Глав: 8 | Статей: 117
Оглавление
Официальная история партизанского движения на территории СССР, оккупированной войсками Германии и ее союзников, полностью мифологизирована. Вместо критического анализа реальных событий, их особенностей, причин и последствий, читателям предлагаются выдумки бывших партизанских начальников, партийных идеологов, советских историков и литераторов.

Автор книги, состоящей из 26 глав, последовательно опровергает эти мифы. Свои рассуждения и выводы он подтверждает ссылками на исследования историков, воспоминаниями участников и очевидцев описываемых событий, подлинными документами, а также статистическими данными.

Планы немецкого руководства

Планы немецкого руководства

В административном плане Беларусь во время оккупации была разделена на несколько частей.

В центре находился генеральный округ «Weissruthenia» (Беларусь). В него вошли 68 из 194 районов предвоенной Беларуси, общей площадью около 54 тыс. кв. км, с населением 2,5 млн. человек. Генеральный округ «Беларусь» состоял из 9 районов (gebiet) с центрами в Барановичах, Вилейке, Ганцевичах, Глубоком, Лиде, Минске, Новогрудке, Слониме, Слуцке. Сам город Минск считался при этом 10-м округом. В свою очередь, генеральный округ «Weissruthenia» входил в состав рейхскомиссариата «Ostland» с административным центром в Риге.

Витебская и Могилёвская области, большая часть Гомельской, восточные районы Минской, несколько районов Полесской области вошли в Тыловой район группы армий «Центр». Линия условной границы Тылового района была следующей: Западная Двина — западнее Лепеля — западнее Борисова — западнее Старых Дорог — озеро Красное (Червоное).

Северо-западные районы Вилейской области и часть Барановичской области немцы включили в Генеральный округ «Литва».

Всю Белостокскую область с несколькими северными районами Брестской области присоединили к Восточной Пруссии под названием округ «Белосток».

Южные районы Брестской, Пинской, Полесской и Гомельской областей оказались в составе рейхскомиссариата «Украина». При этом районы Брестской и Пинской областей с северной границей по реке Ясельда вошли в генеральный округ «Волыния-Подолия», а часть Полесской и Гомельской областей (южнее озера Красное) — в генеральный округ «Житомир».

Однако такое разделение мыслилось как временное. На совещании военно-политического руководства Третьего рейха в Берлине 20 июня 1941 года глава внешнеполитического отдела руководства НСДАП (национал-социалистической немецкой рабочей партии) Альфред Розенберг представил фюреру свой план административно-политического переустройства западной части СССР. План предусматривал создание шести марионеточных государств:

— Baltikum (три прибалтийских государства «в одном флаконе») — с восточной границей возле Ленинграда.

— Grosser Weisruthenia («Великая Белоруссия») — с восточной границей возле Подмосковья, что в принципе соответствует историческому ареалу беларуского этноса.

— Grosser Ukraine («Великая Украина») — с восточной границей в районе Волги.

— Grosser Caucasia («Великий Кавказ») — в естественных границах, включая Северный Кавказ и Закавказье.

— Idel Ural (территория Татарской АССР, ряд прилегающих к ней районов Башкирской АССР и соседних областей РСФСР) с восточной границей по Уралу.

— Turkestan — все республики Средней Азии и часть Казахстана.


Территория Беларуси во время оккупации

Эти шесть государств, совместно с «Великой Финляндией» на севере, должны были отрезать от цивилизованного мира аграрную «Московию», которую предполагалось «интенсивно эксплуатировать» и ссылать на ее территорию «нежелательные элементы» из государств-барьеров (политический статус «Московии» планировалось сделать ниже, чем у окружавших ее новых государств).

Фюрер согласился с этим планом и 17 июля 1941 года подписал приказ о введении гражданского управления на оккупированных территориях. Отвечало за эти мероприятия новое рейхсминистерство Оккупированных восточных областей под руководством самого Розенберга.

Тезис идеологов и стратегов рейха об СССР как «колоссе на глиняных ногах» с национальным вопросом в качестве «ахиллесовой пяты» (именно на ней «подвернулся» Советский Союз в начале 90-х годов) был верным. Однако немцы сами не знали, кто и как будет реализовывать возможности разгрома «империи Сталина» путем нового решения «национального вопроса».

С самого начала было понятно, что Вермахт не в состоянии одновременно воевать с Красной Армией на огромном фронте от Арктики до Кавказа и при этом контролировать оккупированную территорию площадью свыше миллиона квадратных километров, которая в два с половиной раза превышала площадь Третьего рейха по состоянию на июнь 1941 года. В Германии просто не было для этого человеческих ресурсов.

Теоретически, единственным разумным решением проблемы являлось создание наряду с оккупационной администрацией еще и администраций национальных — коль скоро было решено создавать марионеточные государства. А национальные администрации должны иметь собственные вооруженные силы.

Но вот тут-то и вышла загвоздка. Идея санитарного кордона вокруг «Московии» из вновь созданных марионеточных «государств» вошла в противоречие с идеей тотального онемечивания «подходящего в расовом отношении населения» Прибалтики, Беларуси и Украины. В самом деле, если решено, что эти территории должны войти в «тысячелетний рейх», то зачем создавать здесь какие-то национальные государства, пусть даже в форме ограниченных автономий?

Идеологам и руководителям рейха до конца 1943 года национальное правительство казалось опаснее партизан. Не случайно СД арестовало 24 декабря 1942 года и в тот же день расстреляло члена Центрального совета БНС (Беларуская народная самапомач) Винцента Годлевского.

Руководство «боевого крыла» нацистской партии — охранных отрядов СС — во главе с рейхсфюрером Генрихом Гиммлером вступило в конфронтацию с ведомством Альфреда Розенберга. Аппарат СС и подчиненного ему СД (имперской службы безопасности) хотя сам не имел реальных возможностей для полноценного контроля оккупированных земель, принялся старательно «торпедировать» усилия по созданию национальных администраций и вооруженных сил. Гиммлер заявил своим подчиненным:

«Никаких независимых государств и уж тем более — национальных вооруженных сил!».

В результате на оккупированной территории БССР возник политический вакуум — немецкие войска ушли на восток, оставив за собой бесконтрольную, по сути, территорию, с «окруженцами» и «партийцами», укрывшимися в лесах. Аппарат СС-СД осел в более или менее крупных городах, а на периферии фактически царило безвластие. На бумаге структура административного управления СС-СД в генеральном округе «Беларусь» выглядела солидно. Но эта структура не имела вооруженных сил, способных контролировать подчиненную ей территорию.

Оглавление книги


Генерация: 0.106. Запросов К БД/Cache: 3 / 1