Тактическое значение дымов

Покров порохового дыма, который висел над каждым полем сражения гражданской войны, произвел глубокое впечатление на Фрайса, когда он, будучи мальчиком, впервые читал про эти битвы. Всякое упоминание о дыме рисовалось ему, как зло. Дым застилал поле зрения и препятствовал передвижениям войск, мешал верности прицела и стрельбе из ружей и пушек, хотя, вследствие недальнобойности оружия, это было далеко не так важно, как теперь. Тем не менее уже тогда препятствия, возникавшие от порохового дыма, считались настолько крупными, что все усилия были направлены к открытию бездымного пороха, который, как известно всему свету, был доведен до высокой степени совершенства во время последней части девятнадцатого столетия. С усовершенствованием различных сортов бездымного пороха установилось лучшее понимание его действия, была повышена скорость полета снарядов, а вместе с ней дальность и меткость стрельбы. Увеличение дальнобойности и меткости оружия заставили подумать о защите, а сокрытие есть один из видов защиты.

Флот, как кажется, был первой частью американских вооруженных сил, оценившей великое значение дымовых завес.

В августе 1913 г. Фрайс был свидетелем недельных маневров, происходивших между флотом и береговой артиллерией у восточного входа в Лонг-Айлендский пролив. В течение этой недели флот выполнил широкий ряд опытов с дымовыми завесами, производимыми как днем, так и ночью. Дым во всех случаях получался путем заглушения огня топок на миноносцах и других судах, чем вызывалось появление густых облаков черного дыма, выбрасываемого из дымовых труб.

После начала мировой войны, приблизительно около времени выступления Соединенных Штатов, начались решительные изыскания в области получения густых дымов и их производителей.

Во флоте предполагалось, что мелкие суда должны образовывать дымовые завесы, под защитой которых более крупные могут свободно маневрировать или перестраиваться. Эти завесы создавались также для защиты от неприятельских подводных лодок или других судов и позволяли торговым или даже военным судам уходить от неприятеля, в случае повреждения или встречи с более сильными судами.

Армия шла более медленным темпом в познании значения дымов. Действительно, повидимому, никто не представлял себе ценности дымовых завес до тех пор, пока газовая война не стала совершившимся фактом. Как хорошо известно, испарение большого количества жидкости, применявшееся при волновых атаках, вызывало образование облаков пара. Это послужило к созданию термина "атака облаком".

Согласно первым английским правилам, для защиты от газа все солдаты и животные должны были замирать на месте при приближении газового облака и не двигаться до тех пор, пока облако не подойдет. Благодаря этому количество смертных случаев было сведено до минимума, и англичане оставались бодрыми для встречи атаки, которая зачастую следовала немедленно за прохождением облака. Немцы в конце концов додумались до производства ложных газовых атак. Для этой цели они просто — напросто пускали дымовые облака, что имело вид газовой атаки. Естественно, англичане, как и раньше, замирали на месте. Тогда немцы, атакуя их в облаке дыма, естественно, заставали англичан в самый невыгодный для них момент, что приводило к весьма печальным результатам.

Но это была игра, в которой могли участвовать оба игрока. Приблизительно в это время было открыто англичанами значение желтого фосфора, в качестве производителя дыма, и им снаряжено было большое количество 4-дюймовых минометных снарядов Стокса. Все армии принялись тогда за опыты с веществами, дающими дымы. Большинство последних были жидкости. Из всех них, как указывалось ранее, желтый фосфор, будучи твердым телом, оказался наилучшим. К концу войны дымовые завесы начали применять в значительных размерах для указанных выше заданий. Тому, кто практиковался в стрельбе в цель и сталкивался с туманом или кто охотился на уток и гусей во время тумана, нет надобности говорить о трудности попадания в предмет, которого он не может видеть.

Первый Газовый Полк заслужил неувядаемую славу, применив британские минометы Стокса с их фосфорными снарядами для атаки пулеметных гнезд. Желтый фосфор в этом случае производил двойной эффект. Он давал превосходную дымовую завесу, обращая огонь немецких пулеметов в выстрелы наудачу, и в то же время горящий фосфор заставлял пулеметчиков бросать свои пулеметы и сдаваться в плен. Таким образом, фосфор играл и будет играть в будущем двойную роль, образуя защитную завесу и зло атакуя неприятельские войска. Желтый фосфор способен к самовозгоранию, горит как в мокром, так и сухом месте, и только полное погружение в воду в состоянии его погасить. Но так как этот способ тушения огня почти неосуществим на полях сражения, то в действительности горящий фосфор можно считать неугасимым. Производимые им ожоги жестоки и трудно излечимы. По этим причинам желтый фосфор будет употребляться в громадных количествах во всякой будущей войне.

Все армии постепенно поняли указанное значение дыма. В будущем он станет защитой пехотинца против всех видов оружия и будет употребляться на каждом поле сражения всеми родами войск и во всякое время, днем или ночью. Дым даже более действителен для застилания света прожекторов, осветительных бомб и тому подобных осветительных средств при ночных атаках, чем при дневном свете. Рядом с непосредственным применением дыма для защиты будет итти употребление его в смеси с ядовитыми газами. Каждое облако дыма может быть ядовитым или безвредным, согласно желанию руководителя, безразлично будет ли облако произведено артиллерийскими снарядами, минами минометов, ручными гранатами, дымовыми свечами или другими приборами. Таким образом, комбинирование дыма и газа открывают более широкое поле для изобретательности, чем все другие способы ведения войны. Только недальновидность командиров и невежество войск может ограничить применение дыма и газов.

Признание важности и поддержка развития химической войны, наряду с обучением во время мира, являются единственными способами победить это ограничение. Здесь, как и во всякой другой развивающейся работе; — самым серьезным препятствием становится человек, который не хочет видеть того, что существует и — по недостатку понимания, из лени или врожденной инертности — противодействует всем формам прогресса.

Похожие книги из библиотеки

Беспилотные летательные аппараты: история, применение, угроза распространения и перспективы развития

Изменение характера боевых действий в будущих войнах связано с ускоренным техническим развитием всех видов вооружений, коренным улучшением их тактико-технических характеристик, направленных на повышение точности поражения целей, разрушительных возможностей и скорости доставки боевых средств. Активно идет процесс построения оружия, основанного на новых физических принципах. Все это уже привело к тому, что главной особенностью военных конфликтов конца ХХ — начала ХХI века стало перераспределение роли различных сфер в вооруженном противоборстве.

В представлении рядового гражданина будущая война — это вооруженная борьба миллионных армий с тысячами самолетов и танков на пространстве от Белого моря до Черного и от Атлантического океана до Тихого. Между тем войны будущего будут выступать в разнообразных формах (классическая, «бесконтактная», асимметричная, партизанская, повстанческая, корпоративная и т. д.). Они будут вестись разнообразными средствами: психологическими, информационными, экономическими, дипломатическими, подрывными, террористическими, средствами вооруженного насилия и т. д. То есть вооруженные конфликты по формам и способам ведения боевых действий будут различными.

Однако в современных военных конфликтах просматривается и обобщенный принцип — основные усилия противоборствующих сторон сосредоточиваются не на боестолкновении передовых частей, а на огневом поражении противника на предельных дальностях с воздушно-космических направлений.

Сопряжение разведывательных спутников, дальнобойного высокоточного оружия и современных информационных технологий в единую информационно-разведывательно-навигационно-ударную систему позволяет высокоразвитому в военно-техническом отношении государству одним «высокоточным сражением» добиться быстрой победы в военных конфликтах разной интенсивности и разных типов без серьезных для себя потерь.

Выявленная закономерность таких военных конфликтов показывает, что войны индустриально развитых государств начинаются проведением массированного ракетно-авиационного удара, в первом эшелоне которого задействованы новейшие образцы высокоточного беспилотного оружия. Целью такого удара является уничтожение экономики и важнейших объектов жизнедеятельности государства, нарушение государственного и военного управления, контрсиловое поражение объектов Стратегических ядерных сил.

В настоящее время, на переломном пути развития России, трудно переоценить роль и место СЯС и их важнейшей, я бы сказал, главной, составной части — Ракетных войск стратегического назначения в сдерживании агрессии против нашего государства. Стратегические ядерные силы Российской Федерации способны надежно обеспечить стратегическую безопасность Российской Федерации и сохранить стратегическую стабильность в мире.

Сегодня Ракетные войска стратегического назначения — самодостаточная, развитая структура с мощным ракетным вооружением, оснащенным ядерными зарядами. На их долю приходится 60 % СЯС России. Межконтинентальные баллистические ракеты, стоящие на вооружении РВСН, не уступают, а в чем-то и превосходят подобные вооружения других ядерных держав. Только до пусковых установок МБР приказ на проведение пусков от Ставки Верховного главнокомандующего ВС РФ может быть доведен в считанные секунды.

Средний танк М48

В середине 1950-х годов, несмотря на все свои недостатки и связанные с этим проблемы, М48 являлся основным танком американских вооруженных сил. «Паттоны III» состояли на вооружении армии и морской пехоты, они дислоцировались как на континентальной части США, так и в Европе. «Европейские» М48 принимали участие в известном противостоянии в августе 1961 года в Берлине. В «международном плане» М48, можно считать, не повезло — он так и остался «промежуточным» между М47 и М60. К примеру, даже в 1965 году в парке натовских машин М48 имелись на вооружении лишь в ФРГ и Норвегии, в то время как остальные страны предпочитали (или не хотели менять) М47 и «центурионы». В самих США уже в 1960-е годы М48 стали передаваться Национальной гвардии.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Бронеколлекция 1996 № 03 (6) Советские тяжелые послевоенные танки

Доля тяжелых боевых машин в танковых войсках в течение второй мировой войны  постоянно возрастала и достигла в 1944 году 37,5%. При этом по численности лидером по-прежнему оставался Советский Союз, в котором с 1939 по 1945 год было выпущено 8258 тяжелых танков, за это же время в Германии — всего 1839!

Количественное превосходство напрямую сказалось как на организации тяжелых танковых частей, так и на тактике применения боевых машин этого класса. Если немцы не пошли дальше тяжелых танковых батальонов, то в Красной Армии, начав с танковых полков прорыва в 1942 году, спустя два года пришли к сосредоточению тяжелых танков в составе тяжелых танковых бригад. Тактика их применения была соответственной — можно по пальцам пересчитать случаи, когда немецкие «тигры» использовались в качестве ударного кулака наступающих танковых частей. Самые известные из них — Курская битва и сражение у озера Балатон в Венгрии. В основном же уделом немецких тяжелых танков на завершающем этапе войны стали действия из засад, стрельба с места. Советские же КВ, и еще в большей степени ИС-2 использовались как главная ударная сила значительно чаще.