Первая кампания на Волхове с 11 января 1942-го до начала февраля 1942 года

На трех танках Pz. IV мы поехали от места выгрузки на вокзале в Кингисеппе через Гатчину. Нашу «боевую группу» возглавлял обер-фельдфебель Ханс Фендезак. Несмотря на постоянные снегопады, дорога была очищена. Хотя я происходил из мест, где зима была холодной, я понятия не имел, как переживу мою первую — а всего у меня было четыре — зимнюю кампанию.

По дороге мы переночевали и заправились в царском замке в Красногвардейце недалеко от Гатчины.

В неразрушенном дворце находились штаб корпуса и полк истребителей.

Мы прибыли на место, Фендезак вернулся с инструктажа на боевое задание. Наши танки были еще покрашены в темно-серый цвет, и в заснеженной местности на них ездить было опасно. Белой краски не было, а покрасить обычной известковой побелкой на сильном морозе было невозможно.

Когда приезжали маркитанты, мы надеялись получить алкоголь, шоколад и табак. Но, как обычно, эти товары интересным образом куда-то исчезали по мере приближения к линии фронта. В этот раз нам привезли только зубную пасту, которую мы с негодованием отвергли. Кто будет чистить зубы при температуре минус 20 градусов? Но наш водитель «Гобби» Тост кое-что придумал. Было много выброшенной зубной пасты, и она должна была послужить нашей безопасности. Мы нагрели тюбики с зубной пастой и нанесли ими маскировочную окраску на танки.

Однажды была пехотная атака, которую мы должны были поддерживать нашим танком. Во время этой атаки мы подбили первый русский танк, КВ-1, экипаж которого, вероятно, спал. Он стоял на «9 часов». С нашей смешной 7,5-сантиметровой пушкой-окурком мы его пробить не могли, кумулятивные снаряды разрывались перед ним, потому что он стоял в кустах. После обстрела русский экипаж сбежал и оставил танк стоять. После этот танк был взорван пехотными саперами из 12-й танковой дивизии. Это мне было засчитано как мой первый подбитый танк.

Фельдфебель Фендезак возвращается к своему танку после получения приказа.

Фельдфебель Фендезак возвращается к своему танку после получения приказа.

Экипаж Фендезака: сверху слева заряжающий (имя неизвестно), рядом с ним водитель Курт, внизу слева водитель Тост, возле него наводчик Альфред Руббель. Солдаты носили на себе самые разные вещи, полученные из «Зимнего пожертвования», но главное, что было тепло!

Экипаж Фендезака: сверху слева заряжающий (имя неизвестно), рядом с ним водитель Курт, внизу слева водитель Тост, возле него наводчик Альфред Руббель. Солдаты носили на себе самые разные вещи, полученные из «Зимнего пожертвования», но главное, что было тепло!

Вскоре после этого бои для нас закончились. На дороге, по которой шло наше снабжение, русские, потому что они знали, что наши танки ни по лесу, ни по высокому снегу ездить не могут, заложили противотанковую мину. Ррррумс! Танк высоко подпрыгнул, люки вылетели, все закричали: «Нас подбили! Нас подбили!..» Командир висел на пушке, я подождал некоторое время, не случится ли что-нибудь еще, потом увидел, что наша гусеница лежит на дороге за танком. Мы как-то выбрались из танка. Пехота отходила назад, мы спрятали секретные кумулятивные снаряды и тоже отступили, танк остался на вражеской территории.

После того как несколько дней и ночей провели на открытом воздухе на морозе, мы могли вернуться в тыл, в «Лесной и теплый лагерь». Там мы нашли себе место в бункере. Мы ждали, что будет контратака и наш танк отобьют, но потом разведка доложила, что русские его взорвали.

На деревянных санях, что для танкистов выглядело совсем не шикарно, мы живыми и здоровыми вернулись в Нарву.

Когда привозили маркитантские товары, солдаты надеялись на алкоголь, шоколад и табачные изделия. Но маркитантские товары исчезали тем быстрее, чем ближе они приближались к фронту, и в этот раз до 29-й танковой дивизии доехала только зубная паста. Но кто же чистит себе зубы на 20-градусном морозе? Водитель «Гобби» Тост придумал нагреть много тюбиков с зубной пастой и покрасить танк зубной пастой.

Когда привозили маркитантские товары, солдаты надеялись на алкоголь, шоколад и табачные изделия. Но маркитантские товары исчезали тем быстрее, чем ближе они приближались к фронту, и в этот раз до 29-й танковой дивизии доехала только зубная паста. Но кто же чистит себе зубы на 20-градусном морозе? Водитель «Гобби» Тост придумал нагреть много тюбиков с зубной пастой и покрасить танк зубной пастой.

Похожие книги из библиотеки

Бронетехника гражданской войны в Испании 1936–1939 гг.

Книга в научно-популярной форме рассказывает о танках и бронеавтомобилях гражданской войны в Испании 1936–1939 гг., их использовании воюющими сторонами, а также об организации, униформе, знаках различия танковых формирований. Книга содержит много интересных фактов, раннее не публиковавшихся в нашей стране. Издание адресовано широкому кругу читателей, увлекающихся военной историей.

Русская береговая артиллерия

В книге рассказывается о возникновении и дальнейшем развитии русской береговой артиллерии с XIV столетия по первую мировую войну 1914–1918 годов включительно.

Танковый меч страны Советов

Книга посвящена величайшей в истории танковой армаде — бронетанковым войскам СССР. Во всех странах мира, вместе взятых, танков было меньше, чем в Советской Армии. Эти полчища стальных чудовищ, предназначенных для победоносного рывка к Ла-Маншу, погибли вместе со страной, их создавшей. Впервые в отечественной и зарубежной литературе представлена реальная, а не парадная история развития и упадка советских танковых войск послевоенной эпохи.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.