Глав: 14 | Статей: 66
Оглавление
Иллюстрированная летопись «Тигров» на Восточном фронте. Более 350 эксклюзивных фронтовых фотографий. Новое, дополненное и исправленное, издание бестселлера немецкого панцер-аса, на боевом счету которого 57 подбитых танков.

Альфред Руббель прошел войну «от звонка до звонка» — с 22 июня 1941 года до весны 45-го — в общей сложности 41 месяц на передовой. Ему довелось воевать и на Pz.IV ранних серий с короткой пушкой-«окурком», и на длинноствольном Pz.IVF2, и на «Тигре I», и на «Королевском Тигре». Он был ранен под Ленинградом, дрался под Волховом и на Кавказе, участвовал в битве за Харьков и операции «Цитадель», отступал к Днепру, прорывался из Черкасского «котла», но безнадежность войны осознал лишь в Венгрии, когда провалились последние попытки контрнаступлений Вермахта, а немецкая оборона окончательно рухнула под сокрушительными ударами Красной Армии…

Эта книга — уникальная возможность увидеть бойню Восточного фронта через прицел Pz.IV и из командирской башни грозного «Тигра».

В 3-й роте (с января по февраль 1945 г.)

В 3-й роте (с января по февраль 1945 г.)

Сначала все было плохо. Я доложился новому командиру батальона капитану доктору фон Динст-Керберу и адъютанту батальона обер-лейтенанту Хеерляйну. Меня они не знали, как и я их. Меня послали в 3-ю роту. Это меня совсем не устраивало, потому что я надеялся попасть обратно в «мою» 1-ю роту. 3-й ротой командовал обер-лейтенант барон фон Розен. Ротными офицерами были лейтенанты Корре и Рамбов, все они были мне незнакомы. Я заметил, что личный состав за восемь месяцев моего отсутствия с апреля 1944 года поменялся, и я, по причине моего долгого отсутствия, стал никем. Я поехал в роту, она стояла в маленьком населенном пункте под названием Борбалы Пусста. Танка у меня не было, и я сидел в развалинах сеновала, где размещалось командование роты. Ощущения, что командир роты особо рад моему приезду, у меня тоже не было. 3-я рота еще с 1942 года была отдельным подразделением, плохо связанным с батальоном. 3-ю роту в свое время перевели в наш батальон из 502-го, и она до сих пор не смогла к этому привыкнуть. Кроме того, у нее было многолетнее соперничество с 1-й ротой на тему, какая рота лучше. Поэтому все думали, что я, из 1-й роты, никак не мог быть большим подарком. После двух дней бессмысленного сидения мне это слишком надоело, и появилось чувство, что от меня хотят избавиться.



Капитан доктор Нордевин фон Динст-Керберу, командир 503-го тяжелого танкового батальона с декабря 1944 года по май 1945 года.

Я пошел к командиру роты и заявил, что или мне дают какое-то задание (это означало, что мне должны дать танк), или я ухожу в обоз. Я на своем горбу вынес больше месяцев войны, чем остальные офицеры, проверять меня на вшивость было бы недостойно, это не пошло бы на пользу моей репутации в роте. Командир роты Розен рассмотрел вопрос и разрешил эту ситуацию, спровоцированную, на мой взгляд, ротным фельдфебелем, фельдфебелями и офицерами роты. В ротном обозе ко мне тоже отнеслись не очень дружелюбно, я должен был защищать себя от нетоварищеского отношения. Я признаю, я не смог бы найти свое место в 3-й роте. Но я этого и не хотел, меня тянуло в 1-ю роту. Но назначать меня в 1-ю роту не хотели, опасаясь дисциплинарных сложностей — там были мои товарищи, с которыми я когда-то был в одном звании, а теперь я стал бы их командиром. В это трудно было поверить. Количество танков все время сокращалось, роты сводились в боевые группы, границы между ротами стирались, все время был контакт с людьми из других рот. Но неприязнь между мной и 3-й ротой сохранилась, и она сохраняется до сих пор! Примерно 10 лет назад я полностью прекратил общение с ветеранами из 3-й роты, потому что они меня упрекали в том, что в написанной мной истории батальона роль 3-й роты освещена неправильно. С Розеном лично я, напротив, во время службы в бундесвере и до сих пор в близких дружеских отношениях. Номинально я остался командиром взвода 3-й роты.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.115. Запросов К БД/Cache: 3 / 1