Тактическое значение дымов

Покров порохового дыма, который висел над каждым полем сражения гражданской войны, произвел глубокое впечатление на Фрайса, когда он, будучи мальчиком, впервые читал про эти битвы. Всякое упоминание о дыме рисовалось ему, как зло. Дым застилал поле зрения и препятствовал передвижениям войск, мешал верности прицела и стрельбе из ружей и пушек, хотя, вследствие недальнобойности оружия, это было далеко не так важно, как теперь. Тем не менее уже тогда препятствия, возникавшие от порохового дыма, считались настолько крупными, что все усилия были направлены к открытию бездымного пороха, который, как известно всему свету, был доведен до высокой степени совершенства во время последней части девятнадцатого столетия. С усовершенствованием различных сортов бездымного пороха установилось лучшее понимание его действия, была повышена скорость полета снарядов, а вместе с ней дальность и меткость стрельбы. Увеличение дальнобойности и меткости оружия заставили подумать о защите, а сокрытие есть один из видов защиты.

Флот, как кажется, был первой частью американских вооруженных сил, оценившей великое значение дымовых завес.

В августе 1913 г. Фрайс был свидетелем недельных маневров, происходивших между флотом и береговой артиллерией у восточного входа в Лонг-Айлендский пролив. В течение этой недели флот выполнил широкий ряд опытов с дымовыми завесами, производимыми как днем, так и ночью. Дым во всех случаях получался путем заглушения огня топок на миноносцах и других судах, чем вызывалось появление густых облаков черного дыма, выбрасываемого из дымовых труб.

После начала мировой войны, приблизительно около времени выступления Соединенных Штатов, начались решительные изыскания в области получения густых дымов и их производителей.

Во флоте предполагалось, что мелкие суда должны образовывать дымовые завесы, под защитой которых более крупные могут свободно маневрировать или перестраиваться. Эти завесы создавались также для защиты от неприятельских подводных лодок или других судов и позволяли торговым или даже военным судам уходить от неприятеля, в случае повреждения или встречи с более сильными судами.

Армия шла более медленным темпом в познании значения дымов. Действительно, повидимому, никто не представлял себе ценности дымовых завес до тех пор, пока газовая война не стала совершившимся фактом. Как хорошо известно, испарение большого количества жидкости, применявшееся при волновых атаках, вызывало образование облаков пара. Это послужило к созданию термина "атака облаком".

Согласно первым английским правилам, для защиты от газа все солдаты и животные должны были замирать на месте при приближении газового облака и не двигаться до тех пор, пока облако не подойдет. Благодаря этому количество смертных случаев было сведено до минимума, и англичане оставались бодрыми для встречи атаки, которая зачастую следовала немедленно за прохождением облака. Немцы в конце концов додумались до производства ложных газовых атак. Для этой цели они просто — напросто пускали дымовые облака, что имело вид газовой атаки. Естественно, англичане, как и раньше, замирали на месте. Тогда немцы, атакуя их в облаке дыма, естественно, заставали англичан в самый невыгодный для них момент, что приводило к весьма печальным результатам.

Но это была игра, в которой могли участвовать оба игрока. Приблизительно в это время было открыто англичанами значение желтого фосфора, в качестве производителя дыма, и им снаряжено было большое количество 4-дюймовых минометных снарядов Стокса. Все армии принялись тогда за опыты с веществами, дающими дымы. Большинство последних были жидкости. Из всех них, как указывалось ранее, желтый фосфор, будучи твердым телом, оказался наилучшим. К концу войны дымовые завесы начали применять в значительных размерах для указанных выше заданий. Тому, кто практиковался в стрельбе в цель и сталкивался с туманом или кто охотился на уток и гусей во время тумана, нет надобности говорить о трудности попадания в предмет, которого он не может видеть.

Первый Газовый Полк заслужил неувядаемую славу, применив британские минометы Стокса с их фосфорными снарядами для атаки пулеметных гнезд. Желтый фосфор в этом случае производил двойной эффект. Он давал превосходную дымовую завесу, обращая огонь немецких пулеметов в выстрелы наудачу, и в то же время горящий фосфор заставлял пулеметчиков бросать свои пулеметы и сдаваться в плен. Таким образом, фосфор играл и будет играть в будущем двойную роль, образуя защитную завесу и зло атакуя неприятельские войска. Желтый фосфор способен к самовозгоранию, горит как в мокром, так и сухом месте, и только полное погружение в воду в состоянии его погасить. Но так как этот способ тушения огня почти неосуществим на полях сражения, то в действительности горящий фосфор можно считать неугасимым. Производимые им ожоги жестоки и трудно излечимы. По этим причинам желтый фосфор будет употребляться в громадных количествах во всякой будущей войне.

Все армии постепенно поняли указанное значение дыма. В будущем он станет защитой пехотинца против всех видов оружия и будет употребляться на каждом поле сражения всеми родами войск и во всякое время, днем или ночью. Дым даже более действителен для застилания света прожекторов, осветительных бомб и тому подобных осветительных средств при ночных атаках, чем при дневном свете. Рядом с непосредственным применением дыма для защиты будет итти употребление его в смеси с ядовитыми газами. Каждое облако дыма может быть ядовитым или безвредным, согласно желанию руководителя, безразлично будет ли облако произведено артиллерийскими снарядами, минами минометов, ручными гранатами, дымовыми свечами или другими приборами. Таким образом, комбинирование дыма и газа открывают более широкое поле для изобретательности, чем все другие способы ведения войны. Только недальновидность командиров и невежество войск может ограничить применение дыма и газов.

Признание важности и поддержка развития химической войны, наряду с обучением во время мира, являются единственными способами победить это ограничение. Здесь, как и во всякой другой развивающейся работе; — самым серьезным препятствием становится человек, который не хочет видеть того, что существует и — по недостатку понимания, из лени или врожденной инертности — противодействует всем формам прогресса.

Похожие книги из библиотеки

FW 200 CONDOR

Третий номер за 2006 г. периодического научно-популярного издания «История самолета» для членов военно-исторических клубов рассказывает об уникальном в своем роде немецком самолете Focke-Wulf FW-200 Condor.

Танки в Харьковской катастрофе 1942 года

«Крупнейшей танковой битвой» назвала западная печать сражение за Харьков в мае 1942 года, ставшее последней катастрофой Красной Армии, которая потеряла здесь более четверти миллионов бойцов и 1250 танков. Именно танковые корпуса должны были стать главным козырем РККА в Харьковской наступательной операции. Именно танковые дивизии Панцерваффе нанесли роковые контрудары, переломив ход битвы в свою пользу и замкнув «кольцо» окружения. А опоздание с вводом в бой советских танковых резервов стало одной из главных причин разгрома, о котором Сталин сказал: «В течение каких-то трех недель Юго-Западный фронт, благодаря своему легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 18–20 дивизий. Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе, то я боюсь, что с вами поступили бы очень круто…».

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники проливает свет на роль танков в Харьковской трагедии, которая в конечном счете привела к прорыву немцев на Кавказ и к Сталинграду. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.

Танковая мощь СССР часть I Увертюра

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Средний танк Pz.IV. «Рабочая лошадка»

Panzer IV — под таким названием эта боевая машина была почти неизвестна бойцам и командирам Красной Армии. Да и теперь, спустя 60 лет после окончания Великой Отечественной войны, сочетание немецких слов «панцер фир» вызывает недоумение у многих. Как тогда так и сейчас этот танк более известен под «русифицированным» названием Т-IV, нигде за пределами нашей страны не применяющимся.

Pz. IV — единственный немецкий танк, находящийся в серийном производстве всю Вторую мировую войну и ставшим самым массовым танком Вермахта. Его популярность у немецких танкистов была сравнима с популярностью Т-34 у наших и «Шермана» у союзников. Хорошо конструктивно отработанная и исключительно надежная в эксплуатации, эта боевая машина в полном смысле слова была «рабочей лошадкой» Панцерваффе.