Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
Главный труд ведущего историка бронетехники! Самая полная и авторитетная энциклопедия советских танков — с 1919 года и до наших дней!

От легких и средних до плавающих и тяжелых, от опытных боевых машин, построенных по образцу трофейного Renault FT 17 еще в годы Гражданской войны, до грозных Т-72 и Т-80, состоящих на вооружении Российской армии до сих пор, — эта энциклопедия предоставляет исчерпывающую информацию обо ВСЕХ без исключения типах отечественных танков, их создании, совершенствовании и боевом применении в Великой Отечественной войне и многочисленных локальных конфликтах минувшего века.

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано 1000 эксклюзивных схем и фотографий.
Михаил Барятинскийi / Михаил Барятинскийi

ВСТУПЛЕНИЕ

ВСТУПЛЕНИЕ

История создания советских бронетанковых войск восходит к периоду Гражданской войны. 31 января 1918 года для «управления всеми броневыми частями Российской Советской Республики» был создан Совет броневых частей, получивший название «Центробронь». Спустя полгода его преобразовали в Броневое управление, а затем в отдел ГВИУ. Снабжение боевой техникой — бронеавтомобилями, бронепоездами и танками развертываемых броневых сил Красной Армии осуществлялось по двум направлениям: ремонт и восстановление оставшейся от Русской армии или захваченной у белогвардейцев и интервентов боевой техники и организация выпуска новой. В результате к концу Гражданской войны броневые силы республики имели в своем составе 105 бронепоездов, 52 автоброневых и 11 автотанковых отрядов.



Легкие танки «Рено» FT17 и «Фиат-3000» «Феликс Дзержинский» (крайний слева) на Красной площади. 7 ноября 1928 года.

В послевоенные годы броневые силы претерпели существенные изменения, связанные в основном с сокращением численности и совершенствованием организационно-штатной структуры. На 1 марта 1926 года бронесилы РККА насчитывали всего 16 броневых частей, в том числе один танковый полк и шесть автоброневых дивизионов, укомплектованных устаревшей бронетанковой техникой.

В 1928 году началось серийное производство легкого танка МС-1 и бронеавтомобиля БА-27, что позволило приступить к замене старой материальной части. Спустя год РВС СССР утвердил масштабную «Систему танко-тракторно-авто-броневого вооружения РККА». Для ее реализации было создано Управление механизации и моторизации РККА (с конца 1934 года — автобронетанковое, с июля 1940-го — Главное автобронетанковое, в 1941–1954 годах — Управление командующего бронетанковыми и механизированными войсками).

Первый пятилетний план военного строительства, утвержденный РВС СССР 13 июня 1930 года, ставил задачи: добиться превосходства над вероятным противником по решающим видам вооружения, в том числе и по танкам; перевооружить армию новейшими образцами военной техники; создать новые технические рода войск; модернизировать устаревшую технику; обеспечить массовую подготовку технических кадров и овладение новой техникой личным составом армии. План этот начал претворяться в жизнь невиданными темпами.

По мере поступления боевых машин от промышленности началось интенсивное развитие мотомеханизированных войск (с 1934 года — автобронетанковых, с 1942-го — бронетанковых и механизированных). В мае 1930 года было сформировано первое постоянное бронетанковое соединение — механизированная бригада, по типу которой стали создаваться механизированные соединения в военных округах. В августе 1938 года механизированные полки, бригады и корпуса были преобразованы в танковые. К концу года в Красной Армии имелось 4 танковых корпуса, 24 отдельные легкотанковые бригады, 4 тяжелые танковые бригады и 3 химические (огнеметные) бригады, а также значительное количество танковых батальонов и полков, входивших в состав стрелковых и кавалерийских дивизий.



Танки «Риккардо» (Mk-V) на маневрах Белорусского военного округа. 1929 год.

КОЛИЧЕСТВО БОЕВЫХ МАШИН В КРАСНОЙ АРМИИ

(по состоянию на 1 января)


Боевое крещение советские автобронетанковые войска получили в июле — августе 1938 года в вооруженном конфликте у o. Хасан, в котором принимала участие 2-я механизированная бригада. Годом позже, у p. Халхин-Гол в Монголии воевали 6-я и 11-я танковые и 7, 8 и 9-я мотоброневые бригады (всего 498 танков и 385 бронемашин) — их роль в разгроме японских войск стала решающей. В походе на Западную Украину и в Белоруссию в сентябре 1939 года было задействовано 3542 танка. Поскольку польские войска практически не оказывали сопротивления, боевые потери составили всего 42 машины. 429 танков вышли из строя по техническим причинам. Значительно драматичнее сложилась ситуация для советских танковых войск в советско-финской войне. За период с 30 ноября 1939-го по 13 марта 1940 года Красная Армия потеряла 3179 танков, из них 358 — безвозвратно.

21 ноября 1939 года, после детального изучения опыта действий танковых войск во время «освободительного похода» в Западную Белоруссию и Западную Украину, было признано целесообразным иметь однотипную организацию отдельных танковых соединений (бригад), вооруженных танками БТ и Т-26 с дальнейшим перевооружением их еще не существовавшими в законченном виде танками Т-34. Бригады предусматривалось иметь 4-батальонного состава с общим количеством 258 машин. Бригады средних (Т-28) и тяжелых (Т-35) танков намечалось в последующем перевооружить танками КВ, по 156 машин в бригаде. Имевшиеся четыре управления танковых корпусов подлежали расформированию. Решением Главного Военного Совета в организацию сухопутных войск вводился новый тип соединения — моторизованная дивизия. По штату дивизия состояла из двух мотострелковых, танкового и артиллерийского полков, а также подразделений боевого и материально-технического обеспечения. Дивизии полагалось иметь по штату 257 танков и 73 бронемашины.

К маю 1940 года реорганизация советских танковых войск в основном была завершена: в составе сухопутных войск Красной Армии теперь имелись четыре моторизованные дивизии и 39 отдельных танковых бригад (32 легкотанковых, вооруженные либо танками Т-26, либо БТ; три тяжелые, оснащенные танками Т-28, одна тяжелая с танками Т-28 и Т-35 и три химические). Это были полностью сформированные моторизованные и танковые соединения, обеспеченные материальной частью и подготовленными кадрами. Кроме указанных соединений, имелись танковые полки, входившие в состав 20 кавалерийских дивизий, и танковые батальоны в 98 стрелковых дивизиях. Следует отметить, что советские моторизованные дивизии и танковые бригады 1940 года по числу боевых машин были равны немецкой танковой дивизии того же периода, но значительно уступали ей в артиллерии (особенно — противотанковой) и мотопехоте. Тем не менее новая структура автобронетанковых войск и их боевой состав полностью соответствовали наличию бронетанковой техники, командных и технических кадров, а также сложившимся взглядам и накопленному опыту в области применения этого рода войск.

К сожалению, эта структура просуществовала недолго.

В июне 1940 года в НКО СССР был рассмотрен опыт применения танков на Халхин-Голе и действий немецких танковых войск в Европе. Новое руководство НКО во главе с С.К. Тимошенко решило в кратчайшие сроки догнать и перегнать вермахт по количеству и качеству бронетанковых войск. Основной ударной силой их должны были стать танковые дивизии, объединенные в механизированные корпуса.



1-я механизированная бригада на тактических занятиях. Танки БТ-2 и двухбашенные Т-26. 1932 год.

Летом 1940 года было начато формирование восьми механизированных корпусов и двух отдельных танковых дивизий. В октябре — ноябре 1940 года вне всяких планов в Киевском Особом военном округе сформировали девятый мехкорпус. На формирование мехкорпусов были обращены 19 танковых бригад, два танковых полка и все танковые батальоны стрелковых дивизий (за исключением 15 дивизий Дальневосточного фронта). В механизированный корпус входили две танковые и одна моторизованная дивизии, мотоциклетный полк и другие части и подразделения. В танковой дивизии полагалось иметь 375 танков (63 КВ, 210 Т-34, 26 БТ-7, 24 Т-26, 54 огнеметных) и 91 бронемашину, в моторизованной — 275 легких танков. А всего в корпусе — 1031 танк. Автобронетанковые войска должны были состоять из девяти механизированных корпусов, двух отдельных танковых дивизий, 28 отдельных бригад, а также других подразделений и частей. Для их укомплектования требовалось свыше 18 тысяч танков различных типов, в том числе 6354 тяжелых и средних — КВ и Т-34.

Реорганизация 1940 года привела к существенному снижению боеспособности автобронетанковых войск. Одни части и соединения были расформированы, другие создавались вновь. Шла ротация личного состава, передислокация частей. Вместе с тем на этом этапе и техники, и людей было еще достаточно, чтобы укомплектовать новые соединения до штата хотя бы количественно.

12 февраля 1941 года, согласно постановлению СНК СССР «О мобилизационном плане на 1941 год», началось формирование еще 21 механизированного корпуса. По этому плану Красная Армия должна была иметь 61 танковую дивизию (в том числе три отдельные) и 31 моторизованную (в том числе две отдельные). Для обеспечения новых формирований требовалось уже около 32 тысяч танков, в том числе 16,6 тысячи танков Т-34 и КВ. Чтобы выпустить необходимое количество боевых машин при существовавшей в 1940–1941 годах мощности танковой промышленности, даже с учетом привлечения новых предприятий, таких как Сталинградский и Челябинский тракторные заводы, требовалось не менее четырех — пяти лет. Трудно понять логику принятия такого решения, когда война буквально стояла у порога.



Тяжелый танк Т-35 — символ мощи Красной Армии в предвоенные годы.


Двухбашенные танки Т-26 перед парадом в Ленинграде. 1 мая 1933 года.

В итоге реорганизации весной 1941 года все соединения, имевшиеся в начале 1940 года, расформировали, а их боевая техника и личный состав были направлены на формирование механизированных корпусов. Однако этого было недостаточно. В первом полугодии 1941 года промышленность дала армии 1800 танков, что мало влияло на ситуацию. Укомплектованность корпусов приграничных военных округов всеми типами боевых машин к началу войны составляла в среднем 53 %, автомобилями — 39 %, тракторами — 44 %, ремонтными средствами — 29 %, мотоциклами — 17 %. Значительная часть техники нуждалась в среднем и капитальном ремонте, а промышленность могла дать к 1 июня 1941 года только 11 % требуемого количества запасных частей.

Еще хуже в танковых войсках дело обстояло с кадрами. Младшие специалисты — командиры танков, механики-водители, командиры орудий, радисты-пулеметчики — готовились в учебных батальонах и школах младшего командного состава. В связи с формированием большого количества новых соединений была создана дополнительная сеть курсов в округах и армиях, однако этого оказалось недостаточно.



Малые плавающие танки Т-38 перед началом учений. Московский военный округ, лето 1937 года.

Положение усугублялось тем, что многие новые танковые части создавались на базе стрелковых и кавалерийских частей и соединений. Была организована массовая переподготовка кадров — пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы, связисты становились… механиками-водителями танков, наводчиками и другими специалистами танковых войск. В короткие сроки решить такую задачу было невозможно. В результате новые экипажи к началу войны не успели овладеть техникой, многие механики-водители, например, получили всего лишь 1,5—2-часовую практику вождения танков. Катастрофически не хватало командного состава. Укомплектованность большинства мехкорпусов, формировавшихся весной 1941 года, по командно-начальствующему составу составляла 22–40 %, а по младшему — от 16 до 50 %. На 1 июня 1941 года в штабах 15, 16, 19 и 22-го мехкорпусов не были укомплектованы даже такие отделы, как оперативные и разведывательные!

Большинство мехкорпусов, по замыслу предназначавшихся для ведения самостоятельных действий, придали общевойсковым армиям, на которые возлагалось прикрытие государственной границы. Основные их силы располагались на широком фронте в 30–40 км от границы, а дивизии в корпусах находились одна от другой на расстоянии 50—100 км и более.



Танки БТ-7 проходят по Красной площади. 1 мая 1941 года. Через полтора месяца эти боевые машины пойдут в бой.

ПРОИЗВОДСТВО БРОНЕТАНКОВОЙ ТЕХНИКИ В СССР В 1941–1945 ГОДАХ




Из 832 танков Т-34, находившихся в войсках приграничных округов к лету 1941 года, эксплуатировалось только 38 машин!

Подобная неудачная дислокация не позволяла в короткие сроки собрать основные силы корпусов для нанесения сосредоточенных ударов. Части и соединения вступали в бой разрозненно, часто выполняя противоречивые приказы. Все перечисленные обстоятельства привели к разгрому советских мехкорпусов, развернутых вдоль западной границы. С 22 июня по 9 июля 1941 года потери Красной Армии составили 11 712 танков (среднесуточные — 233 танка). Очевидная неспособность командного состава руководить действиями крупных танковых соединений привела к экстренному переходу от корпусов к более мелким частям — бригадам и батальонам. Что же касается огромных потерь боевой техники, то следует отметить, что даже в тяжелейшей для Советского Союза второй половине 1941 года отечественная промышленность выпустила 4742 танка (Германия за весь 1941 год — 3725 танков и штурмовых орудий). На 1 января 1942 года на советско-германском фронте соотношение танков составляло 1588:840 (1,9:1) в нашу пользу. Никогда за все время Великой Отечественной войны немцы не имели превосходства над Красной Армией в танках в целом.



Тяжелый танк КВ выпуска 1940 года (с пушкой Л-11). На 22 июня 1941 года в эксплуатации находилось только 75 танков КВ.


Оставленные экипажами танки Т-34 и БТ-7. Июнь 1941 года.

Согласно приказу Народного комиссариата обороны от 23 августа 1941 года танковая бригада должна была по штату иметь танковый полк, моторизованный стрелково-пулеметный батальон, зенитно-артиллерийский дивизион, а также подразделения обеспечения и обслуживания. Танковый полк состоял из трех танковых батальонов: первый из них имел две роты средних и роту тяжелых танков, а второй и третий батальоны — по три роты легких танков. Всего в бригаде насчитывалось 93 танка (7 КВ, 22 Т-34, 64 Т-40 или Т-60). В сентябре 1941 года в танковых батальонах количество танков сократилось, и бригада стала иметь 67 танков. Для быстрого доведения боевых задач до танковых батальонов, то есть улучшения условий управления подразделениями бригады, полковое звено в ней с 9 декабря 1941 года было упразднено. По новому штату вместо танкового полка она стала иметь два танковых батальона, в каждом рота тяжелых (5 КВ), рота средних (7 Т-34) и рота легких (10 Т-40 или Т-60) танков. Всего в бригаде подобной организации насчитывалось 46 танков.

Однако на практике танковые бригады, формировавшиеся в августе-сентябре 1941 года, имели различную численность и не соответствующую штатной структуре материальную часть.



Дорога отступления. Брошенные без видимых повреждений, скорее всего по причине отсутствия топлива, танк Т-34, бронеавтомобиль БА-10 и грузовики ЗИС-5. Лето 1941 года.


Колонна танков Т-60 движется к передовой. Западный фронт, ноябрь 1941 года.

В середине октября 1941 года по указанию Ставки было введено в действие «Наставление по боевому применению танковых войск Красной Армии». В нем указывалось, что танковая бригада является высшим тактическим соединением танковых войск. Основной ударной силой ее был танковый полк. Бригада являлась средством командующих армиями и фронтами.

Отдельный танковый батальон при использовании его для непосредственной поддержки пехоты в бою предусматривалось придавать стрелковому полку, действовавшему на главном направлении. Командир полка должен был использовать танковый батальон в полном составе, не подчиняя танковых рот командирам стрелковых батальонов. Разрешалась передача отдельного танкового батальона из одной стрелковой дивизии в другую.

Отдельные танковые батальоны и танковые бригады предназначались для выполнения боевых задач в тесном взаимодействии с пехотой и артиллерией. Танковые бригады могли также использоваться и для выполнения самостоятельных задач совместно со стрелковыми и кавалерийскими соединениями и воздушными десантами.



Танки КВ-1 проходят по Красной площади во время парада 7 ноября 1941 года.

При необходимости допускалось две-три бригады объединять под руководством начальника автобронетанковых войск армии или фронта или другого лица для самостоятельного выполнения оперативных задач. Предусматривалось во всех случаях усиливать танковую бригаду моторизованной пехотой, артиллерией, мотоциклетной частью, саперами и осуществлять прикрытие ее с воздуха авиацией.

Дробление танковой бригады и отдельного танкового батальона путем передачи отдельных частей (подразделений) другим родам войск не допускалось, но на практике широко практиковалось.

Наступление танков против обороняющегося противника следовало вести после достаточной подготовки, тщательной организации боевых действий с другими родами войск на местности.

В наступательном бою против противника, поспешно перешедшего к обороне или имеющего слабо обеспеченный фланг, танковая бригада могла действовать как самостоятельно, так и при поддержке пехоты, артиллерии и авиации.

При ведении встречного боя с вражескими танками рекомендовалось избегать лобовых атак, стремиться к охватам противника и ударам по его флангам и тылу, после начала отхода врага — преследовать его до полного уничтожения.

В оборонительной операции армии (фронта) танковая бригада предназначалась для контратаки из глубины, а в некоторых случаях для нанесения огневого поражения наступающим огнем с места. Использование танковой бригады для самостоятельной обороны наравне со стрелковыми дивизиями не допускалось. При временном удержании рубежей она должна была организовывать маневренную оборону. Танковой бригаде рекомендовалось строить оборону путем занятия и удержания выгодных в тактическом отношении отдельных районов, находящихся в огневой связи между собой.

Отдельный танковый батальон в составе стрелковой дивизии в обороне являлся ударным средством командира дивизии.

Требования «Наставления по боевому применению танковых войск Красной Армии» были положены в основу использования и действий отдельных танковых бригад и отдельных танковых батальонов в обороне советских войск осенью 1941 года и в наступательных операциях зимней кампании 1941/42 года.

Однако практика войны показала, что отсутствие в составе фронтов и армий крупных танковых соединений не позволяло в полном объеме решать такую важную задачу наступления, как развитие тактического успеха в оперативный.

Поэтому с марта 1942 года начали формирование первых четырех танковых корпусов, которые имели в своем составе управление корпуса, вначале две, а вскоре три танковые и мотострелковую бригады. По этому штату в корпусе должно было насчитываться 5603 человека и 100 танков (из них 20 тяжелых КВ, 40 средних Т-34 и 40 легких Т-60 или Т-70). В создаваемых соединениях совершенно не предусматривались артиллерийские части, инженерно-саперные, разведывательные подразделения, а также свой корпусной тыл. Управление корпуса фактически состояло из небольшой группы офицеров, предназначавшейся для координации боевых действий бригад.

Первый опыт боевого применения таких корпусов весной 1942 года на воронежском и других направлениях показал, что новые соединения не обладали необходимой оперативно-тактической самостоятельностью при ведении боевых действий, что отрицательно сказывалось на их результатах.

В июле 1942 года в штат корпуса был включен отдельный гвардейский минометный дивизион, насчитывавший 250 человек и 8 реактивных установок БМ-13, разведывательный и мотоциклетный батальоны. Несколько позже в корпус поступили две подвижные ремонтные базы, а также рота подвоза ГСМ для обеспечения второй заправкой топлива и масла.



Митинг в танковой части. Весной 1942 года стандартным вооружением танковых бригад были танки КВ-1, Т-34 и Т-60.

Параллельно с развертыванием танковых корпусов в мае 1942 года начали создаваться танковые армии.

Первые две танковые армии (3-ю и 5-ю) сформировали в мае-июне 1942 года. В конце июля этого же года непосредственно на Сталинградском фронте с использованием полевых управлений 38-й и 28-й армий были созданы соответственно 1-я и 4-я танковые армии, которые примерно через месяц расформировали.

Первоначально боевой состав танковых армий определялся директивами на их формирование и был неодинаковым. Опыт их применения летом 1942 года в оборонительных и наступательных операциях на воронежском направлении (5-я танковая армия), в районе Козельска (3-я) и особенно в контрнаступлении под Сталинградом (5-я) позволил сделать ряд важных выводов об их боевых возможностях и организационной структуре. Наличие в них стрелковых дивизий, танковых и кавалерийских корпусов, обладавших различными боевыми возможностями и подвижностью, отрицательно сказывалось на организации, осуществлении взаимодействия, управления и материально-технического обеспечения. В целом танковые армии оказались громоздкими, неманевренными и трудно управляемыми.



Танки Т-34 и артиллерийские тягачи СТЗ-5 на площадке готовой продукции Сталинградского тракторного завода. Лето 1942 года.


Танк Т-34 «утюжит» немецкую гаубичную батарею. Курская дуга, лето 1943 года.


Танк Т-70М с десантом на броне на окраинах Харькова. Воронежский фронт, июль 1943 года.

В сентябре 1942 года начали формирование механизированных корпусов, при этом учитывался опыт создания корпусов танковых. Поэтому уже в самом начале в новые соединения включались части и подразделения специальных войск. Однако организация корпусов все же была неодинаковой. Так, например, 1-й и 2-й механизированные корпуса имели по три механизированные и по одной танковой бригаде, истребительно-противотанковый и зенитно-артиллерийский полки, дивизион гвардейских минометов, бронеавтомобильный, ремонтно-восстановительный батальоны, а также инженерно-минную роту, роты управления и подвоза ГСМ. 3-й и 5-й механизированные корпуса вместо одной имели по две танковые бригады, а 4-й и 6-й корпуса вместо танковых бригад были укомплектованы каждый двумя отдельными танковыми полками.

Таким образом, из шести механизированных корпусов полностью сформированных к началу 1943 года, имелось три типа организации, что сказывалось на численном составе новых соединений. В частности, по танкам это выглядело следующим образом. 1-й и 2-й мехкорпуса должны были иметь по 175, 3-й и 5-й — по 224, а 4-й и 6-й — по 204 танка. Однако основным являлся штат, по которому содержались два первых корпуса. Этот штат стал основой для формирования всех новых корпусов, на него же в последующем были переведены корпуса, имевшие другую организацию.

В первой половине 1942 года танковые бригады, как отдельные, так и входившие в состав корпусов, формировались и укомплектовывались по различным штатам. Наличие в составе бригад батальонов и рот, имевших тяжелые, средние и легкие танки, отрицательно сказывалось на их применении. В июле 1942 года был утвержден единый штат для всех танковых бригад, на который постепенно переводились ранее созданные бригады.

Механизированные бригады начали создаваться в сентябре 1942 года, то есть с момента формирования механизированных корпусов. Кроме того, имелось несколько отдельных механизированных бригад.



Тяжелые танки ИС-2 вступают в г. Выборг. Лето 1944 года.

В 1942 году было сформировано необходимое количество мотострелковых бригад, которые включались в состав танковых корпусов, а несколько подобных бригад сделали отдельными. Все бригады создавались по единому штату и должны были иметь в своем составе три мотострелковых батальона, артиллерийский и зенитно-артиллерийский дивизионы, а также подразделения обеспечения и обслуживания.

Наряду с формированием отдельных танковых бригад, предназначавшихся для поддержки пехоты, в сентябре 1942 года началось формирование отдельных танковых полков, которыми также предполагалось усиливать стрелковые соединения. Организация такого полка была аналогична организации танкового полка механизированной бригады.

Почти одновременно, в октябре 1942 года, стали создавать отдельные тяжелые танковые полки прорыва РГК. По штату полк состоял из четырех рот (в каждой по 5 танков) и роты технического обеспечения. Всего в нем должно было насчитываться 214 человек и 21 тяжелый танк КВ. На укомплектование этих полков направлялись тяжелые танки, изъятые из смешанных отдельных танковых батальонов и расформировывающихся в это время тяжелых танковых бригад, созданных в небольшом количестве летом 1942 года.

В результате осуществления в 1942 году поистине грандиозной программы строительства танковых войск к январю 1943 года в Красной Армии имелось две танковые армии, 24 танковых (из них два — в стадии формирования), 8 механизированных (два из них завершали формирование) корпусов, а также значительное количество различных бригад, полков и батальонов, предназначавшихся для совместных действий с пехотой.

В дальнейшем совершенствование организационной структуры бронетанковых и механизированных войск Красной Армии продолжалось.

Так, для усиления противотанковых возможностей мотострелкового батальона танковой бригады в январе 1943 года в его штат включили роту противотанковых ружей, а в марте — зенитно-пулеметную роту. Более существенные изменения произошли в конце 1943 года, когда был принят новый штат танковой бригады. В связи с принятием на вооружение танка Т-34-85, экипаж которого состоял из пяти человек, рота противотанковых ружей мотострелкового батальона в апреле 1944 года была обращена на доукомплектование экипажей новых танков. На этот штат танковые бригады переводились постепенно, прежде всего бригады, входившие в состав танковых и механизированных корпусов.



Парад Победы. Тяжелые танки ИС-2 на Красной площади. 24 июня 1945 года.


«Тридцатьчетверки» в бывшем немецком парке. Германия, август 1946 года.

В дальнейшем, вплоть до конца войны, организация танковой бригады практически не изменялась.

В январе 1943 года в целях усиления ударной силы механизированной бригады в штат танкового полка была введена еще одна рота средних танков. Общее количество танков в полку осталось прежним — 39. Однако средних танков стало 32, вместо ранее имевшихся 23, а легких уменьшилось на 9 машин. В феврале этого же года из бригады был исключен зенитно-артиллерийский дивизион, а вместо него введена зенитно-пулеметная рота. Одновременно в штат включили инженерно-минную роту, а все автомобили, предназначавшиеся для перевозки личного состава мотострелковых батальонов, свели в бригадную автороту.

Дальнейшие изменения в организации механизированной бригады происходили преимущественно в связи с совершенствованием организации ее танкового полка. Так, в феврале 1944 года танковый полк перевели на новый штат, по которому в нем имелось три танковые роты, укомплектованные только средними танками. В результате в полку стало 35 танков Т-34, а легкие танки из штата были исключены. После этого до конца войны в бригаде не происходило никаких изменений.

В целях усиления огневой мощи танкового корпуса в январе 1943 года в его штат включаются минометный полк РГК (36 120-мм минометов) и самоходно-артиллерийский полк РГК (25 САУ). Несколько позже в состав некоторых корпусов ввели резерв танков (40 машин) с экипажами и 100 шоферов. Одновременно были увеличены возможности роты подвоза ГСМ.

В феврале вместо инженерно-минных рот в состав корпуса включили саперный батальон, а в марте — зенитно-артиллерийский полк. В апреле в штат корпуса ввели истребительно-противотанковый артиллерийский полк (20 45-мм пушек) и истребительно-противотанковый дивизион (12 85-мм зенитных пушек). Однако уже в августе 1943 года их заменили двумя самоходно-артиллерийскими полками (СУ-76 и СУ-152). В октябре в отдельных танковых корпусах, а в ноябре во всех остальных вместо бронеавтомобильного батальона вводится отдельный мотоциклетный батальон, в который вошли две мотоциклетные и танковая роты, рота бронетранспортеров и истребительно-противотанковая артиллерийская батарея.

В августе 1944 года в целях повышения огневых возможностей корпуса в его состав включили легкий артиллерийский полк, в котором имелось 24 76-мм пушки.

Из сказанного следует, что организация танкового корпуса совершенствовалась главным образом в направлении увеличения огневой и ударной силы, повышения подвижности и самостоятельности корпуса при ведении боевых действий.



Танк Т-34-85 проезжает мимо подбитого в первые дни войны легкого танка Т-26. Белоруссия, лето 1944 года.


ИС-2 на марше в пустыне. Туркестанский военный округ, 1950 год.

Организация механизированного корпуса совершенствовалась также с учетом опыта его боевого применения и в связи с поступлением в войска новой боевой техники. В январе 1943 года из состава механизированной бригады был исключен зенитно-артиллерийский дивизион, а из корпуса — армейский полк ПВО. Одновременно в состав корпуса ввели минометный полк (36 120-мм минометов), самоходно-артиллерийский полк смешанного состава (8 СУ-122, 17 СУ-76), а также резерв танков (40 танков и 147 членов экипажей) и 100 шоферов. В феврале вместо инженерно-минной роты в корпус включили саперный батальон, а в марте роту управления переформировали в батальон связи. В это же время в штат корпуса поступил зенитно-артиллерийский полк (16 37-мм пушек, 16 ДШК). В апреле в штат был введен истребительно-противотанковый артиллерийский полк и авиационное звено связи — 3 самолета. В мае корпус получил истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион и роту химической защиты. В августе 1943 года взамен истребительно-противотанкового полка в штат корпуса ввели самоходно-артиллерийский полк СУ-76 (21 установка), а вместо истребительно-противотанкового дивизиона — полк СУ-8 5 (16 установок и один танк Т-34).

В это же время из штатов механизированных корпусов, входивших в состав танковых армий, исключили бронеавтомобильные, а вместо них ввели отдельные мотоциклетные батальоны.

В 1944 году танковый полк механизированной бригады был пере-веден на новый штат. В результате в полку стало 35 средних танков, а легкие танки исключили совсем.

Что касается танковых армий, то в конце января 1943 года состоялось специальное заседание ГКО, посвященное выработке положений об их формировании. Предварительно по этому вопросу были заслушаны мнения некоторых видных военачальников. Все сошлись на том, что из танковых армий необходимо, прежде всего, изъять немоторизованные стрелковые дивизии и организационно выделить их танковое ядро. Таким образом, танковые армии должны были иметь в своем составе, как правило, два танковых и один механизированный корпуса, зенитно-артиллерийскую дивизию, гвардейский минометный, гаубичный артиллерийский, истребительно-противотанковый и мотоциклетный полки. В качестве частей обеспечения предусматривались полк связи, авиационный полк связи (самолеты По-2), инженерный батальон, автомобильный полк и два ремонтно-восстановительных батальона. К тыловым частям и учреждениям относились подразделения и части обслуживания полевого управления армии, продовольственные, обозно-вещевые, медицинские и химические учреждения, органы артиллерийского снабжения, снабжения ГСМ, а также части по сбору, приему и эвакуации трофейного имущества. Однако следует отметить, что состав танковых армий определялся приказами на их формирование и был неодинаковым. Так, например, из 64 наступательных операций, проведенных танковыми армиями указанного выше состава, в 32 случаях они действовали в двухкорпусном составе. Только одна танковая армия (3-я гвардейская) в ходе всей войны имела три корпуса.



Танки ИС-3 движутся на Красную площадь. 7 ноября 1948 года.


Средний танк Т-54 обр. 1946 года на марше. Декабрь 1961 года.


Колонна танков на марше.

В начале 1944 года было принято решение ввести в состав танковых армий самоходно-артиллерийские и легкие артиллерийские бригады. К концу сентября 1944 года все шесть танковых армий уже имели эти бригады. Однако для успешного проведения операций танковые армии усиливались артиллерийскими и истребительно-противотанковыми бригадами и полками.

В конце войны танковая армия трехкорпусного состава, как правило, имела свыше 50 тысяч человек, 850–920 танков и САУ, около 800 орудий и минометов, более 5 тысяч автомобилей. Однако в подавляющем большинстве наступательных операций танковые армии не имели полного комплекта людей, вооружения и боевой техники.

В феврале 1944 года упоминавшиеся выше тяжелые танковые полки прорыва перевели на новые штаты, и они стали именоваться тяжелыми танковыми полками. В новых полках насчитывалось 375 человек, четыре танковые роты ИС-2 (21 танк), рота автоматчиков, саперный и хозяйственный взводы, полковой медицинский пункт. При формировании этих полков им присваивалось наименование «гвардейский».

Отдельные танковые полки тоже были переформированы. Суть этой реорганизации, проведенной в начале 1944 года, состояла в исключении из них легких танков, усиления подразделений обеспечения и обслуживания. В целом в полку должно было быть 386 человек и 35 танков.

В декабре 1944 года начали формирование отдельных гвардейских тяжелых танковых бригад. Организационно бригада состояла из трех тяжелых танковых полков, моторизованного батальона автоматчиков, подразделений обеспечения и обслуживания. Всего в бригаде насчитывалось по штату 1666 человек, 65 тяжелых танков ИС-2, три самоходно-артиллерийские установки СУ-76, 19 бронетранспортеров и 3 бронемашины.

В результате всех этих последовательно проводимых организационных мероприятий бронетанковые и механизированные войска Красной Армии превратились в боевую силу колоссальной мощи. Достаточно сказать, что на 9 мая 1945 года Красная Армия располагала 35,2 тысяч танков и САУ — Советский Союз стал крупнейшей танковой державой мира. Конкуренцию ему в этом плане могли составить разве что США. За годы войны танки уже однозначно стали рассматриваться военным руководством страны как главная ударная сила сухопутных войск, поэтому вопросу о поддержании танкового парка на должном уровне и даже его наращиваний уделялось в послевоенные годы первостепенное внимание.

За этот период в советском танкостроении, как, впрочем, и в мировом, произошла смена нескольких поколений танков. Под термином «первое послевоенное поколение» обычно понимают танки, созданные с учетом опыта Второй мировой войны. К ним относятся средние танки Т-54, Т-55, Т-62, легкий ПТ-76, тяжелые ИС-4 и Т-10. Вместе с тем эти боевые машины условно можно разделить на две подгруппы. Танки первой подгруппы отличались от боевых машин военных лет главным образом более мощными вооружением и броневой защитой, более совершенными компоновкой узлов и агрегатов и формой корпуса и башни. При создании машин второй подгруппы уже учитывался новый и важный фактор — ядерное оружие.



Классическая «пятьдесятчетверка» — средний танк Т-54-3 (обр. 1951 года).


ПТ-76Б одного из подразделений морской пехоты Краснознаменного Черноморского флота. 1975 год. У танка поднят волноотражательный щиток и установлен прибор наблюдения механика-водителя ТНП-370.


Средний танк Т-54А в танковом музее в Кубинке. Середина 1980-х годов.


Подразделение танков Т-62 перед маршем. 1970-е годы.

В начале 1950-х годов США и СССР провели серию воздушных и наземных ядерных взрывов с целью изучения влияния поражающих факторов на наземную боевую технику, фортификационные сооружения и личный состав. Как и следовало ожидать, танки лучше всех остальных видов вооружения выдерживали воздействие ударной волны ядерного взрыва, лучше защищали экипаж от светового излучения и проникающей радиации.

Поэтому танки Т-55, Т-62, ПТ-76Б и Т-10М уже на момент создания оснащались системами противоатомной защиты (ПАЗ), включавшими в себя мощные фильтровентиляционные установки для создания внутри танка избыточного давления, системами автоматической блокировки приборов наблюдения, различные виды антирадиационного надбоя и подбоя и др. Машины первой подгруппы оснащались системами ПАЗ при модернизации в ходе прохождения капитального ремонта.



Танки Т-64А на марше.


Танк Т-72, возвращающийся со своего первого парада на Красной площади. Москва, 7 ноября 1977 года.

В 1950-е и в начале 1960-х годов в Советском Союзе была принята следующая классификация боевых машин по массе: легкие танки — до 20 т, средние — 40 т, тяжелые — свыше 40 т.

Тяжелые танки отличались более высокими огневой мощью и защищенностью, но были менее подвижными, чем средние. Однако развитие конструкторской мысли и достижения технологии танкостроения привели к сближению характеристик средних и тяжелых танков. Это стало поводом к свертыванию в начале 1960-х годов серийного производства тяжелого танка Т-10М и прекращения всех НИОКР по тяжелым танкам. Дальнейшее развитие отечественного танкостроения пошло по пути совершенствования средних танков. Принятые на вооружение в 1960-х — начале 1970-х годов танки второго поколения Т-64, Т-72 и Т-80 стали именоваться основными. Модификации этих танков Т-72Б и Т-80У, созданные в 1980-е годы, а также принятый на вооружение в 1990-х годах основной танк Т-90 относятся уже к третьему поколению.

Интенсивное производство танков в послевоенные годы (достаточно сказать, что в 10-й и 11-й пятилетках (1976–1980 и 1981–1985 гг.) заявки Министерства обороны СССР на поставку танков были настолько велики, что мощности танковых заводов пришлось загрузить почти на 100 %) привело к росту танкового парка страны. На 1 января 1990 года с учетом мероприятий по одностороннему сокращению вооружений Советский Союз располагал 63 900 танками, что оказалось больше количества танков в армиях всех стран мира, вместе взятых, за исключением армий Варшавского договора.

К счастью, эта бронированная армада в основном оказалась невостребованной. Во второй половине XX века советские танковые войска принимали участие только в двух необъявленных войнах: войсковой операции в Венгрии в 1956 году и войне в Афганистане в 1979–1989 годах. В сравнительно недолгой истории Российской армии тоже была необъявленная война — в Чечне, и вполне объявленная операция по принуждению Грузии к миру. В обеих не обошлось без участия танковых войск.

Все эти конфликты объединяет то обстоятельство, что танки выступали в них в несвойственной для себя роли. Боевым машинам, создававшимся для массированного применения на равнинах Центральной Европы, приходилось вести бой в городских кварталах и горной местности. Противником же являлись не танки, а вооруженные в основном стрелковым оружием и легкими противотанковыми средствами боевики или повстанцы. Использование же танков советского производства за пределами СССР и России было принципиально иным. Советские танки играли решающие роли в арабо-израильских войнах 1967 и 1973 годов, в Ливанской войне 1982 года, индо-пакистанском конфликте 1971 года, ирано-иракской войне 1980–1988 годов, в войне между Сомали и Эфиопией и, наконец, в боевых действиях в зоне Персидского залива в 1991 году.

Большие потери танков, а также темпы этих потерь, возраставшие от войны к войне, стали поводом для возникновения дискуссии о бесперспективности танков. Однако анализ хода и результатов войн и вооруженных конфликтов последних 40 лет, условий и способов боевого применения различных средств вооруженной борьбы, в том числе танков, показывает: танки не только не утратили своей роли на поле боя, но в ближайшей перспективе не могут быть заменены какой-либо иной системой оружия.



Подразделение танков Т-72М Войска Польского.


Т-80Б в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил в Москве.


Боевые машины пехоты БМП-1 и БМП-2, а также танки Т-80УД на учениях Московского военного округа. Апрель 1989 года.


Тяжелые танки Т-10, подготовленные к разделке на металл. Начало 1990-х годов.


Основные танки Т-72БА на параде в Екатеринбурге 9 мая 2009 года.


Танки Т-90А на Тверской улице в Москве перед парадом. 9 мая 2010 года.


В цехе завода в Нойбранденбурге идут приготовления к демонтажу последнего танка Т-55 Национальной народной армии ГДР. 1990-е годы.

В современных операциях, как и прежде, танковые войска играют решающую роль. Без их участия не имеют логического продолжения и успешного завершения самые удачные действия авиации, флота, ракетных войск и т. д. Только танки в тесном взаимодействии с пехотой и другими родами войск способны обеспечить окончательный разгром противника, достижение целей войны (если эти цели решительны).

В настоящее время танки советского и российского производства, а также боевые машины, выпускавшиеся по советской лицензии в других странах, их модернизированные и модифицированные (порой до неузнаваемости) варианты состоят на вооружении, эксплуатируются или находятся на хранении (за исключением бывших республик Советского Союза) в Албании, Алжире, Анголе, Афганистане, Бангладеш, Бенине, Болгарии, Боснии и Герцеговине, Венгрии, Вьетнаме, Гвинее, Гвинее-Бисау, Демократической Республике Конго, Египте, Замбии, Зимбабве, Индии, Индонезии, Иране, Йемене, Камбодже, Кипре, Кувейте, Лаосе, Ливане, Ливии, Мавритании, Мадагаскаре, Македонии, Мали, Мозамбике, Монголии, Мьянме, Никарагуа, Пакистане, Перу, Польше, Китае, КНДР, Конго, Республике Корея, Кубе, Руанде, Румынии, Сербии, Сирии, Словакии, Словении, Судане, Таиланде, Танзании, Уганде, Уругвае, Финляндии, Хорватии, Центрально-Африканской Республике, Чаде, Чехии, Шри-Ланке, Эквадоре, Экваториальной Гвинее, Эритрее и Эфиопии. При этом речь идет об очень широком диапазоне боевых машин — от Т-34-85 до Т-90. Указать точное количество эксплуатируемых за рубежом танков советского производства практически невозможно. Речь может идти приблизительно о 30–35 тысячах боевых машин различных типов.

Ниже кратко рассматривается история создания, конструкция и боевое применение танков советской конструкции, производившихся серийно. Главы расположены в примерном соответствии с хронологией принятия танков на вооружение Красной, Советской и Российской армий.



Легкий танк Т-18 образца 1930 г.

Оглавление книги


Генерация: 0.264. Запросов К БД/Cache: 2 / 0