Главная / Библиотека / Химическая война /
/ ГЛАВА XXII Химическая война по отношениях к стратегии и тактике

Глав: 31 | Статей: 222
Оглавление
Желая возможно точнее воспроизвести подлинник настоящего труда, богатого иллюстрациями, Издательство размещает таковые соответственно тексту оригинала и приводит под рисунками и схемами полный перевод как надписей к ним, так и пояснений, сделанных в пределах иллюстраций.

ГЛАВА XXII Химическая война по отношениях к стратегии и тактике

ГЛАВА XXII

Химическая война по отношениях к стратегии и тактике[30]

Основы войны. Основные принципы химической войны те же самые, которые существуют для других родов оружия. Вследствие этого, для уяснения способов ведения химической войны, необходимо бросить ретроспективный взгляд на работу великих полководцев, начиная с первых дней истории до наших дней. Если мы это сделаем, то окажется, что основные принципы войны остаются неизменными. Они являются в настоящее время теми же самыми, какими они были во время Демосфена и какими они будут через 10.000 лет. Основой военного успеха является сосредоточение в решительном пункте и в решительный момент больших сил, чем те, которыми обладает неприятель. Это аксиома, которая равным образом касается людских масс и материала, храбрости, искусства сражаться, способности ориентироваться и энергии начальников.

Другим основным положением считается, что без агрессивных действий не может быть полного успеха; пассивное сопротивление никогда не побеждает. Эти два закона неизменны. Мы могли бы сказать, что стремительность атак, быстрота передвижений солдат и средств, умелое обращение с оружием также необходимы, но все эти факторы подвержены общему закону эволюции.

Греческая фаланга и римский легион. Последним словом применения людской силы в качестве орудия войны было развитие греческой фаланги с ее шестнадцатью шеренгами, при чем копья каждой шеренги были расчитаны так, что достигали линии фронта. Эта фаланга не могла быть остановлена никаким другим построением при встрече с ней лицом к лицу. Чтобы одолеть ее нужен был римский легион, который мог расступаться и атаковать с флангов и с тыла. Слоны африканцев и колесницы римлян с их огромными косами сметали все, что находилось впереди них до тех пор, пока римский легион, разбиваясь на мелкие группы, не стал пропускать слонов и колесницы сквозь строй для того только, чтобы сомкнувшись за ними, напасть на них с тыла. Только тогда эти орудия исчезли навсегда.

Фридрих Великий. Фридрих Великий, учитывая, что скорость огня должна побеждать в сражении, воспитал в своих солдатах такую точность передвижений в сомкнутом строю, которая, вероятно, никогда и никем не была достигнута, и увеличил боеспособность, обучив их заряжать и стрелять из ружей с вдвое большей скоростью по сравнению с противником. Таким образом он был в состоянии сосредоточивать в решительном пункте превосходные силы, которые сметали перед собой всех врагов.

Наполеон. Наполеон достиг тех же результатов другим путем. Поняв, что его французские войска не в состоянии выдерживать ту жестокую муштру, которой подвергались пруссаки, он приучил их сражаться с большим энтузиазмом, переходить большие расстояния с неслыханной быстротой и поражать врага там, где он менее всего ожидал появления противника. Он присоединял к этому такое массирование артиллерии, о котором до того времени не помышляли, считая это невозможным. Конечно, он обладал также гениальной способностью к организации и поддержанию снабжения.

Грант и Джексон. Грант при Виксбурге и Стонуоле. Джексон в Шенандоа и при Ченслервиле достигли другим путем тех же самых результатов. Во всех случаях основной принцип сосредоточения максимальной силы в решительном месте в главный момент сражения оставался одним и тем же. Способы осуществления этой цели менялись с каждым столетием, и каждый великий полководец придумывал что-нибудь новое или применял прежние методы по новому способу. В этом основа успеха всякого полководца. Ганнибал, Гасдрубал, Цезарь, Наполеон, Фридрих Великий, Скот, Грант и Джексон были независимыми мыслителями. Каждый из них осмеливался делать то, что современники считали неисполнимым или могущим принести поражение. Они имели смелость иметь собственные убеждения. Они вынашивали новые идеи, развивали их и обладали настойчивостью проводить их в жизнь не только против врага, но и против оппозиции собственного народа, как на полях битв, так и во время мира. Мы можем быть вполне уверены, что если бы эти люди не сумели осуществить своих идей, они были бы преданы забвению, подобно миллионам других, применявших известные способы и шедших обычным путем.

Химическая война — новейшее усовершенствование. Химическая война — это новейшее военное открытие. Соединенные Штаты применили ее не более четырех лет назад. Она представляет собой наиболее научный и в то же время наиболее широко применимый из всех способов ведения войны. Применение ядовитых и раздражающих газов имеет такое же значение, как введение пороха. В действительности газы имеют даже более широкое значение, чем сам порох.

Необходимость новых методов. Выраженная выше мысль заключается в том, что главный штаб и главнокомандующий, придерживающиеся старых и испытанных методов и не желающие испробовать новых усовершенствований, никогда не достигнут первоклассных успехов. Штабы и генералы, которым в будущем суждено выигрывать войны, должны использовать во всей полноте и силе материалы, служащие для химической борьбы. Они не могут ограничиться применением их в артиллерии, авиации, специальных газовых войсках или какой-либо другой отдельной части боевого механизма. Они должны пользоваться ими везде и всегда.

Что такое боевой газ. Должно быть понятно, что под газами мы подразумеваем вещества, наносящие неприятелю вред при смешении их с воздухом, Слово "газ" не имеет решительно ничего общего с состоянием вещества, заключенного в гранату, бомбу или баллон до выпуска. В это время газы являются либо жидкостями, либо твердыми телами. Но когда вместилище вскрывается вследствие давления или силы взрыва, то заключенные в него вещества обращаются в газообразное состояние.

Группы газов. Применяющиеся для химической войны газы разделяются на три большие группы. Поскольку дело идет о тактическом употреблении их на поле сражения, можно говорить только о двух группах: стойких и нестойких газов. Третьей группой являются раздражители. Эти вещества даже в малых количествах поражают глаза и легкия, причиняя своей жертве большие неудобства или делая ее совершенно неспособной к действиям, но только в течение немногих часов. Количество раздражителя, заставляющее надевать маску, равно 1/1000 того, которое необходимо для создания тех же условий при помощи ядовитого газа, как например, фосгена. Они поэтому имеют большую экономическую ценность, заставляя неприятеля надевать маски и принимать другие предосторожности. Совершенно безразлично, насколько велика предохранительная сила масок или насколько непроницаемы для газа одежды; продолжительное применение их постепенно сламывает физическую бодрость войск и через два или три дня делает армию совершенно небоеспособной.

Дым. Среди материалов химической войны есть еще другая большая группа, которая, вероятно, окажется в будущем не менее важной, чем только что упомянутые три группы газов. Это различные дымы, которые получили целый ряд разнообразных применений. Под названием "простого дыма" подразумеваются дымы, которые не ядовиты и, не имеют раздражающего действия. Такие дымы дают прекрасную завесу от глаза неприятеля, является ли он в виде солдата, наводящего пулемет, или в виде офицера на наблюдательном пункте, или в виде артиллериста или наблюдателя с аэроплана. Всякий выстрел через непроницаемый дым есть выстрел наудачу и имеет 1/10 или даже менее шансов попасть в цель. Дым представляет средство к уменьшению точности стрельбы почти в той же мере, как уменьшает ее ночь, не имея неудобств, присущих ночным действиям.

Стратегия мирного времени. Стратегия войны требует стратегии мирного времени. Этот закон существовал в те дни, когда Давид пращей убил Голиафа, и существует до настоящего момента. Мы не всегда помним о нем перед войной, но за всяким успехом во время войны скрывается подготовка, сделанная во время мира. Иногда она может быть случайной, как например, боевое воспитание людей в сражениях с индейцами или создание чувства общественности и независимости перед Революционной Войной. Иногда она может быть результатом глубоко продуманной политики, подобно осуществленной немцами в период предшествовавший мировой войне. Немцы сумели успешно направить всю деятельность страны во время мира на подготовку к войне, которая должна была решить судьбу Германской Империи и, только благодаря этой работе в мирное время, Германия, изолированная и блокированная, была в состоянии оказывать сопротивление более четырех лет всему свету. Союзники могли потерять эту войну только потому, что не оценили всей важности стратегии мирного времени, которая должна ей предшествовать.

Химическая война, как пример. Химическая война является особенно ярким примером этого факта. Мы признавали, что до мировой войны Германия играла руководящую роль в химии, что она производила почти все краски и большинство медицинских препаратов для всего света. Мы доказали на деле, что при нужде Америка была в состоянии взяться за химическое производство и быстро превзойти немцев.

Мы не рассчитывали на внезапность войны и только к концу ее могли справиться с приготовлением химических веществ, до пороха и сильно взрывчатых веществ включительно. Не следует забывать, однако, что мы располагали при этом восемнадцатью месяцами для интенсивных работ после нашего выступления и почти тремя годами подготовки наших больших стальных и пороховых заводов, приготовлявших припасы союзникам, ранее нас вступившим в войну,

Угольная смола. Мировая война открыла глаза Англии, Франции и Японии, равно как и Соединенным Штатам. Каждая из этих стран в настоящее время всемерно старается создать крупную химическую промышленность. как основу успешности будущей войны. Немногие из нас давали себе до мировой войны отчет в том, что в черной клейкой массе, называемой угольной смолой, остающейся при коксовании угля или получении газа из угля и нефти, кроется возможность получения большинства сильно-взрывчатых веществ, употребляемых на войне, большей части ядовитых газов, огромного количества медицинских препаратов и почти всех употребляемых миром красок. Немцы понимали это и приложили много труда на разработку методов использования этих веществ, создание крупных коммерческих предприятий для их изготовления и подготовку хорошо обученного персонала для обслуживания последних. Только благодаря этим мерам Германия была в состоянии, несмотря на блокаду с суши и с моря, доставлять своей армии боевые припасы, одежду и пищу в течение четырех с половиной лет войны.

Крупная химическая промышленность. Вследствие этого наше правительство в настоящее время озабочено самым серьезным образом созданием крупной химической промышленности в Соединенных Штатах. Мы имеем сырые материалы. Мы нуждаемся в заводах и в состоящем при них техническом персонале. Необходимо также развитие производства каменноугольной смолы и тяжелых химических материалов, как хлор, серная кислота и т. п., но все эти отрасли промышленности представляют равный интерес как для мирных, так равно и для военных целей.

Резервы химиков. Частью стратегии мирного времени является учет сил нации, подразделяемых для этого на специальные группы. Одну из важнейших групп составляют лица, обладающие познаниями в химии и химической промышленности. Учет должен быть разработан так точно, чтобы в случае войны, в короткий срок, в течение 24 часов, каждый химик мог получить предназначенную ему работу, начинающуюся у линии огня и кончающуюся в производящей исследования лаборатории. Это распределение входит в обязанности "Военно-Химической Службы". Уместно указать, что Конгресс, среди других пунктов своего акта о реорганизации армии от 4 июня 1920 года, передал "Военно-Химической Службе" нижеследующие полномочия:

Оглавление книги


Генерация: 0.310. Запросов К БД/Cache: 3 / 1