Получение цветных дымов

Существует три возможных пути для получения сигнальных дымов.

1. Механическое рассеяние твердых тел.

2. Химическая реакция.

3. Возгонка цветных материалов.

1. Первый способ никогда не может быть вполне удовлетворительным для получения сигналов. Некоторый успех был достигнут при рассеянии различных неорганических материалов (напр. ультрамарина), выбрасываемых в снарядах 3-дюймового миномета, которые взрываются с помощью дистанционной трубки на высшей точке полета. Были испытаны различные смеси, состоящие из оксисульфида сурьмы (SbS2O) и алюминиевого порошка (красный цвет), треххлористых мышьяка и сурьмы с серноватокислым натром (желтый цвет) и т. д., но эти составы имели то неудобство, что воспламенялись от взрыва черного пороха.

2. Некоторые цветные дымы производились при помощи химических реакций, как например, при соединении иодо-водорода (HI), хлора и аммиака, но, как сигналы, они имели известные недостатки. Так, при указанной реакции, пурпурное облако (для наблюдателя с аэроплана) казалось серым с поверхности земли.

Дымы, получаемые при высоких температурах горения, были также изучены. Их применяли в так называемых сигнальных факелах. Желтый дым сернистого мышьяка нашел себе наиболее широкое распространение. Употреблялись также другие сернистые соединения мышьяка (наиболее часто реальгар или "красный мышьяк"), сера, азотнокислый калий, к которым в некоторых случаях прибавлялось молотое стекло или песок. Типичная смесь состоит из:

Красный сернистый мышьяк55%
Сера15%
Азотнокислый калий30%

Подобный же дым может быть получен из следующей смеси:

Сера28,6%
Белый мышьяк32,0%
Азотнокислый калий33,8%
Порошок стекла6,6%

Эти дымы имеют не столь яркую окраску, как дымы, получаемые от красочных дымовых смесей, особенно если на них смотреть издали, на фоне неба. Их окраска увядает довольно быстро, и они кажутся весьма близкими по цвету с белым дымом.

На первый взгляд кажется, что наиболее просто было бы получить черный дым; но в действительности получение черного дыма, удовлетворительного для целей сигнализации, сопряжено с большими трудностями.

При установлении образцовых дымовых смесей для белого или серого дыма четыреххлористый углерод был заметен твердым гекса-хлор-этаном, чтобы избежать присутствия жидкости. Нафталин применялся до тех пор, пока не было найдено, что смесь нафталина с гекса-хлор-этаном плавится при температуре более низкой, чем каждый из компонентов. Затем был введен антрацен. Наиболее важной реакцией служило соединение магния с органическими хлоро-производными, при чем образуется хлористый магний и уголь. Реакция эта протекает весьма бурно с выделением белого дыма. Прибавление антрацена замедляет реакцию и в то же время окрашивает дым в черный цвет. Быстроту реакции можно регулировать изменением содержания антрацена.

При зажигании дымовой смеси этого типа в цилиндре представляется необходимым дать ей возможность свободного горения. Было найдено, что когда горение задерживается, и дым принужден выходить через сравнительно узкое отверстие, вместо густого черного, получается серый цвет.

3. Было произведено много различных опытов, чтобы утилизировать тепло, выделяемое Бергеровской смесью для возгонки или механического рассеяния различных окрашенных неорганических соединений, в особенности иода. Эти попытки не увенчались успехом. Были испытаны такие смеси, как:

Азотнокислый стронций1 часть
Порошок железа2 части
Иод3 части

и, хотя они зажигаются легко, горят свободно и ровно и образуют тяжелые пурпурные облака, они оказываются весьма чувствительными к влаге и способны к внезапному самовозгоранию.

Наиболее удовлетворительные по качествам окрашенные дымы были получены возгонкой цветных органических красок. Их, как кажется, впервые стали применять англичане, которые производили дымы возгонкой или обращением в пар специальных красок, при помощи горючих смесей, состоявших из краски, лактозы и бертолетовой соли, при уменьшенной скорости горения.

При выборе окрашивающих материалов для этой цели, как выяснилось, могут быть применимы только те, которые возгоняются или обращаются в пары без разложения при температуре горения смеси и условии заглушенного сгорания. Таким образом было найдено, что точки кипения и плавления цветного материала должны лежать по возможности близко друг к другу для того, чтобы в смеси никогда не присутствовала жидкая фаза краски. Так как все окрашенные органические производные при высокой температуре разлагаются, то смесь должна быть приготовлена таким образом, чтобы тепло, выделяющееся при горении ее, было бы недостаточно для этого разложения.

В качестве окислителей для горения смеси служили хлорноватокислые соли калия или натрия. Азотнокислые соли были признаны неудовлетворительными. Лактоза оказалась наилучшим материалом для сгорания. Оранжевый шеллак в порошке дал также хорошие результаты, но не имел никаких преимуществ перед лактозой.

Нижеследующие краски дают наилучшие сигнальные дымы:

Красный цвет"Паратонер"
ЖелтыйХризоидин + аурамин
СинийИндиго
ПурпуровыйИндулин (?)
ЗеленыйЖелтый аурамин + индиго

При начале войны единственным цветным дымом, употреблявшимся в армии Соединенных Штатов, был желтый дым. Дымовая смесь, применявшаяся во всех сигналах, кроме дымовых факелов, состояла из давно известного сернистого мышьяка. Нижеследующие сигнальные дымы были приняты в течение мировой войны:

Сигнальная ракета с парашютом желтый и красный цвет.

Патрон Виван-Бесьера с парашютом желтый.

25-mm. патрон Вери с парашютом желтый.

З5-mm. сигнальный патрон желтый.

35-mm. сигнальный патрон красный.

35-mm. сигнальный пистолет.

25-mm. сигнальный пистолет Вери.

Ружейная мортирка Виван-Бесьера (обрезанная).

Похожие книги из библиотеки

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Все укрепрайоны и оборонительные линии Второй Мировой

НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Самолеты-разведчики Р-5 и P-Z

Его появление не предварялось какими-то значительными теоретическими изысканиями либо сомнениями. Основной задачей при создании Р-5 стал выбор оптимальных размеров и летных характеристик в соответствии с располагаемыми возможностями. Необходимость появления самолета с более высокими боевыми и летными данными, чем серийно выпускаемый Р-1, во второй половине 1920-х годов понималась очевидной. Класс одномоторного разведчика, способного выполнять функции легкого бомбардировщика и штурмовика, был в тот период наиболее распространенным; самолеты этого типа являлись основой как советских, так и зарубежных ВВС. В 1929 г. разведчики составляли 82%, от общего числа самолетов в советской боевой авиации. Новый разведчик, получивший обозначение Р-5, появился на аэродромах уже в начале 30-х годов, когда это соотношение начало изменяться в пользу специализированных военных аппаратов. Поэтому Р-5 стал многоцелевой рабочей машиной авиации, выполняя функции боевого, транспортного, пассажирского самолета.

Германский флот во Второй Мировой войне

Предлагаемая книга является одним из лучших стратегических обзоров действий ВМС Германии во Второй Мировой войне