи человек.

В состав боевой группы Ф. Еккельна входили пять полицейских полков СС, около десяти полицейских батальонов, части местных гарнизонов и подразделения полиции (латыши, летувисы, русские, беларусы), а также подразделения добровольческого легиона «Норвегия»[32].

Общая численность группировки составила более 15 тысяч человек, что дало конкретные результаты. Главной целью операции являлось уничтожение Себежской партизанской зоны, а также очистка 30-километровой полосы вдоль границы с Латвией и тылов группировки «Север». С середины февраля передовые отряды карателей выдвигались на исходные позиции, а в 20-х числах началось общее наступление. К 10 марта они полностью вытеснили партизан из Освейского, Дриссенского и большей части Россонского районов.

Но еще 15 февраля перешел в наступление под Демянском Северо-Западный фронт Красной Армии, а 4-го марта его войска начали наступление в районе Старой Руссы. Это, наряду с весенней распутицей, вынудило немцев свернуть операцию и отвести части на исходные позиции. Само собой, что «мстители» тут же отрапортовали об освобождении от оккупантов Освейского района и других территорий. Как всегда, пострадало мирное население «партизанской зоны»:

«В ходе экспедиции ими /карателями — М. П./ было убито и сожжено живьем вместе с домами более 15 тысяч мирных жителей, 2,5 тысячи угнаны на каторгу в Германию, более тысячи детей направлены в лагерь смерти Саласпилс в Латвии».

Спириденков, с. 236

Цифровые данные о жертвах среди населения завышены вдвое, но сам факт массовых репрессий действительно имел место.

* * *

В октябре 1943 года в результате советского наступления (3-я ударная армия Калининского фронта на Невельском направлении) части группы армий «Север» отошли западнее, на оборонительную линию «Пантера» (в Идрицком и Себежском районах), многие подразделения Вермахта оказались вблизи от партизанских зон. Используя это обстоятельство, обергруппенфюрер Бах-Зелевски спланировал операцию «Генрих» по окончательному уничтожению Россонско-Освейской партизанской зоны. Ряд последующих операций привел к полной ликвидации партизанского движения южнее реки Сороть.

В ходе операции «Генрих» немцы овладели шоссе Полоцк — Клястицы — Себеж — Опочка и раскололи партизанский край. Некоторые бригады, выходя из окружения, соединились с войсками РККА. Партизанские отряды западнее шоссе ушли в глубину оккупированной территории, а вот отряды, оказавшиеся к востоку от шоссе, были уничтожены.

В конце декабря 1943 года в рамках операции «Рождественская» части Ф. Еккельна окружили партизанские соединения в районе Дретуни, после чего приступили к прочесыванию в Идрицком, Освейском и Россонском районах.

«Немцы, уничтожив главные силы партизан, отобрав у них контроль за территорией края и частично вытеснив их за линию фронта, прекратили экспедицию, сохранив лишь блокаду края и патрулирование его небольшими карательными группами. Но оставалась еще часть Себежского и Идрицкого районов, которая в декабре 1943 года полностью от партизан очищена не была…

…Выведенная в тыл /советский — М. П./, партизанская армия очень пригодилась бы через пол месяца для нанесения ударов по немецким тылам, когда 14 января 1944 года наши войска перешли в наступление, стремясь взломать немецкую оборону на рубеже Старицы, Жеглово, Свибло, Байкино, Чайки в Идрицком районе».

Спириденков, с. 271

В феврале 1944 года Идрицкий и Себежский районы стали прифронтовыми. Стремясь полностью очистить тылы своей армейской группировки, немцы 10 марта 1944 года начали операцию «Весеннее патрулирование». Не принимая боя, партизаны уходили в самые глухие лесные места и болота, туда же бежало население. В апреле 1944 года операция «Весенний праздник» практически покончила с организованным сопротивлением партизан:

«К июню 1944 года разгром партизан был практически закончен. По немецким данным, их здесь было убито или взято в плен более 14 тысяч. По донесениям командиров партизанских соединений, потери составили 7 тысяч убитых и пропавших без вести. Точные цифры потерь уже никто никогда не узнает».

Спириденков, с. 281

Уцелевшие отряды подали признаки жизни лишь с выходом в Опочский, Освейский, Идрицкий, Себежский и Красногородский районы советских войск.

Оглавление книги

Реклама
Похожие страницы

Генерация: 0.313. Запросов К БД/Cache: 3 / 1