Стрельба стойкими и нестойкими газами из орудий

В отношении стрельбы нестойкими и стойкими газами приходится высказать общее положение, что нестойкими газами должны стрелять орудия среднего калибра, которые имеются в большом числе. Стрельба нестойкими газами будет возложена, главным образом, на 6-дюймовые или 155-mm. гаубицы и пушки.

При той организации, которую наша армия имела во Франции и имеет теперь, число 155-mm. пушек больше, чем всех остальных, взятых вместе, за исключением 75-mm. Для того, чтобы нестойкий газ обладал наивысшей силой действия, сильная концентрация его должна быть создана на поле сражения в кратчайшее время. Это вызывает необходимость применения снарядов самых больших калибров, которые только доступны для расходования в большом количестве. Конечно, в подмогу 155-mm. пушкам известное количество снарядов других калибров будут химическими снарядами. Современная программа предусматривает изготовление газовых снарядов, в частности, для 8-дюймовых и 240-mm. гаубиц.

Немногочисленность идеально стойких или нестойких газов. Существует весьма мало газов, являющихся идеально нестойкими или идеально стойкими. Эти группы сливаются друг с другом. Находящиеся на предельной линии газы могут быть произвольно отнесены к той или другой группе. Однако, окончательно установлено, что газ, который может продержаться на месте более шести или даже восьми часов при всех условиях, за исключением большого холода, нельзя рассматривать, как нестойкий. В целях успешности действия и экономии должны выбираться только такие стойкие газы, которые остаются при обыкновенных условиях в течение двух или трех дней и более. Вследствие этого, газ, способный держаться только в течение одного дня, должен быть чрезвычайно полезным, чтобы быть принятым.

Стрельба нестойкими газами. Из всех нестойких газов фосген является самым типичным и употребляемым в настоящее время. Насколько можно предвидеть, оп останется наиболее применимым из нестойких газов. Фосген испаряется очень быстро после разрыва снаряда. Поэтому для того, чтобы первый снаряд, брошенный в начале газовой атаки, не утратил силы своего действия к тому времени, когда выпускается последний снаряд, необходимо израсходовать все назначенное число снарядов в течение двух или трех минут. Температура и скорость ветра оказывают известное влияние. Если стрельба происходит при полном затишьи, продолжительность ее может быть значительно увеличена; при сильном ветре она должна быть сокращена. Другим важным фактором, требующим быстроты стрельбы нестойкими газами, является полная защитная сила всех масок против действия фосгена и подобных ему газов. Поэтому, необходимо захватить неприятеля врасплох и отравить его, прежде чем он сможет приладить свои маски; иначе газо-нападение не нанесет никакого вреда. Из вышеупомянутых соображений "газовая стрельба" обычно производится ночью, когда, как было указано, беззаботность, сонливость и являющийся в результате атаки беспорядок всегда обеспечивают больший урон, чем стрельба газом в дневное время.

Стрельба стойкими газами. Стойкие газы будут применяться для стрельбы из пушек всяких калибров, но в значительно меньшей мере из 155-mm., чем из других. Стойкие газы должны быть ядовитыми в слабых концентрациях, чтобы действовать самостоятельно без примеси других. Если желают наполнить атмосферу над данной площадью горчичным газом, то стрельба может продолжаться в течение двух, трех, или даже пяти или шести часов, так как все снаряды все-таки будут оказывать совместное действие. Тот же самый аффект производит бромо-бензил-цианид. Это позволяет употреблять минимальное количество орудий при стрельбе этими стойкими газами. В виду устойчивости стойкие газы требуют долговременного ношения масок и потому весьма пригодны для производства заградительного огня из дальнобойных крупнокалиберных пушек по дорогам, деревням и лесам, являющимся местами укрытия для войск, а в равной мере и по всем другим пунктам сосредоточения.

Стрельба раздражающими газами. Раздражающими газами будут стрелять из пушек разнообразных калибров так же, как стойкими и нестойкими газами. У нас будут нестойкие и стойкие раздражающие газы. Тем не менее все они рассматриваются, как отдельная группа, так как имеют общее назначение — затруднять действия неприятеля, вынуждая его прибегать к ношению масок.

Перед подписанием перемирия главный штаб Ам. Экспед. Сил издал приказ — с января 1919 года снаряжать 25 % всех снарядов веществами, служащими для химической войны. Под снарядами подразумевались как шрапнель, так и бризаптная граната.

Из полевых пушек 75-mm. является наилучшей, в пределах досягаемых ею дистанций, для стрельбы стойкими газами, как горчичный, или раздражающими, как бромо-бензил-цианид. Однако, значительное число ее снарядов снаряжалось и, вероятно, будет впредь снаряжаться нестойкими газами, так как вследствие большого числа 75-mm. пушек, ими можно располагать для повышения количеств нестойких газов, выпускаемых на определенный пункт.

Похожие книги из библиотеки

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

1941. «Последний парад» мехкорпусов Красной Армии

Эти ожесточенные бои стали «ПОСЛЕДНИМ ПАРАДОМ» мехкорпусов Красной Армии летом 1941 года. Это контрнаступление должно было закрыть огромную брешь, образовавшуюся на Минском направлении после приграничной катастрофы, и восстановить положение Западного фронта. Эта великая танковая битва, в которой с обеих сторон участвовали свыше 2000 единиц бронетехники (гораздо больше, чем под Прохоровкой!), осталась «в тени», т. к. документация советских частей была почти полностью утеряна.

Почему же контрудар 5-го и 7-го мехкорпусов РККА в районе Сенно — Лепель не увенчался успехом? По чьей вине не удалось реализовать наше превосходство в бронетехнике? Как были потеряны новейшие КВ и Т-34? Почему наши танковые армады сгорели за считанные дни, так и не добившись перелома в боевых действиях и не остановив немцев?.. НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка, основанная на материалах не только отечественных, но и зарубежных архивов, отвечает на все эти вопросы.

Hs 129 истребитель советских танков

Весной 1937 г. штабом люфтваффе был введен термин Schlachtflugzug (ударный самолет для поражения бронетехники и фортификационных укреплений противника) и объявлен конкурс на создание такой машины. В апреле того же года тактико-технические требования к «Schlachtflugzug» были разосланы на четыре авиастроительные фирмы: Гамбургер (позже Бломм и Фосс), Фокке-Вульф, Гота и Хеншель. В требованиях особо оговаривался состав силовой установки – два двигателя относительно малой мощности, малые геометрические размеры самолета, наличие бронестекла фонаря кабины толщиной не менее 75 мм, бронезащиты двигателей и члена экипажа, вооружение из двух 20-мм автоматических пушек и пулеметов. В отношении количества членов экипажа ясности не наблюдалось, но военные склонялись в пользу одноместной машины, считая, что защиты от атак из задней полусферы не потребуется. В целом же требования выглядели достаточно либеральными, чтобы не сказать размытыми, и не связывали свободу рук конструкторам.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Японские тяжелые крейсера.Том 1: История создания, описание конструкции, предвоенные модернизации.

Что касается 18 японских тяжелых крейсеров, ставших предметом данной монографии, то первые из них появились в качестве 7100-тонных дальних разведчиков выходившего на океанские просторы флота и их проекты одобрили еще до подписания Вашингтонского договора. Тем не менее, и они создавались с оглядкой на британские крейсера-защитники торговли конца первой мировой войны типа “Хоукинс” (“Hawkins”), которых считают непосредственными предшественниками всех “вашингтонцев”. Построив 4 корабля с вооружением, заметно уступавшим первым «10000-тонникам» вероятных противников, японцы с лихвой компенсировали свое отставание в последующих двух сериях, за счет всевозможных ухищрений (а не брезговали они и нарушением договоров) давая им на 1 -2 орудия больше, чем у других, а также мощнейшее торпедное и авиационное вооружение. В результате 8 крейсеров типов “Миоко” и “Такао” не без оснований стали считать сильнейшими в мире. На эти корабли японские адмиралы возлагали большие надежды в ночном бою против численно сильнейшего линейного флота США - бою, который по их замыслам должен был предшествовать генеральному сражению. Функции же разведки в интересах линейного флота отошли на второй план, особенно с развитием палубной авиации.

Появление же последних 6 тяжелых крейсеров в составе японского флота не имеет аналогов в практике мирового кораблестроения: построенные в качестве легких (класса “b”) с беспрецедентно мощным вооружением из 15 155-мм орудий, но с заложенной в проекте возможностью перевооружения на 203-мм калибр, они были быстро перестроены в тяжелые, как только японцы отказались от соблюдения всех договоров. В результате к началу войны на Тихом океане количество кораблей этого класса у основных соперников - Японии и США — оказалось равным.

Издание выпущено в формате аналогичном серии "Боевые корабли мира".