Дополнение к главе 9. Обучение на офицера в вермахте

Изменение статуса офицера с течением времени

Наше рассмотрение начинается с 1815 года, с реформатора прусской армии Шарнхорста. Освобождение от господства Наполеона привело к новому пониманию должности офицера. До того офицерские должности были предназначены только для знати. Никакого обучения не требовалось, благородного происхождения было полностью достаточно. С реформами Шарнхорста лица неблагородного происхождения также получили возможность стать офицерами. Вместо происхождения роль стали играть умения. Шарнхорст позже стал директором прусской Военной академии, такого учебного заведения раньше не было ни в Пруссии, ни в других государствах Немецкого Союза. Шарнхорст, при поддержке Бойена и Клаузевитца, смог изменить понятие о своей роли у офицеров. Начиная с этого момента офицеры начали осознавать себя как командиры, учителя и воспитатели солдат. Солдатам, это было новым, также полагалось иметь собственную честь. Средневековые телесные наказания ушли в прошлое. Пруссия, бывшая объектом пасквилей, стала образцом. «Руководитель, учитель, воспитатель» — это до сих пор является каноном для офицеров. В эпоху Вильгельма, когда знать имела преимущества при назначении на офицерские позиции, ничего в принципе не поменялось. При нацистах тоже офицеров охотно рассматривали как политических актеров в смысле национал-социализма.

Обучение на офицера во время Второй мировой войны

В целом обучение было построено на принципах Шарнхорста, но с учетом произошедших в обществе изменений.

Была разница между профессиональными офицерами и офицерами резерва. Кадровые офицеры, профессию которых обычно выбирала их семья, с детства учились в кадетских интернатах, целью обучения было получение права поступления в университет и предварительной военной подготовки. Офицерами резерва должна была покрываться потребность в увеличении численности армии в военное время. При наличии образования и склонности к военной службе их несколько раз призывали на военную подготовку, и после одобрения офицерами из соответствующей воинской части они получали звание офицера.

Как правило, чтобы стать офицером, нужно было иметь право поступления в университет. Дефицит офицеров привел к понижению образовательного ценза. В 1938 году была отменена обер-прима, тринадцатый год обучения в гимназии, право поступления в университет можно было получить после 12 лет гимназии. С началом войны требования были еще понижены. Перевод из 11-го в 12-й класс считался равным наличию права поступления в университет. Учиться в университете и стать офицером можно было с этим так называемым «чрезвычайным правом поступления в университет».

Учебное пособие для офицеров по обращению с рекрутами.

Учебное пособие для офицеров по обращению с рекрутами.

Полигон в Ордруфе начинался западнее города и охватывал район от горы Мушкетеров до Рорензее.

Полигон в Ордруфе начинался западнее города и охватывал район от горы Мушкетеров до Рорензее.

В то время когда Альфред Руббель был в Ордруфе, 2-й школой фанен-юнкеров командовал полковник Отто Брозе. 14 марта 1942 года, когда он был командиром 86-го стрелкового полка, он был награжден Немецким крестом в золоте.

В то время когда Альфред Руббель был в Ордруфе, 2-й школой фанен-юнкеров командовал полковник Отто Брозе. 14 марта 1942 года, когда он был командиром 86-го стрелкового полка, он был награжден Немецким крестом в золоте.

Я сейчас попытаюсь на примере моей службы в вермахте пояснить, как после начала войны можно было стать офицером. 5 декабря 1939 года меня добровольцем призвали в пехоту, хотя я записывался в танковые войска. В нашем отсеке казармы жили десять 18-летних молодых людей, до того все были школьниками. Тут уже работало управление кадрами, они пытались понять, кто подходит к обучению на командные должности. У нас была обычная трехмесячная начальная подготовка. Потом у некоторых была дополнительная учеба. Потом у нас было собеседование с военным психологом. Потом ничего не происходило, кроме моих четырех или пяти попыток перевестись в танковые войска. Потом меня все-таки перевели. Там я узнал, что некоторые товарищи, я в их числе не был, были выбраны кандидатами в офицеры. Война с Россией началась 22 июня 1941 года, я воевал в танке на Центральном фронте, на Северном фронте, на Кавказском фронте и потом, с марта 1943 года, в группе армий «Юг». В один прекрасный день меня произвели в кандидаты в офицеры, потом в фанен-юнкеры и послали в военную школу. До войны была единственная военная школа в Дрездене, в ней учились все будущие офицеры. Потом, с увеличением потребности в офицерах, были открыты другие военные школы, военная школа танковых войск была в Вюнсдорфе под Берлином. Потом обучение проходило в школе фанен-юнкеров в Ордруфе в Тюрингии, туда я попал в апреле 1944 года.

Обучение там нашим ожиданиям не соответствовало. Мы были опытные танкисты, а там была муштра, которой в танковых войсках обычно не было. Это могло быть потому, что начальником обучения был носитель Ордена крови, который в 1923 году вместе с Гитлером штурмовал «Фельдхеррнхалле», он принес в танковые войска этот чуждый нам стиль.

Из-за малярии я с 1 августа 1944-го должен был снова учиться в 1-й школе обер-фенрихов в Потсдам-Крампнитце, и это обучение я успешно закончил!

Обучающиеся должны были в течение пяти месяцев, на основе их фронтового опыта, научиться управлять танками и людьми.

В числе прочих у нас были следующие курсы:

— тактика, командование войсками;

— армии противников;

— применение танков;

— боевые учения;

— взаимодействие с другими родами войск;

— спорт;

— военная история.

В глаза бросается то, что курсов по национал-социализму не было, а это был 1944 год! Преподавателями были опытные фронтовые офицеры, что легко было понять по их наградам. Многие из них имели ранения и были непригодны к службе на фронте. После покушения на Гитлера 20 июля 1944 года власть непреклонно пыталась продемонстрировать, что вермахт является национал-социалистическим. Было введено отдание чести гитлеровским приветствием. Главнокомандующим всеми войсками, которые находились не на фронте, был назначен рейсхфюрер СС Гиммлер. Я точно могу сказать, что из знакомых мне солдат только немногим это нравилось.

Также было приказано в батальонах, полках и в соответствующих им частях выделить из собственного офицерского корпуса офицера по национал-социалистическому воспитанию — НСФО. Гитлеру и его близким показалось необходимым ввести «комиссаров», как в Красной армии. Командующие частями саботировали этот приказ, назначая НСФО самых интегрированных и уважаемых офицеров.

Так, в школе обер-фенрихов в Крампнитце нашим НСФО был назначен преподаватель тактики, которого мы очень уважали как человека и преподавателя, капитан профессор доктор Гиффай, офицер резерва, работавший воспитателем в доме Гогенцоллернов. В этой вселенной уж его никто не мог заподозрить в симпатиях к нацистам.

У нас на курсе были как фанен-юнкеры — профессиональные солдаты, так и резервисты, к которым принадлежал и я, но у всех был достаточный фронтовой опыт.

Обучение для всех было одинаковым. К концу обучения — экзаменов не было, была аттестация — стало понятно, что четверо фанен-юнкеров обучение не прошли, хотя мне оно показалось совсем не сложным. Были также фанен-юнкеры, которых на обучение направили их части, опытные унтер-офицеры с высокими наградами, такими как Рыцарский крест. Они, разумеется, обучение успешно закончили. Проблемой также была разница в диалектах, обучающиеся были со всей «Великой Германии». Самый старший был 1911 года рождения, ему было 34 года, он был знатного происхождения. Мне было 23 года.

Обучение закончилось производством в обер-фенрихи, это считалось уже офицерским чином.

«Резервистов» произвели в лейтенанты еще до Рождества и отправили в их части. «Активные» (профессиональные военные) должны были прослушать еще один курс, целью которого была подготовка к должности командира роты.

Хотя американцы уже были в Аахене, а Красная армия уже перешла границу Восточной Пруссии, нам было дано хорошее обучение.

В июне 1944 года инспектор танковых войск генерал-полковник Гудериан посетил 2-ю школу фанен-юнкеров и официально передал первый «Королевский Тигр» 1-й роте 503-го тяжелого танкового батальона.

В июне 1944 года инспектор танковых войск генерал-полковник Гудериан посетил 2-ю школу фанен-юнкеров и официально передал первый «Королевский Тигр» 1-й роте 503-го тяжелого танкового батальона.

Для делегации был устроен парад, на заднем плане казармы и учебные здания.

Для делегации был устроен парад, на заднем плане казармы и учебные здания.

Прогулка в Эрфурт на кабриолете «Фольксваген-Кюбель», принадлежавшем ремонтникам, который надо было обкатать. Слева направо: Биелефельд, фанен-юнкер-фельдфебель Альфред Руббель, фельдфебель Крёнке и старший радист Эндрес.

Прогулка в Эрфурт на кабриолете «Фольксваген-Кюбель», принадлежавшем ремонтникам, который надо было обкатать. Слева направо: Биелефельд, фанен-юнкер-фельдфебель Альфред Руббель, фельдфебель Крёнке и старший радист Эндрес.

Альфред Руббель (второй справа) с товарищами сидит на стене замка недалеко от полигона Ордруф. Обер-ефрейтор Херманн Альберс (самый правый на фотографии) был командиром ремонтников 1-й роты.

Альфред Руббель (второй справа) с товарищами сидит на стене замка недалеко от полигона Ордруф. Обер-ефрейтор Херманн Альберс (самый правый на фотографии) был командиром ремонтников 1-й роты.

Рекламная брошюра для желающих пополнить ряды армейских офицеров.

Рекламная брошюра для желающих пополнить ряды армейских офицеров.

Веселое настроение в компании пары дам из окрестностей. У Альфреда Руббеля в руках бутылка, которая внесла свою лепту в хорошее настроение компании.

Веселое настроение в компании пары дам из окрестностей. У Альфреда Руббеля в руках бутылка, которая внесла свою лепту в хорошее настроение компании.

Лето 1944 года в лазарете лагеря Ордруф. Слева направо: Крёнке, Левандовски и Альфред Руббель. Альфред Руббель в спортивном костюме с поперечными нашивками на рукаве, которые говорят о том, что он лейтенант.

Лето 1944 года в лазарете лагеря Ордруф. Слева направо: Крёнке, Левандовски и Альфред Руббель. Альфред Руббель в спортивном костюме с поперечными нашивками на рукаве, которые говорят о том, что он лейтенант.

Руины замка недалеко от полигона Ордруф.

Руины замка недалеко от полигона Ордруф.

Вид с полигона Ордруф на один из трех замков графов фон Гляйхен в Тюрингии.

Вид с полигона Ордруф на один из трех замков графов фон Гляйхен в Тюрингии.

Корпус командиров 1-й роты 503-го тяжелого танкового батальона во время прощального вечера во Фредрихсроде перед отправкой в Нормандию. Альфреда Руббеля нет на этой красивой групповой фотографии, потому что он в этот момент должен был лечить малярию, которой он заразился на Кавказе.

Корпус командиров 1-й роты 503-го тяжелого танкового батальона во время прощального вечера во Фредрихсроде перед отправкой в Нормандию. Альфреда Руббеля нет на этой красивой групповой фотографии, потому что он в этот момент должен был лечить малярию, которой он заразился на Кавказе.

Альфред Руббель посещает свою 1-ю роту в Ордруфе, рота уже получила новые «Королевские Тигры». Слева направо: Курт Книспель, Ханс Фендезак и Альфред Руббель.

Альфред Руббель посещает свою 1-ю роту в Ордруфе, рота уже получила новые «Королевские Тигры». Слева направо: Курт Книспель, Ханс Фендезак и Альфред Руббель.

1-я рота 503-го тяжелого танкового батальона была первой немецкой танковой частью, которая получила «Тигр II», который позже называли «Королевский Тигр». У всех этих танков была еще башня «Порше».

1-я рота 503-го тяжелого танкового батальона была первой немецкой танковой частью, которая получила «Тигр II», который позже называли «Королевский Тигр». У всех этих танков была еще башня «Порше».

«Тигр II» был, без всякого сомнения, превосходно бронирован и вооружен. Но с самого начала «Тигр II» со своим боевым весом 70 тонн и мотором «Майбах», который мог выдать только 700 лошадиных сил, был недостаточно моторизован.

«Тигр II» был, без всякого сомнения, превосходно бронирован и вооружен. Но с самого начала «Тигр II» со своим боевым весом 70 тонн и мотором «Майбах», который мог выдать только 700 лошадиных сил, был недостаточно моторизован.

Солдаты 1-й роты освоили эти огромные чудовища до того, как начались опасные бои на фронте Вторжения.

Солдаты 1-й роты освоили эти огромные чудовища до того, как начались опасные бои на фронте Вторжения.

Несколько «Тигров II» с башнями «Порше» при пристрелке 8,8-сантиметровых пушек.

Несколько «Тигров II» с башнями «Порше» при пристрелке 8,8-сантиметровых пушек.

Здесь «Тигр II» с башней, с которой он пошел в производство, башня в серийном производстве только начиная с лета 1944 года.

Здесь «Тигр II» с башней, с которой он пошел в производство, башня в серийном производстве только начиная с лета 1944 года.

Альфред Руббель не попал в бои на фронте Вторжения, потому что он должен был повторить офицерский курс, который он пропустил из-за пребывания в лазарете. Здесь схема офицерских школ Немецкой империи.

Альфред Руббель не попал в бои на фронте Вторжения, потому что он должен был повторить офицерский курс, который он пропустил из-за пребывания в лазарете. Здесь схема офицерских школ Немецкой империи.

Похожие книги из библиотеки

9-мм пистолет-пулемет с магазином большой емкости модели "Бизон– 2". Руководство по эксплуатации

Руководство по эксплуатации пистолета-пулемета «Бизон-2» предназначено для изучения его конструкции и поддержания в постоянной боевой готовности.

В настоящем руководстве содержатся сведения об устройстве; принципе работы, правилах эксплуатации и обслуживания пистолета-пулемета «Бизон-2» (ПП-19) и его модификаций:

— пистолета пулемета «Бизон-2-01» (ПП-19-01);

— пистолета-пулемета «Бизон-2-02» (ПП-19-'02).

Артиллерийский тягач «Коминтерн»

После Первой мировой войны во всех развитых странах начались работы по переводу артиллерии на механическую тягу, поскольку конная уже не отвечала новым требованиям транспортировки противотанковых, зенитных и полевых орудий большей массы и усиленной мощности.

Для обеспечения Красной Армии артиллерийскими тягачами Харьковскому паровозостроительному заводу (ХПЗ) поручили на основе и с использованием элементов ходовой части танка Т-24 спроектировать тяжелый трактор. Получившуюся машину назвали «Коминтерн». За периоде 1934 по 1940 год было выпущено 1798 машин, применявшихся во всех войнах и вооруженных конфликтах, которые вела наша страна до середины 1940-х гг.

Первая книга о советском артиллерийском тракторе «Коминтерн», который по праву считался одним из лучших средних тягачей своего времени. И хотя прототипом «Коминтерна» послужил немецкий трактор «Hanomag WD-50» советским конструкторам удалось добиться создания оригинальной машины — скоростной, проходимой и маневренной, уверенно буксирующей практически все орудия калибром до 152-мм, а иногда и 203-мм гаубиц Б-4.

История создания, усовершенствования и боевого применения гусеничных тягачей от зарождения до обязательного участия в парадах на Красной площади.

Книга снабжена редкими фотографиями и иллюстрациями, значительная часть которых публикуется впервые.

Р-39 «Аэрокобра» часть 1

Истребитель Р-39 Airacobra был первым серийным самолетом, созданным фирмой Bell Aircraft Corporation. В 1939 году, представляя истребитель военному министерству США. фирма провела широкую маркетинговую акцию. В результате возникло множество мифов. которые долгие годы окружали самолет. Большие надежды, инспирированные фирмой-изготовителем, вылились в представление о необычайных характеристиках машины, имевшей к тому же очень необычную конструкцию. Один из мифов, например, гласил, что Р-39 в действительности был не истребителем. а летающей пушкой, так как конструкторы создавали, прежде всего, летающий лафет для 37-мм орудия. Другой миф утверждает, что если бы с самолета не сняли турбонаддув, это был бы лучший самолет Второй Мировой войны. В каждой легенде содержится зерно правды, однако не следует эти мифы принимать на веру без малейшей попытки удостовериться в их истинности. Мы надеемся, что данное издание поможет Уважаемому Читателю самому составить мнение о «Аэрокобре» и последовавшей за ней «Кингкобре».

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Тяжёлый танк КВ-2

Это случилось в Белоруссии на шестой день войны. 263-я пехотная дивизия Вермахта стремительно наступала на восток, когда у деревни Лесняки дорогу ей преградил одинокий советский танк с огромной башней, мощнейшим 152-мм орудием и непробиваемой бронёй. Несколько часов шёл неравный бой — шесть танкистов против целой дивизии, — несколько часов немцы безуспешно пытались подбить русского колосса из противотанковых пушек, но снаряды отскакивали от брони. Лишь вызвав на помощь штурмовые орудия, гитлеровцам удалось уничтожить танк и его героический экипаж, который отстреливался до последнего и пал смертью храбрых.

Этим неуязвимым «монстром» был тяжёлый танк КВ-2, созданный в разгар советско-финской войны специально для преодоления глубокоэшелонированной обороны противника, а полтора года спустя ставший шокирующим «сюрпризом» и для гитлеровцев, которые были настолько поражены его мощью и мужеством экипажей, что не раз хоронили их с воинскими почестями.

Бестселлер ведущего историка бронетехники воздаёт должное одному из самых знаменитых и узнаваемых советских танков, которому не суждено было дойти до Берлина, но кровавым летом 1941 года эти колоссы исполнили свой долг сполна, погибнув со славой и приблизив нашу Победу.