Глав: 8 | Статей: 117
Оглавление
Официальная история партизанского движения на территории СССР, оккупированной войсками Германии и ее союзников, полностью мифологизирована. Вместо критического анализа реальных событий, их особенностей, причин и последствий, читателям предлагаются выдумки бывших партизанских начальников, партийных идеологов, советских историков и литераторов.

Автор книги, состоящей из 26 глав, последовательно опровергает эти мифы. Свои рассуждения и выводы он подтверждает ссылками на исследования историков, воспоминаниями участников и очевидцев описываемых событий, подлинными документами, а также статистическими данными.

Вооруженные силы оккупантов

Вооруженные силы оккупантов

Многие исследователи невольно (некоторые — сознательно) вводят читателей в заблуждение, когда пишут, что вооруженные силы оккупантов на территории БССР составляли в 1941–1942 гг. около 160 тысяч человек. А этого более чем достаточно для того, чтобы «прихлопнуть» партизанское движение во всех областях БССР. Поскольку же «прихлопнуть» не удалось, постольку делается вывод о выдающихся успехах партизанского движения.

Механизм заблуждения многообразен. В основном он вытекает из попыток суммировать общую численность присутствовавших на территории БССР воинских подразделений оккупантов (просто взяли список и сложили вместе людской состав). Но в действительности далеко не все из этих частей были созданы в 1941–1942 гг., далеко не всегда присутствие тех или иных воинских контингентов было связано с антипартизанской деятельностью или хотя бы с охранными мероприятиями.

Чтобы не быть голословным, кратко проанализируем наличие воинских частей Вермахта, СС и полиции на оккупированной территории БССР.

1) Прежде всего это четыре охранные дивизии группы армий «Центр» — 201-я, 203-я, 221-я и 286-я (за все время войны на оккупированной территории СССР действовали 15 охранных дивизий).

Численность и огневая мощь таких дивизий составляла половину от пехотной: один пехотный полк со штатным вооружением, а второй охранный, без тяжелого вооружения. Кроме того, имелся артиллерийский полк (в 286-й дивизии вместо артполка — один дивизион), отдельный караульный батальон и саперная рота.

Историки дружно «дислоцируют» эти четыре дивизии на территории БССР, совершая тем самым грубую ошибку: в 1941–1943 гг. на территории БССР располагались штабы указанных дивизий (201-й — в Лепеле, 203-й — в Бобруйске, 221-й — в Гомеле, 286-й — в Орше; в Витебске располагались охранные части 59-го армейского корпуса), однако сами дивизии были растянуты от Беларуси до Подмосковья и Орловской области, поэтому считать их «беларускими» можно с таким же успехом, как «смоленскими» и «брянскими».


Смотр полиции безопасности у Дома правительства в Минске (1943 г.)

Армейские части группы армий «Центр» периодически и с различными задачами выводившиеся в разное время на территорию БССР (более 200 пехотных рот, 12 противотанковых рот, около 10 рот тяжелого вооружения и артиллерийских батарей) тоже не имели постоянного базирования на территории республики. В конце же 1943 года в пределы БССР отступила вся группа армий «Центр», но считать ее войска антипартизанскими не приходится (хотя они и привлекались к подобным мероприятиям).

2) Постоянно учитываются в качестве активных антипартизанских соединений абверкоманды (и подчиненные им абвергруппы). На территории БССР располагались две резидентуры Абвера с центрами в Глубоком и Молодечно. При штабе группы армий «Центр» находились 103-я, 203-я и 303-я абверкоманды. Каждой из абверкоманд подчинялись абвергруппы при штабах 2-й, 4-й, 9-й полевых, 2-й и 3-й танковых армий. Кроме того, имелись еще три абверкоманды в распоряжении полевых комендатур и одна — в распоряжении Люфтваффе.

Но все эти подразделения до конца 1943 года действовали преимущественно по Смоленщине и Брянщине, а борьбой с разведорганами РККА, парашютистами и партизанами занимались только те из них, которые входили в структуру А-III, то есть контрразведывательного управления Абвера (управления А-I и А-ІІ занимались шпионажем и диверсионной деятельностью в тылу противника).

3) Группы тайной полевой полиции (GFP), занимавшиеся контрразведывательной деятельностью, охраной лиц высшего командного состава, а также линий связи в зоне боевых действий и на оккупированной территории.

С 1941 по 1943 годы в восточной части Беларуси базировались пять таких групп: 570-я (при штабе 4-й полевой армии), 580-я (при штабе 9-й полевой армии), 612-я и 639-я (при штабе 2-й танковой армии) и 703-я (при штабе 3-й танковой армии). Но деятельность этих подразделений распространялась, в основном, на прифронтовую полосу (которая с сентября 1941 по октябрь 1943 года находилась за пределами БССР), да и их численность была менее 100 человек в группе, притом половина — вспомогательный персонал). Вряд ли кто-то из них мог оказать влияние на общую ситуацию с партизанским движением.

4) Фельджандармерия (полевая жандармерия), аналог советских внутренних войск — те самые, из кино, с бляхами на груди. Она была опасным противником для партизан, но на территории БССР до 1943 года располагались в основном только управления жандармерии (в областных центрах), посты (в районных центрах) и лишь отдельные опорные пункты на периферии. Основные силы полевой жандармерии — батальоны — входили в состав группы армий «Центр» (531-й — при 9-й полевой армии; 581-й — при 2-й полевой; 591-й — при 2-й танковой армии; 551-й, 694-й, 695-й — при 3-й танковой армии; 695-й, 696-й, 697-й — при 4-й полевой армии; 690-й — при штабе группы армий).

До 1943 года они боролись не с беларускими партизанами. Только в апреле 1943 года Бах-Зелевскому подчинили 11 моторизованных взводов жандармерии, но если учесть, что общее количество бойцов в них не превышало 500 человек, становится ясно, что серьезного значения в борьбе с партизанами Беларуси они не имели.

Таким образом, главную антипартизанскую роль до конца 1943 года играли отнюдь не армейские и приданные им формирования, а вооруженные силы оккупационной администрации, в число которых входили:

а) подразделения вспомогательной полиции;

б) подразделения военизированной полиции;

в) части СС.

По поводу последней категории надо пояснить, что речь идет о подразделениях, специально сформированных для борьбы с повстанцами, а не о танковых и гренадерских дивизиях СС, воевавших на передовой.

Еще в мае 1941 года рейхсфюрер СС Гиммлер назначил главным фюрером СС и полиции сектора Россия-Центр Эриха фон дем Бах-Зелевски (1899–1972), главного фюрера СС и полиции Юго-Востока. По идее главный фюрер России-Центра должен был насаждать «новый порядок» и подавлять партизанское сопротивление на оккупированной территории в тылу группы армий «Центр». На деле же, во-первых, за Бах-Зелевски осталась закрепленной еще и неспокойная Польша, а в сферу его ответственности входила огромная территория от Одера до Подмосковья.


Главный борец с советскими партизанами Эрих фон дем Бах-Зелевски

Во-вторых, учредив пост «главного фюрера» сектора Россия-Центр, Гиммлер не обеспечил его необходимыми силами для контроля территории этого «сектора». Войск в распоряжении Бах-Зелевски было, прямо скажем, небогато:

— одна моторизованная (1-я пехотная) бригада СС. Аналогичную ей 2-ю пехотную мотобригаду вскоре передали в распоряжение сектора Россия-Север под Ленинград; у Баха забрали туда же и отдельный полк СС «Гамбург»;

— 1-я кавалерийская бригада СС (два кавалерийских полка);

— отдельный специальный батальон Ваффен-СС, который в российской литературе иногда ошибочно называют «батальоном специального назначения».

Вот собственно и все.

В обеспечении указанных сил находился дивизион ПВО «Восток» (SS-Flak «Ost»), но его части базировались не только на территории БССР. В 1942 году дополнительно был сформирован 1-й батальон ПВО штаба рейхсфюрера, еще через год — 2-й такой же, однако борьбой с партизанами они не занимались.

Связь и коммуникации частей Баха обеспечивала специальная (10-я) полицейская рота.

Что касается зондеркоманды СС «Дирлевангер», состоявшей большей частью из полудебилов во главе с законченным ублюдком, то это подразделение (сформированное в сентябре 1940 года как «штрафная команда „Ораниенбург“») было численностью менее батальона и лишь к 1943 году развернуто в «штурмовую бригаду». Кроме того, оно появилось на территории БССР только весной 1942 года, первую боевую операцию провело в начале лета.

Поэтому можно утверждать, что кроме двух бригад (моторизованой и кавалерийской) в распоряжении Бах-Зелевски больше не было ничего.

5) Главными борцами с партизанским движением должны были стать полицейские полки СС, создававшиеся с 1940 года (по 1942-й удалось сформировать 30 таких полков). Они в свою очередь делились на батальоны по 500 человек. Осенью 1941 года в распоряжении главного фюрера СС и полиции сектора Россия-Центр было 9 таких батальонов и одна рота связи — то есть менее 5000 человек от Минска до Вязьмы, так как действовали они в тылу группы армий «Центр» — в Восточной Беларуси и за ее пределами. К лету 1943 года число полицейских батальонов увеличилось до 15, но все равно они насчитывали менее 8000 человек. В состав этих полицейских полков входили австрийские, венгерские, французские и другие национальные роты.

6) Постоянно упоминаемые в качестве «антипартизанских» айнзатцгруппы (оперативные группы СД) в борьбе с партизанами не принимали участия хотя бы потому, что и не должны были. Их главными задачами являлись:

— поиск и уничтожение враждебных элементов (в первую очередь представителей «неполноценных рас», интеллигенции и «левых» деятелей), лидеров политических течений и т. д.;

— захват документации и архивов на оккупированной территории;

— информирование армейского командования о политическом положении на этой территории.

Как уже отмечено выше, во вторжении в СССР приняли участие 4 айнзатцгруппы: А (в полосе группы армий «Север»); В — в полосе группы армий «Центр»; С и D — в полосе группы армий «Юг». На практике деятельность «айнзатцгрупп» сводилась к уничтожению евреев, цыган и коммунистов.


Патруль из состава 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер» в тыловой зоне группы армий «Центр»

Действовавшая в Беларуси группа В (айнзатцкоманды 8 и 9, зондеркоманды 7А, 7В, 7С и отряд «Смоленск») насчитывала в разное время от 500 до 1200 человек и единственное, что у нее получалось хорошо — это убийство евреев.

Оглавление книги


Генерация: 0.191. Запросов К БД/Cache: 3 / 1