Глав: 8 | Статей: 117
Оглавление
Официальная история партизанского движения на территории СССР, оккупированной войсками Германии и ее союзников, полностью мифологизирована. Вместо критического анализа реальных событий, их особенностей, причин и последствий, читателям предлагаются выдумки бывших партизанских начальников, партийных идеологов, советских историков и литераторов.

Автор книги, состоящей из 26 глав, последовательно опровергает эти мифы. Свои рассуждения и выводы он подтверждает ссылками на исследования историков, воспоминаниями участников и очевидцев описываемых событий, подлинными документами, а также статистическими данными.

Начальники из «пришлых»

Начальники из «пришлых»

В качестве примера здесь названы 19 известных командиров партизанских соединений, бригад, отдельных отрядов. Среди них нет беларусов. Почти все они оказались на территории оккупированной Беларуси по одному и тому же сценарию. А те подразделения, которыми они командовали, трудно назвать «партизанскими».

Банов Иван (1916–1982) — русский, уроженец станицы Тацинской Ростовской области. Кадровый офицер, в 1938 году окончил пехотное училище в г. Орджоникидзе. Осенью 1939 года участвовал в «освободительном походе», т. е. во вторжении в Западную Беларусь. С июня 1941 года — на фронте. В 1942 году его отозвали из действующей армии, обучили на специальных курсах и в августе направили на оккупированную территорию БССР — организовывать партизанское движение. «Работал» в Барановичской, Пинской и Брестской областях.

Барыкин Емельян Игнатович (1902–1951), уроженец деревни Тросна Брянской области, русский. Служил в железнодорожном полку РККА в Гомеле. После демобилизации окончил курсы помощников начальников станций в Курске. С 1937 года — на партийной работе, его назначили секретарем парткома Беларуской железной дороги. С марта 1941 года он секретарь Гомельского горкома партии. Когда началась война, стал комиссаром партизанского отряда «Большевик». Как видим, и в этом случае ничем беларуским «не пахнет». Выходца из России назначили руководителем в 1937 году, когда беларуских руководителей и специалистов расстреливали по 100 человек в день и больше! А освободившиеся места замещали кадрами из России. Это была одна из многих форм русификации.

Бринский Антон Петрович (1906–1981) — уроженец села Андреевка Хмельницкой области УССР, украинец. В 1926 году окончил советско-партийную школу, работал секретарем райкома комсомола, затем возглавлял Каменец-Подольский райисполком. С 1928 года служил в Красной Армии. С октября 1941 — командир разведывательно-диверсионных отрядов, действовавших на линии Борисов — Орша, в районах Барановичского и Лунинецкого железнодорожных узлов.

В октябре 1942 года его направили в западные области Украины, там же он в 1943 года стал командиром партизанского соединения особого назначения (это означает, что отряд действовал против формирований ОУН). Бринский со своими головорезами совершил множество военных преступлений, но об этом — в последней части книги.

Булат Борис Адамович (1912— 19 821 — русский, уроженец города Тулы. Окончил Военную школу имени ВЦИК РСФСР. В 1940 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе и был направлен на службу в БВО. Когда началась война, Б. А. Булат находился под Белостоком. На пятый день войны он попал в плен. Через какое-то время ему и еще двоим пленным удалось сбежать. Во время войны и особенно после войны советским идеологам и пропагандистам очень хотелось показать, что в оккупированной Беларуси с первых дней войны стихийно возникали партизанские отряды, что партизанское движение начиналось «снизу». И вот эту троицу (Булата с двумя попутчиками) громко назвали «партизанским отрядом».

Трудно сказать, как они выжили. Не могли ведь они, ослабевшие от голода и без оружия нападать на немецкие склады, обозы, полевые кухни, чтобы добыть продукты. Но группа выжила. Когда в 1942 году на территорию Беларуси для организации партизанского движения стали забрасывать сотни спецгрупп и отрядов НКВД и НКГБ СССР, Булата заметили. Его как кадрового офицера, да еще с академическим образованием, назначили командиром только что созданной партизанской бригады «Вперёд». Бригада действовала на территории Минской и Барановичской областей. В 1944 году Булат был ранен и отправлен самолетом на лечение в Москву. После выздоровления кадрового офицера на фронт не послали. Ведь он представлял собой очередной «ценный кадр» на руководящую должность в БССР. Как только Минск был освобожден от оккупации, Булата назначили заместителем председателя Минского городского совета.

Вот так в отрядах военнослужащих и чекистов, забрасываемых на оккупированную территорию, готовили кадры для послевоенной Беларуси. Командиры, комиссары и начальники штабов партизанских бригад и отрядов летом 1944 года стали первыми и лучшими кандидатурами на руководящие посты всех уровней власти. По официальным сведениям, на территории БССР действовали 1256 партизанских отрядов, частично объединенных в 213 бригад и полков. Умножим 1469 (1256+213) на 3 и получим 4407 кандидатур.

А если добавить к ним секретарей партийных и комсомольских организаций? Сколько же это получится? И вот эти партизанские начальники, которые все три года оккупации разговаривали с местным населением исключительно при помощи пистолетов ТТ, автоматов ППШ и кулаков, после освобождения превратились здесь в «советское начальство». Это — неопровержимый факт.

Бумажков Тихон Пименович (1909–1942) — русский, уроженец города Дальнереченск Приморского края. Судьба занесла его в БССР, окончил химико-технологический техникум в Минске. Потом два года служил в армии, работал директором завода, председателем Петриковского райисполкома. В 1939 году его назначили («избрали», как лицемерно писали советские газеты) первым секретарем Октябрьского райкома партии (центром района была деревня Карпиловка) в Полесской области.


Т. Бумажков. В пропагандистских целях его в 1941 году сделали «первым партизаном — Героем Советского Союза», хотя никаких подвигов он не совершил

В начале августа был направлен на Юго-Западный фронт начальником политотдела кавалерийской группы, где и погиб 23 сентября в Полтавской области при попытке выхода из окружения.

Бумажкову советская пропаганда приписывает сказочные подвиги. Вот что говорит об этом солидный, казалось бы, источник:

«В начале Великой Отечественной войны возглавил борьбу трудящихся Октябрьского района против немецко-фашистских захватчиков. 26 июня 1941 г. вместе с Ф. И. Павловским создал партизанский отряд „Красный Октябрь“, который вместе с частями Красной армии сдерживал наступление гитлеровцев на реке Птичь. 18 июля 1941 г. разгромил штаб немецкой дивизии в деревне Воземля Октябрьского района, уничтожил около 80 вражеских солдат и офицеров, захватил пленных, 55 броне- и автомашин, 27 мотоциклов, 45 лошадей с повозками и грузами, оперативные документы немецкого штаба».

Энцыклапедыя гісторыі Беларусі, том 2, с. 125

Как мы знаем, «деревенские трудящиеся» в 1941 году не поднимались на борьбу с захватчиками. Бумажков мог возглавить только местных коммунистов да комсомольцев вкупе с милиционерами и сотрудниками райотдела НКВД. И действительно, статья в той же энциклопедии, но в 1-м томе (с. 95), сообщает, что Бумажков и заместитель председателя райисполкома Павловский сформировали… истребительный батальон в количестве 100 человек.

В июле в Октябрьском районе появились остатки стрелкового полка РККА во главе с подполковником Л. B. Курмышевым (250 бойцов и командиров). Вместе с местными «истребителями» красноармейцы попытались организовать оборону на реке Птичь. Далее сообщается, что они 15 июля уничтожили на переправе через реку 15 немецких танков (при полном отсутствии артиллерии!), а 18 июля — использовав огневую поддержку бронепоезда — разгромили штаб дивизии в деревне Воземля, где захватили пленных и трофеи. Вскоре после этого подвига истребительный батальон переименовали в партизанский отряд «Красный Октябрь».

Наконец, в третьей статье (ЭГБ, том 2, с. 347) читаем, что по железнодорожной ветке Бобруйск — Рабкор прибыл бронепоезд № 52 (командир — лейтенант Колокольцев), подошел к деревне Воземля и внезапно открыл огонь по «штабу немецкой дивизии» и огневым точкам врага. После артобстрела сводный отряд красноармейцев и «партизан» (в смысле — «истребителей»), которым командовал почему-то не офицер, а инструктор райкома партии С. В. Махонько, атаковал и разбил противника, захватил пленных и трофеи!

Вообще-то географическая карта показывает, что от переправы на Птичи до деревни Воземля как минимум 35 км. Непонятно, как успели добраться туда солдаты и «истребители», притом с оружием и боеприпасами! Скорее всего, они уже 15 июля драпанули в эту сторону с Птичи.

Ваупшасов Станислав Алексеевич (1899–1976) — летувис, уроженец деревни Грузджаяй в Шауляйском районе Летувы. В 1918 году он добровольцем вступил в Красную Армию, воевал на фронтах Гражданской войны. С 1920 по 1925 год командовал отрядом «красных партизан» в Западной Беларуси, то есть, группой диверсантов и террористов, заброшенных с советской территории. Совершил много убийств не только служащих польской полиции, но и гражданских лиц.


С. Ваупшасов

После того как Сталин приказал прекратить тайную войну против Польши ввиду провала плана всеобщего восстания «угнетенных трудящихся», был отозван в Москву, где продолжил службу в органах ОГПУ-НКВД. В 1936–1939 гг. являлся «советником» в Испании, учил наивных испанских республиканцев тому как надо истреблять всех «несогласных». С сентября 1941 по февраль 1942 года командовал одним из батальонов ОМСБОН, воевал на подступах к Москве.

Наконец, в марте 1942 года его снова отправили в Беларусь — командиром спецгруппы НКГБ СССР «Местные». Группа действовала в Минской области до конца оккупации БССР.

После войны заслуженный террорист, диверсант, палач своего и испанского народа Ваупшасов продолжил службу в органах МГБ-КГБ. Только в 1958 году он вышел на пенсию, занялся сочинением лживых книжек, в которых он описывал «подвиги», совершенные им и его подельниками.

Воронянский Василий Трофимович (1901–1943) сам «тоже не местный», хотя одна из минских улиц названа в его честь. В. Т. Воронянский родился в деревне Диканька Полтавской области, той самой, что упоминается в книге Николая Васильевича Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». Он украинец.


В. Воронянский

В Красной Армии Воронянский служил с 1919 года. Накануне войны командовал батальоном связи. С группой солдат попал в окружение. Они пытались догнать фронт, но фронт катился вперед значительно быстрее тех, кто шел лесом. Пришлось скрываться. Как они выжили, неизвестно, но уверенно можно предположить, что за счет селян. Других вариантов просто не было.

Когда в 1942 году в Беларусь стали забрасывать «чекистов-организаторов», на основе группы Воронянского в феврале 1942 года был создан партизанский отряд «Мститель», а его самого назначили командиром. Только вот кому они мстили?

Галушкин Борис Лаврентьевич (1919–1944) — командир спец-отряда НКГБ СССР, действовавшего на территории Минской и Витебской областей. Галушкин — уроженец города Шахты Ростовской области, русский. С 1937 по 1941 год учился в Московском институте физкультуры и спорта. Воевал на Ленинградском фронте. Но в 1942 году отправлен на оккупированную территорию Беларуси для выполнения специального задания. Его спецотряд назывался «Помощь». Какие он выполнял специальные задания на нашей земле, какую и кому оказывал «помощь», можно только догадываться. Погиб 19 июня 1944 года при попытке выхода из блокады в районе озера Палик.

Гришин Сергей Владимирович (1917–1994) — русский, из деревни Фомино Дорогобужского района Смоленской области. Окончил педучилище, работал учителем. В 1939 году был призван в армию, окончил курсы танкистов, в июне 1941 года в звании лейтенанта командовал танковым взводом. Воинская часть, где служил Гришин, была разбита на Смоленщине. В сентябре 1941 года он объединил вокруг себя группу еще 12 таких же окруженцев и назвал эту группу партизанским отрядом «Тринадцать».


Командир партизанского полка «Тринадцать» С. В. Гришин

В июне 1942 года отряд С. В. Гришина, получивший значительное пополнение из-за линии фронта, стали называть «полком».

В апреле 1943 года по приказу ЦШПД отряд перешел на территорию БССР, где он действовал по июль 1944 года. Здесь отряд превратился в соединение. Как видим, и этот «руководитель партизанской борьбы на Беларуси» не был беларусом.

Данукалов Алексей Федорович (1916–1944). Уроженец села Новорасляевка Саратовской области, украинец. Его родители — бедные казаки-переселенцы. В 1936 году окончил в Балашове техникум механизации сельского хозяйства. Был направлен в Омск на должность начальника мастерских МТС. В 1937 году призван в Красную Армию, служил помощником политрука. В марте 1940 года направлен на курсы в Иркутское военно-политическое училище.


А. Данукалов

После учебы назначен политруком полка в Забайкальском военном округе.

Когда началась война, дивизию, в которой служил Данукалов, перебросили на Западный фронт.

Участвовал в боях под Оршей, под Смоленском попал в окружение. Объединил несколько групп солдат и создал из них в августе 1941 года партизанский отряд «Родина», который действовал в Смоленской области. В марте 1942 года командование Западного фронта переправило отряд Данукалова в Лиозненский район Витебской области. Уже в апреле этот отряд переименовали в бригаду «Алексей». Вот так политрук Данукалов сделался «беларуским» партизаном и получил звание подполковника. Вот так «росла численность» беларуских партизан.

Данукалов погиб 27 июня 1944 года в районе Лепеля при попытке выхода из блокады.

Ливенцев Виктор Ильич (1918–2009) — русский, уроженец деревни Давыдовка Воронежской области, по профессии учитель. В 1938 году призван в Красную Армию, служил в БВО. В 1941 году окончил Гродненское военно-политическое училище. Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Попал в окружение в районе Бобруйска. Создал из окруженцев партизанский отряд, который в 1943 году был преобразован в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду. Когда в июле 1944 года оккупантов выбили из БССР, беларусов в массовом порядке мобилизовали и отправили на фронт. А вот для кадрового 26-летнего офицера В. И. Ливенцева нашлось более важное дело.

Срочно требовались кадры для повторной русификации Беларуси. Надо было срочно ликвидировать то наследие, которое оставил здесь «палач» беларуского народа Вильгельм Кубе. Главное его преступление заключалось в том, что он способствовал беларусизации Беларуси. За время оккупации удалось многое сделать. Обучение в школах велось на беларуском языке, люди разговаривали по-беларуски, выпускались беларуские газеты и журналы… Для московских оккупантов, вернувшихся на смену немецким, такое положение было недопустимым. Поэтому после освобождения почти все руководящие должности в республике сверху донизу заняли партизанские командиры и комиссары, беларусов среди которых было немного. Что касается Ливенцева, то он с 1944 года был 2-м секретарем ЦК ЛКСМБ.

Лунин Борис Николаевич (1918— 1994) — русский, уроженец станции Щурки Саратовской области. В РККА с 1939 года. На фронте с июля 1941. В августе попал в плен. Содержался в лагере Дрозды недалеко от Минска. В марте 1942 года ему удалось бежать оттуда. Из таких же беглых, как он сам, Лунин организовал небольшой партизанский отряд «Штурм». В декабре 1942 на базе отряда создана партизанская бригада «Штурмовая». Ее командиром был назначен Б. Н. Лунин. Бригада действовала в Минской и Вилейской областях.

1 января 1944 года Б. Н. Лунину присвоили звание Героя Советского Союза. Он не вернулся на родину в Саратовскую область. Ведь и он был ценным кадром на руководящую должность в послевоенной БССР. Его назначили помощником министра автомобильного транспорта БССР.

Спустя какое-то время он переехал на постоянное жительство в Краснодарский край. Это не помогло. 22 июля 1957 года Лунин был осужден военным трибуналом БВО по ст. 180 и ст. 214 ч. 2 УК БССР на 7 лет лишения свободы. В тексте приговора сказано:

«Лунин как командир партизанской бригады и его подчиненный Белик как начальник особого отдела этой бригады при особо отягчающих обстоятельствах… злоупотребляли своим служебным положением и из-за личной заинтересованности незаконно расстреливали и убивали многих советских людей, а Белик, в том числе, и несовершеннолетних детей. Действия Лунина и Белика вызвали возмущение партизан и местного населения».

Интересно, что следствие было начато сразу после освобождения Минска по заявлению подпольщиков в МГБ. Но Сталин, узнав об этом, сказал: «Подумаешь, кого-то партизаны расстреляли. На то они и партизаны». Дело остановили.

После смерти Сталина его возобновили и довели до конца. Кроме того суд обратился с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о лишении Лунина Б. М. звания Героя Советского Союза и всех наград в связи с осуждением за военные преступления. Соответствующий указ Президиума Верховного Совета был издан 26 ноября 1957 года.

Сразу скажу, что это — редчайший случай. Почти каждого партизанского командира можно было бы привлечь к судебной ответственности за преступления, совершенные против гражданского населения на оккупированной территории. Ведь не случайно жители так называемых «партизанских зон» чувствовали себя в большей опасности, чем под немцами. Именно потому, когда Беларуская Народная Самопомощь, а потом Беларуская Центральная Рада формировали подразделения Беларуской самообороны (БСА) и Беларуской Краевой обороны (БКА), самое значительное пополнение они получили за счет жителей партизанских зон. Люди хотели спастись от партизанского «беспредела».

Неклюдов Валентин Леонидович (1910–1979) — русский, уроженец города Омска. В 1931 году окончил Новосибирский коммунистический университет (на самом деле это громкое название носила двухлетняя партийно-советская школа). С 1933 года служил в органах НКВД. В конце июня 1941 года капитана Неклюдова зачислили в ОМСБОН. После специальной подготовки он возглавил отряд, который в феврале 1942 года через линию фронта был переправлен на территорию Беларуси для разведывательно-диверсионных и террористических действий. (Отряд формировался в Москве, первым его командиром был старший лейтенант Горячев. Но комиссар Неклюдов сделал на него донос, а потом занял его место).

Неклюдов, уже в звании майора, стал комиссаром отряда «Боевой», а с июля 1942 года — его командиром. Отряд совершал рейды по Витебской области и в Летуве. После освобождения Беларуси в 1944 году этого ценного кадра на фронт не послали, а назначили в органы госбезопасности БССР. Действительно, не беларусам же доверять «безопасность» БССР!

Озмитель Федор Федорович (1918–1944) — русский, родом из села Линовицк, что находится в Актюбинском районе Тургайской области Казахстана. Служил в НКВД, в составе ОМСБОН участвовал в обороне Москвы. С февраля по сентябрь 1942 года командовал отрядом особого назначения, действовавшим внутри треугольника Витебск — Смоленск — Орша. В мае 1943 года старшего лейтенанта НКВД Ф. Озмителя назначили командиром партизанского отряда «Гром».

Погиб 15 июня 1944 в районе озера Палик при попытке выхода из заблокированного немцами района.

Охотин Родион Артемьевич (1907–1972) — еще один «беларуский» партизан. Вообще-то он мариец, уроженец республики Марий Эл. Кто только не партизанил в наших краях! Перед войной старший лейтенант Охотин служил в БВО неподалеку от Полоцка. Когда началась война, попал в окружение. Из окруженцев он создал партизанский отряд.

Есть публикации, в которых сказано, что отряд нанес врагу большие потери. Какие это потери? Читаем: «партизанский отряд Охотина уничтожил 672 шпиона и предателя». Что это за люди? Нетрудно догадаться: семьи полицейских, в том числе дети, семьи старост и вообще те, кто посмел работать «на немцев». Это еще одно доказательство, что главной мишенью для советских партизан являлось гражданское население.

Вообще говоря, если последовательно применять людоедский принцип большевиков — уничтожать каждого, кто работал на немцев вместо того, чтобы умирать от голода, то надо было уничтожить все население Чехословакии, Франции, Нидерландов, Бельгии, Дании, Норвегии. Достаточно вспомнить один из любимых тезисов советских историков и пропагандистов: «На Вермахт работала промышленность всех захваченных Германией стран Европы!» Да как они смели?! Надо было всем без исключения покончить с собой.

Но европейцам большевики таких упреков почему-то не предъявляли. А только своим собственным «оккупированным», которых «непобедимая Красная Армия» бросила в 1941 году на произвол судьбы. Напомню тем, кто успел забыть: уже в августе 1941 года немцы вошли в Смоленск. Для оккупации всей БССР им потребовалось менее двух месяцев: неделя — на западную часть республики, включая Минск, полтора месяца — на восточную часть.

Прудников Михаил Сидорович (1913–1995) — русский, уроженец села Ново-Покровка Кемеровской области РСФСР. С 1931 года (с 18 лет) служил в пограничных войсках, органах ОГПУ-НКВД. В 1941 году командовал батальоном ОМСБОН, а в марте 1942 года его забросили в район Полоцка. Здесь он командовал спецотрядом НКВД «Неуловимые», который постепенно вырос в бригаду. После войны до выхода на пенсию служил в органах МГБ-КГБ.

Титков Иван Филиппович (1912–1982), командир партизанской бригады «Железняк», действовавшей в Бегомльском районе.


И. Титков

Титков — уроженец деревни Слобода Тульской области, русский. В 1936 году окончил Тамбовское военно-инженерное училище. В июне 1942 года капитан Титков отозван с фронта и направлен в распоряжение Штаба партизанского движения Западного фронта. Окончил курсы партизанской войны в Борисове и переправлен через линию фронта на территорию Беларуси. Так что называть его беларуским партизаном не приходится. После войны Титков служил в органах МГБ-КГБ, проживал в Москве.

Флегонтов Алексей Канидеевич (1888–1943). уроженец Читинской области, казак. Участник гражданской войны, командовал 1-й Амурской дивизией. После падения Дальневосточной республики командовал партизанскими отрядами Приморья. В первые месяцы Великой Отечественной войны командовал партизанским отрядом в Подмосковье. В 1942 году А. К. Флегонтов предложил создать кавалерийский отряд НКВД СССР, который в августе переправили на оккупированную территорию БССР в качестве «партизанского».

Вот как описал этот отряд другой партизанский командир, Ливенцев: «без малого полтораста конников в армейской форме, с положенными знаками различия — рейдовый кавалерийский отряд». В отряде было 127 кавалеристов.

На основе отряда Флегонтова сформировали партизанскую бригаду «За Родину». Она совершала рейды в Червеньском, Пуховичском, Осиповичском, Бобруйском, Малоритском, Двинском районах Беларуси. Какой кровавый след оставила за собой эта бригада, еще предстоит выяснить.

Ну, а кто такой Заслонов?

Заслонов Константин Сергеевич (1909–1942) — уроженец города Осташков Тверской области, русский. Его отец Сергей Гаврилович был родом из Невеля Псковской области, мать Анна — из Осташкова. В 1924 году К. С. Заслонов окончил школу в Невеле. В 1927 году поступил в профтехшколу железнодорожного транспорта в Великих Луках, которую окончил в 1930 году. Получил назначение в депо железнодорожного вокзала Витебска. Здесь он в 1933 году женился на дочке хозяйки, у которой был квартирантом.

С 1937 года работал начальником паровозного депо железнодорожной станции Рославль Смоленской области, с 1939 года — начальником депо станции Орша. Когда немцы подходили к Орше, Заслонов эвакуировался в Москву, где работал в одном из московских депо. Но в сентябре 1941 года в Москве сформировали специальный отряд из железнодорожников и чекистов — 41 человек. Командиром отряда назначили Заслонова. В октябре через линию фронта отряд переправили в Беларусь. В ноябре 1941 года Заслонов поступил на работу в оршанское депо начальником русских паровозных бригад и немедленно создал здесь подпольную группу.


К. Заслонов

Подпольная группа действовала всего три месяца. Но за это время, если верить официальным сказкам, она осуществила около сотни крушений поездов, взорвала 93 паровоза, вывела из строя сотни вагонов и цистерн. И все это — с помощью самодельных мин, замаскированных под куски угля. Надо добавить, что Заслонов привел с собой в Оршу всего 7 человек из 41. Остальные погибли, умерли от болезней, или отстали из-за болезней.

Чтобы совершить столько диверсий, как группа Заслонова за три месяца, надо было каждую ночь устраивать 4–6 диверсий (!), что абсолютно нереально.

Во-первых, и железнодорожное депо и его персонал находились под пристальным наблюдением немецких спецслужб.

Вопреки популярным фильмам о советских героях-подпольщиках должен отметить, что эти службы работали хорошо. Дураков там не было. Во-вторых, подпольная группа Заслонова была малочисленной. В-третьих, самодельные угольные мины неизбежно были маломощными и ненадежными. Поэтому нет сомнений в том, что невероятные подвиги группы Заслонова — это миф, сочиненный партийными пропагандистами, журналистами, писателями, кинематографистами.

Напомню еще одну деталь. Группа Заслонова якобы действовала по ночам, когда происходили налеты советской авиации на станцию Орша. В такое может поверить только ребенок. Воздушная бомбежка — ужаснейшая вещь. Во время бомбардировки любой человек забывает обо всем, только бы найти место, чтобы укрыться. А вот для подпольщиков группы Заслонова взрывы авиабомб были подобны праздничному салюту. Не зная страха, они бросались в самый ад, с угольными минами, рассованными по карманам. А утром после бессонной ночи, непонятно каким чудом избежав гибели или ранения, подпольщики непринужденно являлись на работу и готовили паровозы для отправки эшелонов на фронт. Скорее всего, и в этом случае цифру «совершенных диверсий» надо разделить как минимум на 10: не 93 паровоза, а 9–10.

Добавлю, что после каждой диверсии служба безопасности (СД), тайная полиция (гестапо) и полевая военная контрразведка (ГФП) энергично искали виновных. Не удивительно, что уже в начале марта 1942 года из-за угрозы ареста подпольщики бежали в лес, где создали партизанский отряд. А 14 ноября 1942 года К. С. Заслонов погиб. 7 марта 1943 года ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

После войны о нем были написаны романы, повести, пьесы. А в 1949 году на экраны СССР вышел художественный фильм «Константин Заслонов», главную роль в котором сыграл популярный актер Владимир Дружников (1922–1994). Это весьма примечательный факт. Советские люди вплоть до 1991 года знали историю Великой Отечественной войны в основном по художественным произведениям. Фантазии писателей, журналистов, кинорежиссеров они воспринимали как реальные события.

Оглавление книги


Генерация: 0.224. Запросов К БД/Cache: 3 / 1