Смена масок

Одним из вопросов, оставшихся нерешенным до конца войны, было определение срока смены респираторных коробок для масок. Солдаты зачастую спрашивают, сколько времени может служить их маска при газовой атаке и сколько времени при обучении в отсутствии газа. Сведения об этом, конечно, крайне важны. Очевидно, однако, невозможно сказать, сколько времени будет служить коробка при газовой атаке, если неизвестна концентрация газа; т.-е. срок службы коробки может быть короче или продолжительнее в зависимости от того, слабее или сильнее газовая концентрация.

Важность этого вопроса привела изобретателей к очень упорной работе для того, чтобы повысить срок службы маски даже гораздо ранее того, чем была выяснена необходимость создания удобства маски. Чтобы продлить срок службы, изобретатели увеличивали количества химических веществ, а это, в свою очередь, увеличивало сопротивление дыханию и, следовательно, приводило к неудобству ношения. В конце концов, было найдено, что при концентрациях газа, встречаемых в среднем на полях сражений, срок службы небольших американских коробок определяется от пятидесяти до ста часов, что позволяет выдерживать продолжительность любой газовой атаки или, по меньшей мере, дает время для отвода войск с отравленных газом пространств.

Англичане рано оценили необходимость точного определения срока действия респираторов. В соответствии с этим они решили снабдить каждую маску маленькой книжкой, привязанной к коробке, в которую солдат должен был не только подробно заносить время, в течение которого он носил маску, но и указывать, было ли это при наличии газа или только для целей обучения.

Затем было определено, что по истечении, скажем, сорока часов ношения, солдат получает новую коробку. Но этот план не дал результатов. Несомненно, это был один из тех проектов, которые, как можно было предвидеть, не сулят успеха. Действительно, человек, который в аду сражения в состоянии подробно писать такие отчеты, должен быть сразу награжден медалью за отличную службу.

Во время развития газовой войны не только стреляли одновременно всеми видами газовых снарядов, но их сопровождали фугасные снаряды, шрапнель и все, чем только можно было причинить урон противнику. При этих условиях человек на линии фронта должен был (и это все, что он мог и часто даже более, чем он был в состоянии сделать), надеть свою маску и сохранить ее во время выполнения работы. Он не имел времени, при всем желании, отметить, как долго ему пришлось носить свою маску в различных газах.

В связи с этим, после подписания перемирия, в действующую армию была адресована просьба прислать для опытов 10.000 коробок, побывавших в боях. Каждая должна была быть снабжена ярлыком с указанием времени, в течение которого маска носилась при газе или без него, и, если она носилась при газе, то имя каждого газа и время ношения в его присутствии. Эта просьба представляет собой яркий образец полного непонимания условий боя. Посещение фронта убедило бы того, кто делал запрос, в полнейшей невозможности его удовлетворения, так как действительно ни один человек не знает, как долго он носит маску при наличии газа. При газах, ставших столь обычными и столь трудно обнаруживаемыми (когда они смешаны с газами от взрыва бризантных веществ и другими запахами поля), как это было в конце войны, каждый носил маску столько времени, сколько он мог, из простой предосторожности.

До прекращения военных действий мы пробовали раз в неделю брать около пятидесяти коробок с дивизии, для испытания в лаборатории. Если испытание показывало, что срок службы коробок близок к концу, то раздавались новые коробки. Нам не представилось возможности испытать до конца этот план, но тем не менее он обещал быть лучшим из всего, что может быть сделано. При газах, ставших повседневным явлением, другой возможной альтернативой представлялся выпуск новых коробок через установленные промежутки времени. Хотя нет определенных донесений о несчастиях вследствие истощения химических веществ в коробках, но несомненно такие случаи бывали, хотя их было, очень, очень мало. Почти всегда маски оказывались поврежденными или коробки проржавевшими насквозь раньше, чем химические вещества теряли свою силу.

Похожие книги из библиотеки

Противотанковая артиллерия Вермахта во Второй Мировой войне. От «дверных колотушек» до «убийц танков»

Если верить статистике, во всех сражениях Великой Отечественной, включая знаменитую Прохоровку, наши танкисты несли самые тяжелые потери отнюдь не от немецких панцеров — наиболее опасным противником были не знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды», не легендарные «Штуки», не саперы и фаустники, не грозные зенитки «Ахт-Ахт», a Panzerabwehrkanonen — немецкая противотанковая артиллерия. И если в начале войны сами гитлеровцы окрестили свое 37-мм противотанковое орудие Раk 35/36 «дверной колотушкой» (фактически бесполезное против новейших КВ и «тридцатьчетверок», оно тем не менее жгло как спички БТ и Т-26), то ни 50-мм Раk 38, ни 75-мм Раk 40, ни 88-мм Раk 43, ни сверхмощное 128-мм Раk 80 пренебрежительных кличек никак не заслуживали, став настоящими «убийцами танков». Непревзойденная бронепробиваемость, лучшая в мире оптика, низкий малозаметный силуэт, великолепно подготовленные расчеты, грамотные командиры, превосходная связь и артразведка — несколько лет германская ПТО не знала себе равных, а наши противотанкисты превзошли немецких лишь в самом конце войны.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех противотанковых артсистемах, состоявших на вооружении Вермахта, в том числе и трофейных, — об их достоинствах и недостатках, организации и боевом применении, поражениях и победах, а также совсекретные отчеты об их испытаниях на советских полигонах. Издание иллюстрировано эксклюзивными чертежами и фотографиями.

Бронетранспортер БТР-152

Летом 1946 года ЗИС получил техническое задание на колесный трехосный бронетранспортер «объект 140» с полной массой до 8,5 т, способный перевозить десант из 15—20 человек, защищенный противопульной броней и вооруженный одним станковым пулеметом. Конструкторы ЗИСа, перегруженные работами по освоению новых моделей, тем не менее, взялись за это специальное задание. Оно вполне просматривалось логически и даже исторически, если вспомнить довоенные работы ЗИСа по тяжелым трехосным бронеавтомобилям БА-5, и особенно БА-11.

Работа над машиной «140» началась в ноябре 1946 года в сравнительно небольшом спецотделе КЭО ЗИС под руководством главного конструктора завода кандидата технических наук Б.М.Фиттермана (1910—1991). По своим более поздним признаниям, он любил такие необычные и сложные, но очень интересные задания, а за годы войны приобрел и опыт их решения, участвуя в создании разнообразной боевой техники: пистолетов-пулеметов, минометов, бронетранспортеров и артиллерийских тягачей.

Проектируемый БТР получил заводское обозначение ЗИС-152, его шасси— ЗИС-123, бронекорпус, установка вооружения, система связи — ЗИС-100. В шасси была заложена классическая трехосная схема.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Средний танк Т-62

Эта машина, по сравнению со своим предшественником танком Т-55, имела целый ряд конструктивных особенностей. На ней установили гладкоствольную 115-мм пушку У-5ТС с двухплоскостным стабилизатором «Метеор»; цельнолитую башню с диаметром погона в свету 2245 мм (у Т-55 — 1816 мм); механизм выброса стреляных гильз через люк в кормовой части башни; изменили крепление пушки, прицела и спаренного пулемета в башне; увеличили длину корпуса; ликвидировали курсовой пулемет; для повышения плавности хода танка динамический ход опорных катков увеличили; за счет удлинения опорной поверхности гусениц понизили удельное давление на грунт, а также внесли ряд других более мелких усовершенствований.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Оружие будущего

Новая книга известного телеведущего Игоря Прокопенко посвящена новейшим разработкам в области вооружений. Известное изречение «что бы ученые ни придумывали, в результате получается оружие» в современной ситуации имеет другую последовательность – разработки оружия самого разного рода оказываются очень полезными и в мирной жизни. Именно благодаря трудам ученых в закрытых лабораториях сказка становится былью.

Каким образом за вами осуществляется ежедневный шпионаж? Действительно ли современные продукты ядовиты? Какое страшное оружие скрывают за своим фасадом обычные метеостанции? Кто и зачем насылает на нас волны смертельных эпидемий?

Когда придет эпоха массовой «чипизации» населения? Война роботов уже началась, и не в фантастическом боевике, а в самой что ни на есть реальности? Правда ли, что знакомый нам с детства «гиперболоид инженера Гарина» давным-давно взят на вооружение мировыми сверхдержавами? Где граница между телом человека и киберреальностью и как эту границу перейти?

Сегодня оружием может стать практически все, что угодно, – от словесного внушения до экспериментов с управлением погодой. Как жить и выжить в безумном мире, который все время готовится к войне?

То, о чем вы прочтете в этой книге, заставит вас по-иному взглянуть на окружающую нас реальность и задуматься о том, как она может измениться с развитием новейших технологий вооружения.